Родственные противоположности

У Рэйнбоу Дэш и её возлюбленного всё идёт прекрасно. Молодые влюблённые мечтают, строят планы на будущее, но, неожиданно, они сталкиваются с трудноразрешимой проблемой, о которой не могли даже предположить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Вандерболты Лайтнин Даст

Каденс и Шайнинг Армор снимаются в секс-ленте

Из-за того, что Твайлайт снимается в непристойных фильмах, Шайнинг никак не может смириться, что даже в этом его обошла младшая сестра. Он стремится исправить недоразумение, но сначала придётся убедить жену. Снимать порно сложнее, чем он думал.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Добавить по вкусу

Строго следовать рецепту или импровизировать? Бесспорно, у каждого повара свой подход. А существует ли рецепт дружбы, от которого можно было бы отступать?

Пинки Пай Лира Бон-Бон

История Дискорда: Эпизод 2 - На пути к Империи

Кто такой Дискорд? Дух хаоса и дисгармонии - ответите вы. Но что скрывается за этим общепринятым понятием? В этом эпизоде, все так же от лица Дискорда, я опишу события, происходившие во время его заточения в статуе, а также его мысли по этому поводу.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Рэйнбоу Дэш и Вандерболты

Раз-два-три-четыре-пять, с детства с рифмой я дружу.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Сорен

Бесценная Деталь

Все мы, идя по дороге жизни, познаём что-то новое. Мы поглощаем всю доступную информацию, какой бы бесполезной она не была. На этой основе строится жизнь – на познании. Но это только фундамент. Ведь взаимодействуя с окружением, мы развиваем свой разум. А затем появляются эмоции, заполняя всю оставшуюся пустоту. Если подумать, наша жизнь похожа на огромный механизм, состоящий из множества деталей. Но какая из них – самая важная?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Пространство имён: Единство

Жизнь обычный учёных Кантерлотского университета резко меняется когда в Эквестрии оказывается странный механизм из другого мира. Теперь им предстоит понять что происходит и разобраться как остановить существо, превосходящее их во всём.

Другие пони ОС - пони

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

"Родственные души"

Любовь - страшная сила. Способна ли она изменить того, чьё призвание от рождения было сеять страх и разрушение на своём пути?

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Дискорд

Человек Отказывается от Антро Фута Секса

Огромные мускулистые коне-бабы с гигантскими членами являются в твою спальню и предлагают секс.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Песнь льда. Глава II: Первое дело Песнь льда. Глава IV: Прогулка в лесу

Песнь льда. Глава III: Холодный прием

Я стоял на станции, дожидаясь кареты, которая должен была довезти меня до городка, располагавшейся недалеко от исчезнувшей империи. С минуты на минуту экспресс Кантерлот-Сноутаун должен был приехать и я, как и мои “коллеги” по заданию, уже весь извелся, дожидаясь приезда. Само задание мне показалось слишком уже легким. Поехать на холодный и суровый север, Сопровождая ученых из института, которые должны были выяснить происхождение и состав одного очень интересного предмета, некоего артефакта еще со времен существования Кристальной империи.

А вот и наш экспресс. Длинный, состоящий из нескольких карет, экспресс, был пока единственным средством передвижения на дальние дистанции. Да и к тому же это был самый распространенный тип передвижения. В кабине обычно находились пару единорогов, которые с помощью магии осуществляли движение колес, поочередно заменяя друг друга. Кроме нас, в путь отправилась молодая парочка. Я не знал, едут ли они на север или же сойдут с ближайшей станции.

Карета начала медленно трогаться с места, движимая магией единорогов. На станции было почти пусто, лишь изредка пробегали жеребята, играясь в салки или убегая от охранника, невольно разбуженного во время смены. Был уже полдень, а значит, мы приедем в городок ближе к завтрашнему вечеру. Делать было нечего, и я решил лучше полюбоваться видом из окна кареты. Кантерлот был не особо больших городом, прошло всего пару сотен лет с его основания и он не успел еще разрастись. И следил за становящимся все более далеким городом из заднего окна, пока он не скрылся из виду. Высокие дома, ровные улицы сменились на бескрайнюю степь. А вон и Вечнодикий лес, расположившийся на другой стороне от города, весь мрачный, казалось, он вобрал в себя всю чернь мира, отразившись на растениях, величественно росших здесь когда-то. Отразилась чернь и на животных; милые, пушистые зверята подверглись тьме и превратились в страшных озлобленных хищников.

К концу дня наша карета прибыла на станцию. Станция Велтшилд. От нее можно было попасть на запад, на восток и на север. Гостиница плюс трактир, десяток жилых домов для персонала, а так же ее семьи. Мы сразу направились искать себе номера. Трехэтажная гостиница, на первом этаже, которого располагался трактир. Профессор подошел к бармену и, о чем-то коротенько побеседовав, вернулся обратно. Он снял два номера, один для меня и Сатина, другой для него. Пока они пошли осматривать свои номера, я решил плотненько поесть. Купив себе вареного картофеля и молочный коктейль, я сел неподалеку от двух о чем-то спорящих особ. Мне всегда были интересны байки, которыми пугали жеребят старики, рассказывая им про Найтмэр Мун, но то, что я услышал, было куда интереснее, чем детская страшилка.

— Говорю я тебе, в Сноутауне начали пропадать пони, — нервничая, уговаривал собеседника земной пони лавандового цвета и кьютимаркой в форме карты, — зря ты вообще согласился на это Бат. — Уже слушая гневную тираду и, медленно подходя, я случайно задел стул и обратил на себя несколько пар глаз, которые таращились на меня. Не зная как оправдаться, я решил спросить об этом городке на севере, где я еще ни разу не был.

— Здравствуйте. — Начал я диалог. По взглядам двух еще не пожилых пони можно было смело сказать, что они изучали меня своими много повидавшими глазами. — Я тут случайно подслушал про городок на севере, вы видимо знаете о нем. Могли бы вы мне рассказать о нем?

— Добрый день. — Решил начать беседу все это время молчавший пегас сапфирового цвета с кьютимаркой в виде розы ветров. — Ну кроме того что там очень холодно, особо рассказать ничего не могу. — Развел копытами пегас. — Население небольшое, вокруг один лес, я с моим другом как раз едем туда, чтобы побывать там. Мы путешественники, как ты заметил.

Я сидел и слушал рассказы того странноватого земнопони. Тяга к приключениям у них зародилась еще в детстве. Будучи детьми, они как-то забрели в лес. Он был небольшой и ближе к вечеру их уже нашли. Как родители перепугались за своих жеребят, но в тот день они поняли, что это их призвание, искать приключения на свой круп… кхм, в смысле страсть к приключениям был у них в крови. И даже, будучи, уже не молодыми, они продолжают колесить по миру. От них я узнал про страну Мустангию на западе от Эквестрии, а так же их соседей — бизонов. Про жаркие пески Седельной Аравии и про Великое море, разделявшее эти страны. Про Зебрику и населявших его зебр. Так же мною было услышано про горное Королевство грифонов, территория, которой располагалась на северо-западе, в Морозных горах. Слушая про приключения двух путешественников, я и не заметил, как солнце начало заходить за горизонт. Начало темнеть и красота здешних земель окуталась темной пеленою. Я направился в свой номер, отдохнуть. Я застал Сатина за изучением карты. Заметив меня, он помахал копытом, подзывая к себе.

— Нам было отдано поручение руководством института, изучить добытый артефакт. — Просветил меня ученик. Сатин дальше изучающе прилип к карте. Он в каком-то роде увлекался древними артефактами и знал о них много, вот почему профессор выбрал именно его, а не кого-то либо еще. Нам будет дана возможность изучить странный кристалл времен короля Сомбры, исчезнувший вместе с империей около триста лет назад.

— Ясно. — Ну вот, нужную информацию я получил, теперь остается ждать, пока мы доедем до пункта назначения.


Проснулся я рано. Карета была уже готова и через полчаса мы должны были выезжать. Слушая вчера о переносе душ и всякой лабуде, в коем я ничуть не разбирался, я настолько устал, что не заметил, как быстро заснул. Быстро позавтракав жареным сеном, мы направились к месту назначения. Минут через двадцать мы уже ехали в сторону Мерзлых гор. Все в округе, на сколько хватало глаз, было покрыто пеленой белого снега. Надев теплую одежду, я направился в сторону кафе, где вчера слушал рассказы двух путешественников. Как я и предполагал, профессор, и его ученик уже сидели за столиком, уплетая жареное сено. Сев рядом, я заказал себе горячий чай и начал вникать в суть разговора. Позавтракав, мы спешно собрались и пошли к уже ждавшей нас карете. Маги уже отдохнули от долгого использования магии, и они были готовы продолжить путь.


Ровные степи Эквестрии сменились на суровую снежную пустыню севера. Куда ни глянь один снег, даже озера замерзли под многовековым напором холодов. Снег отражал солнечные лучи, поэтому нам приходилось щуриться, чтобы разглядеть хоть что-то.

Весь остальной день я потратил на чтение книг, коих профессор любезно предложил. Для меня было неимоверно сложно ничего не делать. Хотя я и участвовал в мелких стычках как с древесными волками с моим дядей и парой его друзей, так и с мантикорой, где мне оставалось быть лишь наблюдателем в связи с малым возрастом, но это безделье просто победило меня всухую. Я так и провел остаток дня, то читая книгу, то вглядываясь в заснеженную пустыню, пока ближе к вечеру я не увидел огни городка.


Карета приехала на станцию примерно к одиннадцати часам ночи. Пустая станция, пустые улицы, лишь изредка, где можно было увидеть свет в окнах. Нас явно никто не ждал, хотя, по словам профессора можно было сказать, что нас должны были встретить. Не став медлить, мы взяли свои вещи и направились вдоль улицы, которая уходила от станции, растянувшись далеко вперед.

— Не часто посещают наш город пони. — Голос донесся сзади. Мы уже были за углом очередной улицы в поисках таверны, когда услышали этот странный голос. Мы обернулись и увидели пожилого земнопони в балахонах. В темноте его можно было бы и не заметить, если бы не фонарь, любезно выданный учтивым единорогом. В свете фонаря незнакомец выглядел тощим. Его одежда видела и лучшие дни. Но видимо здешний холод его не сильно волновал как нас. Наша шерсть была тонкой, не адаптированной под суровый холод, в отличие от этого старика, у которого шерсть была длиннее. Она же и согревала его в данный момент, пока мы непроизвольно дрожали от очередного порыва ветра, пробравшего нас до костей.

— Мы прибыли из Кантерлота, мы ученые. Не подскажите где тут можно переночевать? — Выступил вперед профессор. Видимо его волновало меньше всего, что стоящий перед ним пони весьма странный.

— Вам в местную таверну. — Спокойно ответил старик, скрываясь за углом дома. Мы, не медля, посеменили вдоль улицы, пока не вышли на небольшую площадь. По-видимому, тут было что-то вроде городского рынка, судя по лавкам, выстроенным вдоль стен, образуя в центре свободное пространство. Старые, обветшалые дома были выстроены близко друг к другу. Сам городок был построен на плато, вследствие чего дома шли ввысь, от чего улицы плохо освещались, закрытые стенами домов. Стена, построенная преимущественно из камня, окружала город. Однако местами уже были трещины и, казалось, что стена вот-вот рухнет. Освещалась лишь площадь города, пока остальные улицы и закоулки тонули во мраке. На площади мы и заметили эту самую таверну, построенную из того же камня, в нем горел свет, что заставило нас немного приободриться. В свете произошедшего с нами, мы и не думали задерживаться на улице, к тому же буря усилилась. Быстро добежав до больших деревянных дверей таверны, мы, не переглядываясь, влетели втроем в здание. Каково же было наше удивление, когда с десяток пар глаз вытаращились на нас. Так вот куда делись все пони. Они коротали вечера за кружкой сидра в кругу своих друзей. Бармен стоял у барной стойки, слушая рассказы двух выпивших посетителей, и одновременно полируя стол тряпкой. Пока я с Сатином обогревались у камина, профессор снял две комнаты одну для меня и другую для себя и Сатина. Я пошел за дальний столик, взяв своего любимого горячего чая, который казался еще вкуснее при минусовой температуре.

— Привет, чужеземец. — Этот голос раздался где-то позади меня, от чего мне стало как-то не по себе. Быстро прокрутив в голове все детали, я заметил, что голос принадлежал кобыле, мягкий, словно струны прекрасного инструмента, он был прекрасен. — Могу ли я присесть?

Медленно оборачиваясь, мне трудно было разглядеть, кто это был при таком освещении. — Может сперва покажешься, — Сказал я, усаживаясь лицом к ней, чтобы было удобнее разговаривать с незнакомкой, — или мне и дальше гадать кто ты?

— В наших краях за такое могут и покалечить. — Подметила фигура в плаще, выходя из темного угла. Скинув с себя плащ, она уселась за стул, который я так любезно предложил. Абсолютно это была кобыла земнопони. Ее коричнево-бежевая шерстка блестела при лучах свеч. А соломенная грива, так умело завитая в косы, свисала до плеч. Я бы и дальше любовался этим милым созданием, если бы меня не вывели из раздумья. — Эй, ты меня слышишь?

— А? О да, да, конечно. Как тебя говоришь, зовут? — Признаться, я был удивлен, что такая кобылка забыла в этом трактире. Обычно из рассказов моего дяди, который не редко посещал данные места ради сбора информации, говорил, что это не самое лучшее место, особенно если ты решил посетить трактир вместе с кобылой, для этого есть рестораны, ну или кафе.

— Я не называла своего имени. — Пожала плечами моя собеседница. Ее улыбка, которой она одарила меня, из-за моей невнимательности, можно было сравнить с улыбкой богинь. — Может сперва ты представишься?

— Меня зовут Лайт Сплеш. — Сказал я, не отводя взгляда от нее, и не решаясь дальше продолжать словесный дуэль, что не осталось незамеченным. Если честно я не редко общался с кобылами. Частые приемы, балы, концерты — все это было частью того, где я должен был присутствовать и должен был знать, как и что там происходит. Но эта кобылка была иной, не похожей на тех, с которыми мне доводилось общаться. Она была простой в общении… что ли. За эту короткую беседу я узнал про это место. Что оно построено близ замерзшего озера. Что ее имя Холли, и она живет в этом городке с самого рождения. Мне было действительно интересно ее слушать, то, как она рассказывала. Мне даже было не столько интересно, что она рассказывала, сколько ее голос, ее меняющиеся эмоции, она сама. Видимо ей не часто удавалось поговорить с кем-то, кто мог бы выслушать ее. С детства оставшаяся одна, она воспитывалась пожилой кобылой, которая взяла опеку на себя. Несколько лет назад она умерла и Холли осталась одна. Мне стало ее искренне жаль, ведь я в каком-то роде тоже один, хотя дядя и любит и опекает меня, я знал, что он не настоящий мой дядя, а просто мой опекун, но, не смотря на это, я продолжал называть его дядей, от чего он был просто счастлив.

Наша беседа растянулась на пару часов. Профессор и его ученик уже отправились в свои комнаты, видимо, решив встать рано утром и посетить местного мэра, который должен быть оповещен, что приедет группа ученых для изучения найденного артефакта. Холли тоже ушла домой, поблагодарив за то, что я любезно выслушал ее. Я остался сидеть, попивая уже десятую кружку чая. Трактир уже почти опустел, лишь пару несколько пони продолжали что-то бурно обсуждать, да бармен, который перешел от полировки столика, до мытья посуды, решив занять себя чем-нибудь.

— О кого я вижу, это же наш товарищ мистер Сплеш. — Две фигуры появились неожиданно, возникая передо мной, и я бы сильно удивился, если бы не узнал их голосов.

— Приветствую мистер Бат и мистер Крэг. — Поприветствовал я, указывая на свободные стульчики. — Вы тоже тут?

— Как видите. — Пожал плечами пегас.

— Как думаете, что они обсуждают? — Спросил я, так интересовавший вопрос. Этот городок имел много тайн и загадок, по крайней мере, мне так сообщила Холли, когда я спросил ее про историю города. Хотелось бы побольше узнать про то место, где ты будешь еще черт знает, сколько времени, да и народ тут какой-то не особо разговорчивый. Попытка выяснить у одного из завсегдатаев закончилась посыланием меня куда подальше.

— Местное население уже не на шутку испугано. Примерно месяц назад начали пропадать пони, причем только кобылы, — задумавшись, Бат посерьезнел. По его выражению трудно было что-либо сказать, но одно было ясно наверняка, он наверняка что-то подозревает, — сначала одна жертва, потом еще две через неделю. Потом начали пропадать все больше и больше пони. Причем все пропадали в одном и том же месте, на ягодной полянке.

— И вы не знаете, кто бы это мог быть? — Задав этот вопрос, я сам пустился в размышления, припоминая всех существ, о которых я читал в книжках.

 — У меня есть догадки, — Признался Бат, — но мне нужно кое-что проверить, прежде чем делать поспешные выводы.

Я все больше удивлялся этой парочке, возможно, они повидали больше, чем я мог бы себе представить, особенно, судя по их кьютимаркам, что могло значить, что они путешественники или что-то вроде этого. Оставив двух всерьез заспоривших друзей, я пошел в свой номер. Все-таки даже в таком, казалось бы, небольшом и неприметном городке могут происходить загадочные события. А где загадка, там и приключения.