Приговор времени

Продолжение фанфа «Призраки иного мира»; знакомство не обязательно, но желательно. Попаданец-вселенец пройдя долгий путь в мире победившей добродетели Литлпип, так и не нашёл пути на Землю, зато нашёл способ отправившись в прошлое предотвратить как события FoE так и свой призыв в иной мир. Теперь вместо мира пережившего «ядерную» войну и «День солнца и радуг», персонажу придётся действовать в мире, в котором последний раз воевали кидаясь овощами и фруктами. Что же может пойти не так?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Темпест Шэдоу

Чудо в перьях. Заметки ксенофила

Простой парень работает в московском зоомагазине. Однажды вечером туда зашла тощая, некрасивая и голодная девушка. Которую ему предстоит накормить, приласкать, ну и обменять эквестрийское золото на земное оружие. Взамен - магия и завтрак в постель.

Флаттершай Человеки

Сборник рассказов: странных и неоднозначных

Сборник легендарных рассказов, читайте и наслаждайтесь мозг включать а так же относится к этим произведениям как к чему-то серьезному - не желательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Runaway with Fluttershy

"— Странное совпадение!— Если верить в совпадения. Предпочитаю неизбежность."(Трасса 60)Человек бросает вызов обществу, городу, стране ради маленькой желтой пегасочки.

Флаттершай Дерпи Хувз Доктор Хувз

Кровь, Пар, Сталь

Этот мир сильно отличается от того, каким ему было предначертано быть. Когда-то давно, в ход его истории вмешались. Первое Королевство, пало, разрушено изнутри собственным Советником и Учителем детей монархов. Элементы Гармонии были утрачены. Мир, познавший вкус завоеваний, видевший рассвет и закат величайшей Империи, возведенной живым механизмом, прошедший через четыреста лет власти Хаоса, оказался разрознен. Это окунуло планету во мрак, полный лязга доспехов и лезвий, грохота орудий и взрывов, скрежета и свиста паровых механизмов, и пролитой крови. Но Королевства, Империи, Республики, народы, делящие между собой этот странный и готовый вспыхнуть мир, стоят на пороге совершенно новой эпохи, и первая искра пожара готова появиться, быть высеченной копытом пони из камня руин павшей крепости, спрятанной в снегах Кристальной Империи вместе с тем, что в ней похоронено.

Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Флим Флэм Кризалис Король Сомбра

Залатанная жизнь

Даже в такой мирной стране, как Эквестрия, есть много существ, которых ты не захочешь повстречать. Но некоторые из них хотят встретить тебя.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Аликорноволомка

Это случилось. Твайлайт стала аликорном. Ее наставница Селестия безумно ею гордится, ее друзья потрясены, ее дочь Никс не нарадуется... А Твайлайт с правительством в панике. По законам Эквестрии она теперь принцесса. Загвоздка в том, что она приемная мать бывшей Найтмер Мун, и никто не в восторге от мысли, что Никс находится в пределах досягаемости трона. Всё усложняется еще и тем, что Твайлайт не хочет быть принцессой.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Под Чёрной Луной

Над иной Эквестрией стоит ночь. Вечная ночь — но не потому, что Найтмэр победила. Пони живут, радуются и печалятся, создают прекрасные вещи и изощрённые чары под проницательным взглядом Триады Лун. Здесь родилась и здесь живёт Солид Лайн, юная единорожка, выбравшая Чёрную Луну, луну знания, прогресса и технологических и магических искусств. Однажды её самое заветное желание — стать одной из Вестников Чёрной Луны — исполнилось. По крайней мере, она так считает. Если в процессе истории вы ощутите некоторую нарастающую растерянность, загляните сюда.

ОС - пони

Влекомые роком

Каково жить в условиях перманентного "конца света", чей приход не осознаётся никем, кроме горстки пони да сущностей, которых принято называть божествами? Каково осознавать, что будущее в значительной степени детерминировано, а обмануть Судьбу можно лишь громадной ценой? Каково достичь понимания почётной миссии и одновременно незавидной роли всей расы пони в сложной игре надмировых сил, противостоящих Хаосу и Тартару, которые угрожают бессчётному множеству миров? Каково проникнуть смертным умишком во многие тайны мироздания и дела бессмертных существ, не сойдя при этом с ума?

Другие пони ОС - пони

Ученица

Каждому хочется стать лучше. Некоторым это удаётся. Но приносит ли такое будущее счастье? Нет ответа. Этот короткий рассказ о судьбе одной кобылы с дырявыми ногами. Вообще, он о многом, о любви, предательстве, необычных судьбах.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони Кризалис

Автор рисунка: Noben
Глава 3: Трения Глава 5: От сердца к сердцу

Глава 4: Противоправное поведение

Первый том
Второй том
Третий том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Глава 4: Противоправное поведение

Сварм недовольно разглядывала свою половину листа. Ровно посередине красовалась огромная чернильная клякса — продукт неосторожных движений Руф Айрона. Сварм пыталась переварить идею нанесения изображения на бумагу. Эта задачка поставила ее в тупик.

— Эм-м-м, мисс Акьюмен? — неуверенно спросила она, оборачиваясь к учительнице.

Та подошла и оглядела ее сверху вниз.

— Да, милая, в чем дело?

Сварм опустила глаза и нервно поежилась.

— К-как рисовать?

Спарклинг Акьюмен задумчиво нахмурилась, пополняя богатую галерею своего лица парой новых морщин.

— Что значит — как?

— Я... я не умею. Можете меня научить?

Акьюмен удивленно оглядела молодую пони, затем подошла к мольберту и взяла кисть. Наклонившись, она нарисовала простой кружок, черточку шеи, четыре линии копыт и кружок поменьше — голову. Сполоснув кисточку в баночке с водой, она обмакнула ее в ярко-красную краску и опытным копытом наделила пони на рисунке гривой и хвостом.

— Вот!

Сварм удивленно моргнула и наклонила голову.

— Что это?

Спарклинг Акьюмен замерла и почти обиженно оглянулась на непонятливую ученицу.

— Это... — Она повернулась к Руфу, — Айрон, что тут нарисовано?

— Пони, — отозвался тот, кинув беглый взгляд на соседнюю половину листа.

Сварм внимательно разглядывала изображение.

— Нет.

Акьюмен открыла рот, закрыла, наклонилась и принялась указывать кисточкой:

— Смотри, вот грива, тело, голова, хвост...

Сварм в замешательстве уткнулась носом в рисунок.

— Но... это же совсем не похоже на пони!

Учительница тяжело вздохнула и утерла лоб копытом.

— Это же просто рисунок! Никто не говорит, что он будет совершенным.

Сварм насупилась и сложила копыта на груди.

— Тогда... какой вообще смысл рисовать?

Акьюмен пристально посмотрела на нее и покачала головой.

— Потому что это весело?

Сварм удивленно подняла голову.

— О! Хорошо! — радостно отозвалась она и как ни в чем не бывало потянулась за кисточкой.

Учительница еще несколько мгновений внимательно ее разглядывала, затем наклонилась и прошептала в ухо:

— Сварм... кто твоя мама?

— Куно, — отозвалась та, пристально глядя на свой лист.

— Что она за пони? — допытывалась Акьюмен.

Сварм повернулась.

— Она не пони. Она — ченджлинг.

Спарклинг Акьюмен заметно напряглась и сдвинула брови.

— Я так и думала...

За спиной Сварм пронесся порыв взволнованного шепота. Она оглянулась на Айрона, но тот был слишком поглощен процессом и не обращал никакого внимания на происходящее вокруг.


Варден с тяжелыми вздохами и тихими ругательствами хромал по дороге в Понивилль. Его там ждало несколько дел. Надо найти какого-нибудь помощника для работы с Авророй, купить припасы для дома и для треклятой лозы. Купить одно особенное удобрение и несколько трав, без которых Аврора засохнет и погибнет. Было и еще одно дело, которое он тщательнейшим образом скрывал от Куно. Варден уже был достаточно далеко от дома, чтобы убедиться, что Куно не следит за ним в очередной раз.

Почти час спустя он добрался до Понивилля и уселся на скамейку в парке — перевести дух и дать отдохнуть больной ноге. Он скучал по полетам. Они настолько быстрее и удобнее пеших прогулок! Особенно с таким копытом! Он в очередной раз обратил внимание, что его здоровая нога теперь заметно плотнее и накачанней, чем больная. Как будто вторая нога увядала от безделья. С тяжелым вздохом он скатился со скамейки и поплелся дальше в город. Похоже, он чем-то приболел. Скорее всего, недавний холодный дождь, под которым пегасу пришлось торчать полдня, спровоцировал простуду.

Варден направился в центр городка, к неприметному магазинчику с занавешенным входом и, раздвинув плечом ткань, зашел внутрь. Острый и терпкий запах удобрений наполнил его ноздри. Пегас замер у порога, закрыл глаза и вдохнул полной грудью. Он с детства любил этот запах. Нотки странно знакомого аромата просочились сквозь завесу магазинного аромата. Варден открыл глаза и уставился в угол помещения. Земная пони стояла у стеллажа спиной к нему и раскладывала по полкам пакеты с семенами. У нее была зеленая грива и мягчайшая серая шкура с ярко-зеленым ростком в на кьютимарке.

— Грин Хуф?!

Пони обернулась и хитро улыбнулась.

— Неожиданная встреча, а, Варден?

— Мир тесен, мир тесен... — Пегас восхищенно покачал головой, — Какими судьбами?..

— Меня заколебал холод. А Минт Грин уже пора начинать ходить в школу. А пони в Кристальной Империи... Ну, я не хочу, чтобы она училась с ними, скажем так, — неопределенно махнула копытом Грин Хуф.

— Минт Грин? У тебя жеребенок? — Варден усмехнулся и покачал головой.

Пони фыркнула и приподняла бровь.

— А что такого? У меня вроде бы все на месте, чтобы завести ребенка.

— Просто я никогда не представлял тебя в роли матери. Ты всегда была так одержима работой... Не думал, что у тебя будет время на жеребенка.

Грин Хуф понимающе кивнула и вернулась к полкам с семенами.

— Ну, мне в этом помогает Станиг Фасит.

— А, Станиг Фасит? Это тот богатый кристальный пони с ювелирным магазином?

— Он переехал с нами в Понивилль. Покупает камни прямо у мисс Рэрити и обрабатывает, затем делает драгоценности. Весьма прибыльное ремесло, — Грин Хуф обернулась, мягко улыбнулась и перешла к полке с удобрениями.

— Тогда... почему ты работаешь здесь, в этом старом магазине, если твой муж столько зарабатывает? — в замешательстве спросил Пегас.

— Ну, как сказать... Минт Грин начала ходить в школу, и у меня внезапно появилась масса свободного времени. Профессия ювелира никогда меня не прельщала, но... мне надо было чем-нибудь заняться, чтобы не сойти с ума от скуки.

Варден понимающе кивнул.

— То есть... ты тут, в принципе, не на постоянной работе?

Грин Хуф задумалась на секунду, затем улыбнулась пегасу.

— Хозяин магазина предложил мне работу скорее из сочувствия, чем из необходимости в помощнике.

— Ну что ж, тогда... — Варден пожал плечами, — Мне вроде как пригодился бы помощник. Расширяю производство, так сказать.

— И... что же за производство?.. — осторожно уточнила Грин Хуф.

По лицу пегаса расплылась хитрая улыбка.

— Хочешь попробовать помочь выращивать самую сложную в уходе ядовитую дрянь во всей Эквестрии?


Сварм пристально глядела на свою половину листа уже не первую минуту. Руф Айрон уже закрасил последний пустой клочок бумаги на своей половине огромным черным пятном и заявил, что это молот на наковальне. Для нее это все-таки клякса.

— М-м... мисс Акьюмен?

Сапрклинг Акьюмен снова слегка нахмурилась и наклонилась поближе, говоря гораздо тише обычного:

— Ну а теперь что, Сварм?

— Что мне нарисовать? — спросила она, неуверенно оглядываясь вокруг.

— Что хочешь, — тепло улыбнулась учительница, — Например, ма-эээ-папу?

— Папа слишком белый, — немедленно отозвалась Сварм, — И страница белая. А белой краски нет. Ничего не выйдет.

— Хорошо... А братья и сестры у тебя есть?..

Сварм покачала головой.

— Любимые места? — спросила Акьмен, начиная терять надежду.

— Мне очень нравится папин сад и лес Эверфри, — призналась Сварм, задумчиво потирая подбородок, — Но и лес, и сад очень далеко. Я не могу рисовать так далеко.

— Ну хорошо... Нарисуй... мольберт?

Зрачки Сварм замерли, стремительно расширились, затем она моргнула, встряхнула головой и фыркнула.

— Тогда получится рисунок мольберта с рисунком, на котором нарисован мольберт со стоящим на нем рисунком, в котором будет рисунок с еще одним рисунком мольберта с рисунком, а последний рисунок слишком маленький.

Спарклинг Акьюмен закатила глаза и вздохнула.

— Отлично, нарисуй что-нибудь, что видишь из окна. Дворец, например?

Сварм обернулась к окну, задумалась на секунду, кивнула и расплылась в радостной улыбке.

— Я нарисую дворец!


Напевая радостную песенку, Варден хромал к маленькому дому на окраине Понивилля. Дом стоял особняком, окруженный ухоженным садом с качелями на старой яблоне. На первый взгляд очень милое местечко, но чувствовалось в нем что-то странное. Из глубины помещения доносился легкий, почти незаметный запах антисептиков, и даже виднеющиеся в окнах теплые свечи и яркие картины на стенах не мешали догадаться, что это — не жилой дом. Варден медленно прошагал по мощеной тропинке ко входу, негромко постучал в дверь и прочистил горло. Ему открыла молодая приветливая кобылка-единорог, тепло улыбнулась и поклонилась.

— Господин Варден, я полагаю?

Пегас нервно кивнул и облизал губы.

— Проходите, пожалуйста, — единорог шагнула в сторону и жестом пригласила его внутрь.

Варден вошел в дом, чувствуя себя совершенно не в своей тарелке. Он был здесь впервые, но репутация этого заведения говорила за себя. По обе стены коридора располагались закрытые двери, из-за которых раздавались приглушенные вскрики и стоны.

Молодая пони проводила его в небольшую комнату без окон со странного вида ремнями, свисающими с потолка. На полке в одном углу горела пара фиолетовых свечей, в другом валялась гора подушек, на стенах весели все те же яркие картины, а на столе у противоположной стены были разложены инструменты, от одного вида самых безобидных из которых пегаса прошиб холодный пот. Варден откашлялся и с трудом втянул в себя воздух.

— В-вот деньги... — он протянул пони небольшой мешочек.

— Мы вам доверяем, господин Варден, — отозвалась кобылка и указала копытом на ремни в центре комнаты, — Это вас полностью обездвижит. Если пожелаете, мы можем предложить вам капу, но все комнаты звукоизолированы, и мы достаточно далеко от города, так что никто ничего не услышит. Некоторым пациентам крики даже помогают.

Варден уставился на ремни и прижал уши. Ему хотелось бы сказать, что он не будет кричать, но весь его жизненный опыт говорил об обратном.

— Я-я возьму капу.

Единорог понимающе кивнула.

— Хорошо, тогда — устраивайтесь. Я вам помогу. Наш специалист скоро подойдет.

Варден кивнул, подошел к системе из ремней, веревок и стоек и внимательное ее оглядел.

— И-и... как мне сюда?..

Пони наклонила голову, ее рог засветился, и пегас почувствовал, как поднимается в воздух, а ремни надежно обхватывают его конечности. Основной вес тела пришелся на деревянную установку в центре. Копыта висели в нескольких сантиметрах над землей. Пони подошла и успокаивающе погладила пегаса по гриве.

— Постарайтесь не паниковать, с вами не случится ничего противоестественного, — прошептала она, между делом проверяя крепления, — Правое крыло, я правильно помню?

Варден кивнул.

— Пожалуйста, только не слишком жестко! К-копыто тоже.

— Мы постараемся не причинять вам лишних страданий, господин Варден, но помните, что, учитывая наши техники... сильная боль практически гарантирована.

Пегас снова кивнул.

— Я в-в курсе. Был в курсе, когда записывался на прием...

Единорог улыбнулась.

— Это хорошо. Некоторые пациенты первый раз приходят сюда как в спа-салон. Отрадно знать, что вы морально готовы.

Вскоре ремни на ногах оказались закреплены и зафиксированы. Пришла пора крыльев. Пони действовала аккуратно, но Варден все равно не сдержал стона, когда правое крыло выпрямилось в положение, в котором не было уже несколько лет.

— Теперь я дам вам шарик, Варден. Это очень, очень важно. Если в любой момент вы почувствуете, что больше не можете выдержать — просто уроните его. Вы меня понимаете?

Варден кивнул.

— Д-да, я в курсе.

— Постарайтесь не выронить капу, — напомнила единорог, вкладывая шарик ему в копыто, — У специалиста не будет времени поднять ее и вернуть на место, если она выпадет. Случалось, что пациенты прокусывали язык насквозь.

Пегас побледнел, все больше и больше жалея о своем решении.

— Теперь я вколю вам кое-что, что поможет справиться с процедурой, хорошо? У вас нет аллергии на опиумные препараты?

Варден покачал головой.

— Н-нет, вроде как...

— Это хорошо. Тогда — закусите вот это, — сказала кобылка, поднося к его глазам продолговатый кусок дерева, завернутый в фиолетовую ткань.

Варден открыл рот и сжал деревяшку в зубах. Острие шприца укололо его в шею, прямо над плечом, и по телу прокатилась волна тепла. Он и ухом не повел, когда дверь распахнулась и в комнату уверенно прошагала единорог восточной наружности и смахнула с лица прядь волос.

— Это Варден? — бесцеремонно спросила она.

Молодая кобылка кивнула.

— Да, мэм.

— Хорошо. Приступим, — подойдя к одной из полок, она посыпала копыта каким-то белым порошком из небольшой баночки.


Сварм разглядывала только что законченный рисунок Кантерлотского дворца. Она не угадала с масштабом, и часть здания не влезла на бумагу. Остальные пони убежали на перемену, а она все еще сидела и рисовала, подводила краску тупым концом кисти, растушевывала парой кусков ткани или листочком бумаги, если хотела текстуру погрубее.

Спарклинг Акьюмен в полном восторге разглядывала рисунок из-за ее спины.

— Говоришь, ты раньше не рисовала? — спросила она в очередной раз.

— Никогда, — отозвалась Сварм и пожала плечами, зашуршав крыльями, — Разве не заметно? Это же просто ужас! Совсем не похоже на дворец!

Спрклинг Акьюмен медленно покачала головой, не отрывая взгляд от рисунка.

Перед ней было практически фотографического качества изображение Кантерлотского дворца. Сварм удалось запечатлеть все: текстуру кирпичной кладки, блики на стеклах, цвет неба, плавно тускнеющий ближе к горизонту... Горы и лес на заднем плане были просто фоном, мазками коричневого и зеленого. Но замок был выполнен идеально — четко и выразительно. Однако что-то с этой картиной было не так.

Акьмен не могла сказать точно, что именно, но от этой картины у нее мурашки шли по коже. Она вспомнила день, когда напали ченджлинги, и с каким ужасом все тогда смотрели на замок. В тот день он буквально излучал злобу. И теперь злобу излучала картина этой малышки.

— Сварм, ты... специально... нарисовала эту картину такой... жутковатой?.. — осторожно спросила она.

Сварм удивленно покачала головой.

— Я просто рисую то, что вижу.

— Иии... что ты видишь, когда смотришь на дворец?

Сварм наклонила голову и задумчиво почесала подбородок концом кисточки, случайно уронив пару капель черной краски на серую шкуру.

— Я вижу дворец. В нем живет злая принцесса.

Акьюмен уставилась на нее тяжелым взглядом и медленно покачала головой.

— Думаю, мне все-таки придется побеседовать с твоими родителями.


Варден с трудом вывалился из двери кареты. На его лице играла мягкая, отсутствующая улыбка. В голове все еще царил туман опиоидов, но милая единорог сказала ему, что все прошло хорошо. В душе образовался странный комок, как будто что-то "неправильное" только что было "исправлено", что-то такое, о чем он даже и не знал. Впрочем, это не мешало копыту и особенно крылу болеть пуще прежнего.

Молодая пони помахала ему копытом на прощание и улыбнулась.

— Заходите еще, господин Варден! Мы будем рады помочь вам с вашей второй проблемой!

Пегас слабо кивнул через плечо и захромал к центру Понивилля. Оттуда ходит карета до Кантерлота, а ему, в принципе, по пути. Варден устало улыбнулся, гордый тем, что за весь сеанс сумел не проронить ни звука.