Заботливая королева

Мой первый и последний опыт в РПВП

Принцесса Селестия Кризалис

Два концерта

Селестия слушает музыку.

Принцесса Селестия Октавия

Десять секунд до восхода

ОбложкаПросто красивая история...

Принцесса Луна Другие пони

От принцессы Твайлайт Спаркл, главы встречи семей Твинкл-Небьюла-Фрай-Нейтрон

Встреча семьи Твайлайт Спаркл закончилась.Осталось лишь прибраться, извиниться и дождаться следующего года.

Твайлайт Спаркл

Статуя

Каменная статуя всегда безжизненна. И исключений быть не может.

Принцесса Селестия Дискорд

Флаттершай и день забот

Занятость — это хорошо. Она отвлекает. От всяких мыслей.

Флаттершай

Ночь за нас!

Герой ведет массы. Но следуют ли массы за героем, потому что он тащит их за собой, или потому что олицетворяет то, чего не хватает каждому в толпе? Что могло произойти, на самом деле, той судьбоносной ночью, когда, как гласят предания, принцесса Луна была изгнана на луну?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Это магия дружбы, сучка!

Черта характера и привычка учиться по ночам в ущерб здоровому сну привели к раннему появлению кьютимарки у Твайлайт. Другой кьютимарки — полумесяца с пятиконечной звездой. Когда мир будет нуждаться в герое, она сыграет свою роль, как от неё ожидает принцесса Селестия.

Твайлайт Спаркл

Я не хочу этого писать

Рэйнбоу Дэш заперта в комнате, и она не сможет выйти, пока не напишет письмо.

Рэйнбоу Дэш

Хь!

Making sense? What fun in making sense?©Discord Количество здравого или не очень смысла в тексте находится в пределах от плюс до минус бесконечности. Это Холлоувилль. Место, которое есть, и которого нет. Местно, которое не показывается. Это не Тартар и никогда не было им. Возможно. Возможно нет. Это место не совсем (не)реально и находится посредине нигде, и именно поэтому, в отличии от Понивилля, не является обычно центром активности. Что здесь есть? Старые знакомые с ООС от 10 до 99,9%. «Злодеи» и антагонисты.(не все) Здравый смысл каждый шестой вторник каждого первого месяца(в силу отсутствия календарей проверить затруднительно) Чего здесь нет? М6. Ещё здесь нет М-5 и МР-5. Нет великих добрых светлых героев. Большого(5000+ слов) количества текста. Здравого смысла. … Прочитали? Хорошо. Холлоувилль это Холлоувилль, и повествование начинается с того, как в этом странном городке появляется новый обитатель. Что будет дальше? А это мы узнаем по ходу событий. Здесь и правда нет героев, а текст не слишком поэтичен, художественен и вменяем. Качество скачет, но оно и не обязано быть постоянным для данного произведения о месте не слишком вменяемом. Вы никогда не задумывались, куда уходят антагонисты после своего якобы уничтожения/поражения? Это очень странный взгляд на этот вопрос. Глав может быть больше чем одна, а может больше и не быть, всё зависит… от чего? Этого мне никогда не говорили.

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2 Глава 3

Интерлюдия

Я молча закрыла книгу, убрала её в сумку, и мы с Эпплджек, не сговариваясь, встали и пошли по парковой дорожке бок о бок. Солнце светило всё так же ярко, и лёгкие облака, гонимые весенним ветром, то сбивались вместе, то рассыпались по всему небу; между ними нет-нет, да пролетали пегасы из погодного патруля. Порхавшая над нами птица издала особенно пронзительную трель, видимо, пытаясь поделиться переполнявшим её восторгом по поводу прекрасного дня и великолепной погоды, и из кроны стоявшего неподалёку дерева послышался ответ. Она устремилась туда, и вскоре окрестности огласил на удивление слаженный дуэт. Отстранённо подумав о том, что надо бы при случае пригласить их в хор Флаттершай, я продолжила молча шагать по дорожке. Наконец, Эпплджек нарушила молчание:

– Теперь ты понимаешь, почему эта книга меня так заинтересовала?

Я кивнула, продолжая думать, каково это, когда ты видишь своих друзей мёртвыми. У меня не получалось представить, что бы я делала, найдя изуродованные тела Твайлайт, Пинки, Дэш, Флаттершай… Эпплджек. Я посмотрела на неё, идущую рядом: ветер перебирал пряди её золотистой гривы, игриво свивая их и расплетая вновь, и когда он забрасывал их ей на ухо, оно непроизвольно дёргалось; жёлтая шёрстка на боку была слегка испачкана то ли краской, то ли побелкой для деревьев, а травинка, которую она жевала, перебрасывая из одного угла рта в другой, вздрагивала в такт шагам. Вот она повернула голову, посмотрела на меня, и я увидела в её зелёных глазах собственное отражение. Я заставила себя произнести:

– Понимаю. Но я не понимаю, зачем было кому-то писать такую книгу? Она ужасна. Ужасна, Эпплджек!

– Прости.

Она отвернулась, опустив голову. Мы проходили мимо куста сирени, которая только-только выбросила юные, клейкие листья из почек, и я ощутила лёгкое прикосновение его ветвей. Повинуясь внезапному импульсу, я дотронулась до плеча Эпплджек, невольно повторяя прикосновение сиреневого куста. Она остановилась.

– Я не виню тебя в том, что ты мне её показала. Я прекрасно понимаю, почему ты решила, что нам стоит прочесть её вместе. Я просто не могу понять, зачем автору было писать… такое.

Эпплджек пожала плечами, но не отстранилась.

– Не знаю, сахарок. Может, если начать читать дальше, станет понятнее?

Мы стояли прямо на середине дорожки, и гуляющим по парку пони приходилось обходить нас по газону; я поймала на себе несколько недовольных взглядов и спохватилась.

– Ты права. Давай сядем и продолжим?

Эпплджек кивнула, посмотрела по сторонам и направилась к только что освободившейся скамейке прямиком через лужайку. Состроив недовольную гримаску, я сказала ей вслед, обходя газон по дорожке:

– Ах, Эпплджек, неужели же тебе не говорили, что по газонам ходить нельзя?

Она обернулась и показала мне язык, занимая скамейку прямо перед носом у пары совсем молодых единорогов, которые явно претендовали на то же местечко. Дождавшись меня, она сказала:

– Вот видишь? Пойди мы обе по дорожке, остались бы без места.

– Поискали бы ещё, – я села, достала книгу и похлопала по скамейке рядом с собой. – Двигайся, а то ничего не разглядишь.

– Зрение у меня пока в порядке, – ответила Эпплджек, но тем не менее села поближе. Я усмехнулась и открыла потрёпанный томик.