Автор рисунка: aJVL
Везение. Жаждущая.

Искушение.

Чем пони занимаются наедине друг с другом. А порой и втроем.

— Док просил передать, что сегодня ты вновь можешь выйти в город – она помогла ему встать – только, пожалуйста, не делай больше таких глупостей.

Биг Мак немного виновато посмотрел на кобылку:

— Не мог же я просто оставить его валятся там.

— Очень даже мог – сердито отозвалась Бон-Бон, одевая на него корсет – ты же, в конце концов, заместитель мэра. Тебе ничего бы не стоило просто позвать кого-нибудь из своих подчиненных и они бы отлично справились с доставкой. Но нет, кое-кому обязательно надо погеройствовать, причем именно в тот момент, когда его кости едва-едва начали заживать.

— Ты же видела, в каком состоянии был Страшила – главный по безопасности безропотно стоял и ждал, пока она закончит – может, пока я звал бы на помощь, он бы вообще копыта отбросил.

— Кое-кто сказал бы, что невелика потеря – кобылка затянула ремень и в последний раз окинула взглядом получившуюся конструкцию – к тому же ничего бы с ним не сделалось, полежи этот тип на земле еще минут десять, а вот ты не только не донес его до госпиталя, но и сам чуть было не скопытился. Чуть было не пустил насмарку всю работу Дока. Неужели тебе не стыдно?

— Неа – с достоинством заявил Макинтош, получив в ответ крайне недовольный взгляд малахитовых глаз.

Последовал тяжелый вздох:

— Ты ведь понимаешь, что я, Стэйбл, мэр, твои сослуживцы и все остальные беспокоятся за тебя и желают только добра?

— Агась – кивок.

— Ты можешь пообещать мне, что больше не будешь так делать? – тон стал просящим – ради своего же блага?

— Неа – с улыбкой покачал головой Биг Мак.

Бон-Бон какое-то время внимательно его рассматривала, а затем также улыбнулась и спросила:

— А можешь хотя бы дать слово, что ПОСТАРАЕШЬСЯ не подвергать себя и свое здоровье лишнему риску?

— Агась – после недолгого раздумья, ответил жеребец.

— Что ж, думаю, на большее рассчитывать не приходится – она, наконец, освободила проход и встала с боку, готовая поддержать его в любой момент. Навевает приятные воспоминания.

Вообще, если говорить честно, то она права – не стоило ему выделываться и тащить этот полутруп на своем разваливающемся хребте. Скорее всего, дело в том, что это произошло слишком неожиданно и заместитель мэра растерялся. А когда не знаешь, что делать, начинаешь поступать так, как учили. Потерявших сознание нужно срочно доставить к врачу. Все по инструкции.

Кстати:

— А что с нашим иностранцем?

— Лежит – пожала плечами Бон-Бон.

— Агась – глубокомысленно заметил Биг Мак и, не дождавшись продолжения, решил форсировать разговор – а поподробнее?

— Откровенно говоря, ничего не знаю – ответила кобылка – Стэйбл сидел у него довольно долго, вроде прописал много лекарств. Им занимаюсь не я, а моя коллега.

Последнее слово было произнесено с немалой толикой удовольствия – видно ей понравилось быть медсестрой.

— А могу я поговорить ней? – он очень осторожно спустился по ступенькам – или с Доком?

— Кто ж тебе запретит? Ты же один из «главных» — ехидно заметила она – однако вынуждена тебя разочаровать: кобылы тоже иногда нуждаются во сне, а Дока сейчас нет в госпитале.

— Агась – стоит быть понастойчивее – не знаешь, где он?

— Неужели у тебя нет других обязанностей? – нахмурилась Бон-Бон – впрочем, если так уж надо, то я слышала, как наш врач что-то говорил про Бэрри Панш.

— Благодарю – жеребец попытался церемонно поклонится.

По счастью, она вовремя его остановила – не хватало еще, чтобы корсет перекосило.

— Скажи: почему ты такой невнимательный? – медсестра еще раз проверила свою работу – в чем причина твоих столь старательных попыток отсрочить собственное выздоровление?

— Подозреваю, что это ты во всем виновата – и чтобы она не успела обидеться, быстро закончил мысль — мне просто нравится настолько твое общество, что я подсознательно пытаюсь остаться в госпитале подольше.

Биг Мак с удовлетворением отметил, что нахмурившаяся было суровая надсмотрщица слегка порозовела.

– Честно: я ценю твою заботу и благодарю за все, что ты для меня сделала.

— Тогда, быть может, ты начнешь менее активно разрушать плоды моего труда? – попридержала его Бон-Бон, увидев, что намечается новый поклон.

— Возможно.

-
Ну что все-таки посты или Страшила?

Биг Мак еще пару минут потоптался на площади и направился к краю города. Если бы было что-то из ряда вон выходящее, то ему бы сообщили, а после похода побывавшие в нем пони обычно куда более строги к оставшимся и отлично поддерживают дисциплину в течении хотя бы пары недель. Главное – потом вовремя поставить этих раскомандовавшихся «ветеранов» на место. Успеется. А сейчас у него есть редкая возможность застукать Дока у Бэрри Панш. Все-таки интересно узнать, правдивы ли слухи.

Судя по всему, вселенная была не согласна с его решением, так как еще даже не зайдя внутрь, он получил от нее удар – в виде резко открытой двери, неслабо заехавшей ему по лицу. Выскочившая из дома взмыленная кобылка, обнаружив едва удержавшегося на ногах заместителя мэра, изобразила глубочайшее раскаянье и рассыпалась в извинениях.

— Колгейт: не волнуйся, я еще жив – ее самобичевание слишком затянулось – Док здесь?

— Да – кобылка на мгновение задумалась, а затем сразу перешла из спокойного состояния на бег – прости, не могу сейчас разговаривать!

Жеребец недоуменно посмотрел вслед удаляющейся понивилльке. Странно – она, разумеется, не склонна к снобизму, но и такое поведение ей определенно не свойственно. Видно опять что-то разбила или испортила. Маловероятно конечно – в конце концов, Колгейт уже столько лет работает ассистентом главного алхимика и начинала еще при предыдущем — но чего только в жизни не случается. Откровенно говоря, Биг Маку всегда казалось, что она сделана не из того теста. Нет, он, естественно, не может сказать, будто их зубной врач трусиха. Уж кто-кто, а главный по безопасности помнит, как ее магия спасла десятки горожан во время Безумного похода. Пусть и приняв при этом ну очень своеобразную форму.

Просто сражаться с тварями – это одно, а вот резать их на части, при этом старательно исследуя каждый кусочек и ища хоть что-нибудь полезное в органах – совсем другое. Хотя тут, по идее, ее специальность является весьма подходящей, ведь эти чудовища состоят из зубов, когтей и шипов чуть ли не наполовину, а вырывать все это тоже надо умеючи. Она и рвала, причем весьма эффективно. Однако дальше у их стоматолога начинался прямо-таки столбняк. Разве может быть разговор даже о простейших обрабатывающих манипуляциях, когда Колгейт не может даже нормально сцедить внутренние жидкости? Впрочем, на то она и ассистент.

Кстати, надо будет зайти проверится, а то мало ли, что там с зубами. Только потом – сейчас она должна быть буквально завалена работой.

Ну что же, пора идти вниз. Только очень тихо.

-
— Это не то, о чем ты подумал! – хором заявили Док и Бэрри, как только он обратил на себя внимание.

— Агась – помимо его воли, лицо расплылось в улыбке, которую можно было даже назвать хищной.

Еще бы. Старания Биг Мака по сохранению своего присутствия в тайне принесла свои плоды: слухи-таки подтвердились. По крайней мере, отчасти. А он-то не верил. Понятно, почему Колгейт так резво сбежала. Хотя, скорее ее все-таки просто отослали.

Видимо эти мысли уж слишком явно читалась в его глазах. Единорог начал явственно краснеть и запоздало попытался продемонстрировать, будто он тут вообще не при чем. А вот у Берри в глазах мелькнула искра и она начала медленно продвигаться ему навстечу.

— Добрый день, мистер Эппл – у него вдруг появилось смутное беспокойство – может, присоединитесь?

Настала пора заместителю мэра прийти в смущение. Хорошо, что никто не видит, как краска приливает к его щекам.

— Конечно, вряд ли ты прежде пробовал что-нибудь подобное. Ведь Биг Макинтош всегда был хорошим мальчиком – продолжила она с лукавой улыбкой – но теперь-то ты большой и наверняка хочешь «расширить горизонты»?

У него по спине прошел холодок, а кобылка, не сводя с него глаз, начала медленно оттеснять свою жертву от двери.

— Ты ведь должен понимать, что абы кому я бы это не предложила, но раз уж ты оказался столь…смышлёным, чтобы поймать нас с поличным, то почему бы мне не наградить тебя? – дверь с легким шорохом закрылась – ведь ты же хочешь этого. Все хотят.

Бэрри потрясла аппетитным предметом искушения и Биг Мак был вынужден признать, что она права – желание действительно было. Причем появившееся еще в момент наблюдения за ними. Оно все нарастало. Мозг вдруг начал выдавать странные мысли.

В конце концов, разве в этом есть что-нибудь действительно плохое? Они же все тут взрослые, разумные пони. Да и к тому же это ведь почти тоже самое, что Биг Мак делал на ферме, да и сейчас порой пытается. Если бы ему еще не мешали…

Вон и Док тоже не прочь, а уж он-то в таких вещах разбирается. Вроде даже кто-то говорил, будто это дело полезно для здоровья. Вот только она, по идее, предназначалась ему. Как бы не обиделся. Лучше уточнить.

Макинтош вопросительно посмотрел на ухмыляющегося единорога. Тот кивнул.

Кобылка уже подошла вплотную и ее зовущая улыбка казалась чуть ли не зловещей.

Пара мгновений колебания.

Ой да ладно: раз сама предлагает, то почему нет?

Как же давно это было. Еще с Черили.

Туда-сюда. Туда-сюда.

Становится жарко.

Сознание сосредотачивается…

— Все. Хватит – голос Дока сорвал только намечавшуюся эйфорию, а его магия вырвала у Биг Мака сосуд – тебе все-таки еще далеко до выздоровления и не стоит рисковать лишний раз.

Он также приложился к бутыли и только после этого закупорил.

— Как всегда выше всяких похвал – кивнул единорог гордо надувшейся хозяйке – и почему только природа сделали такое прекрасное творение столь вредным и так легко вызывающим привыкание?

— Чтобы не оставлять без работы производителей сидра, разумеется – ехидно улыбнулась Бэрри заместителю мэра – а то ведь после моих настоек ваши давленные яблоки никому бы и на суп не пригодились.

— Ну-ну – Макинтош потряс головой, пытаясь собрать воедино разбредшиеся мысли – вот только почему-то наш сидр пили у всех на виду, а Доку приходится прятаться, чтобы приобщится к твоим произведениям. Кстати, почему щель в крышке такая узкая? Ведь течет же еле-еле и приходится постоянно бултыхать ее туда-сюда.

— Для того так и сделано, а то ведь опорожнишь всю емкость за раз и не заметишь. Что потом в госпиталь нести? – Стэйбл побулькал сосудом. Еще половина, как минимум – все-таки основное назначение сей жидкости – дезинфекция и видят Принцессы – она отлично справляется со своей ролью! За что нашей любезной хозяйке отдельное спасибо.

— Это мой гражданский долг – Бэрри Панш церемонно поклонилась.

Однако, несмотря на ее официоз и свое слегка ненормальное состояние, Биг Мак отлично видел, что ей действительно приятно. Пусть сама она больше капли в рот не возьмет, но кобылке все так же приятно заниматься предназначенным ей самой судьбой делом. Тем более, получать за него благодарности. Как будто вновь возвращаешься в то, счастливое время, когда тварей не существовало и каждый из них мог заниматься своим любимым занятием без оглядки на городские нужды и требования общества.

Впрочем, если бы она и могла вернуться во времени назад, то скорее ради сестры.

Причем сколько не скрывай, а все понимают — Бэрри ведь до сих пор винит себя.

Он вновь почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы – видно ее произведения действительно раскрепощают. Лишь огромным усилием воли ему удалось их остановить. Не должно главному по безопасности плакать у всех на виду. Необходимо срочно отвлечь внимание.

— А все-таки, Док, почему ты прячешься? – глядя в сторону, спросил Макинтош – в конце концов, ты же все равно выпиваешь максимум полбутылки – я видел их у тебя в кабинете. Да и вообще у нас ведь настоек раз-два и обчелся – зависимости просто разгуляться негде.

— Хм, ну положим, что там некоторые уже слегка разбавлены – смущенно отозвался единорог – хотя главная причина именно в незначительном количестве спиртосодержащих веществ. Если народ узнает, что я применяю их не по назначению, то кто-нибудь наверняка захочет приобщится. И чем тогда обеззараживать? Заявить же на них монопольное право будет слишком нагло с моей стороны.

— Ой, да ладно – несмотря на все усилия, он чувствовал себя все свободнее. Их «особому» сидру до этого далеко– полгорода тебе жизнью обязаны. Уж такую-то малость ты можешь себе позволить.

— Не стоит вводить наших сограждан в искушение – покачал головой врач – и тем более ставить себя над ними. Уже то, что я систематически прикладываюсь к каждой производимой партии, никак не делает мне чести.

— У всех нас есть свои маленькие слабости – попытался ободрить его Биг Мак.

— Да, я слышал про твою – главный по безопасности начал резко трезветь – даже не думай заниматься этим пока не выздоровеешь. А так – сколько хочешь и никаких последствий, в отличие от моей…

— Вот только не надо начинать очередной раунд самобичевания – прервала его Бэрри – мы оба отлично понимаем, что пока тебе ничего не грозит, так как дозы просто не те. И вообще – это я тебя заставила, чтобы быть уверенной в по-прежнему высоком качестве продукта. А в этот раз мне попался еще один дегустатор и потому я спрашиваю: тебе понравилось?

Макинтошу даже стало несколько неудобно находится под этим острым, вопрошающим взглядом.

— Ну, сравнивать мне, в сущности, не с чем – дипломатично начал он, однако заметив мгновенно сменившееся выражение ее глаз, закончил куда более быстро и конкретно – очень понравилось. Яркий вкус, приятный цвет, дивный аромат – все в лучших традициях.

— Ну, вот и отлично – улыбнулась Бэрри – тема исчерпана. Чем обязана посещению заместителя мэра? Вряд ли ты пришел сюда исключительно ради подглядывания за незамужней кобылкой.

Вряд ли последняя часть была предназначена ему. Кажется, и вторая часть слухов также не лишена оснований…

Хватит. За дело.

— Откровенно говоря, я пришел к нему – кивок на единорога – к тебе у меня тоже есть разговор. По поводу тварей и товаров. Однако в первую очередь я хотел бы поговорить все-таки с Доком.

Кобылка понимающе кивнула и вышла в другую комнату. Это было излишним, хотя с другой стороны вполне может быть, что она просто хочет принести ему свои записи.

— Ваше восстановление идет по плану и если вы не будете подвергать свое здоровье излишним нагрузкам, вроде вчерашних, да и, откровенно говоря, сегодняшних – единорог ехидно улыбнулся. Как-то это больно часто в последнее время происходит – то уже через недельку можно будет вернуть вас в строй.

— Приятно слышать – розовый туман в голове почти исчез. Даже жаль – но я к тебе по другому вопросу: как там твой самый новый пациент?

— Вы имеете в виду нашего иностранца? – дождавшись утвердительного кивка, врач начал – без преувеличения могу утверждать, что это самый больной пони за всю мою практику…