Джейк и его девчонка

Маленькая девочка убегает из дома со своим лучшим другом, однако обнаруживает, что очутилась гораздо дальше, чем она думала. Её появление в Эквестрии подымет волну, что захлестнёт каждого: и бедного, и богатого. А в это же время молодая кобыла из рода ноктюрнов начинает грандиозную авантюру, чтобы добиться права следить за чистотой фаянсового трона самой принцессы Луны.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Бон-Бон ОС - пони Человеки

Scalony: Рыцарь правосудия

История супергероя Эквестрии, Рыцаря Правосудия, Скэлони. Бен, также известный как путешественник Пони Без Метки, по стечению обстоятельств, становится супергероем.

Шанс

Добро пожаловать на Смертельные Игрища! У вас есть шанс победить, но шанс примерно равен одному к миллиону. В случае победы вы получаете приз - исполнение самого сокровенного желания! Но при проигрыше вы заплатите совсем небольшую, по нынешним меркам, цену - вашу жизнь. Удачи!

Другие пони ОС - пони

Загадка рассвета

Что могут скрывать лучи рассвета?

Другие пони ОС - пони

Твайлайт Спаркл

Твайлайт всегда была единорогом, но потом аликорнизировалась, так? И это она победила Найтмер Мун? И Дискорд был каменным и не лез в ее жизнь, пока та не подружилась с пятеркой пони? А если все это было не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун

В поисках вечной гармонии

Мысли о глобальном помогают нам духовно развиваться. Только задающий вопросы способен искать ответы. И именно вечные вопросы приведут искателя к неожиданным и практически невыносимым результатам.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Ничто так не портит Пламя, как его фанаты

Быть капитаном Вандерболтом вообще непросто. А когда каждый жеребец смотрит на тебя, как на живое воплощение скорости и еще чего-то, но не видит в тебе пони - это очень неприятно...

Спитфайр Сорен ОС - пони

Поэма о Воле

Простой стих о достижении желаемого.

ОС - пони

Тяжелый день Сансет Шиммер

Все не так в жизни единорожки Сансет Шиммер. Даже просто сходить в школу - это уже целая история. Вечные переживания по поводу своей судьбы и решений, мелкие незаурядицы, да и просто идиоты, которые мешают жить. Как же сложно быть нормальной в мире людей...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Письма внутреннего врага

Вскоре после разгрома Старлайт Глиммер и ее культа, Твайлайт начинает получать письма от единорожки-диктатора

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Автор рисунка: aJVL
Глава 12 Глава 14

Глава 13

Ральф сидел и перебирал бумаги. Когда командир ушел с рядовым Хубером и Флаттершай, Ригель опять посадил его за разбор макулатуры. Сам обер-ефрейтор сидел при входе и «нес караул». Синий пегас, оставленный в одиночестве, вроде бы, вел себя тихо, но радист на всякий случай положил свой карабин рядом. Так, за однообразным занятием, прошло несколько часов с момента ухода Кребса, когда Ральф углядел нечто интересное в ворохе бумаг. Это была толстая потрепанная тетрадь, похоже, являвшаяся лабораторным журналом.

«Наконец-то удача!» — возликовал рядовой и углубился в чтение. В тетрадке описывались эксперименты, которые проводили члены общества «Аненербе» над различными «магическими артефактами», взятыми, как трофеи, в покоренных Империей землях. Почерк писавшего был не очень разборчив. Конечно, не как у врача, к которому ходил Ральф в родном Эссене, но и далекий от каллиграфического. Из-за этого ему приходилось вчитываться в каждую строчку, и чтение шло медленно. Пока все, о чем читал радист, сводилось к описанию неудавшихся попыток активировать очередной «артефакт» и бредовых теорий его применения.

«Пока ни слова про наше зеркало. Но, надеюсь, я таки найду искомое!» — подумал Ральф. Он планомерно вчитывался в каждый лист, боясь пропустить нужную информацию, как вдруг услышал, что Ригель с кем-то разговаривает. Прибывшим оказался командир. Ральф отложил журнал и вышел, чтобы посмотреть, что произошло. Ведь, насколько он понимал, Руперт собирался вернуться не раньше завтрашнего дня.

При входе стояли Кребс и Ригель. Обер-фельдфебель отдавал распоряжение развязать пленного пегаса.

«Что за глупости?» — удивился Ральф. — «С чего командир решил отпустить его?»

В это время он бросил взгляд на дальний край поляны, и тропинку, по которой уходил отряд. Там стояли Хубер и желтый пегас. А с ними было еще четверо аборигенов, все разных цветов.

«Так вот оно что!» — догадался Штокман. — « Командир встретил местных ближе, чем планировал, соответственно, и вернулся сюда раньше!»

Тут сзади послышалась возня, ругательства Ригеля и вдруг что-то молнией пролетело мимо Ральфа к выходу и устремилось в небеса.

«Да это же пегас!» — понял радист. — «Ничего себе прыть! Никогда бы не подумал, что с такими маленькими крылышками они могут развивать подобную скорость!»

Крылатый зверь уже улетел бы далеко, если бы его не окликнули вновь пришедшие сородичи. На секунду зависнув, он опустился рядом с ними и, судя по активной жестикуляции, начал что-то с пылом доказывать.

«Ну конечно, рассказывает свою версию ужасных мук в застенках кровавых палачей-людишек…» — ехидствовал радист. — «Интересно, как командир выкрутился из всей этой истории? А вот и он, легок на помине».

 — Рядовой! — сказал подошедший Кребс. — Я договорился с местными, они обещают нам безопасность. Поэтому, мы отправляемся в город все вместе. Налегке. Ты нашел что-нибудь о зеркале в этом хламе? — Ральф покачал головой. — Тогда он останется лежать здесь. Просто некому его тащить. Да и никому он здесь не нужен. Потом, может быть, поразберешь. А пока собирайся и выходим. Надо успеть до темноты. И держи оружие наготове!

Кребс ушел контролировать сбор вещей, а Ральф первым делом сунул за пазуху журнал.

«Командир спрашивал только о зеркале, а о нем я, и вправду, ничего не нашел!» — решил он. — «Но этот журнальчик может оказаться очень полезным!»


Твайлайт остановилась на краю поляны. Она уже бывала здесь. Невдалеке находились руины замка сестер, разрушенного Найтмер Мун. Недалеко от входа в назидание был поставлена статуя, изображавшая изготовившуюся к атаке темную ипостась принцессы Луны. Но сейчас аликорн по-новому взглянула на этот памятник.

«Несколько раз я проходила мимо него и только сейчас заметила, что пьедестал совершенно не сочетается со скульптурой!» — начала рассуждать она. — «Такое впечатление, что сама статуя гораздо новее, хоть и поставлена она была, если не ошибаюсь, на пятисотую годовщину изгнания Найтмер. Постамент выполнен из другого материала, вон как зеркально блестит одна из его граней… Стоп! Вот и оно! Зеркало!»

Забыв обо всем, Твайлайт направилась к памятнику, не обращая внимания на удивленные возгласы подруг. Подойдя вплотную, она начала осмотр, но тут ее отвлекла Рэйнбоу Дэш, вихрем вылетевшая из руин и опустившаяся возле подруг. Аликорн направилась к ним, чтобы послушать, что скажет пегас.

 — О, Рэйнбоу, я так рада, что тебя, наконец, освободили! — радостно улыбнулась Флаттершай.

 — Эти мерзкие создания держали меня связанной все это время! — вспылила радужная пегас. — А я всего лишь вступилась за Флаттершай.

 — Я думаю, нужно выслушать обе стороны этой истории, чтобы увидеть полную картину событий, — проговорила подошедшая Твайлайт. — Вон стоит Роланд, позовем его и тогда начнем разбор.

Рэйнбоу начала было протестовать, но ее утихомирили, и, позвав рядового, послушали две версии событий. В итоге все согласились, что произошла ошибка и после того, как пегас и рядовой признали, что не таят друг на друга зла, посчитали инцидент исчерпанным.

 — Это тебе наука на будущее, Рэйнбоу, — обратилась к ней Твайлайт. — Надо быть осторожной с неизвестными явлениями.

 — Да поняла я, поняла! — отмахнулась пегас. — Но присматривать за ними я все равно буду! Если с Роландом мы помирились, то к их командиру я еще имею должок! — и она почесала затылок.

 — Смотри, но без моего ведома не предпринимай никаких активных действий! — предупредила ее принцесса. — Мы еще не знаем пределов силы их самих и их оружия, и поэтому я не хочу еще одного конфликта из-за какой-нибудь глупости.

В это время к группе подошли Кребс и двое других людей из его команды. Твайлайт оглядела их, отметив висящий на груди у высокого хмурого человека предмет, который походил на некий странный боевой артефакт.

«Это оружие может оказаться опасней, чем кажется...» — нахмурилась аликорн. — «А у остальных такого нет, хотя тем же целям могут служить длинные предметы из дерева и металла, которые они носят в руках или на плече. Надо будет расспросить командира об этом. Как же неудобно, что только один из них владеет нашим языком. И хуже всего, что никто из нас не знает их языка. Надо будет по возвращении заняться поиском литературы по данной проблеме. Но в первую очередь напишу принцессе отчет!»

От этих мыслей Твайлайт отвлекли подошедшие Кребс и Хубер, сообщившие, что они могут выдвигаться.


Во время похода через лес к городу аборигенов Руперт, через рядового Хубера общаясь с принцессой Твайлайт, предложил ей, как командир командиру, идти немного позади отряда и обсудить некоторые организационные моменты. Он, как и раньше, был не в духе от происходящего, но сейчас старался вести себя максимально вежливо, как если бы он говорил с обер-офицером. Но без подобострастия, все-таки он не был подданным этой фиолетовой принцессочки.

 — Раз уж вы согласились принять нас, — начал он. — Я хотел бы поинтересоваться, как мы будем преодолевать разницу в наших габаритах. Боюсь, если ваши дома пропорциональны вашему росту, нам будет в них тесновато. Думаю, лучшим вариантом на первое время будет большая брезентовая палатка.

 — Хм… Я, как-то, упустила этот момент, — задумчиво произнесла аликорн. — Но мне нравится ваша идея, я думаю, у нас найдется что-то подобное.

 — Да и установить ее можно будет где-нибудь на краю города, чтобы не шокировать обывателей нашим присутствием.

 — О, за это не волнуйтесь, — весело проговорила Твайлайт. — Как бы наших излишне любопытных жителей не пришлось отгонять.

«Ага, плевал я на ваших жителей. Главное, что с окраины мы всегда успеем удрать, а в центре, если нас зажмут, то и винтовки не помогут!» — подумал Кребс. Вслух он сказал совершенно другое:

 — Однако мне не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством и я предпочел бы поскорее связаться с кем-нибудь, кто обладает знаниями о работе порталов.

 — К сожалению, думаю, таких знаний нет пока ни у кого в Эквестрии, — недовольно проговорила Твайлайт. — Но можно провести исследования. Теперь, когда мы нашли стационарный портал, открываются новые возможности».

«Маленькая зазнайка!» — дал в уме характеристику собеседнице Руперт. — «Как она недовольна, что приходится признавать свою некомпетентность!»

 — Думаю, вы доберетесь до Понивилля без меня, а я пока отправлюсь подготовить ваше прибытие, — неожиданно заявила Твайлайт.

 — Полетите? — изобразил понимание Кребс.

 — Нет. У меня есть более быстрые способы, — и, сказав это, аликорн исчезла в фиолетовой вспышке.

 — Ничего себе, герр обер-фельдфебель! — взволнованно проговорил рядовой. — Получается, они могут мгновенно перемещаться на большие расстояния!

 — Выходит так, — недовольно процедил Руперт. — Иди, расспроси кого-нибудь из оставшихся местных. Узнай, кто еще из пони умеет так делать, насколько это сложно и насколько далеко они могут прыгнуть таким образом.

«Чертовщина! Похоже, это та самая магия, про которую упоминала Флаттершай! Гадство!» — негодовал Кребс. — «Это же все переворачивает с  ног на голову! Как можно что-то планировать, если у тебя за спиной может из ниоткуда появиться противник! Да уж… Пока с ними нужно только дружить. До тех пор, пока не получим больше информации!»

Размышления Руперта прервала появившаяся сбоку розовая пони, которую он недавно чуть не пристрелил. Передвигалась она не шагом, как остальные, а прыжками, что, похоже, не доставляло ей неудобств. Она что-то начала быстро говорить человеку, но он жестами показал, что не понимает. Розовая на секунду приуныла, но тут же продолжила, как ни в чем не бывало трещать без умолку. Судя по всему, ей было все равно, понимают ее или нет.

«Вот еще тоже головная боль! И принесла же ее нелегкая!» — вздохнул обер-фельдфебель. — «Шла бы себе со своими и болтала. Вот черт! И не наорешь на нее, приходится изображать вшивого интеллигента. Как меня это все раздражает!»


Ральф брел вместе с остальными и думал о журнале, который не успел дочитать.

«Как же некстати командир выдернул нас из лагеря!» — сетовал он. — «Кто знает, может я уже сегодня смог бы настроить это зеркало с помощью тех записей. Или не сегодня, а через несколько дней. Тушенки бы хватило. А так мы с каждым шагом отдаляемся от портала и, соответственно, от пути домой».

Тут он заметил, что одна из пони, та, что в шляпе, разглядывает его довольно бесцеремонно. Радист решил ответить тем же и стал разглядывать пони. С удивлением он увидел возле носа у той что-то вроде веснушек. А в остальном это была обычная пони без рогов и крыльев, если учесть, что от земных лошадей и пони при ближайшем рассмотрении все аборигены значительно отличались. Вот шляпа на ней была довольно интересная. Не соломенная, а из твердой, явно фабричной выделки, ткани. Значит, у них имелось текстильное производство, а это подразумевало под собой определенный уровень развития. В это время отряд вышел на опушку, и стало возможно разглядеть находившийся неподалеку город.

«Так, что тут у нас?» — осматриваясь, думал Ральф. — «Телеграфных столбов не видно, фабричных труб не заметно, здания все в один-два этажа, похожи на наши старинные дома. На первый взгляд не впечатляет. Либо это жуткая глухомань, либо аборигены находятся в развитии на уровне Средневековья. Но, пока рано делать какие-то определенные выводы, нужно еще посмотреть вблизи».


Принцесса Спаркл встретила отряд недалеко от города, появившись из воздуха, чем немало удивила людей. Она заявила, что шатер для гостей со спальными местами уже готов. Руперт сдержанно поблагодарил аликорна.

«А у нее очень неплохие организаторские способности…» — подумал он. — «За короткий промежуток времени организовала и доставку, и рабочих. С ней нужно быть очень аккуратным. А еще эта телепортация! Как же все здесь непросто!»

 — Хубер, — позвал он рядового. — Ты разузнал про телепортацию?

 — Да узнал, герр обер-фельдфебель, — ответил тот. — Только аликорны и немногие из единорогов владеют этим заклинанием. Другие виды пони неспособны к такой сложной магии.

 — Хоть какая-то хорошая новость. Но эта чертова магия… — проворчал Кребс. — Все планы псу под хвост из-за нее!

В это время они дошли до отдельно стоящего коттеджа на окраине, недалеко от которого и был установлен шатер. Дом был похож на клумбу. Вся крыша заросла травой. Как выяснилось позже, здесь жила их бывшая пленница Флаттершай. На территории вокруг дома было заметно большое количество животных, которые радостно приветствовали пропадавшую надолго хозяйку.

«Прямо, как сумасшедшая бабка-кошатница из соседнего дома!» — подумал про это Кребс, недолюбливавший домашних животных и тех, кто содержал их в таких немеряных количествах. — «Они же не едят мясо. Зачем она держит этих животных?»

Солдаты расположились в предоставленном шатре, где уже были устроены лежаки, подходящие под человеческий рост. Стол в углу был уставлен фруктами и выпечкой. Уже темнело, но Руперт отправил всех к близкому ручью помыться и привести себя в порядок. Почти в темноте солдаты вернулись в шатер. Лежаков было четыре, что подразумевало, что спать могут все одновременно, но Кребс все равно распределил дежурства. Однако не успели еще они отойти ко сну, как рядом со входом раздался хлопок телепорта, и внутрь вошла аликорн. Но не Твайлайт, сопровождавшая их днем, а уже знакомая Руперту Луна. Теперь было видно, что она заметно больше, чем простые пони и держится гораздо величественнее, чем ее фиолетовая родственница.

 — Что ж, я вижу, что Роланд с толком использовал мой дар, и вы наладили контакт с Твайлайт и остальными, — заговорила она, к удивлению обер-фельдфебеля, на чистейшем немецком. — Впрочем, я не удивлена, что именно эта шестерка пони первыми попалась на вашем пути. У них просто талант участвовать во всех важных событиях последнего времени.

 — А ты кто еще такая? — угрюмо спросил гостью Ригель.

 — А, обер-ефрейтор Манфред Ригель… — перевела на него внимание Луна. — Что ж, закономерный с твоей стороны вопрос, хоть и заданный несколько грубо, но на первый раз я пропущу эту грубость мимо ушей. И не стоит пытаться наводить на меня свой пистолет-пулемет. При случае он тебе не поможет. Я — принцесса Луна, Повелительница Ночи и ночного светила, младшая правительница Эквестрии. Вижу, и ты, Кребс, удивлен, услышав мой титул, — она прервалась и осмотрела людей. — Я смотрю на вас, и вижу много интересного, — она улыбнулась Руперту. — Я вижу, вам неудобно говорить с пони посредством лишь одного переводчика. Поэтому я дарю вам всем знание нашего языка! — рог ее окутался светло-синим сиянием. — Так-то лучше! — произнесла принцесса уже на своем языке, но Кребс, к удивлению, понял ее. — Вижу по вашим лицам, что все прошло успешно. Что ж, располагайтесь, отдыхайте, общайтесь с местными. Возможно, я еще навещу вас, — она повернулась и направилась к выходу, но неожиданно повернула голову и, посмотрев на людей, сказала. — Надеюсь, вы не обманете моих ожиданий!

На этом она просто растворилась в воздухе.

 — Что это только что было? — изумленно проговорил Штокман. — Я чувствовал себя словно на экзамене, когда не знаешь ни одного вопроса в билете…

 — Ты же слышал! Это — местная очень большая шишка. Гораздо больше, чем эта фиолетовая зазнайка, — ответил ему Кребс.

«Опять эти намеки!» — думал он, приходя в бешенство от неясностей. — «Что она ожидает от нас? Что мы вольемся в местную толпу цветных лошадок, заведем стадо питомцев и будем падать ниц при ее появлении? Или она ведет какую-то свою игру и использует нас, как пешек? Гадство! На ее лице даже эмоции, будто, не отражаются!»

 — Так, расходимся спать, скомандовал Руперт. — Часовой остается. Нечего забивать себе голову всякой чепухой. Завтра важный день. Отбой!


Ральф дежурил первым. Дождавшись, пока остальные улягутся, он, нарушая все уставы, уселся у костра, положил карабин на землю и, достав из-за пазухи журнал, продолжил чтение.

И, как назло, именно сейчас, когда они ушли от портала, он наткнулся на информацию о нем. Радист сидел, вчитываясь в каждую букву, впитывая информацию. За этим занятием он просидел всю смену, и чуть было не пропустил смену караула. К счастью, Штокман вовремя посмотрел на часы и разбудил Ригеля, дежурившего следующим. Отчитавшись обер-ефрейтору, что все спокойно, он передал ему хронометр и отправился в палатку.

Ворочаясь перед сном, рядовой соображал, как бы поудачнее преподнести полученную информацию Кребсу, учитывая его планы по взаимодействию с местными.

Происходящее не очень нравилось Штокману. Он был рад, что не сбежал в первые дни, как планировал, и хвалил себя за предусмотрительность. Но вместе с тем его нервировала текущая ситуация, а показное радушие местных настораживало, учитывая инцидент с пленением пегасов.

Заснул рядовой совершенно неожиданно, не успев додумать свою мысль до конца.


Манфред сидел возле входа в палатку и обдумывал события прошедшего дня. А они были, мягко говоря, не лучшие. Во-первых, он не одобрял политики Кребса по отношению к этим пони. Но обер-ефрейтор привык выполнять приказы старших по званию, а таковым сейчас был Руперт. Пускай он забивает себе голову, а Манфред просто постоит сзади с пистолетом-пулеметом и откроет огонь, когда понадобится. Во вторых, эта местная принцесса, которая свалилась, как снег на голову со своим подарком в виде знания языка, не вызывала ничего, кроме раздражения.

«Ох, не нравится мне все это!» — грустил Ригель. — «Наверняка скоро опять припрется и потребует отрабатывать задаток. А попросить может что угодно — такой не откажешь. Смотрит на тебя, а ощущение, будто под прицелом гаубицы стоишь — одно движение, и ты — куча кровавых ошметков. Ведь как она узнала, что я собираюсь сдвинуть MP-40 вперед, когда я еще не начал двигаться?! Хотя, с другой стороны, насколько бы она ни была сильна, но добрый свинец вряд ли переварит. Нужно только быть начеку и успеть раньше нее…» — мысли Манфреда переключились на следующую тему. — «А городок-то здешний не очень…» — вспоминал он увиденные пейзажи. — «Ни электричества, ни дорог нормальных. Дома все мелкие, техники не наблюдается. С одной стороны и хорошо. Вряд ли у местных есть что-то, серьезней арбалетов из оружия. А вот с другой, нам тут, похоже, жить. А жить хотелось бы с комфортом. Надеюсь, Кребс напряжет этого ботаника-радиста, чтобы тот разобрался с порталом!»

Шорохи в кустах неподалеку заставили часового насторожиться.

«Неужто уже пришли брать? Нет, вряд ли...» — подумал Манфред, беря наизготовку пистолет-пулемет.

 — А ну вылазь, быстро! — скомандовал он в кусты, в которых испуганно зашептались. — Я сказал, выйти наружу! — прикрикнул он еще раз. Из кустов выбрались они. Наверное, дети пони, предположил Ригель. — Вы что тут делаете? А ну, марш домой и спать! — скомандовал он мелким, коих было трое — желтая пони с бантом, оранжевая пегас и белая единорог.

 — Классно! Какие они прикольные! А то из этого куста ничего не видно, — обратилась одна из них к другим, не обратив внимания на окрик.

«Толи я говорю не на том языке, толи это они такие наглые» — удивился Манфред.

 — Вы кто такие, и что делаете в нашем лагере? — грозно спросил он, нависая над троицей.

 — Мы — Искатели Меток! — хором ответили те.

 — Так вот, искатели. Если вы сейчас же не исчезнете, то найдете себе неприятности! Я ясно выражаюсь? — прервал их Ригель.

 — Ясно, сэр, но мы хотели… — начала пегас.

 — Бегом марш! — скомандовал обер-ефрейтор, и мелочь испуганно унеслась в кусты.

«Так-то лучше!» — подумал Манфред. — «Всегда раздражали дети. И в этом, похоже, дети пони не сильно отстают от человеческих…»

Ригель уселся у входа и продолжил размышления. До утра их больше никто не побеспокоил.