Автор рисунка: MurDareik
Железом и кровью. Предательство.

Открывая глаза.

Истина где-то рядом.

Мой организм все более истощается и приходит в негодность, а толерантность к «пылу» растет.

В остальном все просто чудесно. Я таки попрал свои идеалы, совершил силовой захват власти и стал рабовладельцем. Великолепно.

Видит Единый – я искал иной путь. Пытался продать нашу «свободу» пегасам, отдать ее на откуп единорогам, сдаться цитадельцам. Даже думал сбежать.

Мой последний шанс – Ассамблея, оказалась именно тем, чего я и боялся – скопищем царьков, которым было глубоко плевать как на Город в целом, так и друг на друга в частности. В итоге я просто отнял у них свободу и, как когда-то Альт Ман, принес разумы своих собратьев в жертву единорогам ради порядка и процветания. Хотя чего уж там – я просто обратил их рабство.

Но это не важно. Главное – удалось остановить ту волну насилия и анархии, которая чуть было не захлестнула мою родину. По крайней мере, частично. Значимая часть моих слуг задержалась на своих постах ровно до тех пор, пока не объявила о своей преданности новому режиму. Однако все равно результаты операции впечатляют – сейчас мы контролируем треть Города и даже смогли установить коридор с Университетом. Хотя крови пролилось много.

Началось восстановление «мирной» жизни – в том виде, каковой она была во время Революции. По счастью, за четыре месяца осады бюрократический аппарат успел приспособиться к военным реалиям и ныне чувствует себя вольготно, хотя коррупция и сейчас является весьма значимой проблемой. Граждане работают за пайки. Присутствует какой-никакой обмен. Действуют законы. Так или иначе, у нас есть шанс.

Мы находимся в опасной стагнации – большая часть наших войск откровенно ненадежна, пегасов мало, единороги, несмотря ни на что, не собираются сотрудничать и пытаются окуклится в своих кварталах. Неблагодарные твари.

Нужно срочно нарастить потенциал и скрепить наши ряды.

Прости меня Единый.

Мрлык нашелся – его принес какой-то единорог. Воистину, ужасный зверь – ему не страшны ни драконы ни войны. Кстати, нужно срочно заняться борьбой с насекомыми, грызунами и болезнями – когда повсюду столько трупов, они как с цепи срываются.

-
— Нет. Даже не подумаю – твердо ответил Рефел – ты зашел слишком далеко.

— Ну-ну! – беззаботно махнул копытом земной пони – ваши подданные не захотели прислушаться к вашему воззванию и принудить их к подчинению – священная обязанность правителя, не так ли? Ведь вы сами всегда говорили, что без труда представителей «высшей расы» Город не сможет функционировать.

— Иди ты в Бездну – огрызнулся единорог.

— Ой, да ладно вам – он сделал глоток из своей чашки – мы оба понимаем, что сейчас будет: вы покочевряжитесь, я напомню вам о родных, вы поскрипите зубами и на все согласитесь.

— Нет – собрав всю свою гордость и решительность в кулак, ответил Принц магии – можешь делать, что хочешь, но я не буду порабощать собственный народ. Никогда.

— О, ну надо же. Оказывается и в вас есть нечто вроде чувства долга правителя – отставил сосуд монстр – только оно не туда направлено. В конце концов, вы отвечаете за Город, а не только за единорогов. Но я уважаю вашу твердость – искренне надеюсь, что и сам проявлю не меньшую, когда настанет мое время. А теперь поговорим о вероятном будущем…

Он широко улыбнулся и хихикнул. Рефел задрожал.

-…вы, являясь героем и спасителем своего народа, будете героически наблюдать за пытками и истязаниями вашей супруги и маленького сына на протяжении нескольких дней, раз за разом отказываясь облегчить их боль и спасти им жизнь. Они познают на себе все радости растяжения, «крысиного праздника», утопления, «общения с природой»,…- он продолжил перечислять виды пыток и каждая из них алым росчерком вспыхивала в мозгу несчастного отца. Все это они изучали вместе – чисто теоретически – в бытность их почти Принцами. Не для того, чтобы использовать – для дознаний уже сотни лет использовался магический контроль – просто, чтобы знать. И этот монстр сдал на отлично. Как и почти все остальное.

-…ты, наконец, останешься один и решишь, что свободен от моего влияния – меж тем перешел к следующему этапу изверг – попытаешься воспротивиться. Я же начну сжигать непричастных рогоносцев на твоих глазах, громко объявляя о твоем отказе от сотрудничества…

— Этого никто не потерпит. Тебя свергнут! – попытался вскочить единорог, но пегасы держали крепко.

— Ага, как же – он вставил копыто в шар правды – помнишь сувенир? Его мне отрезал, причем без всякого принуждения, как раз один из ваших. Единорог. Пользуясь случаем, хочу заметить, что тогда все было проведено без боли.

Синий. Не может быть.

— Кто он!? КТО ЭТОТ…- Рефела прижали к столу.

— Очень достойный и уважаемый гражданин, раньше преподавал – негодяй сделал знак и охранники немного расслабились – как видишь, даже единороги не жалеют единорогов. Что уж говорить о прочих, которыми вы неоднократно манипулировали. По-моему, будет справедливо, если и вами, наконец, также поманипулируют, чтобы вы смогли оценить это замечательное ощущение. Не важно. Думаю, многие будут откровенно рады жарению рогоносцев.

Принц магии промолчал.

— Ну и напоследок, хочу сообщить вам, что все это будет бессмысленно – когда я сожгу должное количество магов, то оставшиеся будут управляться также, как и вы – детей у меня полно. Однако это, увы, далеко не так легко и удобно, как прямой контроль – монстр снова взял чашку – может все-таки измените ваше решение?

Единорог обреченно кивнул.

— Прелестно – он допил свой напиток – справедливость восторжествует. Все виды пони наконец-то станут равными – в подчинении мне. Кстати, поговорим о покорении одного весьма конкретного единорога.

Изверг подошел вплотную и шепнул на ухо имя.

— Показать мою коллекцию рогов? – улыбаясь, предложил монстр в ответ на взгляд Принца магии…

-
— Ваше превосходительство, нам удалось захватить…пленного – доложил полковник.

— Отлично. Введите. – Хеилст сел на трон Лордов воздуха, ныне принадлежащий ему по праву.

Обычный солдат в стандартной, пусть и грязной, униформе и доспехе. Безразличное лицо. Пустые глаза. Он спокойно доложил свое имя, звание и подразделение – одно из тех, что было изолировано единорогами.

— Почему ты нарушил мой приказ и вмешался в дела бескрылых? – суровым голосом спросил Лорд воздуха.

— Я подчиняюсь Принцу земли и Волькену Акутусу. Прошу дать мне возможность вернуться к исполнению своих обязанностей – ответ был дан безукоризненно ровным тоном.

— Солдат, ты осознаешь, что перед тобою Лорд воздуха – твой абсолютный командир? – он попытался поймать взгляд этих глаз.

— Да.

— Почему же ты не подчиняешься мне? – Хеилст встал с трона и подошел вплотную – ты обязан выполнять мои приказы.

— Я подчиняюсь Принцу земли и Волькену Акутусу. Прошу дать мне возможность вернуться к исполнению своих обязанностей – как эхо. Ни перемены направления взгляда ни движения мышцы.

— Приказываю тебе немедленно сдать обмундирование и проследовать в казармы – уже с безнадежностью в голосе произнес бывший Принц.

— Я подчиняюсь Принцу земли и Волькену Акутусу. Прошу дать мне возможность вернуться к исполнению своих обязанностей – будто приговор.

— Убрать и запереть, но аккуратно – он не знает, что делает – Лорд воздуха приложил копыто к лицу и снова сел на трон.

В сущности, это было очевидно. Но так не хотелось верить в подобное.

— И сколько там таких? – это уже к полковнику.

— Сотни. Каковы ваши приказы?

Хеилст начал мучительно размышлять.

-
Дорогой дневник.

Даже не знаю, как это выразить.

Я сделал это ради выяснения нескольких странных, но не очень важных моментов.

Но сейчас…не понимаю.

Что за бред?

Да еще и стимулятора даже на десять часов не хватило. Уже ощущаю недомогание.

Ладно, постараюсь быть последовательным. Передо мной сейчас стоит Лорд магии. Под контролем. Отвечает на мои вопросы.

Начну с последних событий. Приказ об исходе единорогов и пегасов во время налета Дракона был отдан Мираком. План был прост и изящен.

Сделать вид, что идея Принца земли полностью поддержана и даровать бунтовщикам надежду. Это, кстати, защитит Главную часть от неожиданностей с их стороны. Провести всю необходимую подготовку для создания идеального щита, разработанного еще до осады. Нанести Начертания вокруг мест предполагаемого скопления «низших», предназначенные для забора, накопления и передачи энергии. Незадолго перед нападением, увести всех «достойных» внутрь и активировать защиту. Дождаться, пока огнедышащая тварь уничтожит достаточное количество мятежников. Использовать силу, полученную благодаря их смерти для образования заряда, который уничтожит тварь. Снять щит. Разгромить остатки повстанцев. Восстановить Город.

Энергия смерти. Какая прелесть.

Да, это многое объясняет. В том числе и просто огромные запасы «особого черного» — предполагалось провести массовое одурманивание для «поднятия патриотизма». Первые месяцы после нападения должны были быть посвящены ударному труду. Нам это, увы, не удастся сделать – земных пони выжило куда больше, чем прогнозировалось, а единорогов, могущих осуществлять контроль – много меньше. Близу сие предательство было бы объяснено, как «случайность», связанная с необкатанным заклятием. Он бы поверил, естественно.

Забавно. Лорд не верит, что мы смогли бы справится с Драконом. Он даже мысли не допускает, что «побрякушки этих низших» способны на то, с чем не справились маги. Не после того, что они сделали. Вот тут начался форменный абсурд.

По его словам, существует некий древний орден или, скорее, заговор, передающийся из поколения в поколение в среде рогоносцев. Цель – установление полного и безоговорочного, но при этом неявного контроля единорогов над обществом. Как будто его и так не было! Однако, судя по всему, они хотели большего. Мирак вспомнил Дни Рога – период в нашей истории, о котором практически не осталось достоверных сведений – он был тысячу лет назад. Кратко: тогда они захватили власть над Городом, подобно пегасам во время Крылатой Демократии, но потом все снова вернулось к институту Лордов. Орден считает себя потомками тех самых «Детей Зионита», «Познавших Истину», «Божественных Избранников» и прочее. По их мнению, главной ошибкой древних магов была открытость их правления в условиях неподготовленных к такой благодати «низших».

Так или иначе, цель – подготовить общество и захватить власть. Должен признать — заговорщики не мелочились. Начиная от малопонятного мне влияния на культуру общества, вроде культивирования изоляционистских настроений, морализма, консервативности, поднятия института семьи в ущерб общественным объединениям и кончая прямым торможением технического прогресса земных пони. Последнее показалось мне особо интересным.

Задача – минимизировать количество изобретений, в использовании которых не нужны маги. Причина очевидна – чем больше «низшие» зависят от единорогов, тем они послушнее. Путей для этого было множество – от невыдачи грантов и самостоятельных исследований в сторону магических модификаций, коим в производстве затем отдавалось предпочтение, до прямого стирания памяти особо настойчивым ученым. В этом единороги достигли весьма значимых успехов – чистке могли подвергаться как отдельные детали, так и целые пласты воспоминаний. Тут я усомнился и спросил, почему же они не могли поступить также с деятелями культуры и политиками, на что он мне ответил примерно так: «Идеи культуры и политики определяются в первую очередь средой общения. Даже сотри мы им память, очень скоро они бы снова пришли к тем же выводам, так как остались бы в прежнем обществе. Научный же прогресс практически не зависит от окружающих пони. Даже соберись сотня академиков в одном месте – это не гарантирует возникновения идеи, тем более той же самой. Однако вероятность рецидива все равно велика».

Это в полной мере объясняет столь значимый технический прогресс цитадельцев – сопутствующие науки исследованы и техническая среда Города уже вполне готова ко всем этим открытиям и изобретениям, но тормозиться искусственно. Кстати и сама Цитадель является невольным продуктом одного из мероприятий, якобы совершенных орденом. Мирак заявил, что они сами создают кризисы, дабы направлять развитие общества в нужное русло. Провал колониальной политики должен был наглядно показать бессмысленность подобных попыток и вновь сконцентрировать Город на интенсивном развитие. А заодно – предотвратить практически неизбежное, в случае расширения ареала нашего обитания, увеличение влияния иных государств. Мы не должны были знать чужие культуры – они бы испортили нас и еще дальше отдалили бы от Истины.

По счастью, на мой вопрос он ответил отрицательно. Лорд не планировал и не хотел нападения Дракона на Город, хотя время дани было использовано весьма эффективно, особенно в экономическом и научном смысле. В сущности, они уже давно нашли множество способов уничтожения твари, но большая часть из них требовала либо весьма значительного количества времени либо больших жертв среди мирного населения, на что они не решались до Революции. Остальные методы были признаны недостаточно надежными. Побочными продуктами антидраконьих исследований стали магнитные пушки, магические преобразования органики, новые Начертания, некий «Титан» и прочее.

В конце он сказал, что допускает возможность создания этого кризиса кем-то из их ордена, хотя скорее это все-таки происки иных государств. После этого Мирак начал рассказывать об их связях с подобными группами в других странах, но этого я уже не мог вынести – поверить в то, что какая-то кучка единорогов тайно управляет чуть ли не всем миром было выше моих сил. Он может врать – мало ли как на магов действует чай – или добросовестно обманываться. А возможно все это – просто мои галлюцинации от Снежницы или стимуляторов. Но даже если все сказанное – правда, то какое мне дело? Да будет на все воля Единого.

Хотя, откровенно говоря, я бы предпочел, чтобы мировое правительство было из кошек – они куда круче и приятнее. Причем возможно, что так оно уже и есть.

Однако даже после всего этого я не смог успокоится и продолжил задавать вопросы, не имеющие практического назначения. И получил сполна за свое пустое любопытство.

Мирак действительно мой отец. Во всяком случае, он убежден, что в старые добрые времена его жена родила жеребенка белого цвета с синей гривой и стального цвета глазами, которого затем удалось передать на воспитание Принцев, оставшись при этом инкогнито. Дело не в том, что Лорд не любил детей – напротив, всю жизнь он жаждал наследника. Просто у ребенка не было рога. А ведь это так важно для представителя «высшей расы». Вскоре умерла мать, причем опасность для ее физического здоровья, несмотря на не самые легкие роды, была минимальна. Как же иначе – все-таки жена Принца магии. Мирак подозревал, что она погибла от горя, не перенеся этого позора. Но даже если это и не так, то в смерти жены он винил только меня.

Ну что, разумно, кого же еще?

Лорд никогда не посмел бы даже усомниться в верности своей возлюбленной, а убить собственного маленького сына у него не поднялось копыто. Однако терпеть мое существование рядом с собой он был не намерен и потому сбагрил в Принцы. Но Избравший не был к нему милосерден и вторая жена, взятая им исключительно ради наследника, так и не забеременела, что стало причиной для развода. Дальнейшие попытки также не дали результатов и несчастный отец снова обратил свой взор на меня. Мое усердие, верность Городу и уважение к магам впечатлило его и он даже решил было ввести меня в семью после некое ритуала. Наверное, что-то вроде объявления почетным единорогом.

Но я стал Принцем земли и это почему-то помешало планам моего признания. На церемонии ко мне так никто и не подошел. Думаю, что Мирак врет: либо мне, в обход заклятья, либо самому себе. Концом этой сказки является мое предательство интересов Города ради «жалкой кучки твоих вшивых родственничков», что вновь возродило в нем ненависть и желание меня уничтожить. Он даже приказал это сделать, причем несколько раз. Но что-то не заладилось и я так думаю, что шар сыграл в этой неудаче не последнюю роль.

Однако у этой сказки оказалось неожиданное продолжение – узнав, что у меня появился ребенок, которого я по каким-то причинам не хочу показывать, он возгорелся уверенностью, что это из-за моей врожденной ненависти к единорогам.

У Лорда все-таки есть наследник!

Его корень. Кровь и плоть.

Залог и обещание будущего.

С рогом, естественно.

Мне даже стало его жаль, когда он описывал свои ощущения от обнаружения в мешке Виристиила вместо своего долгожданного кусочка солнца.