Автор рисунка: Noben
Приказ: расстрелять. Почта.

Ассасин.

Последствия заражения.

— Прелестно! – уже слегка подташнивает от этого надутого энтузиазма – восхитительно! Ну и какие же там, в Лас-Пегасусе виды?

Судя по выражению лица предполагаемого ассасина, эта комедия не по нраву и зрителю:

— Песок, камни, еще песок, еще камни, а также песчаные твари, похожие на камни и каменные, раскрашенные по-песчаному.

— Ой, да что вы говорите, как интересно! – почему она? Неужели во всем Понивилле не нашлось более опытных болтуний, чем бедная-несчастная Бон-Бон?

Память услужливо подсунула весьма значительное количество эпизодов. В основном, конечно, с Лирой, но в периоды, когда они по какой-то причине были далеки друг от друга эта способность только обострялась. Она могла чуть ли не часами пудрить мозги своим многочисленным подругам, причем совершенно не заботясь об окружающем их мире. Особенно неприятно вспоминать тот случай с мостом и тачками.

Хотя она вообще была пегасом и вполне могла просто перелететь речку. А им потом пришлось…

Хватит. Это было давно, а значит – неправда. Теперь-то все изменилось.

Скорее всего.

— Я, конечно же, счастлива представившейся мне возможности удовлетворить ваше любопытство, отбирая сие почетное занятие у учебника по географии – почти спокойным голосом прервала щебетание Вэт – но я отпахала прямо-таки неприличное расстояние ради своего дела, когда же…

— Ну так учебники-то все старые – поспешила вклинится в ее речь Бон-Бон – мне отлично известно, что за последние годы Эквестрия сильно изменилась и именно поэтому мне так интересны ваши рассказы. Насчет ваших поисков не беспокойтесь – как только мэр найдет список, то сразу же сообщит вам.

— Она ищет его уже долбанных четыре часа! – все-таки не сдержалась посетительница – у вас что тут – дикая бюрократия? Или свитки вдруг мутировали и начали самостоятельно размножаться? Какого…

В распахнутый рот для крика рот была всунута печенюшка. Кондитер поспешила ответить на явно читаемый в широко раскрывшихся глазах вопрос:

— У нас тут, в Понивилле, не произносят плохих слов – ее творение угрожающе захрустело на зубах – не волнуйтесь: просто у нас как-то не было в последнее время особой нужды в этих списках, да еще и ремонта в ратуше давно не производилось. Все будет хорошо.

По мере жевания гневное выражение на лице гостьи сменилось конформистским, а копыто потянулось к подносу. Бон-Бон мысленно смахнула пот со лба и немного расслабилась. Она как никогда близко подошла к провалу, ибо сувание печений, даже настолько хороших, в рот профессиональному убийце определенно не является залогом долгой и счастливой жизни.

Глядя на быстро пустеющий поднос она также не сдержалась и взяла одно из своих творений.

А может это месть? За то, что одна мнящая о себе слишком много кобылка посмела перечить мэру и ее заместителю, да еще предварительно накормив главу города обедом против ее воли? Или старая-добрая борьба двух представительниц прекрасного пола за одного жеребца?

Ой, хватит: кое-кто заразился-таки паранойей. На самом деле причина их выбора проста, как полено. Во-первых: Бон-Бон, какие бы у некоторых порой не появлялись сомнения, кобылка, а значит, ее попытки заболтать другую «девчонку» будут выглядеть почти естественно. Во-вторых: она — одна из трех избранных, кто понимает серьезность ситуации. Все остальные просто отказались слушать. Ну а в-третьих: кондитер, несмотря на наличие прямых, пусть уже и не столь срочных обязанностей, согласилась. Стыдно признаться, но в немалой степени из-за того, что Биг Мак был явно против. Как по-детски.

Хотя о торте можно не беспокоится – мэр обещала после разрешения кризиса придать ей в помощь еще пару кулинарок. Если она, конечно, доживет. Ну и выполнит задание, естественно. Причем достижение второго начинает все больше и больше идти в разрез с первым.

Помыться – нормально, гостья и сама того хотела, правда увы предпочла не ванную, а душ.

Честно говоря, после чистки она стала выглядеть еще опасней. Из-за шрамов. Конечно, не Страшила, но тоже весьма внушительно.

Пообедать тоже согласилась, но питалась она даже быстрее Биг Мака, причем с почти той же манерностью, что лишний раз подтверждало их подозрения.

А что дальше?

— Ну а куда вы пошли после Лас-Пегасуса? – нельзя позволить нарастающему отчаянью прорваться в голос.

— На запад в…- название было заглушено хрустом. Ну, или это поселение действительно зовется Хрумхрыстьхрам – предвижу ваш следующий вопрос: там степь. Ну, сами понимает, трава…

Пока что все идет относительно нормально, но не стоит строить иллюзий. Скорее рано, чем поздно, но печенья закончатся и последняя причина для ее нахождения здесь исчерпает себя. Нужно что-то решать.

Бон-Бон закрыла глаза, сконцентрировалась, выдохнула и задала-таки один из двух Очень Рискованных Вопросов:

— Скажите, а ради чего вы предприняли столь рискованное и длительное путешествие? – жующие челюсти остановились – ну то есть, ведь это же так опасно, особенно раз вы сказали, что часто путешествовали одна. К чему все это?

Чашка осторожно опустилась на блюдечко, а глаза гостьи как будто затуманились. Ответа не было довольно долго. Когда же она заговорила, голос казался принадлежащим совершенно другой пони. Не сильной, умелой и независимой страннице по бескрайним лесам и пустошам Эквестрии, но измученной, страдающей душе:

— Чтобы не быть одной – она порывисто вскинула на плечи свой рюкзак и не говоря больше ни слова направилась к выходу.

Бон-Бон, сжавшаяся в кресле при первом рывке таинственного гостя, заколебалась. Пойти с ней? Но зачем? Что сможет сделать простая кобылка против профессионального убийцы? Куда разумнее будет остаться, а лучше – вернуться к своим прямым обязанностям – торт сам себя не приготовит.

Стоп.

Ей доверили отвлекать пришелицу. Она не справилась и должна хотя бы попытаться исправить свою промашку иначе за ее ошибку заплатят другие. Так всегда было, есть и будет. Не важно, что Бон-Бон не сможет остановить ассасина во время ее смертельного замаха. Главное – хотя бы попытается.

Последняя фраза и сопроводивший ее весьма удручающий мысленный образ проносились уже в дверном проеме.

-
Кондитер догнала гостью достаточно быстро. Видно этого странного запала хватило ненадолго и теперь таинственная «Вэт» с легким недоумением пыталась понять, где находится. Судя по всему, если у нее и были какие-то магические средства обнаружения цели, то сейчас они не работали. Как и предполагалось.

С вполне понятной опаской Бон-Бон легонько тронула ее за плечо. Обернулась возможный ассасин ОЧЕНЬ быстро. Хорошо хоть оружие у нее изъяли при входе – Понивилль ведь как-никак тихий, мирный городок и вооруженными тут ходят только охранники. Во всяком случае, на виду его носят только они.

Взгляд был…странным.

Какая-то одержимость. Борьба страха и надежды.

Хватит. Это же просто глаза, а кондитеры души читать не умеют.

— Простите, что так внезапно сбежала – начала гостья первой – спасибо за обед и все такое, но мне действительно необходимо срочно встретится с мэром.

— Всегда пожалуйста. Заходите, если что – улыбка вышла чересчур натянутой. Бон-Бон лихорадочно искала способ задержать ее еще хоть ненадолго – а зачем вам встреч…ой, простите. Раз уж вам так это нужно, то я могу вас проводить.

— Буду премного благодарна – кивнула ассасин – городок совсем не такой, как я себе его представляла.

— Бывает – кивнула кобылка и начала показывать путь.

Минут через пять пот на лбу был уже вполне материальным. Одно только ее присутствие за спиной нервировало неимоверно. А решение идти к ратуше максимально длинным маршрутом уже не казалось блестящим. Впрочем, оно изначально таким не было. Однако так можно будет дать им еще немного времени на…

— Простите – от легкого тычка она чуть не подпрыгнула – а разве вон то здание – не ратуша?

Бон-Бон посмотрела в указанном направлении и с трудом удержалась, чтобы не сглотнуть.

— Что это с вами? – в голосе появилась тень беспокойства – вам нехорошо?

Она выдала позорный, блеюще-заискивающий смех:

— Ой нет, что вы – еще одно хихиканье – просто погода и все такое. Да это она.

— А почему же вы тогда ведете меня не туда? – прямо-таки сама вежливость, но за ней скрыта сталь.

— Ну, просто, понимаете – спокойно. СПОКОЙНО – там раньше была такая здоровенная куча…не важно. Вот и привыкла ходить в обход – сейчас уже можно. Пойдемте.

— Спасибо, но теперь я сама смогу дойти.

Пришелица рванула по улице, оставив свою проводницу глотать пыль. Впрочем, последняя в этот раз не колебалась и припустила за ней, вроде бы даже пытаясь кричать какой-то бред про ограничение скорости на дорогах.

Расстояние до мэрии было довольно приличным – все-таки Бон-Бон умеет блуждать – что привело к неожиданным последствиям. Население Понивилля, уже давно взбудораженное приближающимся праздником вполне логично предположило, что две бегущие во весь опор по направлению к ратуше кобылки – это неспроста. Вот только вывод касательно причины оказался абсолютно несоответствовавшим истине.

Один за другим пони бросали свои дела и присоединялись к тому, что было сочтено предпраздничным кроссом, символизирующим…да какая разница? Ведь главное – веселье. Вряд ли это столпотворение понравилось ассасину, а Бон-Бон вообще кусала губы от досады: предугадать поведение этого индивида при таком скоплении народа было практически нереально. Возможно, она откажется от своих планов, а если нет?

Жертвы. Много.

Быстрее.

Увы, как ни старались понивилльцы, но никому из них так и не удалось догнать лидировавшую с немаленьким отрывом пришелицу. Традиционно дежурившая у мэрии стража, видя столь угрожающую волну своих сограждан, ни с того ни с сего помчавшуюся в их сторону, спряталась внутри. Через минуту оттуда был послан пегас за подмогой и разъяснениями, а оставшиеся наверняка начали баррикадироваться.

Последняя мысль показалась уже затертой в толпе бегущих Бон-Бон весьма утешительной – значит, она справилась, пусть и очень своеобразным образом. Задержала предполагаемого убийцу, подняв всенародное гуляние и запугав охрану. Можно погордится собой. Ровно до того момента, пока взбешенный ассасин не обнаружит запертую дверь и толпу со всех сторон.

Однако события вновь приняли неожиданный оборот. Почти добежав до цели, гостья была сбита с ног какой-то бело-голубой фигурой, а дальше начался полный бедлам.

-
— Отцепись от нее! Отцепись, кому говорю! – наконец попавший в цель мощный удар откинул Страшилу от гостьи.

Он почти сразу вскочил на ноги, но снова бросится в атаку не успел – горожане опомнились и скрутили агрессора, стараясь при этом быть как можно аккуратнее. Все-таки жеребец был одет в больничную одежду, к тому же слегка окровавленную в результате драки. Впрочем, его жертве досталось не намного меньше, что лишний раз подтверждало ее высокий профессионализм: как-никак у напавшего были ножи. Хотя с другой стороны, он и на ноги-то встал совсем недавно…

Пока слегка потерявшаяся в своих мыслях Бон-Бон оценивала шансы боровшихся сторон, Арчер, которая и сбросила Страшилу с кобылы, пыталась оказать ей помощь. Вернее, это она так думала.

— Я лучше знаю, что мне делать – прекратила спор пострадавшая, все-таки не став дожидаться квалифицированной медицинской помощи и поднявшись на ноги. Новая стражница, естественно, кинулась помогать – спасибо, девочка. Неужто в нынешнем Понивилле всех так встречают?

— Нет! Что вы, как можно…- пришелица неудачно поставила раненную ногу и снова чуть не упала. Дабы подобного не повторилось в будущем, молодая перекинула ее ногу через себя – вот видите, вам нужна помощь! Позвольте я хотя бы отведу вас в госпиталь.

— Ага, где водятся такие вот психи – кивок на вслушивающегося в их разговор Страшилу – как вы вообще его терпите? В других местах от буйных избавляются сразу.

Добровольная помощница замолчала, явно не зная, что сказать и начала просто тихонько тянуть свою ношу в сторону больницы, когда на сцену вышли новые лица: через собравшуюся толпу зрителей протолкались охранники во главе с Биг Маком. Быстро оценив обстановку и поняв необходимость объяснений, он гаркнул:

— Солдат Арчер! Что здесь произошло? – упомянутая особа попыталась отдать честь, но с полувисящей на ней кобылой это не представлялось возможным.

Помучившись вопросом приоритетов пару секунд, она все-таки решила не сбрасывать пострадавшую, а доложить без воинского приветствия:

— Ваше высокоблагородие! – Бон-Бон удивленно подняла брови – было совершено разбойное нападение. Нападающий схвачен и обезврежен. Пострадавшей необходимо проследовать в госпиталь!

— Агась – Макинтош посмотрел на валявшиеся чуть в стороне нож с обрывком ткани, скрученного Страшилу и наконец обратился к пришелице – вы можете что-нибудь добавить?

Та не реагировала. С самого начала разговора она молчала, с каким-то очень странным видом рассматривая спасительницу. Вроде бы даже начала ощупывать. В данный же момент предполагаемый ассасин медленно и неуклюже пыталась посмотреть назад. На круп молодой кобылки.

Вероятно увидев то, что хотела, она порывисто обхватила Арчер за шею и разревелась.

-
Народ расходился с площади довольный по уши.

Было с чего: веселый и шумный забег. Жизнеутверждающий, зрелищный бой.

Но самое главное – трогательное, радостное воссоединение семьи, разлученной почти десятилетие назад.

Давно в Понивилли не было подобного события.

Недовольным остался лишь Страшила – этот псих, поняв, что же все-таки произошло, дико разорался на своем гавкающем наречии, швырнул последний нож в стену, после чего, прихрамывая и бормоча, поплелся в сторону госпиталя. Но разве до него кому-то есть дело?

Бон-Бон вдруг заметила, что каким-то неведомым образом очутилась рядом с Биг Маком и уже довольно продолжительное время следит за событиями, вновь используя его как подушку.

— Слушай, а что все-таки произошло? – не поднимая голову, поинтересовалась она у заместителя мэра, когда семья скрылась за углом – ну, помимо воссоединения родителей Арчер?

— А разве есть что-то еще? – также не делая попыток освободится из-под ее ига, спросил он.

— Ну, например откуда здесь взялся Страшила? – хорошо однако выглядит закат – вы же кажется должны были его куда-то переправить из госпиталя и там охранять?

— Агась – кивнул Макинтош – только этот сумасшедший, узнав об «убийце», взял и сбежал. Мы полгорода облазили в его поисках.

— А откуда у него ножи?

— Док дал – хмыкнул красный жеребец – видишь ли, Страшила потребовал выдать ему оружие. Без него чувствует себя неуютно, видишь ли. А когда получил отказ – продемонстрировал свою опасность даже с куском стекла. В итоге сочли за лучшее все-таки дать ребеночку игрушку. Кто же знал, что так получится?

— Ты должен был. Как-никак, главный по безопасности – легонько ткнула она его в бок.

— Ну что ж, впредь постараюсь оправдать ваши надежды на мой пророческий дар – фыркнул Биг Мак – а чем ты можешь поделится по поводу произошедшего?

— Да, ничего интересного – все-таки подняла она голову – наш псих сбил ее с ног и попытался связать вон той веревкой, а она дала ему в морду и добавила задними. Ну а потом началась куча-мала, которую прекратила Арчер.

— Агась – кивнул он – думаю, это очень интересная и поучительная история, только как минимум до завтра мне ее не расскажут. А поэтому, может поужинаем?

— Отличная мысль – одобрила Бон-Бон – у тебя, как всегда, ничего нет? У меня тоже. Что ж, мы знаем, что делать.

Хорошо, что все хорошо закончилось.

Уже идя в сторону госпиталя, кобылке вдруг пришла в голову мысль: но ведь наличие у нее тут семьи ни в коем разе не объясняет те странности, из-за которых и начался сыр-бор. Вполне может быть…

Хватит.

Недовольный взгляд на посвистывающего Макинтоша – заразил, понимаешь, паранойей.