Подкидыш

Рэйнбоу и Флаттершай гуляли в лесу, и нашли там яйцо. Какой птице оно принадлежит - не понятно.,Где, собственно, родители - не известно. Флаттершай решает "высидеть" птенца дома. Но это оказывается не птенец - это яйцо дракона. И дракончик посчитал своей мамой ту, кого увидел первой - Рэйнбоу Дэш. Конечно, лучше няни, чем Флаттершай, не найти, но малышу приглянулась именно Рэйнбоу. Как же Дэш справиться с этой нелёгкой задачей? А очень просто - сцепить зубы и проявить заботу.

Рэйнбоу Дэш

Жертвы и хищники

Участь жертвы не всегда печальна и трагична. Всё зависит от хищника.

Принцесса Селестия Кризалис

После свадьбы

После того, как Шайнинг Армор и Каденция поженились, Твайлайт выдалось несколько минут, чтобы познакомить своих родителей с её подругами. Но всё пошло наперекосяк

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Ars longa…

Революция никогда не проходит без крови, даже если это всего лишь революция в искусстве.

ОС - пони

Неизведанные дороги

Жизнь по своей природе всегда непредсказуема и изменчива. Волею судьбы Эплджек оказывается на пути неизведанных дорог, когда теряет то, что ей было дороже всего...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Chronicles Postapocalypse: Secrets of Equestria

Роза и Лина пускаются в новое путешествие по самым злачным местам постапокалиптической Эквестрии с целью раскрытия некоторых тайн, касающихся научно-технического прогресса, начавшегося до Катастрофы. Впрочем, поиск оставшихся Элементов Гармонии никто не отменял. Какие опасности поджидают подруг на их пути? Зло ведь не дремлет. И сможет ли Эквестрия стать такой, как прежде?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Притча

Бессмертие несет в себе не только хорошее, но и грусть утрат. Потерю смысла жизни. Но зачем тогда оно?

Твайлайт Спаркл

Любой ценой

Юмористическая зарисовка на тему одного очень известного тв-шоу

Твайлайт Спаркл Другие пони Человеки

Кто ты, Тень?

На долю Кристальной Империи пришлось немало бедствий за всю её долгую историю, но она пережила все напасти и выстояла. Однако перед лицом новой таинственной угрозы империя оказалась бессильна, ведь враг ударил в её самое уязвимое место.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Старлайт Глиммер Санбёрст

Стальные крылья

"Сталлионград - для земнопони!". Город воинственной и промышленно-развитой нации земнопони. Они были единственными, кто противостоял Селестии и выстоял, став союзниками, а не вассалами принцессы. Но время идет, и старому городу нужен новый путь. Нужна молодая кровь, путь которой лежит в небеса.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5. Перебитый полет. Глава 7. С чем едят трудности социализации?

Глава 6. По ту сторону океана.

– И давно?

– В ту же ночь, как узнала.

– То-то я не видела ее дня три.

– Почему ты нам не сказала?!

– Я думала, она вернется.

– Ну конечно, вернется! А если бы тебе сказали, что все твои друзья…

– Тшшш! Вы так раскричались, что со стороны кажется будто налетел рой параспрайтов, пожалейте честных пони, которые в отличие от вас сейчас вполне себе спят, – Эплджек повернулась на другой бок.

Еще один девичник Твайлайт закончился печальной новостью – Лиссандра пропала! Дэши, которая сонно прикрикнула, вторя Эплджек, это вовсе не интересовало, хотя со стороны могло показаться, что ее сон стал более неспокойным или даже ненастоящим, а уши навострились как локаторы у фруктовых мышей.

– А что именно ты ей рассказала? – уточнила Рэрити, пытаясь не замечать что Пинки в попытке не уснуть, все же свалилась к ней на копыта.

– Ну, в том, в чем мы и сами не уверены… То что она замерзла в магическом льду, или попала под какое-то заклинание несколько сотен лет назад, и что с тех пор многое поменялось… Ну вот зачем я это сделала! – Твайлайт натянула на уши подушку, и выплюнула попавшие в рот перья.

– В конце концов, она сама этого хотела. Ну, знать правду. А раз сама хотела, то пусть сама и разбирается. Верно говорю? – Эплджек оглядела замолчавших подруг, – верно! – и довольная ответом самой себе окончательно улеглась спать.

– Да, верно. А теперь давайте спать, – взбила подушку с рюшечками Рэрити и аккуратно переложила на нее Пинки. Потом сама улеглась на похожую и спустя несколько минут в гостиной Твайлайт из собеседников осталось лишь тихое посапывание.

– Твайлайт? – Флаттершай, молчавшая все это время, подловила единорожку на самом пороге сна. Твайлайт дернулась и испуганно открыла глаза.

– Ам… Да, Флаттершай?

– Мне кажется, она вернется. Правда.

– Спасибо, Флаттершай. Я тоже так думаю, – выдавила улыбку Твайлайт, полагая, что диалог окончен. Но Флаттершай чего-то тихо прошептала.

– Извини, Флатти, я не расслышала, что?

– Может быть…. Может быть стоит еще раз написать Селестии? Я не знаю, как у тебя принято…

– Флатти, – Твайлайт подсветила рогом лицо зажмурившейся пегаске, – я уже отправила письмо, и лишний раз беспокоить Принцессу не стоит. Особенно, если речь идет о пропаже грифона. Тем более, у нее итак полно забот, открытие Кристалльного Королевства и прочее…

– Да… Наверное ты права… Твайлайт, а ты не думала о том, что Лиссандра назвала себя воительницей? С кем она воевала? С пони? – в неожиданной тишине голос Флаттершай прозвучал до неприличия отталкивающе, как будто бы его произнесла Дэши, или вообще другая, незнакомая Твайлайт пегаска.

– Не говори глупостей. И вообще, давай спать, – отчего-то рассердилась Твайлайт.

– Хорошо…


Она пришла поздним вечером на пятый день, больше напоминая подбитую курицу, чем статного грифона. И дело даже не в слипшихся перьях, скомканных и забитых дорожной пылью, и не в ободранных лапах. Что-то было во всей сбившейся кособокой походке, в потерянном, подавленном взгляде опостыло шныряющем по комнате, в резких и бессмысленных движениях пытающихся заполнить собой пространство, лишь бы не давать ему сжаться темным кольцом вокруг осунувшейся фигуры. Клюв будто нашептывал чего-то, повторяя одно и то же раз за разом, пока голова не отряхивалась, на секунду даруя молчание, а после шепот возобновлялся, вперед по заколдованному кругу.

Пока Твайлайт метнулась заваривать чай, отдавая Спайку приказание принести Лиссандре пару подушек, та просто легла посредине комнаты и уставилась куда-то... Мимо. Только так можно было описать вычурную отстраненность взгляда от внешнего мира. Это продолжалось около десяти минут, пока Твайлайт сидела рядом, наконец, грифон перевернулась на бок и обратила внимание на Твайлайт, затем попыталась что-то сказать, и снова клюв не издал не звука в слепой словесной пантомиме.

– Х-е, – Твайлайт отлевитировала рогом чашку уже остывшего чая к откашливающемуся грифону; чай пришлось подогревать магией. – Х-е! – кашель прозвучал чуть громче.

Грифон залпом осушила кружку, не обращая внимания на обжигающую температуру содержимого. К ней постепенно возвращался контроль над телом, и она села в позе сфинкса, очевидно, пытаясь расслабиться, затем снова повалилась на бок, наконец, выдав что-то членораздельное.

– Их нет.

Твайлайт не стала переспрашивать, только поднялась, чтобы наполнить еще одну чашку чая. Не магией, копытами, видимо так она ощущала большую причастность к диалогу.

– Их нет, – снова прозвучало в наскучившей темноте – Твайлайт не зажигала свечей. – Ничего больше нет.

И снова тишина, в которой растворились последние события двух недель, с момента появления Лиссандры.

В этот вечер они с Твайлайт много говорили. Поначалу Лиссандра нехотя расспрашивала Твайлайт о возможных способах возвращения назад, но вскоре замолчала, не понимая рассуждения единорожки о временных парадоксах. Чуть позже, грифон нашла более реальный и чувственный способ возвращения – она стала рассказывать Твайлайт про свое племя и по крупицам вспоминала даже самые незначительные события из своего прошлого. И вот она уже не лежит в чужой гостиной, не успевшей стать родной, а парит среди скал, или выслеживает добычу на ночной квалификации.

Ее племя было единственным обосновавшимся в Низкогорье. Старейшины рассказывали как они оторвались от основной стаи еще задолго до появления Лиссандры. Говорили, что главные костяк грифоньей расы находился за океаном, а они – отщепенцы – потерялись во время небывалого шторма. Несколько дней их метало среди ревущих волн, пока их будущий лидер, Реггинард, не увидел землю и не взял на нее курс вместе с остальными выжившими. Видимо это зарождение нового племени и воспитало жесткий характер последующих поколений – способные приспосабливаться и выживать, там, где это нужно, первоклассные охотничьи инстинкты и жажда свободы – помимо интересных историй все это с молоком матери досталось Лиссандре, Дочери Фьорда.

На этом моменте Твайлайт вздрогнула, ей почему-то подумалось, что ее гостья занимала высокий ранг, или вообще королевских кровей, но в ответ на это Лиссандра лишь отстраненно рассмеялась – разумеется нет, просто многим грифонам давали прозвища по их заслугам, не обошло это и Лиссандру, отправившейся в ночную охоту к ущельям на берегу океана. Океан всегда ее привлекал, эта непреодолимая стена между прошлым и настоящим ее племени. И ночная охота в близлежащих фьордах видимо была некоей местью и исследовательской экспедицией в одном лице. Она часто отправлялась туда в полном одиночестве и всегда возвращалась с добычей. Твайлайт не удержалась, и задала вопрос про то, как она попала к Курящей Горе. Грифон замолчала, когти невольно сжались, неприятно проскрежетав по полу.

– Я не хотела, – дернулась от неожиданности Твайлайт.

– Ничего. Ты предоставила мне ночлег и рассказала правду про то, где я сейчас нахожусь. Хоть в это и трудно поверить… – Лиссандра покачала правым крылом, которое, видимо, отлежала. – Давай и я отплачу тем же. Это был военный поход, против вас. Ну… Против ваших предков, против пони.

На секунду мысли Твайлайт заметались между «Ого, да она же грифон времен Древних Войн, это минимум тысяча лет!» и «О Сестры, да этот кровожадный монстр наверное брал в плен пони! Или еще чего похуже…» Видимо, ее душевные терзания очень ярко проступили на лице, а может тому виной поднявшаяся шерстка, но Лиссандра громко фыркнула. Или клацнула. В общем, издала какой-то особый грифоний звук недоверия, который Твайлайт уже не раз слышала.

– Бхати! Не дергайся, я ни разу не побывала в военных действиях и не причинила никому зла. Никому достаточно разумному… Это был бы мой первый поход.

– Что значит был бы?

– А вот этого я уже не знаю. Мы просто летели к это горе. Как ее там?..

– Курящая Гора.

– Вот да, к Курящей Горе, как вдруг увидели отряд пони. Они были одеты, – зачем-то сконцентрировала на этом внимание Лиссандра. – Мой друг… – ее глаза на секунду вновь стали походить на безжизненные тоннели, – и лидер нашей группы Утер решил напасть на них. Мы последовали его примеру.

– А дальше? Дальше что? – первобытный страх Твайлайт давно уже уступил место природному любопытству.

– А потом я стою в чьей-то прихожей, а какая-то радужногривая выскочка целится мне копытами прямо в живот.

Твайлайт глупо хихкнула и тут же заткнула себе рот копытом.

– Обещаю, я постараюсь узнать все что случилось с твоим племенем и как ты попала сюда, пролежав во льдах. Кстати, неподалеку от Клаудсдейла, это там где живет наша «радужногривая выскочка», – ответила Твайлайт на непонимающий взгляд, который тут же посуровел, – есть местное поселение грифонов. Мне кажется, тебе было бы интересно с ними встретиться.

Разумеется Лиссандра встрепенулась. Ее крылья мелко задрожали, а сама она чуть не подскочила, но тут же она снова замерла наклонив нахохлившуюся голову.

– Чего? – Твайлайт уставилась на нее.

– Я не особо этого хочу. Не потому что не хочу встретить грифонов, а…

Твайлайт молча кивнула. Потому что они напомнят ей о племени, с которым Лиссандру разделяло несколько десятков невосполнимых столетий. Они еще немного посидели в тишине.

– Ладно, ты как хочешь, а я спать… Мне еще многое предстоит сделать, – Твайлайт осторожно поднялась и проследовала наверх. – Эй, тебе тоже не помешало бы отдохнуть.

Но Лиссандра снова смотрела мимо, мимо окружающей тишины и перелистывающихся лет, и Твайлайт отчетливо видела, что взгляд ее упирается в своих родных, и в края, которые ей уже не доведется увидеть, в племя, нарекшее ее Дочерью Фьорда, и во вздымающуюся грудь Утера, нападающего на отряд затерянный в снегах Курящей Горы…

Твайлайт прокашлялась и поспешила раствориться в темноте второго этажа, а Лиссандра долго еще смотрела в темноту, и любой бы, кто увидел ее взгляд, мог со стопроцентной уверенность сказать, что она смотрела мимо, куда-то по ту сторону океана времени.