Автор рисунка: BonesWolbach
Пациент. Искушение.

Везение.

Когда идя за одним, находишь другое.

Опять история.

Удивительно, как ему везет.

Ну что ж, ладно. Заодно узнает, чему учат нынешних пони.

-…таким образом столица нашей родины была разрушена чудовищами – судя по звуку, учительница как раз решила сделать глоток воды. Странно, почему они так не далеко продвинулись – ведь месяц уже прошел.

Ах да, ведь мэр привлекала детей на всякие строительные работы и сбор раннего урожая. Было бы несправедливо, если бы это время исключали из их отдыха. Так что сейчас Макинтош сможет сполна насладится одним из худших воспоминаний его жизни.

— Принцесса Луна была захвачена войсками Создателя и ей ничего не оставалось, кроме как предложить капитуляцию. Эквестрия пала – преподавательница снова замолчала.

А заместитель мэра вдруг почувствовал злость. Чуть ли не ярость.

И ЭТО ВСЕ? – захотелось ему крикнуть.

Больше она ничего не может сказать о том дне? Об этом проклятом, недостойном освещавшего его солнца времени, когда Принцесса вышвырнула в Тартар все, за что они сражались? Причем ее тон едва ли не более оскорбителен, чем содержание. Такой спокойный и чуть ли не сюсюкающий. Как будто битвы под Понивиллем не было…

Биг Мак вдруг снова очутился под свинцовым небом, в окружении своих сослуживцев.

Неостановимая волна тварей, которая вот-вот не заметив сомнет первые ряды и драконы, сжигающие пегасов пачками. А потом будут монстры из-под земли, вызванные единорогами камни с неба, отрывающие головы охране Луны дракоаликорны, пожирающие пони заживо мухи, оплёвывавшие солдат кислотой сколопендры…

Вопли боли и отчаянные приказы.

Кровь.

Она была повсюду. Пони буквально купались в красной и не только жидкости.

Войска размазали и погнали на другую сторону склона. На самом деле, эта бойня только называется «под Понивиллем» — до города были дни хода. Принцесса надеялась не пропустить тварей в Эквестрию и отогнать их обратно в лес. А получилось, что они проиграли еще до того, как враг пересек границу. Если бы не внезапный отход чудовищ, то от армии не осталось бы и воспоминания.

А дальше паническое бегство, лишь на третьи сутки превратившееся в организованное отступление. Проходя мимо его родины они эвакуировали всех оставшихся жителей, даже тех, кто категорически отказывался уходить – как бабушка Смит. Помнится, он с Эпплджек тогда схитрил: дождались, пока она заснет, вынесли вместе с кроватью и загрузили на поезд. Бабуля проснулась как раз в момент проезда по тоннелю. И очень испугалась – решила, что ослепла. Впрочем, узнав об их дерзком плане, расстроилась еще больше.

Матриарх семейства Эпплов хотела умереть в городе, которой родился благодаря ей. Внук и внучка лишили ее этой возможности, взамен смогши лишь развеять пепел бабушки Смит на столь обожаемые ею грозовые яблони. Многие месяцы спустя смерти.

Но в тот момент им казалось, будто они поступили правильно. Хотя и сами понимали, что это не более, чем отсрочка: ситуация была практически безнадежна – после двух неудачных походов в лес и разгрома под Понивиллем, от армии Эквестрии осталась едва ли половина.

Иноземные войска понесли еще больший ущерб – многие из них просто заблудились во время бегства и не смогли выйти из леса. После всего произошедшего иноземцы, естественно, отнюдь не горели желанием умирать за нашу родину. Их заставили – просто заявили, что железнодорожное сообщение с Кантерлотом перегружено подъезжающими резервами и эвакуировавшимися гражданскими. Никакие уговоры, угрозы и мольбы иностранцам не помогли. Им оставили только один вариант: храбро сразится и умереть за чужую родину.

То же самое предложили и всем легко раненным. Так Биг Мак вернулся в строй с раненной ногой и несколькими недостающими кусками кожи. Там были и более вопиющие случаи: например парень с недавно ампутированным копытом или пегас со сгоревшими крыльями. Но скажем прямо – большая часть из них пошла в почти безнадежный бой добровольно.

За Эквестрию и Принцесс.

Макинтош вдруг почувствовал слезу, тянущуюся из здорового глаза. Вторая щека была суха.

Он потерял тогда не только глаз. Его соратники падали один за другим, покрывая выложенные разноцветными плитками улицы прекрасной столицы красной пленкой, а твари шли волна за волной, превращая их тела в бесформенные груды мяса. Эквестрийцы гибли тысячами, но никто из них не побежал – ведь они уже были в Кантерлоте.

Наконец Принцесса подала приказ к отступлению. Его отряд тогда уже оттеснили за город и он видел с горы как Луна пыталась прорваться сквозь казавшиеся бесконечными ряды врага. Ему удалось узнать, чем это закончилось лишь через день – именно столько понадобилось врачам времени на то, чтобы спасти его жизнь после особо неудачного удара чьей-то лапы.

О том, что Эквестрия пала, больному рассказали только когда его жизнь была вне опасности. К тому моменту, он и сам уже догадывался об этом, однако не хотел верить. Боль была страшнее, чем от пустой глазницы. Слава Принцессам, что Чэрили тогда оказалась рядом…

-…таковы были условия, к которым Создатель принудил Принцессу – меж тем продолжала учительница – то есть, если сказать проще: Эквестрия должна была отдать тварям очень много еды. Чудовища имели право ходить по нашей стране, где им вздумается. Наша правительница становилась их пленницей. Также он вновь потребовал отдать ему преподобную Твайлайт и Магистресс. В обмен, монстр обещал прекратить кровопролитие.

Заместитель мэра хмыкнул: «вновь потребовал» — значит, детям все-таки рассказали о том, как Создатель предложил Принцессе мир в обмен на спасительницу. Он явно предчувствовал свою смерть и даже знал того, от чьей магии падет. Интересно, что случилось бы, если бы Луна все-таки приняла это предложение? Неужели войны бы не было?

Макинтош скривился.

Как он может даже думать об этом? Твари – зло. Они бы никогда не оставили их в покое, а если бы эквестрийцы в то время отдали бы свою единственную надежду, то сейчас, скорее всего, на месте Понивилля была бы огромная зловонная ферма по выращиванию генералов. А весь этот бред насчет «Семьи» и нового мира был задуман ими просто для того, чтобы завлечь в свои сети доверчивых дураков.

Однако надо признать – тот монстр, что выступал перед эквестрийцами до Понивилльской битвы, действительно казался весьма убедительным. Все-таки было очень непривычно видеть самодвижущиеся конфетти и разукрашенных собачек, выполняющих акробатические номера. Впрочем, Биг Мака куда больше в тот момент занимало само розовое чудовище-дракоаликорн. Потому, что оно назвалось Пинки Пай…

Все. Хватит. Просто хорошо, что от детей не утаивают такие подробности. Но скорей всего, про то, что фиолетовая единорожка выстрелила в парламентера, им все-таки не рассказали. К тому же, история там была мутная, особенно когда уже раненный Создатель захотел продолжить переговоры. Кто вообще сказал, что эта действительно Твайлайт стреляла в этого дракоаликорна? Он так видел только фиолетовый луч, ударивший в монстра с их стороны. Да и в любом случае – ничего другого чудовище и не заслуживало.

— Нет, он не сдержал обещания – вывел его из задумчивости ответ учительницы, произнесенный уже совершенно другим тоном. Однако кобыла быстро успокоилась – но об этом мы поговорим потом. Следующий урок будет о Сопротивлении. Запишите домашнее задание…

По его спине также прошел холодок, когда он вспомнил, КАК Создатель не сдержал обещания.

Не стоит.

Замечательно, что им рассказывают о повстанцах – эквестрийцы должны знать своих героев. Тех, кто не покорился оккупантам и не дал себя обмануть Создателю и его детям. О пони, благодаря которым Эквестрия пережила Опустошение и смогла не только избежать гибели, но и возродится. И дать сдачи. Этим жеребцам и кобылкам, что создали Орден Сумерек, мы обязаны самой своей жизнью.

И не важно, что про них говорят другие. Они просто не понимают. Даже Док – вот уже кто должен был бы буквально молится на них, а вместо этого ворчит. Факты просты: Магистрессы создали реальную, сплоченную, мощную армию, с помощью которой освободили нашу страну от засилья тварей. Не всю, конечно, но это пока. Так что нет ничего удивительно или зазорного в том, что именно им в это тяжелое время перешла власть над вооруженными силами. А то, что они отстранили от власти Принцессу – брехня. А даже если и так, то они сделали это ненадолго и ради ее же блага. Ведь про нее говорят такие вещи…

Нет, Макинтош, конечно же, не верил в эти отвратительные слухи, касательно ее связи с чудовищами. Ни в те, что вещали о ее участии в развязывании войны с целью убийства сестры и захвата трона, ни в обвинения Луны в «особо тесном» коллаборационизме во время оккупации. Причем во вторые особенно – у коронованных особ наверняка есть свои причуды, но не настолько же. Проблема в том, что многие было куда более доверчивы, чем он. Хотя скорее им просто хотелось кого-то обвинить, а Создатель и без того уже был в их глазах вселенским злом. Эти идиоты не постеснялись бы и на спасительницу повесить какую-нибудь кляузу, не отдай она своей жизни в борьбе с тварями.

Стоп.

Не надо так думать. Твайлайт жива — просто спит. Она проснется в тот день, когда последнее чудовище будет уничтожено и мир освободится от этой заразы. Так сказали Магистрессы. А вот когда это произойдет, у Принцессы действительно могут возникнуть проблемы…

Ой, ладно. Хватить бредить.

Спасительница бы никогда не посмела поднять копыто на власть аликорнов – ведь она «Самая Верная Ученица». Что бы там народ не говорил, именно Луна — законная властительница Эквестрии и поднимаемое каждый день Солнце суть знамение сего. Конечно, во время войны она показала себя не с лучшей стороны, но разве могло быть иначе? Ведь Принцесса совсем недавно вернулась из тысячелетнего изгнания и лишилась сестры. К тому же и угроза была прежде невиданной. Любой бы в этот момент растерялся, что отлично видно по старику Стальному – все ж таки, он в свое время уговаривал Луну не идти войной на Создателя. Если бы Твайлайт не раскрыла заговор перевертышей…

Биг Мак стиснул зубы.

Уже одно воспоминание об этих мерзавцах вызывает в нем желание разбить чью-то голову.

Ничего – предатели сполна отплатили за все.

Напрягшиеся было мышцы расслабились, а заместитель мэра выскользнул из своих грез как раз вовремя, чтобы увидеть, как учительница закрывает дверь.

Опять он все прозевал.

Стоп.

Нет, Макинтош конечно любит витать в облаках, но он все-таки главный по безопасности и может с уверенностью сказать — Страшила мимо него не проходил. Только жеребята. И вот сейчас перед глазами появилась учительница, которая с недоумением смотрит на непонятно что тут делающего заместителя мэра.

— Скажите, а…там больше никого нет? – обратился к ней слегка покрасневший Биг Мак.

— Ну, насколько я видела – нет – подозрительность в ее взгляде усилилась – а кто вам нужен?

— Страшила – мне сказали, что он где-то здесь – сразу открыл карты мистер Эппл.

— А! Этот…жеребец, за неимением лучшего определения – учительница скривилась, но в глазах помимо брезгливости отчетливо мелькнул страх – да, он приходил, однако я сразу указала ему на дверь – еще заразит чем детей, не говоря уже о прочем.

— И он просто так ушел? – не поверил Макинтош.

— Нет, сперва пытался что-то пролаять и запугать меня взглядом – презрительно ответила кобылка – но я просто сказала ему, что вызову охрану и его выкинут. Кстати, я хочу заметить…

Он выслушал очередную порцию упреков по поводу нахождения иностранца в Понивилле. Правда в этот раз к ним добавилось и жалоба на совершенно неприличный внешний вид – якобы выглядит, как будто только вылез из компостной кучи и пахнет соответствующе.

Странно, вроде раньше он был довольно-таки чистоплотен.

Может это молчаливый протест?

Да ну, не будет пришелец такой ерундой заниматься.

Кстати, где он?

Биг Мак моргнул пару раз и огляделся.

Копыто само раздраженно ударило об землю – да что с ним такое происходит? Хотя с другой сторон не зря же он столько лет вырабатывал у себя эту тайную способность: с умным и одухотворенным видом выслушивать бесконечные жалобы при этом не позволяя им разъесть его мозг единственно возможным способом – просто не пуская их туда. Благодаря ей, граждане после общения с ним довольными расходятся по домам.

Ладно, хватит уже терять драгоценное время.

Уйти в тот же момент ему не дал звук, донесшийся с той стороны школы: как будто некто сползает по стене. А также знакомый гавк, только очень тихий. Он не поленился проверить и судьба наградила его за это – там полусидел Страшила, который даже на первый взгляд выглядел как- то не очень: одежда не стиранная и частично порвана, шерсть свалялась, копыта покрыты какой-то белесой пылью. Странно, даже обычной настороженности и враждебности сейчас не чувствовалось.

Пожалуй, это к лучшему – может, удастся обойтись без эксцессов.

Что ж. Поехали.

— Привет? – начало положено. Страшила дернулся – я пришел, чтобы сказать тебе…

Блин. Собирался ведь сперва поинтересоваться здоровьем. Не важно. Отступать некуда.

-…то, что ты сделал. Это просто…чудесно. Восхитительно. Я так горжусь тем, чего ты смог достичь, что пережил – что за ахинею он несет? Вот что бывает, когда сбиваешься с заранее заготовленной речи. Ближе к теме – жители Понивилля никогда не смогут отблагодарить тебя в полной мере за то, что ты совершил. Ты спас всех нас. Кто знает, может даже спас понячью расу…

Биг Мак четко ощутил, что переигрывает и замаскировал свое замешательство тяжелым вздохом:

-…из-за этого мне будет еще тяжелее закончить – Страшила начал что-то бормотать. Заместитель мэра затараторил, спеша не дать ему перебить себя – все захотят поговорить с тобой, каждый юнец будет смотреть на тебя и захочет быть похожим на тебя – это линия уже совсем лишняя, но уже поздно – и что тогда?

Макинтош был вынужден признать, что его тщательно разработанная речь звучит чрезмерно выспренной. Особенно в той части, где он рассказывал, как лучшая часть нового поколения захочет пойти по стопам пришельца и покинуть Понивилль. Но с другой стороны – разве разумно было бы прямо сказать ему, что такому маньяку не место в их городке? Пусть лучше думает о себе как о герое.

— Я принял много сложных решений с момента заступления на этот пост, но ни одно из них не было тяжелее этого. Ты спас нас, но ты убьешь нас…

Мелькнула мысль, что Макинтош в этот самый момент подкидывает ему идею.

-…я сожалею. Ты герой – сейчас все решится – и ты должен уйти.

Заместитель мэра аж зажмурился. Сознание не раз уже говорило, что лучше будет подождать, пока он окрепнет. Сейчас Биг Мака мог бы завалить и младенец, а ведь это убийца генерала. Но если сейчас не принять меры, то потом может быть слишком поздно. Была мысль взять с собой охранников, однако тогда кровопролития вряд ли бы удалось избежать. Хотя и сейчас мистер Эппл был внутренне готов распрощаться с половиной тела.

Впрочем, случилось то, чего он не мог предугадать.

Жуткий победитель чудовищ грохнулся в обморок, предварительно обдав заместителя мэра содержимым своего желудка.