Песнь Жизни

История про пегаса Алана, у которого в жизни темных полос больше чем светлых.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Сорен Лира Другие пони ОС - пони

Роман

К чему же может привести совместное чтение двух влюблённых пони под вечер?

ОС - пони

My Little Дебил: Lopata Is Magic (148 проблем Биг Мака)

Внимание: Серьёзное отношение ко всему ниженаписанному наприемлимо! ЭТО ПРОСТО СТЁБ! НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ОТНОСИТЬСЯ К ЭТОМУ СЕРЬЁЗНО! Биг мак попадает в глупую ситуацию из которой ему надо найти выход, заручившись помощью единственного союзника – лопаты.

Биг Макинтош Другие пони

Два крыла

Неопытная путешественница по мирам, сбегая от проблем, по ошибке попала в Эквестрию в тело грифины. Думаете это весело? А вот ей не совсем...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Хроники Зубарева (ветка "Спасти Эквестрию!")

Что же случилось с тем алчным человеком, который едва не нанёс Эквестрии непоправимый урон? Жизнь в Грозовых холмах была не такой, как в остальной части волшебной страны. Куда же попал бывший гений и с какими трудностями ему предстоит столкнуться?

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Аналемма

Раз в месяц, кобыла появляется на пляже, далеко от дома. Она играет, она читает, она спит, и она прожигает драгоценное, бесценное время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Час пегаса

Рейнбоу Дэш хотелось увлекательных приключений, как в книжках. Что ж, она их получила.

Рэйнбоу Дэш Дерпи Хувз

Колебания маятника

Что мы знаем о возможных допустимых вероятностях? Лишь то, что они случаются внезапно, спонтанно и имеют множество неразгаданных тайн. Человек, отчаявшийся найти в мире справедливость, способен на многое, но именно с ним играет Его Величество Случай. Что сулит попадание чужака в другой мир, где даже еда несъедобна? Как можно выжить в чужом окружении? Возможно ли вернуться назад и так ли хочется это делать? Как остаться в мире, если от этого будет зависеть чужая и своя жизни?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор

Эквестрийские разборки

Все знают, что Рэинбоу самая быстрая пони. А что, если найдется тот, кто бросит ей вызов в скорости?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Скуталу Другие пони

МЛП: Месть Волка

Кто бы мог подумать, что мир может измениться с одной вспышкой света? Не успели Элементы Гармонии отойти от битвы с Тиреком, как на пороге оказалась новая беда. Твайлайт видит странный сон и её желание найти ответ приводит к появлению в Понивилле нового пегаса. Но никто так и не смог понять его истинные мотивы, пока не стало слишком поздно...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 13 Глава 15

Глава 14

Флаттершай была счастлива наконец-то оказаться дома, где ее радостно встретили многочисленные питомцы. Проснувшись утром отдохнувшей и свежей, она отправилась проведать людей, которых поселили недалеко от ее жилища. Возле шатра пегас увидела, что те уже все встали. В первую очередь ее интересовал Роланд, с которым можно было нормально общаться. К трем другим она все еще относилась настороженно, хотя и корила себя за это. Проходя мимо Руперта, она кивнула ему в знак приветствия и неожиданно услышала:

 — Приветствую вас!

Только через секунду Флаттершай поняла, что командир людей поздоровался на эквестрийском.

 — Доброе утро, Руперт! — несмотря на удивление, пегас не забыла о вежливости. — Рада, что теперь и вы говорите на понятном языке. Наконец-то преграда непонимания исчезла. Но как вы смогли овладеть языком, или эта способность есть у всех людей?

 — О нет, — ответил Кребс. — Просто вчера нас посетила принцесса Луна. Она и помогла нам с преодолением языкового барьера. Так что теперь мы все можем говорить на вашем языке!

 — Это просто замечательно! Я очень рада за всех вас! — обрадовалась пегас.

В это время к шатру подошли подруги во главе с Твайлайт.

 — Доброе утро, Флаттершай, — поздоровалась аликорн. — Хорошо, что ты уже здесь. Принцесса пишет, что сегодня нам нужно занять людей чем-то, а завтра она прибудет самолично. Я собираюсь устроить им экскурсию по Понивиллю, чтобы они увидели наш образ жизни. Где Роланд, я хочу обсудить это с командиром людей?

 — В нем нет нужды, принцесса! — ответил Кребс. — Теперь вы можете говорить со всеми нами напрямую. Этим мы обязаны принцессе Луне, посетившей нас вчера.

 — Что ж, тогда вы уже слышали наш разговор, — быстро сориентировалась Твайлайт. — Что вы думаете о таком мероприятии?

 — Я считаю, что оно было бы полезно, — согласился Кребс. — Тем более, если у нас будут такие экскурсоводы.

 — Отлично! — обрадовалась аликорн. — Тогда собирайтесь. Мы ждем у выхода.

Много времени на сборы людям не понадобилось. Однако Флаттершай с удивлением заметила, что все, кроме Роланда, берут с собой оружие, про которое ей вчера рассказывал рядовой.

 — Вы можете ничего не опасаться, — обратилась она к Руперту. — И необходимости носить с собой эти предметы тоже нет! — она указала на винтовку командира, которую тот закинул на плечо.

 — Дорогая Флаттершай, я опасаюсь в первую очередь за жителей! — ответил Кребс. — Ведь в наше отсутствие сюда может кто-то зайти. И, не зная об устройстве, случайно произвести выстрел. Я не хочу, чтобы произошел несчастный случай. Поверьте, если винтовка будет висеть у меня на плече, мне будет гораздо спокойнее!

 — Действительно, — смутилась пегас. — Я не подумала о такой возможности. Спасибо, за вашу предусмотрительность! — она по-новому посмотрела на этого человека.

Экскурсия проходила удачно. Людям показали яблочную ферму, кондитерскую, познакомили с мэром. Роланд был весел и охотно разговаривал с Флаттершай и подругами, Ральф тоже часто подключался к беседе. Кребс вел себя спокойно и с интересом оглядывал окрестности. Лишь Манфред выглядел мрачно. На обед вся компания пошла в гости к Твайлайт, которая предусмотрительно отправила Спайка наверх, несмотря на его протесты.


Руперт шел и разглядывал окружающие пейзажи. Все это не нравилось ему. Когда люди проходили рядом с окраиной города, который был не очень большим, на глаза ему попались железнодорожная станция и стоящий у перрона пассажирский состав.

«Ого! У них есть железная дорога!» — сделал он в уме заметку. — «Значит, их общество еще и развито технологически. Тогда почему все остальное словно взято из Средневековья? Эти загадки просто бесят меня!»

Под присмотром шести подруг солдаты посетили администрацию и некоторые магазины, сняли пробу сидра нового урожая на яблочной ферме.

 — Неплохо, неплохо! — сказал Руперт после дегустации. — Но этот напиток практически безалкогольный. Неужели вы не делаете ничего более крепкого?

 — Ну, мы готовим несколько сортов сидра, — ответила пони, что носила шляпу, оказавшаяся хозяйкой фермы. — Но в основном слабоалкогольный. Любители чего покрепче предпочитают вино.

 — А пиво у вас можно раздобыть? — поинтересовался Ральф.

 — Понятия не имею, о чем вы говорите, — удивленно ответила фермерша.

 — Мерзкая кислятина! — проворчал по-немецки Ригель. — Я, как потомственный баварец и сын хозяина пивоварни, просто не представляю, как можно пить эту дрянь вместо пива!

 — Видимо, местные совсем непривычны к крепкому алкоголю, — ответил ему Руперт. — Это может нам пригодиться.

На окраине за станцией Кребс заметил явно самоходную машину, возле которой копошились два почти одинаковых с виду пони в жилетках и шляпах. По-видимому, они чем-то торговали, но клиентов у них не наблюдалось.

 — Опять они приехали, — проворчала пони-фермерша. — Никак не поймут, что в Понивилле им ничего не светит.

 — А кто это такие? — заинтересовался Кребс. — Их машина выглядит весьма оригинально.

 — Неприятные особы! — охарактеризовала обоих Эпплждек. — Я бы на вашем месте не водила с ними дел.

 — Это — братья Флим и Флем, тоже производители сидра, Руперт, — ответила за подругу Рэрити. — Они конкурировали с Эпплами, но проиграли. А сейчас зачем-то вернулись, но доверие к ним уже подорвано.

«Конкуренты, значит…» — размышлял обер-фельдфебель. — «Не все так гладко в понячьем королевстве, как они хотят показать».


Твайлайт отправила письмо с подробным докладом принцессе Селестии еще перед тем, как идти встречать людей, а утром получила ответ. Принцесса сообщала, что сегодня не сможет прибыть в Понивилль и просит пока отвлечь гостей и посмотреть за их реакцией на жизнь пони. Также она говорила, что гарантированно прибудет завтра.

Утром аликорн решила устроить людям экскурсию по городу. Пинки собиралась к вечеру подготовить празднество. Каково же было удивление Твайлайт, когда обнаружилось, что все люди понимают язык пони. Это решало многие проблемы в общении, однако, когда она поинтересовалась источником их знаний, Кребс назвал принцессу Луну. Также он посоветовал обращаться за разъяснениями к ней, так как он, а значит и все люди, не знал планов принцессы ночи.

«Селестия ничего не сказала мне о действиях Луны в своем письме. Она, конечно, могла посчитать это малозначимым, но, по-моему, это очень важно!» — удивлялась аликорн. — «Поступок Луны, конечно, значительно облегчил нам общение, так как я, думаю, не смогла бы провернуть такое. Но что за цели она преследовала?»

До обеда люди в сопровождении пони ходили по городу, осматривали достопримечательности и знакомились с жителями, которые были немало удивлены странным видом гостей. Твайлайт все это время потихоньку следила за реакцией людей. Роланд на все смотрел вытаращенными глазами, впитывал информацию, был весел и много болтал с Флаттершай и другими. Руперт внешне был спокоен, и Твайлайт затруднялась сказать, что чувствует командир, но она надеялась, тоже, что и Хубер, просто стесняется показать свои эмоции. А вот Манфред ходил везде угрюмый, и создавалось впечатление, что на эту экскурсию он пошел только по приказу командира.

«Наверное, он тяжело переживает то, что оторван от дома...» — решила аликорн. — «Но ничего, думаю, через некоторое время и к нему вернется хорошее настроение».

Ральф, казалось, тоже был заинтересован всем происходящим. Он задавал много вопросов, некоторые весьма странные и иногда долго обдумывал ответы.

«Ничего удивительного…» — объяснила себе его поведение принцесса. — «Если их мир сильно отличается от нашего, то простые вещи, известные каждому, будут, порой, сильно их удивлять».

На обед Твайлайт пригласила людей к себе в библиотеку. Ее высокие потолки позволяли им ходить, не сгибаясь. За столом аликорн уже хотела начать расспрашивать людей об их мире и даже приготовила перо и бумагу, чтобы все записать, но Ральф первым задал вопрос.

 — Скажите, Твайлайт, — заговорил он. — Вчера ваша правительница, принцесса Луна, в своем титуле упомянула, что она — повелительница ночного светила, то есть Луны. Простите за тавтологию! Так вот, — он продолжил, дождавшись подтверждающего кивка Твайлайт. — Я хотел бы спросить. Если принцесса повелевает Луной, следует ли из этого, что на спутнике планеты вы имеете базы или даже города с постоянным населением?

Твайлайт некоторое время молчала, пытаясь понять логику человека, но так ни до чего и не додумалась. Молчали и другие пони.

 — Ральф, а как вы пришли к такому интересному выводу? — наконец, решила она спросить напрямую.

 — Ну, если ее титул — не просто красивые слова, и она действительно повелевает Луной, то можно предположить, что на спутнике есть подданные, которыми она и командует, — высказал цепь своих рассуждений радист. — У нас бы эта должность называлась губернатор или комендант.

 — А почему вы не думаете, что она повелевает самой Луной? — спросила Твайлайт. Ей казалась странной логика Штокмана.

 — Как она может управляет Луной? Это же гигантский кусок камня, находящийся в нескольких сотнях тысяч километров от планеты. Даже если учесть всю эту так называемую «магию», у нее нет возможности взаимодействовать с таким объектом с поверхности планеты, — со снисходительными интонациями произнес Ральф.

 — И, тем не менее, — возразила Твайлайт. — Каждый вечер Луна поднимает ночное светило, а каждое утро опускает. А Селестия проводит те же операции с Солнцем.

После этой фразы человек замер на несколько секунд, выглядел он ошеломленным. Да и его спутники были удивлены. Наконец Ральф отмер и начал хохотать. К его смеху тут же присоединилась Пинки.

 — Над чем это вы смеетесь? — с подозрением спросила аликорн. — Я не сказала ничего смешного!

 — Отличная шутка, принцесса! — отсмеявшись, заговорил Штокман. — А вы чем управляете, каким небесным телом?

Пришлось Твайлайт с неохотой признать, что Солнце и Луна заняты, и она ничем не управляет.

 — А кто в вашем мире управляет Солнцем и Луной? — видя, что подруга смущена, ей пришла на помощь Рэрити.

 — В нашем мире Солнце и Луна движутся самостоятельно. Без какого-то управления. Их движение подчиняется законам небесной механики, выведенным Иоганном Кеплером. Они описывают движение планет вокруг Солнца и спутников, вроде Луны, вокруг планет, — пояснил радист. — Я думаю, что и в вашем мире работают те же законы.

Твайлайт была потрясена ответом человека. Как это возможно, чтобы Солнцем и Луной никто не управлял?! Она повторила свой вопрос вслух и услышала в ответ следующее:

 — А почему кто-то должен ими управлять? Они движутся сами, без всякой помощи, уже миллиарды лет. Да и где взять возможности? Солнце — это не просто светящийся шарик, а сверхмассивный раскаленный до десятков тысяч градусов Цельсия объект. Масса Солнца несравнимо больше, чем масса любого живого существа. Расстояние до него исчисляется сотнями миллионов километров! Как можно управлять подобным объектом? Я скорее поверю, что все вы — жертвы грандиозной мистификации, длящейся уже не один век, в центре которой стоят Селестия и Луна. Не всесильные вращательницы звезд и спутников, а крайне везучие и изобретательные мошенницы, заставившие целый народ служить себе, используя его необразованность! — Штокман все больше возбуждался и в конце своей фразы почти перешел на крик, но был прерван Кребсом.

 — Если не хочешь, чтобы тебя сожгли на костре, как еретика, лучше заткнись! — припечатал он бывшего студента и обратился к пораженным пони. — Прошу не принимать все сказанное моим подчиненным близко к сердцу! Давайте считать все это неудавшейся шуткой и сменим тему!

 — Да-да, давайте… — только и пробормотала Твайлайт, до крайней степени удивленная взглядами человека на мироустройство.

 — Расскажите лучше нам о своем мире, — предложила из угла Флаттершай.

Слово, как командир, взял Кребс.

 — Наш мир населен многими животными, в том числе и пони, но разумны только люди, — начал он. — Люди делятся на расы, но отличаются они только цветом кожи и разрезом глаз. Все остальное устроено одинаково. Мы все относимся к Европейской расе, самой продвинутой и цивилизованной. Во многом наша жизнь похожа на вашу. Мы живем в городах и деревнях, работаем, выращиваем сельскохозяйственные культуры и так далее. Но давайте отложим этот вопрос до вечера, а то мы уже засиделись за столом. Ведь, если я правильно понял, вечером вы хотите собраться еще раз.

 — Да, Пинки хотела организовать вечеринку в честь вашего прибытия, — кивнула принцесса.

 — Ну, вот и хорошо, — согласился Руперт. — Там и поговорим. А мы пока пойдем в наш шатер. Эта экскурсия была очень интересной и утомительной, а после обеда нужно полежать, отдохнуть… До встречи, дамы.

 — Я бы остался, — заявил Хубер. — Я не устал, командир. Можно я останусь?

 — Ладно, рядовой! — разрешил Кребс. — Можешь быть свободен до вечера. Встретимся тут, на этой вечеринке. Остальные, за мной! — скомандовал он, и люди покинули библиотеку.

«Мне показалось, или он действительно постарался свернуть беседу и уйти от неудобной темы?» — подумала Твайлайт. — «Ну да ничего! С нами остался Роланд, самый общительный из всей этой компании, на мой взгляд. Думаю, уж он-то расскажет массу интересных подробностей».

И Роланд не обманул ожиданий аликорна. До самого вечера подруги задавали ему вопросы из жизни людей в их мире. На многие он отвечал подробно, а на вопросы о государствах в их мире сказал только, что все сложно, и отказался продолжать говорить на эту тему. Твайлайт исписала несколько больших плистов бумаги и почти истратила целую банку чернил. Обилие новой информации настолько воодушевило ее, что аликорн забыла о не самом лучшем завершении разговора с остальными людьми.


Кребс, Ригель и Штокман сидели в шатре и высказывали друг другу свои впечатления от посещения города.

 — И эта дикарка еще смеет обижаться! — бушевал радист. — Как вообще можно предположить, что какой-то «маг» может управлять движением целой звезды! Что бы она сказала, если бы оказалась в Арктике или Антарктике, или как тут называются приполярные области…

 — А что там? — спросил Ригель.

 — Там полярная ночь, которая длится месяцами, и такой же полярный день! — объяснил Ральф. — Ведь меняются у них тут времена года, значит, и наклон оси вращения планеты по отношению к плоскости эклиптики присутствует! Я когда-то читал, что жрецы богов Древнего Египта могли вычислять солнечные затмения. И они выдавали эти явления, как волю солнечного бога! Думаю, тут такая же ситуация! В общем, эти аборигены темны, фанатично преданы своим правителям и не хотят увидеть света истинного знания!

 — Умерь-ка пафос, разносчик знаний! — одернул его Кребс.

 — А эта их магия! — не унимался рядовой. — Телекинез единорогов, телепортация… Все это отдает дешевыми балаганными фокусами и я не верю им ни капли. И то, как мы получили язык. Да эта Луна — просто хороший... Нет, отличный гипнотизер! Я читал про такие методы изучения языков у нас на Земле. Этим и объясняется вся эта фантастическая популярность у народа. Мы попали в страну, где все заранее запрограммированы! Они гипнотизируются от рождения, профессию им выбирают свыше посредством кьютимарок, которые появляются непонятно каким образом! И это, судя по всему, продолжается уже несколько поколений. А какая-то секта, овладевшая тайными знаниями, сидит в столице и правит от имени «двух принцесс». В общем, по-моему, нужно валить отсюда как можно скорее, пока и за нас не принялись!

 — Ну, ты и загнул… — поразился теории Штокмана Кребс. — Хотя, это объясняет почти все. За исключением того, зачем вообще мы им нужны в таком случае. Ведь не случайно они с нами так возятся. Экскурсии устраивают, праздники…

 — Это, как раз, понятно, — лекторским тоном продолжил радист. — В наших головах находятся знания, которых нет ни у кого в этом мире. С помощью гипноза можно добраться даже до того, о чем человек сам бы никогда не вспомнил! И мы им нужны только ради знаний! Когда они выжмут нас досуха под гипнозом, то просто прикончат или сведут с ума и посадят в клетки, как мартышек! А с помощью наших знаний они смогут творить еще большие «чудеса».

 — Чертовщина! И ведь как складно-то все выходит! — начал злиться Руперт. — Я ведь сразу им не поверил! Манфред, а ты что думаешь по этому поводу?

 — А что тут думать, командир, — зло усмехнулся обер-ефрейтор. — Все, что мы сегодня видели, похоже на одну большую спешно организованную постановку! Сами посудите, что мы видели в городке? Пряничные домики, домики-деревья, домик-карусель. Полное отсутствие мусора, грязи, больных, нищих! Все пони ходят здоровые, лоснящиеся и довольные жизнью. Все веселятся, работу выполняют с радостью. Деньги у них, кстати, исключительно золотые. Ни серебра, ни меди, ни банкнот. И все эти жители не пугаются нас, хотя там, в лесу пегас упала в обморок от вида Хубера. Все улыбаются и машут, машут и улыбаются. Меня, прямо, воротило от их довольных морд! — Ригель прервался и глотнул воды из кружки. — Я не такой великий теоретик, как наш радист, но тут и полному дураку будет ясно, что перед нами построили пасторальку. «Потемкинскую деревню», как говорят красные. Они усиленно стараются показать, что все жители здоровы, богаты, счастливы и свободны! Ну не бывает так! А все для чего? Для того, чтобы мы расслабились, зажили их «райской жизнью». Тут-то нас тепленьких и повяжут. А уж полезут нам в голову, как сказал Штокман, или в другое место, мне не известно. Но в любом случае, я не хочу для себя подобной участи! Я согласен с рядовым. Надо делать ноги! Сам-то что думаешь, командир?

 — Что я думаю? Что я думаю? — начал распаляться Кребс. — Что мы в дерьме по самую макушку. Все происходящее сильно напоминает мне коммунизм, как его описывают русские пропагандисты! Все равны, все богаты, все счастливы. Правит всеми мудрый и вечный диктатор с небольшой кучкой особо доверенных комиссаров, а я ненавижу коммунистов и все с ними связанное! Вот, что я вижу! А еще мне бросаются в глаза явные нестыковки техники и окружения. Такое впечатление, что они специально стараются показать свой уровень развития ниже, чем есть на самом деле. У них есть железная дорога и паровоз, похожий на наши. Это значит, что у них должна быть развита металлургия. Но при этом я почти не видел других высокотехнологичных изделий! Все это очень странно! И эти странности сводят с ума! — он вытер вспотевший лоб. — И я тоже не хочу здесь оставаться. Но есть кое-какие проблемы, о которых вы не подумали. Вы видели, как летают эти пегасы? Что им стоит организовать воздушные патрули? Тогда любое открытое пространство будет для нас смертельно опасным, а сидеть в этом лесу, откуда мы вышли, вечно не получится. Поделят на квадраты и прочешут, как мы, когда ловили чертовых партизан! Так что бежать мы можем только домой, а как работает этот чертов портал, мы не знаем! И еще, похоже, мы потеряли Хубера. Он первый из нас начал с ними контактировать и уже в тот же день поплыл.

 — Да уж. По нему заметно, — согласился Ригель.

 — Я поэтому и оставил его в библиотеке. Пускай пока загружает мозги местным всякой чепухой вроде рецепта любимых пирогов своей мамочки! — ухмыльнулся обер-фельдфебель. — Даже не знаю, что с ним делать, но говорить с ним нужно осторожно. Между собой мы можем говорить по-немецки, местные нас не поймут, а вот он все растреплет этой Флаттершай.

 — Она мне сразу не понравилась, командир, — буркнул обер-ефрейтор. — Надо было их еще в лесу прирезать!

 — А помните, Луна намекала, что эти шесть пони участвуют во всех важных событиях последних лет. Я думаю, это какие-то посвященные высокого ранга, в задачу которых входит, как раз, первичная обработка таких, как мы. Ведь мы не можем с уверенностью сказать, что до нас в этот мир никто не попадал, — начал строить еще одну теорию радист. — Тогда вся эта история с напавшим монстром инсценирована от начала и до конца. Они как-то узнали, что портал сработал и выслали «группу захвата». А в пользу их уровня говорил тот набор украшений, что находился в библиотеке. Там видно, что каждое украшение подходит к одной из этих шести, хотя бы по тому, что нарисовано у них на бедрах и изображено на браслетах! И еще! Я вчера продолжил изучение лабораторного журнала из бумаг Вальца. Так вот. Там есть описание нашего зеркала!

 — Там есть описание, как включить портал? — заинтересовался Кребс.

 — И не только. Портал можно настроить по временной шкале! Там должны быть управляющие элементы. Шесть штук, как и у этих пони. Но использовать их можно и по два на человека. А нас как раз трое. Они должны быть завязаны на какие-то сильные эмоции, а до привязки они нейтральны. Это могут быть кольца или что-то подобное. Предполагаю, что это те, что мы нашли в футляре среди всего хлама.

 — Вполне возможно, — подтвердил Кребс. — Они казались мне довольно странными. По крайней мере, надо рискнуть. Если не сработает, всегда можем сказать, что зашли за «сувениром». Так, а что, и включают портал они?

 — Да. Но настройка возможна только с этой стороны. Поэтому зеркало сработало без их участия. Не знаю, как оно оказалось у «Аненербе» и кто его создал, но этот артефакт дает нам колоссальные возможности! Подумайте только, если мы все правильно сделаем, то вернемся в тот же миг, что и перенеслись сюда!

 — Ага! В перевернутый броневик, который вот-вот расстреляют русские штурмовики! — угрюмо проворчал Ригель. — Это плохой вариант!

 — К тому же, зеркало наверняка разбилось под тяжестью «Ханомага», — добавил обер-фельдфебель.

Радист ненадолго задумался, но потом просиял.

 — Мы можем вернуться в прошлое, когда зеркало еще не разбилось. Только подумайте, — увлекся он. — Мы можем попасть, например, в шестнадцатый век…

 — Ага! И увидеть древнюю Москву или откуда там привезли это зеркало, — со скепсисом продолжил Руперт. — А потом местные нас на кол посадят! И всего делов!

 — Тогда мы можем вернуться на день назад. И у нас будут сутки, чтобы дойти до места аварии. Когда мы, которые из прошлого, попадут сюда, то мы сегодняшние займем их место, как будто ничего и не происходило! — радостно предложил Штокман.

 — Я недооценивал тебя, рядовой! — высказался Кребс. — Как все расписал. Если все твои теории насчет этих тварей правда, то я — круглый дурак и заманил нас в ловушку. Но время еще есть! Пока не будем показывать, что знаем их планы. Ведь все это может и не подтвердиться, или лишь частично подтвердиться.

Кребс подпер рукой подбородок, думая, а потом выдал:

 — Сходим на эту вечеринку, пускай думают, что все у них идет, как положено. У меня есть план, как вывести из строя эту шестерку. Вы, кстати, заметили, что за нами следят?

 — Нет… — удивился Ральф. — Кто?

 — Та синяя пегас, которой Руперт дал по башке, — ответил за командира Ригель. — От самой библиотеки летела за нами.

 — Штокман! Твоя задача — отвлечь ее внимание, — приказал Кребс. — А мы с Манфредом пока наведаемся кое-куда. Встречаемся здесь через полтора часа и идем в библиотеку. Хубера пока ни о чем не предупреждаем. Посмотрим еще на него. Может, он не совсем пропал. Как все закончится, идем и делаем вид, что ложимся. Потом делаем ноги. Надеюсь, нам все удастся, и уже этой ночью мы покинем этот странный мир!