Если вы единорог, держитесь подальше от лайрмерских болот

Болота в глуши, о которой забыло само время. Это вам не древние гробницы и не схроны артефактов великих магов ушедших эпох. Это просто скучная серая топь. Пойти убедиться в этом и отметить границы на карте ― плёвая задача для обученных профессионалов. Что может пойти не так?

ОС - пони

Фокус и ложь (Зарисовка)

Трикси, ещё не имея ни славы, ни своего громкого "прозвища", идёт на представление известной труппы фокусников, намереваясь получить от них кое-какие советы, и в итоге этот день круто меняет всю её жизнь!

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Мать созидания

Очнувшаяся в незнакомом месте и обнаружив, что она совершенно одна, Эпплджек должна найти способ выжить.

Эплджек

Питающиеся страхом

Эти жалкие мерзкие предатели, превратившиеся в посыпанных блёстками бабочек, совершенно не были готовы к её возвращению. Более того, они не ждали и того, что вернется она не одна. Вступив в союз с королем теней, Кризалис вывела новый вид чейнджлингов, более сильный, более верный. Им больше не нужна любовь, чтобы кормиться. Им нужен только страх.

Кризалис Король Сомбра

Замок Кантерлот

Жизнь в замке Кантерлот полна удивительных историй. Одни настолько нелепы, что сильные мира сего сгорают от стыда, другие столь мрачны, что терзают души даже могущественных аликорнов. Не удивительно, что большинство историй навсегда остаются во дворце за семью печатями... Однако у кое-кого в замке очень зоркие глаза и большие уши. И пусть многие даже не замечают этих пони, те знают многое о своих господах и готовы раскрыть их тайны.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Фэнси Пэнтс Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Застава

Маленькая застава на территории бывшей Кристальной империи. И беда, что настигла её обитателей.

Принцесса Селестия Другие пони

Летописи Защитника: Закат родного солнца

Продолжение истории о простом боевом маге. Новые и старые друзья, неизвестный враг, и, конечно же, приключения.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Семь Пони Чистилища

После того, как Луна отменила Ночь Кошмаров, она решила доказать жителям Эквестрии, что злодеями становятся не просто так. Униженная ложными россказнями, в которых она ест пони и насылает кошмары просто так, и ослеплённая завистью, она призывает Семь Пони Чистилища, чтобы те развратили Элементы Гармонии, тем самым позволив ей вновь восстать против своей сестры.

Принцесса Луна ОС - пони

3 дня революции

История о 3 днях революции. И множестве сломанных судеб.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Пятое измерение

Рассказ об одной ошибке благодаря которой человек попадает в Эквестрию, причём не в самые лучшие времена...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Зекора ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 7: Кхалис 18+ Глава 9: Все что происходит в Клаудсдейле, остаётся в Клаудсдейле

Глава 8: Немного перемен.

"Привет! Меня зовут Свирпирли Торн, и я младший курьер службы нашей Госпожи. И если меня нет в шнурке этого медальона, или, как минимум, рядом с ним, значит, я опять его потеряла, и мне светит разбор полетов, со всеми втыкающими за это последствиями. Так что если вам не сложно, закиньте его мне на третий уровень улицы Синей Звезды, на ее пересечении с Радиальной, в дом, где расположена харчевня тетушки Клевер — я живу в ней на втором этаже. Или отдайте его тетушке Клевер. Или, если у вас хорошие связи, передайте его сразу Госпоже — в любом случае, казнь за разгильдяйство выглядит заманчивее, чем выволочка с последующим увольнением".

Не знаю, какой раз подряд я запускаю этот кристалл, и зачем? Казалось бы, давно могла бы привыкнуть и не к такому дерьму, как тысячелетний с хвостиком труп. Как и сотня ему подобных, что мы нашли в "Сиянии". Которые должны были найти, как всегда находили. Как нашли в “Селене”, “Северном”, в “Звезде” и десятках других мест. И всегда находится такое вот послание из прошлого. Простенькое, как этот кристалл, или монументальные, как купол в "Селене". Шалах пьяна — она, как всегда, приняла все близко к сердцу, особенно Свирпирли — она же Торн, ее родственница, а значит, отличный повод поныть в обнимку с парой бутылок, поклясть судьбу, и тебя заодно, да и меня за компанию. И вообще почему я не ною о Найтингейлах? Счастливая, ей хватает всего две кружки этого местного пива, отвратительного на вкус, чтобы забыться. Как же я мечтаю о "Малышке Спаркл" или "Особом Сидре Эплл", с их приятным, простым, яблочным вкусом, ну, или на худой конец, грифоньего бы вина, со специями... Но приходится надираться тем, что есть. Мы вернулись несколько часов назад, и Санни попытался устроить нам "теплый прием", но видимо, сразу понял, что мы обе взвинчены не на шутку, а главное — почему. Он быстро забился в уголок со своим курятником, и как только она вырубилась уволок Шалах. Опять, небось, мириться будут! В очередной раз. Ну сколько уже можно? Вы табун, или где?!

Это был провал. "Сияние" было запечатано, все верно, и это давало нам надежду, но запечатано оно было, как выяснилось уже после бойни. Его запечатал последний страж города, Часвирл Рен, который остался жив после нее. Он, и еще десяток уцелевших, спрятавшихся по углам, в дырах и норах, на пещерной ферме и в колодцах, стали последними жителями "Сияния". Мы нашли их дневник — сначала его вел Часвирл, потом его сын. Они протянули почти сто лет — два поколения. Пожалуй, это весьма не плохой результат, но... Из колодцев ушла вода. Какое-то время они продержались благодаря ферме, конденсируя воду там, но это не помогло, и через два года погибла и ферма. Воздух стал настолько сухим, что ферме попросту стало нечего конденсировать, и тогда же погиб оазис на поверхности — “Великая Засуха”, как это время назвали Зебры, сгубила выживших. Они не смогли снять печать... Никто не знал, как это сделать.

Город, в целом, в неплохом состоянии, видимых разрушений, нет, структура тоже цела. Доступа к узлу, правда, мы так и не получили, но его можно использовать, хотя проблема с водой по-прежнему актуальна. Свирпирли мы нашли почти сразу, у городских ворот — комплект доспехов, медальон на одном шнурке с увесистой золотой бляхой, и куча выбеленных временем костей — вот и все, что от нее осталось. Если верить дневникам Часвирла, она была в сопровождении Шаата Торна, одного из старейшин города, пытавшегося решить все переговорами. Он хотел встретить послов Зебр в прилегающей к городу пещере, и там обговорить мирный договор, который они предлагали, но все пошло не так. Зебры, что еще оставались в городе, и которым все еще доверяли, организовались и захватили ворота, и в результате, дипломатическая миссия оказалась в авангарде обороны. У них не было шансов... Как и у нас.

Как она и просила, я передаю тебе ее медальон. Считай это подарком, знаком признательности, символом еще одной жизни, которая расплатилась за твои грехи.

Берри Раг.

Берри.

— Каково это, быть богиней для богинь? — Серая тень с дребезжащим голосом резким рывком приблизилась ко мне. Казалось бы я только что была в своей комнате, валялась на кровати и пялилась в потолок, как вдруг я оказалась, вновь, в уже знакомом мне зале, и как это ни странно, но на этот раз совершенно одна.

— Эммм... По-моему, вы что то путаете. — Удивленно ответила я. — Внучка я, так что, как бы ни хотелось, до их богини я не дотягиваю, иначе бы... — Я мечтательно покрутила ногой и закатила глаза, прикидывая открывавшиеся мне перспективы.

— О нет, я не ошиблась. Вернее, ошиблась, но не я! Время… Оно такое непредсказуемое. Казалось, что я правильно разматываю нить, но нет! Почему я не могу ее правильно размотать? — Тень задумчиво клубилась передо мной, глядя на меня и словно ища ответы где-то в районе моей челки, или между ушей. — Может, это из-за него?

— Из-за кого? — Как можно спокойней, стараясь скрыть свое любопытство, спросила я. Но вместо ответа, я получила лишь некое подобие укоряющего взгляда.

— Это неважно. Сейчас не важно. Ты еще жеребенок, время вновь привело меня не туда…

— А куда вы хотели?

— Вспомню, когда приду…

Я резко проснулась, словно меня просто вытолкнуло из сна. Все-таки послеобеденная дремота — странное время. Снится всякое… странное.


Почти целую неделю после “стирки” Санни ничего не происходило. Ну, почти ничего — кроме того, что по ночам мне хотелось быть где-то, неважно где, но подальше от своего сорвавшегося с цепи братца. Который, полностью прощенный и обласканный, пустился во все тяжкие своего первого полноценного гона. И поскольку он, по настоянию своих пассий, был без медальона, их приятное ноче- а и иногда, и дняпровождение аукалось на мне. Стоит ли говорить, что задранный хвост был меньшей из вдруг возникших передо мной проблем? Конечно, будь это Поннивиль, где надо мной бы просто по-доброму пошутили, да невзначай подсказали, кто посвободней; или казармы, где подобное состояние вообще считается чуть ли не нормой, проблем бы не возникло. Но это Кантерлот, вернее — его сердце, Замок, и тут все всегда должно быть прилично, так что несмотря на жару, мой круп был укутан плотной попоной, подаренной мне на день рождения. И мне было жарко. И хотелось поныть. Поэтому, недолго думая, я подстерегла маму на пути из рабочего кабинета бабушки, и принялась за дело.

— Мам! Я хочу домой!

— Ни тебе здрасьте, ни как дела… Звездунцель, мы уже это сто раз обсуждали. Теперь ваше место здесь, а не в казармах. Согласись, тут куда как лучше и просторнее. И жрачка лучше.

— Да Дискорд с этим простором, я так жить не могу! Я даже Кабанидзе терпеть готова!

— Потерпи, осталось всего четыре недели, и Санни со своим курятником успокоятся. Это наверно будет лучше чем выгребать из твоей гривы мышиные хвостики.

— Тебе легко говорить, ты этого не чувствуешь! Они же из меня веревки вьют, каждую ночь, как по-расписанию!

— Не как, а по расписанию! — Мать тихонько хихикнула — Расписание — очень важная часть организации табуна, живущего вместе. Надо будет тебя отдать на курсы молодой семьи, куда ходила твоя тетка Черри. Уверяю, будет полезно.

— Ну Мааам! — Жалобно пропищала я.

— Не нумамкай!- Глядя на ее серьезное лицо я лишь тихо зарычала в ответ. — Берри, ты красивая молодая кобыла, не жеребенок. Я поначалу не понимала мать с ее желанием подтолкнуть вас к взрослой жизни, но сейчас я с ней согласна. Вы уже не дети, как бы тебе того ни хотелось.

— У меня даже метки нет! — Выпалила я.

— Ну это еще ничего не означает.

— Означает!

— Берри тебе шестнадцать! А ты до сих пор ведешь себя как жеребенок.

— А я и есть же-ре-бе-нок! И в моей голове есть место только для зайчиков, бабочек и конфет!

— Зайчики жаренные? — Она рассмеялась, увидев мою смутившуюся морду.

— Варенные тоже были бы кстати. Или копченые, по-грифонски...

— Берри пора взрослеть. Твой брат вышел из-под моего крыла, и он пусть и помят, но счастлив.

— И того же ты хочешь для меня?

— Мы хотим. Ну, быть может, и не помятой.

— А я вот такого счастья не хочу! Особенно после этого!

— Доча, это естественный процесс. Ты взрослеешь, и от этого никуда не деться.

— Естественный процесс? То есть, по-твоему, вполне естественно то, что я знаю, кого и как любит мой собственный брат? Что его радует покорность Ринги? И из-за чего он немного звереет? А с Крисстал ему приходится быть нежным и ласковым, иначе будет больно?

— Лааадно, это не естественно — для пони — но ты же фестрал! А для вас это вроде как естественно... Давай с бабушкой поговорим?

— Говорила уже.

— И?

— Она обещала подумать, но по-моему, она просто наслаждается ситуацией. Богиня плодородия, мать ее в копыто!

— Не сквернословь и не богохульствуй, а то рот с мылом вымою.

— Угу, а заодно и себе помой, ведь это же твое губительное влияние, и вообще, я же взрослая кобыла, как тут кто-то утверждал! Так что выражаюсь как хочу… — Любящее материнское копыто намекающе погладило меня по затылку. Тем временем, мы вышли на одну из открытых, продуваемых всеми ветрами галерей. Стало хоть немного, но полегче, и я с удовольствием встала у перил, подставляя свой зад ветру.

— Что ж, раз обещала — значит подумает.

— Ага, подумает-подумает, и все как есть оставит.

— Ну, не будь так скептична.

— Она же может просто поставить барьер! Как при последнем приступе Санни!

— Какой барьер?

— Ну, когда он слетел с катушек, она каким-то образом блокировала его и его веселенькие чувства от меня. Может барьер, может магия — не знаю. Но было тихо и спокойно, и я его не ощущала. И сейчас хочу того же!

— А разве медальоны не делают тоже самое?

— Судя по всему, только когда они на нас, и то, не в полной мере. Но его курятник потребовал честности.

— И правильно. Я поговорю с ней, может, что-нибудь и придумаем.

Взрыв произошел неожиданно, прямо за моей спиной. Не сильный, в стиле Квикки “А вот маленькая хлопушка...”, но ощутимый. Мы с матерью быстро повернулись и увидели, как из башни Твайлайт повалил густой дым, а окна первого этажа блестели осколками выбитого стекла.

— Оставайся здесь! — Быстро сориентировавшись, приказала мать. Тут же, как из-под земли, вынырнули стражи, и встали рядом со мной.

— Мы сопроводим ее в покои, сестра. — Пробасил один из них.

— Спасибо, сэры. — Ответила она.

— Ну вот, вечно найдется какая нибудь отговорка… — Тихо проворчала я, и постоянно оглядываясь, поскакала за стражами.

Санни.

Селестия, видимо, решила всерьез заняться моим обучением — вслед за подаренной книжкой, в моей комнате образовалась немаленькая библиотека ”Правильных и полезных”, по её мнению, книг, занимавшая три больших шкафа, украшенных старомодным орнаментом из металлических вставок, которые я, как мне казалось, уже видел в ее покоях. Но главное — теперь я мог следить за рутинной жизнью дворца и его обитателей с помощью нескольких маленьких комнат, смежных с такими местами, как тронный зал, зал советов, и многими другими, куда я не преминул заглядывать после учебы, и, как ни странно, не был в этом разочарован. Совещания, брифинги, и просто переговоры в “надежных закутках” или по крайней мере, считавшихся такими — все это увлекло меня с головой, первое время кружившейся от такого объема информации. Комнатки были маленькие, в каждой из них была только большая подушка и магическое окно, через которое было видно, что происходит в соседнем зале, и очень хорошо слышно. Я следил за заседанием совета по экономике, проходившем в тронном зале — один из министров рассказывал о проблемах экспорта и импорта в Мейнхеттен, прося принцесс разрешение на увеличение объемов поставок по железнодорожным путям, так как водным транспортом доставка из глубины страны зачастую невозможна, а очередь на дирижабли и вагоны порой превышает два или три месяца. Принцесса, а вернее, ее двойник, с задумчивым видом внимательно слушала говорящего, отчего оратор распалялся еще больше, описывая экономические перспективы и выгоды от строительства новой железнодорожной колеи и закупки сталлионградских локомотивов новой серии, способных тянуть до трех десятков вагонов. Мне казалось, что он согласился бы даже на локомотивы старой серии, даже на десяток от тех тридцати, что он просил, ведь согласно их же расчетам, к концу следующего года они бы решили проблему с ожиданием поставок. Но тут ход моих мыслей прервало второе окно, выходившее в малый тронный зал.

Я увидел следующую картину: Селестия тащила в магическом поле весьма потрепанную Твайлайт, половины гривы которой просто не было — она явно обгорела, но где? Та же история произошла и с ее хвостом, а пара свежих, еще только наливающихся синяков украшала ее бока. За ними шла Луна. Селестия быстро взглянула в мою сторону, и тяжело вздохнув, показала мне жестом, что о произошедшем нужно молчать в тряпочку.

— Мы разочарованы в тебе, Твайлайт! — Официальным тоном произнесла она.

— А мне плевать, разочарованы вы, или нет. Плееееевааать! — Твайлайт как-то нехорошо рассмеялась. — Я ведь одно большое разочарование! Такое большое, что даже самой тошно! Думаете вы первые?

— Твайлайт… — Селестия попыталась ее успокоить.

— Что “Твайлайт?” Мое высочество Твайлайт, Принцесса Бесполезности и Разочарования слушает вас!

— Она пьяна? — Спросила Луна.

— К сожалению, да. — Тихо ответила Селестия.

— О нет, я не пьяна! Как раз наоборот, я трезва, как стеклышко! А то, что для этого мне нужно было нажраться, так это лишь гребаный эксперимент! — Твайлайт опять заржала. — Эксперимент, как и вся моя гребаная жизнь.

Луна подошла к ним поближе и покривила носиком, явно от неприятного запаха. Она засияла рогом, видимо, приводя Твайлайт в чувство.

— Так-то лучше. — Луна погасила рог, и испытующе посмотрела на Твайлайт.

— Не особо… — Пробубнила та.

— Что с тобой происходит Твайлайт? — Участливым тоном поинтересовалась Селестия.

— Что со мной происходит? — аликорна нервно хихикнула. — Я просто осознаю свою жизнь, свою никчемную, ненужную жизнь.

— Не стоит так говорить. Ты важна для меня. — Нежно проворковала Селестия.

— Тогда забери у меня эти гребаные крылья! Сделай меня нормальной пони, а не этой уродиной! — Почти прокричала Твайлайт.

— Не могу. И не стану.

— И после этого ты говоришь, что я важна для тебя!?

— Да, и так всегда было, и так будет.

— Вот именно, всегда! Ты всегда берешь то, что хочешь, и тебе плевать на все! Главное — получить!

— Неправда, Твайлайт!

— Неправда?! Ты превратила меня в это! За что? За то, что я хороша кое в чем еще, кроме общеизвестных талантов? Или за “ум”, которого у меня много, и он весь такой умный?! — Селестия явно смутилась под ставшим вдруг ехидным взглядом сестры. — Ум, которым я даже пользоваться не могу! Потому что “Это еще рано для пони!” — твои слова, заметь!

— И ты должна понимать меня. Ты опережаешь время, и это может быть опасно.

— Тогда, если так, то зачем? Зачем ты дала мне крылья, и тут же их обрезала, отобрав у меня возможность созидать, творить, развивать себя и пони?!

— Твайлайт, придет твое время. Нужно только немного подождать.

— Подождать? Чего? Когда я паутиной зарасту?! Озлоблюсь от одиночества? Я вчера застукала парочку, спрятавшуюся ото всех прямо у коридора, что ведет в мои покои. Я их чуть не сожгла! Знаешь, как приятно на душе вдруг стало — маленькое огненное заклинание, гуляющее по их телам, выжигающее то, чего я лишена! Дааааа, давай подождем! Куда, кстати, ты меня сошлешь, а? На луну мне вроде нельзя!

— Я не собираюсь тебя ссылать.

— А стоило бы! Я тебя никогда не прощу, ты отобрала у меня все — детей, жеребцов, науку... Все! Все, к чему я стремилась, о чем мечтала! Все это пошло прахом по твоей прихоти.

— Детей? — Удивленно спросила Луна.

— Я могла бы родить пару прекрасных жеребят — как она! — состариться, и с чувством выполненного долга, ответственно сдохнуть. Но кто теперь на меня посмотрит? Хотя нет — смотрят, но видят ещё одну богиню, а не кобылу, которой хочется простого и незатейливого свидания, с известным всем и каждому финалом пожестче!

— И поэтому ты решила спаивать стражу? — Недовольно проговорила Селестия.

— О, да! В девяноста процентах случаев это отлично помогает! Стоит только напоить жеребца — и он устраивает мне прекрасный вечер, а наутро списывает все на алкоголь и пьяные фантазии! Это вам не язык тела, который не помогает вообще! Или феромоны, которые помогают лишь в шестнадцати процентах случаев!

— И поэтому ты построила у себя в лаборатории ректификатор? — Спросила Селестия.

— О да! Отличный, высококачественный, тридцатиградусный сидр “Малышка Спаркл” с небольшими добавками! Облегчает общение с любым жеребцом! Единственное мое творение, которое хоть как-то полезно!

— Ты недооцениваешь свой труд.

— Да неужели?

— Твои заклинания…

— Мои заклинания? Хахахаха! Да их никто повторить не может, кроме меня. Кроме простеньких, которые выжимают единорогов досуха!

— Но их используют! — Резко проговорила Селестия.

— Ага, кристаллы заряжают, вот это они используют. Сверхмощные кристаллы, отличное достижение! А так же эти хреновы шары! При попытке записать в них память пони, в тридцати процентах случаев, эти самые пони лишаются этой самой памяти, но словно этого мало, прочитать эти самые шары могут лишь очень сильные единороги, да и то, после этого ползают, словно мухи, почти целый час! Не говоря уже о том, что процесс проходит не за секунду, а в течение определенного времени! Какой смысл в этом, если у нас появилось массовое, доступное, пускай и черно-белое, кино, в процессе просмотра которого ты не рискуешь оказаться где-нибудь на другом конце города, бьющейся головой о стену, и утверждающей, что тебя зовут Блекджек!

— Тебе стоит вернутся в Понивилль, отдохнуть и успокоиться.

— В Понивилль? Отлично, прекрасное решение. Посмотрю на своих подруг, и их прекрасных малышей! О да, я, наверное, буду так рада, что построю ректификатор побольше! — ответила Твайлайт.

— Который опять взорвется. — Сохраняя спокойствие, ответила Селестия. Почти сохраняя.

— И может быть, даже прибьет меня! Отличный вариант! — Твайлайт попыталась встать, но ноги ее подкосились, и она плюхнулась на пол. — Вот сейчас полежу, и поползу в изгнание. Йууухуу!

— Это не изгнание…

— А что тогда? Ты добилась своего, ты сломала меня, и мою жизнь! Поздравляю, можешь меня выкинуть!

— Хорошо, можешь оставаться в Кантерлоте, но преподавать пока не будешь. Ты должна отдохнуть и разобраться в себе.

— Разобраться в себе? Хахаха, уже разобралась! Если что — я в ближайшем помойном баке. — Твайлайт вновь попыталась встать, подхватив себя магией, и потихоньку поковыляла на выход.

— Твайлайт! — Вскрикнула Селестия. Но та ничего не ответила.

— Успокойся, ты прекрасно знаешь, что рано или поздно, это бы случилось. — Спокойно проговорила Луна.

— Но она не готова!

— Никто из нас никогда не был готов. Она должна это пережить, сама! — настойчиво проговорила Луна.

— Она не готова… — принцесса вдруг тяжко вздохнула, непроизвольно потянувшись копытом к двери, за которой скрылась Твайлайт — И она права. Мы вбросили ее в эту взрослую жизнь, отняли так много надежд…

— Ты же знаешь, что она была лишена обычных желаний, свойственных ее подругам.

— Да, я постаралась, выпестовав ее с самого рождения. — Опустив голову, Селестия скрыла глаза за магической, многоцветной гривой. — Но только теперь я понимаю, как это было жестоко. Быть может, если бы все прошло постепенно… Если бы я могла уделять ей чуть больше времени…

— Не ты ли говорила мне о вреде чрезмерной опеки?

— Да, говорила! — Неожиданно, с жаром выдохнула принцесса. — Говорила, когда дело касалось других! А теперь представь, что было бы, если бы это коснулось тебя? Если бы речь шла о твоей обожаемой…

— О нашей, сестра. — Мягко прервала Селестию Луна. Обняв ее завитым крылом, она успокаивающе провела подбородком по склоненной шее сестры. — О нашей, ты помнишь? И разве мы можем себя в чем-нибудь упрекнуть? Ведь мы пережили все это, и не раз. Разве ты не помнишь? Малышка все держала в себе, а ее окружение… Скажем так, происходящее с Твайлайт могло бы привести к гораздо худшим последствиям, и если спорадические вспышки магии первой были редки и, скажем так, ориентированы по большей части на нее саму, то в случае Твайлайт мы могли бы получить ходячую катастрофу. Если бы все повторилось, как в тот раз. Поэтому я считаю, что ты поступила правильно. Ты сделала все, как нужно. Ты оградила ее от опасности, ты предусмотрела практически каждую мелочь, и теперь, мы можем лишь сочувствовать ей и страдать, ожидая, когда пройдет этот период.

— Иногда, мне кажется, что мы жестоки, сестра. Как злые, испорченные дети, играющиеся в игрушки с чужими судьбами и душами, что нам не принадлежат.

Луна посмотрела на меня через окно, и тяжело вздохнула.

— А с вами, юный принц, я поговорю позже. И не забывайте, об этом разговоре никто не должен знать. — Еще раз бросив в мою сторону строгий взгляд, она погасила окно.

Берри.

— Как в школу?! — Я была в шоке.

— Вот так, и причем, в хорошую школу. “Вин Винг” — одна из лучших школ Кантерлота! Вам там понравится. Пока всего на полтора месяца, вы как раз доучитесь этот год, а там и каникулы. Ну а Твайлайт пока придет в себя и отдохнет. — Весело проговорила Монинг Фреш. — Все, как я и говорила. Она заработалась, вот и доработалась. — Санни как-то странно и подозрительно закатил глаза, как будто что-то знает, но молчит.

— Ну заче-ем? — Я подпустила немного плаксивости в голос. — Давайте лучше сразу каникулы!

— Берри, затем, что принцесса-незнайка — позор для страны, и я подозреваю, что если бы не талант Твайлайт в обучении, то твой табель оценок продолжал бы быть весьма... — Она покрутила копытом и задумалась, видимо, подбирая подходящее, но не оскорбительное для моего нежного, детского самосознания слово.

— Она не талантливая, она занудно-приставучая, у меня просто не остается выбора. Да и в замке скучно. — Проворчала я, и обиженно уткнулась в свой салат.

— Но ведь это же на тебя действует. Хмммм, может, и мне стать занудной? И приставучей? — Монинг Фреш явно обрадовалась такой возможности.

— Угу, и стать совсем уже Найтмер Мун. Почти как Госпожа — проворчал Санни со своей стороны. Правда для этого ему пришлось увернутся от вилки с кусочком мяса, которым его кормила Крисстал, но услышав ее тихое рычание, он тут же исправился, и открыл рот.

— Не отвлекайся. — тихо проговорила она. Из-за чего мы с Монинг Фреш рассмеялись.

— Крисстал, не стоит уж так жестоко…

— О, нет, Фреши, стоит! — Проворчала она.

— Крисстал, Ринга, вы, кстати, тоже идете в школу. Но и ты, Берри, не останешься без подруг — Белли и Даймонд будут учиться с вами.

— Белли младше меня на два года! И два класса! — Я попыталась отмазать подругу от этого издевательства.

— Да, но она талантлива, и прилежна, в отличие от тебя. Думаю, ей это пойдет на пользу. Но я попрошу учителей обратить на нее внимание, и быть к ней поснисходительнее, ну и подтянуть, по возможности.

— Может, лучше заниматься в нашем классе? — Предложил Санни.

— Госпожа об этом думала, но она и Селестия считают, что вам это будет полезно — пообщаться со сверстниками, и завести друзей.

— У меня этих друзей — целый Легион! — Возразила я. Но Монинг Фреш скептически на меня посмотрела, и я немного сбавила обороты.

— А по-моему, это хорошая идея. — Сказала Ринга. — Мы все равно целыми днями во дворце, других пони только на балах и видим.

— Вот видишь, Берри, ты в меньшинстве! — Торжествующе констатировала Монинг Фреш.

— Эй, неправда! Санни и Крисстал еще не голосовали.

— Я лично за! — Тут же ответила Крисстал.

— Эй! — Возмутилась я.

— Я, пожалуй, воздержусь — Видимо, побоявшись моего недовольства, ответил Санни.

— Значит, решено! — Провозгласила Монинг Фреш. Учебники и седельные сумки для учебы вы получите перед занятиями. Я даже помогу их вам собрать!

— А может, все же не надо а? — Почти проныла я.

— Может, мне Скраппи попросить, чтобы она тебя уговорила? — Намекнула Монинг Фреш.

— Это нечестно, между прочим! Шантаж называется.

Обиженно догрызя салат и прикрылив свою норму конфет, я расстроенно вышла из столовой. Но нет, этот день явно намеревался меня добить, причем с издевательским коварством. Не успела я вернутся в свою комнату и злобно пнуть подушку на кровати, как на мой балкон буквально свалилась Белли. Ее язык был почти на спине, она тяжело дышала и закатывала глаза, но явно была счастлива.

— Берри! Я сделала это! — Радостно прокричала она, и свалилась на пол, пытаясь отдышатся. — Пролетела от казарм до замка! Сама, Берри, САМА! Йууххууу — Веселилась она, не замечая мою быстро мрачнеющую морду. — О, это обалденно! Ты себе не представляешь!

— Ни тебе здрасьте, ни как дела, и вообще как тебя стража пропустила? — Проворчала я, оглядывая комнату на предмет наличия длинных предметов, чтобы потыкать эту обнаглевшую тушку.

— Не, стража меня тормознула, но я им вот эту штуку показала. — Она сняла маленькую золотую бляшку, висевшую на ее шее. — Мне Монинг Фреш полетный пропуск выписала.

— Я рада за тебя. — Так же мрачно проговорила я.

— О да, Берри! Это... это... Это даже описать невозможно! Это тебе не десять метров с крыши спланировать! Ох, это неописуемо! Игра ветра в перьях, ощущение скорости… Но устаешь сильно — наверное, с непривычки.

— И давно ты на крыло встала?

— Нууу… — Видимо, поняв мое настроение, немного виновато протянула подруга. — Почти год как, но я…

— Ты не хотела меня обижать. — Пробурчала я.

— Ну да, надеялась, что ты тоже на крыло встанешь. — еще больше сконфузилась она.

— Но не получилось.

— Да не расстраивайся ты так! Скоро и ты полетишь. Ты же наверное даже не пробуешь!

— Пробую, и притом регулярно. Просто я неудачница.

— Не говори так. Ты же знаешь, что полет — он как кьютимарка, приходит в свое время.

— Да-да-да, знаю я!

— Пегасы, что на облаках живут, вообще, говорят, лет в восемь-десять летать начинают. — Видимо, она считала, что это меня как-то утешит. Но увидев, что я помрачнела еще больше, она стушевалась. Тут мне в голову пришла идея. Сначала я испугалась этой мысли, но потом… Я незаметно сняла медальон.

— Белли, я просто уродливый монстр, и не факт, что пегасьи мерки мне подходят.

— О да! Монстр интриг и конфетной войны! А вот про уродство — это ты перегибаешь. — Она весело подошла ко мне и толкнула меня в плечо. — Брось, если уж говорить про уродства, то это на мой круп не засматриваются… — И тут маскировка спала. Белли завизжала, и шмыгнула на балкон, отправившись прямо в небо.

— Ну да, не монстр. — Печально вздохнула я.

Белли вернулась через минуту, боязливо выглядывая с балкона.

— Эм... Берри? — с явным страхом спросила подруга.

— Ага. — Невесело ответила я.

— Эм... Это прикол такой? — Силясь понять, что же произошло, спросила она. Я передернула крыльями и пошла к ней.

— Ага. Прикол, длинной во всю мою жизнь.

— Обалдеть! Как ты выпросила у Госпожи облик?! — Удивилась она.

— Белли, это не облик, это настоящая я. Та кобыла, что ты знала, и была обликом.

— Какого сена? Ты меня что разыгрываешь что ли?

— Нет, Белли, это не розыгрыш.

— Зная тебя, это именно он! Как ты это сделала?! — Она явно преодолела свой страх и кинулась осматривать меня. — Как настоящая стражница!

— Я фестрал, Белли. Самый настоящий! — Уже теряя терпение и жалея о содеянном, возразила я.

— Так, если я правильно помню, облик привязан к доспехам? Хмм, а на тебе их нет! Значит, к чему-то другому? — Она тут же запустила копыта в мою гриву, а потом и в хвост.

— Белли…

— Молчи, я сама догадаюсь. Так, ни в гриве, ни в хвосте ничего нет. Ну-ка, крылья подними! — Я тяжело вздохнула и расправила крылья. Естественно, под ними ничего не оказалось. Недовольно хмыкнув, она вдруг задрала мой хвост.

— Эй! — Возмущенно вскрикнула я, и отпрыгнула от подруги.

— Нет, ну это тоже был вариант… Хмм, а может, магия облика скрывает ее источник? — Она тут же принялась меня ощупывать, пытаясь что-то найти.

— Нет, Белли, я настоящая, облик создавался моим медальоном, он и скрывал меня.

— Если это так, то ты заслуживаешь хааарррошего пинка, сахарок. Очень хорошего! — Но ощупывания не закончились, хотя она все больше начинала понимать, что я не вру.

— Согласна даже на два. — Вздохнула я.

— Ладно, сдаюсь — как ты это сделала?

— Да никак! Я такой родилась!

— Вот уж дудки! И чтобы я об этом не прознала? Не смеши меня, это ты у нас глупая пони, а не я!

— Я не глупая, я красивая.

— Ну да, особенно ушки и зубы, хотя над дикцией тебе стоит в этих штуках поработать, ты шепелявишь.

— Шепелявлю? Да я и не так могу! — Глубоко вздохнув, я выдала ей такую чирикающе-свистящую трель, что у нее челюсть отвисла.

— Лааадно, может, я и в правду о тебе не все знаю...

— То-то же! А ты мне не верила.

— Например, я не знаю, чего это тебя проперло на маскарад посреди недели, и если ты так классно подражаешь птичкам, то как ты посмела от меня это скрывать? Мы же могли это использовать! — Тут она резко замолчала и уставилась на часы. — Ой, я опаздываю! — Она быстро ткнулась мне в шею и посмотрела мне в глаза — Прости, Берька, я к тебе мимоходом, позже вернусь! — И ничего не объясняя, ринулась к двери. Оставляя меня удивляться в одиночестве.

Но удивлялась я недолго — поняв, что намечается что-то интересное, я одела медальон и пошла за ней. Быстро выйдя в коридор, я нос к носу столкнулась с дежурившим там стражем.

— Эм... Тут из моих покоев только что кобылка вышла... Не видели, куда она пошла? — Немного смущенно поинтересовалась я. Страж немного помолчал, с удивлением глядя на меня.

— Ваши покои никто не покидал. — Ответил он.

Быстро сообразив что к чему, и что если Белли не выходила в коридор, то она могла пройти только через общую комнату в комнату брата, я, еще более удивленная, отправилась туда. Врываться в комнату было как-то некультурно, и могло испортить все интересненькое, поэтому я тихонько подошла к двери и слегка ее приоткрыла. К моему удивлению, в комнате творилось и правду что-то странное. Кроме Крисстал и Ринги, восседавших посередине комнаты, рядом сидели Белли и Даймонд Стар. И они о чем-то договаривались!

— Это неприемлемо! — Раздраженно проворчала Крисстал.

— Это условие. Вы сами понимаете, что поставлено на карту. Иначе этого разговора просто бы не было. — Коварно ответила Белли.

— И тем более, вы не обратились бы именно к нам. — Даймонд Стар иронично осмотрела Рингу и Крисстал.

— Да, не обратились бы, но знай мы, чего вы хотите… Поймите, мы все в одной лодке, хотим мы этого или нет. — Явно расстроено ответила Ринга.

— Да, но или на равных, или вы сами по себе! — Белли явно наслаждалась ситуацией, и смущенно-покорным видом “Курятника”.

— Тем более, раз вы так неуверенны в себе… — Поддержала ее Даймонд.

— Мы ведь можем просто придерживаться нашего плана, и все равно получим то, что хотим. — Как бы отстраненно проговорила Белли в сторону Даймонд Стар.

— Вы слишком самоуверенны, по крайней мере, вас мы можем и не подпустить! — Крисстал попыталась придать себе как можно более уверенный вид.

— Угу, не подпустите! Тогда сами возьмем, тем более, что вы не сможете присматривать за ним все время! — Почти ликующе ответила ей Белли

— Рискни гривой! — Прошипела Ринга.

— И рискну! Я его уже не первый год околачиваю! — Вспыхнула Белли. — А тут вы появляетесь... Он мой, по-праву!

— Успокойся. Околачивала она... Была бы ты на нашем месте! Ты для него подруга, и не более! — ответила ей Ринга.

— Обе успокойтесь. До него, как до мула, доходит. Сами почти год просидели в подружках. — Громко рявкнула на спорящих Даймонд. Белли и Ринга сразу напустили на себя деловой вид, хотя злобные взгляды между ними все равно проскакивали.

— Спасибо. — Обратилась Крисстал к Даймонд. — Хватит спорить, у нас есть проблема и мало времени, поэтому, нам нужно договориться. Иначе мы все рискуем… Сами знаете чем.

— Вот и соглашайтесь. — Пробурчала Белли.

— Это неприемлемо! Тем более, подумай сама, как к этому отнесется Санни? Как мы ему скажем, что за его спиной решили поменяться? — Ответила Крисстал. — Он слишком ранимый.

— Тогда смысл нам вам помогать? — Деловым тоном спросила Даймонд.

— Чтобы у вас был шанс! Мы не будем вам мешать, но вы будете помогать нам! — Предложила Крисстал.

— Как будто вы нам мешаете! — С бравадой ответила ей Даймонд.

— Либо мы вместе и на равных, или потом не плачьте. — Предложила Белли.

— А вот вам еще мысль для размышлений: школа “Вин Винг” считается одной из лучших для пегасов, а еще у нее есть два летних лагеря — пегасий, где ставят на крыло, и для тех, кто летать не может. И вполне будет логично, если нелетучих брата и сестру пошлют в летний лагерь, а там вы Санни помочь не сможете. — Самоуверенно поддержала Белли Даймонд.

— Это еще хвостом по воде писано! — Вспылила Ринга.

— Хвостом-не хвостом, но шансы немалые. — Спокойно ответила Даймонд на выпад Ринги.

— Хорошо, дайте нам сутки — подумать, а потом все решим. Ладно? — Предложила Крисстал.

— А чего тут решать-то!? — Вспылила подруга.

— Хорошо, сутки. — Ответила Даймонд, и потащила Белли к выходу.

Я же, быстро сообразив, что меня могут и раскрыть, шмыгнула в свою комнату, схватила первую попавшуюся под копыто книжку и упала на кровать. Тут же дверь в мою комнату открылась, и “Отверженные” завалились ко мне.

— Привет, Би! — Хмуро проворчала Даймонд Стар.

— Привет, Ди. Смотрю, вы тут что-то затеяли? Или сегодня день повального шастанья по гостям? — С невинным видом поинтересовалась я. Даймонд с удивлением посмотрела на Белли, та немного съежилась и решила во всем сознаться.

— Я к ней сначала заскочила. — Пробурчала она.

— Тогда все понятно. А я уже испугалась, что Берри поумнела, читать начала.

— Эй! — Возмутилась я.

— Причем так хорошо, что читает вверх ногами. — Продолжила Ди.

— Это она перевернулась. — Недовольно буркнула я.

— И перелистнулась на титульный лист? — Подключилась Белли.

— Ну, всякое же бывает!

— Но чтобы ты взяла по собственной воле “Ржущие во ржи”? — Подскакав поближе, и посмотрев на книжку, удивилась Белли.

— Да ладно вам, мне было интересно, какие еще дела у моей подруги, в моем замке, но без моего присутствия!

— Замок, между прочим, не твой! — Съехидничала Белли, заваливаясь ко мне на кровать.

— Но я тут, в отличии от вас, живу!

— Ну, если все пойдет по плану… — Загадочно ответила Ди, заваливаясь рядом со мной.

— Да ладно вам! — Я попыталась их растолкать, но, к сожалению, ничего не получилось. — Озабочки!

— Ты просто не знаешь, что такое любовь! — Противно-романтическим голосом протянула Белли.

— Спасибо, я знаю, и глядя на тебя, как-то не хочется узнавать что-то большее, чем то, что я вижу.

— Да ладно тебе! — Белли потянулась ко мне, и куснула за ушко.

— Шаловливка!

— Ну, кто из нас шаловливка, вопрос открытый! — Ее нога проскользнула по моему крылу и бедру, вызывая нежелательное подергивание хвоста.

— Прекращай уже! — Проворчала я. — Лучше рассказывайте, что вы там делили! — Мой расчет оказался правильным, они тут же покраснели и шаловливое настроение Белли мгновенно испарилось.

— Нуу… — Протянула она.

— Как будто ты сама не поняла? — Пробурчала Ди.

— Ну, я же красивая кобылка. — С легкой издевкой ответила я.

— Крисстал и Ринга, боятся что Санни на кого-то еще в школе положит свой глаз. — Проворчала Ди. — Вот и пытаются с нами договорится.

— Ой, да ладно вам! Ну положит он глаз, и что?

— Тебе не понять. — Проворчала Белли. — Мы тоже этого боимся.

— Я понимаю, что ты тащишься от него лет с десяти, но может, тебе стоит мозг включить, и найти получше? Он же мул!

— А может, лучше тебе кого-нибудь найти? К примеру, того жеребца, которого ты заприметила на балу, когда вас официально представляли. Говорят, вы даже уединились в служебном коридоре, и он кормил тебя кремовыми палочками? — Белли явно решила перейти в наступление.

— Так, а ты откуда об этом знаешь, я же тебе не рассказывала!? Я вообще никому об этом не рассказывала! — Возмутилась я.

— Да брось. Все, наверное, уже давно знают! Это настолько старая новость, что она уже никому не интересна. — Проворчала Ди.

— Нет, ну мне просто интересно, как в пустом коридоре кто-то умудрился за мной подсматривать! И что самое главное, вдруг решил все за меня!

— Ой, да брось, обычный же шепоток. — Игриво ответила Белли.

— Я про тебя и не такое слышала! — Ди явно решила подыграть Белли, слегка расправив крыло. Ее перья оказались на моем животике, забавно его щекоча. — Не говоря уже о том, какие интересные предложения я регулярно слышу, подменяя тебя.

— Да мне не интересно, что там болтают и предлагают! Мне интересно с чего они это берут, и как узнают!

— Ну, про Ская я узнала от Твин Спаркл, она — от Спида Лотуса, он — вроде бы от кого-то из прислуги… — Раскололась Ди.

— Вы еще и имя его знаете?! Обеим наросты поскручиваю! А этих — выслежу и рррр… — Злобно пробурчала я, душа подушку.

— Ну, Спид будет даже рад! — Хихикнула Белли.

— Извращенки! — Вскрикнула я. — Вон отсюда!

— Да ладно, на твой круп никто из нас не претендует! — Белли явно веселилась.

— И слава богиням!

— Но это из нас. Как тебе, к примеру, граф Твинкл Спел? Согласись, симпатяжка. — С подначкой поинтересовалась Даймонд Стар.

— Тьфу на вас, он же морда единорожья…

— А может, Лайт Рейн? — Предложила Белли.

— Она же кобылка, тем более, опять же единорог.

— Ну, единорогов-жеребцов трудно назвать единорогами. — Вновь хихикнула Белли.

— Шутка, между прочим, заезженная. — Возразила я.

— Но актуальная, как никогда. — Белли передернула крыльями и вытянулась на кровати во весь рост. — Вот почему ты не можешь просто влюбиться? Это же круто, почти как полет. И чувства…

— Чувства-шлюпства... Мне пофигу, вы просто совсем чеканулись, шаловливые озабочки! Вообще, раз на то пошло, чего бы вам самим с собой табун не организовать? Вот прямо здесь, на моей кровати? Берите и организовывайте!

— А это идея! — Согласилась Белли. — С тобой за компанию!

— Да ну вас!

— У меня, кстати, есть отличный другозаменитель. — Подбираясь к моим ушам, прошептала Ди. — Если хочешь, я за ним слетаю.

— Спасите-помогите! Хулиганки вишенки лишают! — Прокричала я, стараясь как можно быстрее вылезти из клубка крыльев и ног, под хохот подруг. — Извращенки! Я всего лишь хотела знать, чего вы там делили! А не что бы вы на мне пары спускали!

— Одно другому не мешает. — Коварно улыбаясь, ответила Белли.

— Да ну вас, извращенок! Мне это не нужно! Так что выметайтесь из моей комнаты! — Почти освободившись из этого клубка разврата, я попыталась слегка лягнуть Ди, и высвободить ногу.

В ответ раздалось тихое хихиканье, постепенно, перераставшее в ржание.

— Лови ее! — Вдруг вскричала Ди. — И маньяч!

— О нет! — Выдергивая ногу и соскакивая с кровати, вскричала я.

— Ладно-ладно, не кипятись. Пока не тронем. — Придержала ее Белли.

— Да ладно тебе. Она же ныть будет. — Проворчала Ди.

— Не будет, будь уверена. А если будет, то мы этого не услышим. Ладно, завтра встретимся. — Белли подошла ко мне и снова ткнулась в мою шею.

— Ладно, до завтра! — Попрощалась Ди, и вылетела через балкон. За ней же выскочила и Белли, хотя к моему удивлению, полетели они все же в разные стороны.
“Полетели…”.


“Качер, ты сеноголовый пони!” — Я откинула книжку, замяв страницу. — “Все же отлично шло, а ты все профукал!”.

И правда, не стоило эту книжку читать, а вернее, перечитывать. Все же Белли была права, влюбиться — это наверное здорово, но любовь — это глупость! Тем более к ближнему, и обнаглевшему. Я вышла на балкон и взглянула вниз — метров тридцать, целая пропасть, так что пока рисковать не стоит, так что привет балкон “Гранда”, пора потренироваться в планировании. Закинув книжку на полку я уже почти вышла из комнаты когда услышала за спиной мягкий, и до боли знакомый шелест крыльев.

— Куда-то собираешься? — Раздался за моей спиной голос Луны.

— О да! Пойду, убьюсь! — Наигранно трагично призналась я.

— Как-то ты это не слишком старательно делаешь. — Иронично ответила она. — Да и место неподходящее. На твоем месте я бы предпочла галерею юго-западного крыла — высота примерно та же, но на траву приземлятся все-таки мягче.

— Даже не удивляюсь, что ты в курсе!

— Все в курсе, моя возлюбленная внучка. Мы даже распорядились, чтобы тебя не беспокоили, пока ты тренируешься.

— В этом замке вообще есть понятие личного пространства?! — Возмутилась я.

— Конечно! Но за хорошо закрытыми дверями и плотными гобеленами, хотя и это не очень помогает. — Она подошла ко мне и подернувшись туманом, превратилась в Монинг Фреш.

— Это-то и напрягает! Я сегодня о себе такое услышала!

— Не стоит так остро реагировать. Если пони не будут сплетничать, им будет нечем заняться и развлечься. — Она иронично подмигнула мне и слегка толкнула плечом.

— Вот и пусть на Санни отрываются, он этого больше заслужил!

— И поэтому сплетни о нем ты слушаешь с большим удовольствием? — Она прошла чуть вперед, и поманила меня за собой.

— Нет, они не интересные!

— Конечно, они не интересные. Ты же знаешь правду. — Иронично ответила она.

— Лучше бы не знала! Я вообще не понимаю, зачем мне нужно это знать!

— Потому что так ты можешь его понять, и не только его, ведь твои способности еще не проявили себя в полную силу.

— То есть то, что произошло той ночью — это еще только цветочки?!

— Да, и ты сама в этом скоро убедишься. — Она улыбнулась, и вдруг, встрепенувшись, вернулась в мою комнату. Через секунду, вышла оттуда, а за ней уже порхала моя косметичка. — Совсем забыла.

— Они-то тебе зачем? И кстати, это моя косметичка. — Насупившись пробурчала я.

— Скоро все увидишь сама. — Как можно загадочнее ответила она.

— А сразу сказать?

— Так будет неинтересно. Пойдем, тут недалеко. — Она вновь поманила меня за собой. — Ты и твой брат — вы особенные, и понячьи мерки к вам не всегда применимы. Но при этом, вы часть пони, поэтому мыслите так же, как и они, и привычки и нормы морали у вас понячьи.

— Эм... Ты уверена, что разговариваешь со мной? — Иронично спросила я.

— Ах да, прости. Буду краткой — я решила одну из твоих проблем.

— Хмм? Ты сняла ограничение на конфеты? — Заинтересованно спросила я.

— Нет.

— Табель?

— Нет.

— Кухня посольства грифонов будет теперь работать только на меня?

— Ты же лопнешь, дорогая.

— И стены заляпаю, но зато это будет самый счастливый день в моей краткой, и скучной зато сытной жизни!

— Не стоит так шутить. — Как мне показалось, обиженно ответила она.

— Ладно. — Нехотя пробурчала я. Мы быстро пересекли чертог принцесс, выйдя к дальнему от входа концу этажа, и проскакали по винтовой лесенке, ведущей, к моему удивлению, на первый этаж.

— Неужели это все проблемы, которые тебя волнуют?

— Ну, есть еще пара задир в казармах, но учитывая то, что их хвосты я не драла уже почти год, думаю, это не та проблема, о которой бы ты позаботилась.

— Берри-Берри… — Печально вздохнула она. — Как же ты напоминаешь мне свою мать в твои годы. — Таинственно вздохнула она. Правда, хулиганы вокруг нее были хмм… Побольше.

Мы прошли еще немного по коридору и оказались перед хорошо мне знакомой массивной деревянной дверью, украшенной изящной резьбой изображавшей луну и звездное небо.

Луна засияла рогом открывая дверь в свои “Пятые покои”. Ими на моей памяти она пользовалась неделю, года два назад, когда их только пристроили, и с тех пор они, как мне, по крайней мере, казалось, стояли пустые. Огромная круглая прихожая занимала весь первый этаж, и была раза в три больше моей комнаты, не говоря уже о огромной высоте потолка. Большая, подковообразная лестница опоясывала комнату с двух сторон, поднимаясь на второй этаж, в нее были встроены десятки полок, полочек и шкафчиков, делая из нее еще и некое подобие шкафа. На полу лежал толстенный, сине-фиолетовый ковер с кучей разноцветных подушечек. К моему удивлению, стены и потолок были оформлены в том же стиле, что и моя комната, а не в любимых бабушкой мрачных тонах. Так же исчезли гобелены и старинные, тяжелые подсвечники, в зале даже обнаружилось два округлых окна с обеих сторон лестницы, забранных в тяжелые, деревянные рамы.

— Окна не бить! — Как-то, как мне показалось, не к месту, предупредила Луна.

— Я не виновата! — Я все-таки сообразила, что она намекает на пару раз “случайно” разбитое окно в потолке моей комнаты, что было когда-то прямо над кроватью, и которое, в конце концов, было замуровано, от греха подальше.

— Я готова поверить в то, что это была случайность с мячом, но вот кирпич... — Она скептично улыбнулась.

— Не доказано! То, что тетя Грасс нашла его на крыше, еще ничего не значит. Его там могли строители забыть!

— Лет эдак триста назад. — Иронично согласилась она. — Хороший кирпич, идеально сохранился.

— Ну так! Эквестрийское производство! Конских яблок не делаем! — Наигранно гордо произнесла я один из любимых профсоюзных лозунгов. — Может, все-таки объяснишь, зачем ты меня сюда привела? В такое уединенное и скрытое место, где моих криков никто не услышит? — Она удивленно на меня взглянула.

— Ну и фантазии у тебя порой…

— Как будто я в этом виновата! Это все твое пагубное влияние на брата сказывается!..

— Ну, раз мое, то мне и исправлять. — Она хихикнула и пройдя вглубь комнаты, свалилась на ковер, подгребая под себя сразу десяток подушечек. — Конечно, я хотела сделать тебе сюрприз чуть позже, поэтому тебе придется еще немного потерпеть ремонт на третьем этаже, но думаю, что это будет своевременно.

— На третьем этаже? — Удивилась я.

— Да, там библиотека. Но ее еще не перекрасили.

— То есть, это все мое?! — Вдруг осознала я, к чему она клонит.

— Да, можешь считать, что все это твое. Но все же будь поаккуратнее. — Она поднесла мою косметичку к себе поближе. — Откройся. — Приказала она ей.

Зеркала как будто того и ждали, и мгновенно развернулись, окружив ее подносиками.

— Доброе утро, госпожа. — К моему удивлению, изображения в зеркалах показывали Луну, а не меня.

— Доброе, Пуна. У меня для вас кое что есть. — Возле нее вдруг появился розовый тюбик. Подносы начали вращаться вокруг нее, но быстро остановились,подставив ей нужный подносик. — Ограниченный доступ, для пользователя Звездочка, задействовать групповой фильтр “Найтингейл”. — Проговорив эту несуразицу, она вложила тюбик в гнездо на подносе.

— Подтверждено, инициализация успешна, права пользователя подтверждены. — ответила ей Пуна.

— Закройтесь. — Приказала Луна.

— Эмм, и что это было? — С интересом спросила я.

— Считай это маленьким авансом за твое хорошее поведение. — Она улыбнулась и встала. — Думаю у тебя будет сегодня интересный вечер, а пока пошли осмотрим твои новые владения.

На втором этаже оказалось две спальни, рабочий кабинет и санузел, расположенные вокруг просторного круглого холла с панорамным окном, посередине которого находилась красивая, витая спиральная лестница, ее поручни были выполнены из серебристого метала и украшены завитками. Третий же этаж и этажом назвать было сложно, огромное помещение, высотой еще в добрых этажа три, притом аликорновских, с тремя подковообразными балкончиками уставленными старинными на вид книжными шкафами, и огромным во всю стену мозаичным окном. Стены сине-черного цвета, с вкраплениями из синих кристаллов, даже днем, мерцавших как звезды.

— Эмм а можно так и оставить? — Заискивающе попросила я. — Только книжные полки убрать. Все равно яйцеголовость это не для меня.

— Можно. Но книги останутся, в них много интересного. Так что советую почитать. В особенности начать с той, что лежит на столике для чтения.

— Читание и я несовместимы! — Бравируя, констатировала я. — Тебе ли этого не знать?

— Ну конечно, и о чем я только думала, когда просила Сид Эппл не обращать внимание на время от времени пропадающие из нашей библиотеки книжки? — Удивилась она.

— Ну а я тут причем? — Стараясь не выдать свою причастность к этим пропажам с полки “Для взрослых”, ответила я.

— Ну, раз ты непричастна, то я тебе не буду говорить о шкафах “с третьего по восьмой, справа от лестницы, на втором этаже”.

— Даже не хочу знать, что там! — Возмутилась я, уже мысленно потирая копыта.

— Тогда я, наверное, прикажу убрать эти книги? — Коварно предложила она.

— Неет, зачем?! Пусть стоят… Для количества!

— Хорошо, пусть стоят. — Согласилась она. — Тут, кстати, еще есть балкон, и кое-что интересное. — Она пошла к окну напротив, из-за размеров которого маленькая арка, служившая проходом на балкон, была абсолютно незаметна.

— Что там может быть интересного? Посадочная площадка для обнаглевших пегасов? — Недовольно пробурчала я, вспоминая об утреннем прилете Белли.

— Ну да, а еще десяток фикусов в кадках, телескоп, и кое-что особое, о чем никто не должен знать. Даже Санни.

— Ого! А вот это интригует!

— Интригует, и поверь мне, это большое доверие к тебе с моей стороны.

— Ну прямо день чудес! Может, еще и карманные деньги выдавать начнешь? — Иронично поинтересовалась я. — А то эта тема как-то затухла с твоим раскрытием.

— Да. Сто битов в неделю.

— Эмм, я пошутила!

— А я — нет.

— Хмм, ты решила открыть для меня личный магазин конфет по завышенным ценам, чтобы спасти бюджет страны?

— Интересный план, надо будет запомнить, на всякий случай. Но нет, конфеты ты купишь сама, но прошу тебя, будь с ними как можно осторожнее.

— Как я их куплю, когда меня из замка не выпускают?

Вместо ответа она прицепила к цепочке моего медальона небольшую золотистую бляшку, наподобие той, что показывала мне Белли.

— Ближайшая кондитерская находится прямо по Проспекту Сестер, напротив библиотеки имени принцессы Твайлайт Спаркл. И за тобой будут наблюдать, так что веди себя хорошо. — Пока я стояла в шоке, она нахлобучила на мою голову ярко-розовый шлем и две пары наколенников, охвативших мои ноги. — Итак, представляю тебе “Берри-выметалку 2000!”.

Ее нога торжественно указала на странную конструкцию — на толстой веревке, уходящей с балкона куда-то вниз, была закреплена странная металлическая трубка с двумя крупными синими кристаллами, выпиравшими из ее торцов, и, словно кольца, охватывавших веревку. Посередине трубы были приделаны четыре петли с пропущенными через них шлейками.

— И об этом никто не должен знать? — Неуверенно спросила я.

— Да! — Гордо ответила она. — И сейчас ты поймешь почему. — Ее магия наинаглейшим образом подхватила меня, обернув шлейками, и под моим пузиком послышался громкий щелчок карабина. — После того, как ты вернешься, я покажу тебе как правильно пристегиваться. И можешь расправить крылья, так будет даже веселее! — Ее магия вдруг отпустила меня и я в панике заорала, ведь балкон начал медленно уплывать из-под моих ног. Крылья и ноги попытались упереться о воздух, но почему-то это не помогло, и неистова молотя всем конечностями, я поехала вниз.

— АААААаааааааааааа!!!! — Проорала я, пытаясь описать всю гамму чувств, вдруг поперших, безо всякого моего разрешения, наружу.

— Я так и думала. Согласись, это лучше чем отбивать копытца в “Гранде”? — С напускным спокойствием, словно так и было нужно, ответила Луна на мой вопль, неспешно порхая рядом со мной. — А вот сейчас будет еще интересней!

Кристаллы на палке вдруг мягко засветились и я почувствовала как проваливаюсь вниз, чтобы через секунду почувствовать резкий удар по ребрам и животику от натянувшейся шлейки.

— Я тебе все перья пообщипаю! — Яростно проорала я, несясь над дворцовым садом, словно пегас из Вандерболтов.

— Тебе это в семь лет не удалось, когда я была поснисходительней. С чего бы это получилось у тебя сейчас? — Игриво поинтересовалась она.

Не успела я что-либо ответить, как в поле моего зрения показался домик на дереве, почти копия того, что папка построил для меня с братом в Понивилле, только раза в два побольше, и расположен он был сразу между трех деревьев. И, что самое страшное, веревка вела пряма к нему, крепясь к мачте над опоясывающим его балкончиком.

— АААААаааааааааа!!! — Очередной крик страха вырвался из меня, когда я сообразила, что я вряд ли успею затормозить, и вмажусь прямо в шершавую стену. Но тут кристаллы засветились еще сильнее, и моя тушка на привязи начала плавно тормозить, аккуратно остановившись перед балконом.

— Ноги подогни! — Приказала Луна. Спорить я не стала, и пытаясь отдышатся, поступила как велено. И оказалось, не зря — зазор между веревкой и балкончиком оказался весьма маленьким. Я встала на ноги и тут же начала разбираться со шлейкой, пытаясь ее снять.

— Замок на животе. Просто нажми на него! — Приземляясь рядом и ни чуточки не боясь моего озверелого взгляда, подсказала она.

— Я же могла убиться! — Прокричала я, в ярости расстегивая замок карабина, и сбрасывая с себя шлейку.

— Это кажется мне сомнительным. Все было сделано под моим присмотром, поэтому можешь быть уверена в собственной безопасности. И кстати, она может отправить тебя и наверх, так что ты можешь не светиться на воротах.

— Доброе утро, Госпожа! — Из домика появился молодой страж. Он был при всех своих регалиях, и явно растерян.

— Мы приветствуем тебя, Пайпер. Но мы разочарованы твоей нерасторопностью. — Вмиг переключившись на “Госпожу”, ответила она. — Мы избрали тебя не просто так, и тебе не стоит растрачивать Наше доверие, даже в мелочах.

— Простите, Госпожа! — Понурился жеребец.

— Принцесса Берри, это ваш личный охранник, и сторож вашего домика, Пайпер Четс. Он будет охранять вас на ваших прогулках, и следить за вашим поведением.

Быстро пару раз глубоко вздохнув, я попыталась успокоиться, и стараясь не думать о том, как ощипать бабку, улыбнулась и приняла самый доброжелательный вид.

— Рада знакомству, страж. — Как можно добродушней сказала я.

— Что же, Мы рады, что он тебе по нраву. Теперь же вас пока покину. — Видимо почуяв, что меня надолго не хватит, Луна элегантно вспорхнула и улетела в сторону замка, как мне показалось, тихонько хихикая. — И не задерживайся допоздна!

— Ваше Высочество, вы можете оставить свой шлем и наколенники в домике. — Вдруг раздалось из-за моей спины. И озабоченно-заинтересованная морда жеребца вплыла в мое поле зрения.

— А может, я не хочу тут ничего оставлять! — Скорее из вредности пробурчала я, стягивая с головы шлем, и пряча его под крыло. Непослушная бандура никак не хотела под него залезать, и в конце концов, выскользнула, упав на пол.

— Тогда таскаться с ним придется вам. А это неудобно. — Открывая дверь в домик, ответил он. Я злобно пропыхтела мимо него и быстро осмотрелась. К моему удивлению, это и вправду был именно домик — одна небольшая, скромно меблированная комнатка, шкаф, стол, небольшая кровать, больше похожая на топчан, пара пуфиков и комод, над которым было повешено зеркало. И к моему удивлению — небольшая кухонька, на которой, конечно ничего серьезного приготовить было нельзя, поскольку даже мне сложно было бы на ней развернуться, но пару бутербродов или салат приготовить там было запросто. Недолго думая, я закинула шлем и наколенники на кровать, и вышла из дома.

— Итак, я без денег, в лесу, в доме-развалюхе, и с извращенцем-жеребцом… Где же моя жизнь свернула не туда? — Сварливо проворчала я.

— Вы не в лесу — это общественный дворцовый парк. Вы не без денег — ваше недельное жалование лежит в тумбочке. Дом качественный, построен на совесть, и я не извращенец. — Как можно нейтральней ответил он, но кажется, я все же его задела.

— Тогда тащи звонкие сюда, и пошли!

— Куда?

— В кондитерскую! Я что, все объяснять должна, что ли?! — Передо мной, с приятным позвякиванием, упал мешочек. Оглянувшись в поисках обнаглевшей морды своего сопровождающего, я совершенно не удивилась, никого рядом не обнаружив.

— Мог бы и в копыта отдать!

— Чтобы мне ноги поотрывали? — Послышалось откуда-то из ближайших кустов.

— Смелость явно твой конек. — Ответа не последовало. — Ладно, как отсюда выбраться?

— За мной, госпожа. — Он возник передо мной, и развернувшись, пошел в одному ему известном направлении. — Ваш домик находится в южной части комплекса, сюда почти невозможно попасть — два поста охраны отсекут всех любопытных.

— Странно. Я всегда считала что это открытый парк, для всех. — Удивилась я.

— Не совсем. Открыта большая часть парка, но есть зоны для персонала и обеспечения спокойной прогулки высокопоставленных гостей.

Достаточно быстро мы вышли на небольшую, круглую площадку, посыпанную мягким и желтым песком, разбавленным разноцветными камушками, посреди которой стоял фонтан, украшенный статуей вставшего на дыбы гвардейца, держащего флаг. От нее, в сторону следующей площадки, шла только одна дорожка, к моему удивлению, лишенная каких бы то ни было лавочек или скамеек.

— Идите все время прямо, госпожа, и вы попадете в открытую часть парка. — Он указал мне на дорожку, уходящую с площадки. — Я буду рядом, если понадобится.

— А если нет?

— Я все равно буду рядом. — Он развернулся, и запрыгнул в ближайшую тень. — Деваться-то мне некуда. — Тихонько послышалась оттуда.

— Какой-то ты слишком разговорчивый для стража.

— Приказ Госпожи был таков: быть самим собой, не стесняться, и предъявить богатый внутренний мир! — недовольно раздалось слева от меня. Пожав плечами, я направилась в указанном направлении, и очень быстро выскочила к посту охраны.

— Мисс! — Послышался басовитый оклик за моей спиной. Я повернулась и увидела направившуюся ко мне пару гвардейцев.

— Да?

— Вам тут находится не стоит, эта часть парка предназначена только для персонала. — Гвардеец улыбнулся мне и поманил за собой.

— Все под контролем. — Пайпер, словно пробка из бутылки, возник перед гвардейцами. — Это она.

— Ох, Богини! Ваше Высочество, простите, не узнал! — Встрепенулся жеребец. — А ты мог бы так и не пугать. — Он попытался дружески ткнуть Пайпера в плечо, но тот исчез. — Давайте мы вас проводим? — Извиняющимся тоном предложил он.

— Спасибо, но думаю, в этом нет необходимости.

— В следующий раз здесь может оказаться другой наряд, тогда просто покажите им пропуск.

— Пропуск? — Удивленно спросила я.

— Да, медальон на вашей цепочке. Это дворцовый пропуск, он действует и у нас.

— Хорошо. — Благодушно согласилась я. — Где тут ближайшая кондитерская?

— Сахарная вата и яблоки в карамели — прямо по этой дорожке, на третьей площадке. Не пропустите, там еще несколько аттракционов стоят.

— Спасибо, господа! — Я весело потрусила в указанном направлении, не забыв бросить в пустоту: — Сразу про пропуск не мог сказать?

— Я думал вы знаете это и сами. — Иронично, как мне показалось, ответил Пайпер откуда-то со стороны.

— Думать, между прочим, вредно! — Весело топая вперед, я ждала ответа, но его не последовало. Быстро перебирая ногами в указанном направлении, я уже ощущала вкус яблок в карамели на своем языке, смакуя эту невиданную удачу и “доверие”, мне оказанное. Сахарная независимость — это даже звучит гордо! Весело выскочив на площадь, я галопом ринулась к лотку, на котором уже заприметила предмет своего вожделения. Но тут меня ждало одно большое разочарование.

— Добрый день! — Почти чирикая от возбуждения, поприветствовала я продавца.

— Привет, малышка. — Кобыла за прилавком радостно улыбнулась, глядя на меня, и тут же как то странно потупилась.

— Два… нет, четыре… нет, восемь яблок! — Я уже стучала копытами от не терпения. Но старая кобыла не торопилась их мне отдавать.

— Извини, но ты, кажется, Берри? — Как-то хмуро поинтересовалась она.

— Эммм, да…- Крупом чуя неладное, ответила я.

— Два пятьдесят, и только одно — Тяжело вздохнув, она протянула мне яблоко, и увидев мою удивленную морду смутилась еще больше и, словно извиняясь, протянула мне листок с до боли знакомым почерком. — Приказ принцесс.

— Не поняла?! — Вскипела я, и схватив листок, принялась вглядываться в знакомые завитушки.
“Сим Мы, правительницы Эквестрии, всем подданным Нашим и прибывающим в Нашей отчизне гостям, приказываем: с сего дня и до особого распоряжения ограничить продажу сахарной ваты, яблок в карамели, тортов, пирожных, тянучек, и прочих сладостей, водимых на территории дворцового парка, одним наименованием в неделю, для ее высочества принцессы Берри Раг-Беррислоп. Выполнять сие следует неукоснительно, под страхом Нашей немилости и огорчения.

Читать сей указ повсеместно и каждому пони, грифону, а так же прочим народам, в сей парк пребывающим, а так же строго следить за исполнением сего повеления. Внешности же описание читать следует на обороте сего указа”.

Писано в году 1095 О.О.Э. Фрайтом Ньюсензом, вторым секретарем, референдарием и писарем Их Высочеств.

На обороте, и в самом деле, нашлось мое точное описание — под маскировкой.

— Нееееееееет! — Как можно трагичней возопила я. — А если я, к примеру, не Берри Раг?! А Берри Беррислоп?! Или вообще не Берри? Саншайн! Точно меня зовут Саншайн!

— Прости, но если это тебя утешит, я не могу продавать сладости принцессе Селестии вообще и в общем. — Она тяжело вздохнула.

— Хммм… Так никто же не следит? — Заговорщицки прошептала я.

— Да неужели? — Таким же заговорщицким шепотом прошипел мне на ухо Пайпер

— Я тебя уже ненавижу! — взвизгнула я. — А если я не для себя куплю, а вот для него? — Ткнув копытом в направлении голоса, предложила я.

— Все равно, нет. — Она печально пожала плечами. Я же, глубоко вздохнув и решив, что проблему эту я смогу решить чуть позже, но уже хотя бы с одним яблоком, достала мешочек из-под крыла, и отсчитала из огромной кучи монет требуемую сумму. Схватив свое яблоко, я направилась к ближайшей скамейке, чтобы там, в тишине, посмаковать свой маленький кусочек счастья.

— Ты шволочь, яшно? Но я пведлогаю компромифф — ты не доношиш на меня, а я делюф ф тобой флатким. — Старательно удерживая палочку зубами, предложила я Пайперу.

— Спасибо, но вынужден отказать. На ваш счет у меня строгие инструкции. — Его голос слегка дрогнул, отчего мне сразу стало понятно, что инструкции ему дороже доли от моих сладостей. Тихо рыкнув, я взгромоздилась на скамейку. Конечно, чего-то подобного и стоило ждать, тем более от Луны. И расстраиваться не имело смысла, но как можно было не расстраиваться, когда счастье — вот оно, а не положено! Но если она что-то делает, то делает продуманно! А значит, у нее есть план! А что говорят мои познания в планировании? Правильно, что в планах всегда есть слабое место! Тут, как ни кстати, палочка от яблока ткнула меня в зубы, и мне, с тяжелым вздохом, пришлось отправить ее в мусорную корзину, так и не додумав до конца увлекательную мысль — яблоко закончилось слишком быстро.

— Пайпер! Сгоняй за ватой! — Расстроено попросила я, прикидывая, что это может быть как раз одной из таких дыр, и если страж купит ее за меня, то ее не зачтут.

— Я охранник, а не слуга. — Видимо, поняв ход моих мыслей, не без удовольствия ответил страж.

— Я приказываю тебе как принцесса!-Попробовала я воспользоваться авторитетом.

— Все равно, нет. Поскольку на этот счет у меня есть приказ Госпожи.

— Бяка ты! — Проворчала я скорее для порядка. Глупо было бы предполагать, что самый очевидный вариант окажется правильным. Значит нужно искать что-то еще... Кстати, Луна говорила о кондитерской на проспекте Сестер, а значит, я могу попытать удачу в городе. Решительно встав, я пошла к выходу из парка... И тут же встала, как вкопанная.

— Привет, Звездочка! — За своими раздумьями я и не заметила, как ко мне подобрались мать и отец.

— Привет, Па. — расстроенно приветствовала я родителей. — Вы что тут делаете-то?

— Луна нас предупредила о своем маленьком подарке, и мы решили подловить тебя здесь. — Весело ответил отец.

— Ну да, подарок. — Иронично косясь на мать, в зубах которой была зажата палочка с аппетитным комом сахарной ваты, ответила я.

— Не куксись. На. — Перекинув палочку в копыто и протянув ее мне, подбодрила меня мать.

— Вы всё знали?

— Да, доча, и мне кажется, это была хорошая идея. — Мать села рядом со мной. — Но сегодня мы с тобой, так что — повеселимся! Но в разумных пределах, конечно же. Я даже взяла выходной, а точнее, мне его выдали, в достаточно ультимативной форме. Так что тебе привет от тети Черри — Чмокнув меня в носик, призналась мать. — И начнем мы с катания на папе! — Весело подхватив меня за шкирку, она закинула меня поперек спины отца.

— Ну ма-ам! Я же уже не маленькая!

— Ой, да ладно! Тебе с братом всегда нравилось. — Засмеялся отец.

— Папка! — Только и успела вскрикнуть я, как он рванул с места, и понесся к ближайшей карусели. — Она для жеребят! — Проорала я ему в ухо, понимая, куда он меня тащит.

— А что тут не для жеребят? — Удивленно спросил он.

— Ну, к примеру, вон тот! — Указав ногой на пегасьи “Облачные горки”, предположила я.

Очень скоро я оказалась обмотана парой шариков, одета в дурацкую шляпу, объелась, и укаталась на аттракционах. Видимо, стараясь компенсировать недостаток общения, родители взялись за дело со всей серьезностью, какой только могли, гоняя меня по всему парку почти до вечера. Так что на опушку, к домику, я еле приползла — навеселившаяся, наеденная и накатанная.

— Спокойной ночи, Звездунцель. — Мать крепко обняла меня, едва не выдавив все наеденное. Несмотря ни на что, ее хватка, казалось, лишь крепла из года в год.

— И вам.

— Завтра, с утра, я прилечу, проводить вас в школу. — Явно издеваясь, довольно проворковала она мне на ухо.

— Не надо.

— Надо, доча, надо. А то я тебя знаю.

— Ну пап, ну скажи ей! — Проныла я.

— Ну, сказать-то я могу, но проследить-то никак. Я же спать буду. — Он наигранно зевнул, и подтолкнул меня к лесенке. — Так что спокойной ночи.

Я тяжело вздохнула и вскарабкалась по скрипучей лесенке наверх, и оглянувшись, заметила, что их уже не было. Лениво войдя в домик, я забросила деньги обратно в тумбочку и скинув шлем и наколенники с топчана, завалилась было передохнуть, но тут же вскочила, услышав неподалеку тихий голос отца. Заинтересовавшись, я прокралась к окну, стараясь не наступать на новенькие, скрипучие доски, и уставилась в темноту, напрягая зрение и слух.

— Гастат! — Суровым, ледяным тоном позвал он.

— Звездной ночи, ликтор. — С явным ужасом ответил Пайпер. Поняв, что происходит что-то интересное, я выскользнула на балкон, но ничего не смогла разглядеть, да и голоса папки я больше не слышала. Немного постояв и прислушавшись, я решила, что все это мне показалось, и поскольку я все равно уже встала, то решила вернуться в замок — делать это посреди ночи казалось мне довольно глупым, как и кормить собой комаров, оставшись ночевать в этом домике, пахнущем деревом и олифой. Подойдя к мачте, я принялась с интересом рассматривать шлейку и трубу, примотанные к веревке, пытаясь понять, как же эта штука работает.

— Вашшш шшшлем и наколенники, госсспожа. — Прошипел Пайпер за моей спиной. Вот только шипение его было куда больше похоже на дрожь в голосе, чем на говорок стражей. Обернувшись, я увидела, как у бедного жеребца подергивается веко от явного переизбытка храбрости. Он положил передо мной шлем и отпрянул от моей ноги как от огня, когда я потянулась взять его. Поняв, что ему сейчас явно нехорошо, я молча напялила шлем, проигнорировав наколенники, и впряглась в шлейку, немного повозившись с карабином на животике, прежде чем его застегнуть.

— Подъемник приводится в действие сам, работает только с вами. — Видимо, наконец-то совладав с собой, проговорил Пайпер, медленно уплывая от меня вниз, когда скрипнувшие веревки потянули меня к замку. Глядя на бедолагу, мне было его очень жаль. Сразу становилось понятно — мне не показалось, и отец действительно его звал, чтобы задать хорошую взбучку. Хотя он это заслужил, яблоко конское!

Вверх подъемник плелся куда как медленнее, чем вниз, а кристаллы почти слепили меня своим светом. Отчасти я уже даже начала понимать ограничения в сладком, так как шлейка, не хуже маминых обнимашек, старалась выдавить из меня лишнее и ненужное, что я умудрилась затолкать в себя за весь день, так что я была очень рада, когда подъемник наконец-то заполз на балкон теперь уже моих апартаментов, и замер над полом. Выбравшись из этой перевязи, я вошла в библиотеку, и даже не удивилась вольготно развалившейся на полу среди кучи подушечек бабке. Рядом с ней стоял поднос с очень знакомым чайничком и парой кружек, а ее внимание всецело занимала книжка, висевшая перед ней. Поняв, что это мой шанс наконец-то поживиться ее перьями, я тихонько скользнула к книжным шкафам, и стараясь двигаться как можно тише, прошлась вокруг нее. Зайдя сзади, я принялась красться к ней, но только я подобралась достаточно близко, чтобы одним прыжком вцепится в ее крыло, как мой хвост резко воспарил надо мной, таща меня вверх, и вызывая уже знакомую гамму привычных, добрых, и дружбомагичных чувств.

— Я до тебя еще доберусь! — Резко махая ногами и крыльями, прокричала я.

— Вот это, надо полагать, была благодарность? — Она иронично усмехнулась, ставя меня обратно на пол.

— Благодарность? За приказ мне сладкого не продавать? — Обиженно пробурчала я, подойдя к ней поближе и пытаясь зубами ухватить ближайшее ко мне перо. Ее крыло резко поднялось, уводя от меня мою законную добычу. — Или за охранника, который отказывается покупать мне сладкое?

— Разумная предосторожность. — Так-же иронично ответила она, пряча от меня перья и элегантно повернувшись ко мне наглой синей мордой.

— Какой смысл отпускать меня гулять, но при этом лишать самого главного что я хочу с этих прогулок получить?

— Не будь наивной, Берри, ведь сладости — это далеко не самое главное.

— А что тогда?!

— Скоро узнаешь.

— И выбора ты мне не оставила, и все продумала, и меня не спросила. И чему я удивляюсь? Пора бы уже привыкнуть.

— ”До особого распоряжения”. — Таинственно проговорила она.

— Это был намек?

— Какой намек? — Удивилась она.

— Ладно считай что я тебя поняла.

— Вот и хорошо. И раз ты вернулась, значит, я могу быть спокойна. Пойду заниматься важными государственными делами. — Она весело поскакала к выходу на балкон. — И да, Берри, покои полностью Санни-непроницаемы. — Она тихонько хихикнула и выйдя на балкон, улетела в ночь. Я же, тяжело вздохнув, поплелась на второй этаж, выбирать себе спальню. Они обе были одинаковые, но кровать в правой спальне была все-таки мягче, а что еще нужно было навеселившемуся за день телу?


Звон будильника над ухом совершенно меня не удивил. С трудом продрав глаза, я пошарила вокруг на предмет поиска этой тартаровской машинки, и с удивлением обнаружила себя в совершенно незнакомой комнате, но вспомнив вчерашний день и то, что это моя новая спальня, продолжила искать голосящий будильник. Найдя машинку под кроватью, я выключила ее и поставила на прикроватный столик. К моему неудовольствию, часы показывали семь утра. Тихо рыкнув, я вновь забралась под одеяло и свернулась калачиком в тщетной попытке заснуть, так как в мою комнату ввалилась опасно веселая мать. Игривый блеск в ее глазах сразу говорил, что во-первых, она вновь что-то задумала, а во-вторых, сопротивление было абсолютно бесполезно.

— С добрым утром!

— Ты это утро видела? Оно такое же противное как и те, что были до него! — Закопавшись поглубже в одеяло, проскулила я.

— Ничего, ты привыкнешь. — Сгребая одеяло вместе со мной в охапку, она потащила меня к выходу. — И когда ты успела так отъесться? — Проворчала она.

— Знала бы, что меня так бесцеремонно таскать будут — отъелась бы еще больше!

— Вот поэтому у нас есть папа! — Хохотнула она.

— Согласна, пусть он меня тащит в школу!

— Он занят Санни и его гаремом.

— Он же обещал что будет спать!

— Ха-ха! И не таких будили! — С бравадой похвасталась мать. Тем временем меня уже затащили в ванную комнату, и закинули в ванну.

— Маам, выйди! Я сама помоюсь. — Недовольно проворчала я.

— Врединка. — Проворковала мать, и чмокнула меня в носик. При этом она схватила лейку душа и открыв самую холодную воду, направила струю прямо на меня.

— Ну Мааам! — Взвизгнула я.

— И не нумамкай мне тут! Зато теперь точно сама помоешься! — Смеясь, она вышла из ванной, но через несколько мгновений вернулась. — Мойся и дуй в столовую! У тебя десять минут, иначе я вернусь! — Со злодейским смехом она закрыла за собой дверь. Минут через двадцать, умывшись и приведя себя в порядок, а так же повесив мокрое одеяло на перила в библиотеке, я приперлась в столовую. К моему удивлению, кроме матери и Луны, там не было никого.

— Доброе утро, Наша возлюбленная внучка. — Поприветствовала меня бабушка.

— И тебе недоброе утро. — Проворчала я, плюхнувшись на подушку.

— Надеюсь, ты выспалась?

— Спала так, что буйвол бы прошёл! — Хихикнула мать. — Даже не заметила, когда я будильник принесла.

— И не выспалась! — Я широко зевнула, и положила голову на стол. — И теперь я знаю, кого в этом винить, так что готовьтесь.

— Врединка. — Мать подскочила ко мне и плюхнулась рядом. — Мать родную ободрать хочешь?! — Она наигранно ужаснулась, пряча от меня крылья.

— И бабку, и брата, и отца, и Белли, и Ди — всех. Заслужили. — Проворчала я, даже не обратив внимание на провокационно торчащее прямо перед моим носом материнское перо.

— Тогда предлагаю сделать это ночью. — Вдруг раздался голос отца, за которым компактным табунком шла братова ватага. К моему удивлению, в полном составе, и что самое странное, Ринга и Крисстал даже не пытались выдрать гривы Белли и Даймонд Стар. Хотя становилось понятно, почему именно папка взял на себя Санни. Белли, заметив меня, тут же припустила ко мне.

— Доброе утро тетя Скраппи. Привет, Берька! — Она села рядом со мной и ткнулась плечом в мое плечо, явно стараясь обратить мое внимание на красиво завязанный платок на ее шее. Платок, судя по цвету, когда-то был частью попоны кого-то из Первой кентурии, скорее всего, даже Хая Винда, но думаю, она не это хотела мне показать. В следующее мгновение я уже озабочено шарила глазами по подружкам брата, На шее Даймонд стар оказался круглый медальончик с крылышками, два пера в каждом крыле отсвечивали радужными декоративными полосками, и такая же нить была вплетена в хвост. Ринга смотрелась как “попытка выглядеть круто”, к ее ошейнику добавились широкие, усеянные клепками браслеты на ногах. Крисстал же напялила золотистые накопытники под цвет гривы, и такой же шарфик. Мне как-то сразу стало не по себе — получалось, что я одна шла в школу голой. И дерзкий план тут же созрел в моей голове.

— Так, ладно, я никого не ощипываю, но ты и Селестия едете со мной, в самой большой карете или летающей повозке! — Тыча копытом в бабку, заявила я.

Ну и естественно, мое желание приехать с помпой и показухой никто не поддержал — видимо, мама догадалась, что у меня копыта чешутся ткнуть пару обнаглевших морд в грязь своим роскошным выходом и бабками в карете, и потому сразу пресекла любые надежды на это своим весомым копытом, прописавшим мне живительный подзатыльник. А после обнаружила меня в бальной комнате, перерывающей всю гору шмоток, которые там были, в надежде найти что-нибудь одновременно и стильное, и блестящее, и яркое, и главное — скромное, но с вышивкой! И это после того, как мне было сказано, мы собирались отправиться налегке, без принцесс, и никаких платьев не предвиделось! Конечно, после небольшой истерики, устроенной в надежде на помилование и смягчение родительского решения и сердца, я схлопотала второй подзатыльник, но диадемку мне все же разрешили оставить. А заранее закинутые в седельную сумку накопытники золотистого цвета, с тонкими шнурками-завязками, раскрашенными под радугу и имевшие несколько маленьких пушистых облачков на этих самых шнурках никто, естественно, не нашел, ибо истерика — наука тонкая, и требует точного момента, так как если ее устроить за полчаса до отъезда — обыска можно избежать, так как минут десять меня будут пытаться уговаривать, минут пять — грубо уговаривать, ну а потом — подзатыльник и воспитательная речь на две-три минуты. А дальше — бегом, вниз, к воротам, и когда уж сумки обыскивать-то? Хотя я бы и не удивилась, если вдруг мама сказала бы их выложить, а моя маленькая победа — это всего лишь молчаливая поблажка и некое потакание моим желаниям. Так что залезая в школьную повозку, приехавшую за нами, я имела слегка потрепанный, но все же довольный вид. Что не скрылось от взгляда отца, который к моему разочарованию, с нами не поехал, а лишь потрепал меня с Санни по гривам, и шутливо предложил разнести там все.


К моему удивлению, и в немалой степени облегчению, еще подлетая к месту нашего путешествия я поняла, что это обычная, пусть и с явным уклоном в спорт, школа. Об этом явно говорили три стадиона, в том числе и один облачный, а так же два бассейна немалого размера с кучей снующих там учеников. Это место сразу начало мне нравиться. Так что панику по поводу элитарного и снобского обучения можно было выключать и надеяться на хорошо проведенное время, тем более с тем багажом знаний, вбитых в мою красивую головку Твайлайт мне, как мне лично казалось, светил пожалуй лучший табель за всю жизнь. Ну, или как минимум, очень достойный — Черили всегда ставила только хорошие, положительные оценки, или не ставила их вовсе, так что с ее табелями нынешним, наверное, и вправду будет сложно бороться.

А тем временем школьная повозка заложила круг над школой и перевернулась над одним из бассейнов. Я и ойкнуть не успела, как вся наша компания, весело отфыркиваясь и немного грубо выражаясь, оказалась в воде.

— Добро пожаловать в "Вин Винг!". Директорат прямо по курсу! — Весело прокричал один из возничих, но улыбка тут же сошла с его губ, когда Белли и Ди, переглянувшись, взмыли вверх, выражаясь грубее, чем присуще столь культурному месту, и как две молнии полетели за повозкой, честно пытавшейся удрать. Но возничим не повезло, и вскоре они были настигнуты, побиты, и вместе с повозкой отправлены в бассейн. После чего, весело хохоча, "Отверженные" вернулись к месту нашего вынужденного десантирования, и выхватив из воды Санни, под злобное бульканье и клокотание "курятника" полетели в направлении борта бассейна, крепко обнимая желанную, но вмиг смутившуюся добычу.

Казалось бы, все было хорошо и даже весело, но мне вдруг стало грустно и противно сидеть посреди этой лужи и смотреть, как моя лучшая подруга весело летает с моей другой подругой, наслаждаясь происходящим, а я вот здесь сижу, вернее, плаваю, вместо того, чтобы тоже летать. Тяжело вздохнув, я привычно погребла к берегу мимо пыхтящих и сопящих Ринги и Крисстал, энергично и бесполезно пытавшихся плыть, но только поднимавших кучу брызг.

— Гребите! Отталкивайтесь от воды, а не мните ею бока! — Прокричала я им. Но меня то ли не услышали, то ли не поняли, то ли система у них была такая, альтернативная, по плаванью. Вдруг раздался резкий свисток, и на бортике, возле Санни и "отверженных", возникла маленькая пегаска золотого окраса. Ее кьютимарка была скрыта под обтягивающим плавательным костюмом ярко-оранжевого цвета, а на голове красовалась шапочка для плавания, под которой были спрятаны грива и уши. Дополняли образ очки для плавания, сдвинутые на лоб.

— Так, я не совсем поняла, что тут происходит?! — удивительно глубоким голосом спросила она, обращаясь к пони на бортике. — Класс какой? Имена! — Жестко взялась она за троицу.

— Эммм... — Только и успел смущенно пробубнить Санни.

— Они новенькие, мисс Вайти! — привольно проплывая мимо весело плескавшегося в смутной надежде не утонуть "курятника", сообщила одна из возничих.

— И вы решили их окунуть? — Правая нога мисс Вайти оказалась на ее лице, и из под нее раздался тяжелый выдох.

— Да, мисс Вайти. — Понуро ответила ей кобыла.

— Что ж, сами виноваты. — Проворчала она. — Тащите их к бортику. — Она указала на меня с "курятником", тут же притихшим, и расплывшимся по поверхности воды. Видимо, они поняли, что их все-таки будут спасать, а значит, можно и не напрягаться. Возничие же, видимо, правильно оценив ситуацию, проигнорировали меня, решив наверное, что я и сама спасусь, и поплыли к Крисстал и Ринге. — А потом пойдете с нами, к директору!

— Но мисс Вайти! — смущенно обижено проблеяла парочка.

— Вы прекрасно знаете правила. — Наставительно произнесла она. — Сначала сброс, потом маневр уклонения и свечка. А не пологое планирование в сторону стоянки! Они же не малыши, летать явно умеют. О чем вы только думали? Третья повозка за два месяца! И две из них — в вашем классе! Это уже явно о чем-то говорит!

— Мисс Вайти, мы не виноваты что Спринг и Виола...

— Вы нет! А ваш класс — да! — Безапелляционно заявила мисс Вайти. — Так, а теперь с вами... Добро пожаловать в школу "Вин Винг"! Школу победителей! — При этом ее тон и напевная манера речи, а так же крутящееся копыто, сразу дали нам понять, что она говорит давно заученный и надоевший текст. — Лучшую школу для активных жеребят всех возрастов и рас. Здесь вы научитесь побеждать, причем не только в спорте. — Она развернулась и поманив нас за собой хвостом, пошла к небольшому двухэтажному зданию из красно-розового камня, с белыми окнами и покатой крышей, покрытой красной черепицей. — Наша школа, в первую очередь, воспитывает гармонично развитую молодежь, спорт и искусство у нас идут рядом, давая как можно больше возможностей для вас понять себя, свои желания и намерения в жизни. Конечно, если вы не станете такими же оболтусами, как эта парочка. — Она бросила мимолетный взгляд на возничих, идущих рядом с нами. В ответ послышалось смущенное, неодобрительное ворчание. Мисс Вайти пинком открыла дверь в административное здание, явно намереваясь шугануть дежурного старшеклассника, вмиг вскочившего с табуретки и в испуге уставившегося на нее.

— Или как она. — продолжила Мисс Вайти. — Знакомьтесь, Стил Роуз. Она должна была встретить вас еще минут десять назад, подготовив спасательные круги и отряд по встрече, но поскольку занималась тунеядством и разгильдяйством, что присуще всему их классу, она этого не сделала, и сейчас она будет оправдываться.

Мисс Вайти строго уставилась в глаза Стил Роуз, видимо ожидая поток оправданий, но в ответ серебристая единорожка с розово-красной гривой поднесла к носу мисс Вайти планшетку с каким то списком.

— И? — Мисс Вайти выглянула из-за планшетки.

— Церемония приветствия отсутствует в расписании. — Немного ядовито сказала та.

— Вот оно что... А кто составлял расписание?- Елейным голосом, слегка изогнув бровь, спросила она. В ответ единорожка резко покраснела и смутилась.

— Я. — Тихо ответила она. — Но в планировщике церемонии тоже нет! Я дважды сверила список!

— Ну, такого я от тебя не ожидала, дважды пропустить! Кажется, мне придется устроить всему вашему классу хорошенькое внушение. — Очень спокойно проговорила мисс Вайти, скорее констатируя неизбежное, нежели угрожая. И судя по тяжелым вздохам и расстроенному виду Стил Роуз и возничих, это было страшное наказание. — Ладно, с вами я еще поговорю. А вы идите за мной. — Позвала она нас.

Мы быстрым шагом поднялись на второй этаж, войдя вслед за ней в приемную директора.

— А, Клауд. — Поприветствовала сопровождавшую нас пони секретарь директора, белая единорожка с зелеными глазами и молочно-лиловой гривой. — Судя по всему, сегодня ты подавила мятеж. — Она тихо хихикнула, глядя на нас. — Надо полагать, привела повстанцев?

— Не угадала, Дасти. У нас новенькие, о которых почему-то никто не знает, и не встречает.

— Ой. — Смущенно пискнула секретарь. — Я забыла про спецкласс! — Она вздохнула, и впечаталась головой в стол, за которым же и сидела.

— Дасти! Я из-за твоих... Рррр! Я Роуз отчитала за твою ошибку! У нее и так проблемы с самооценкой! А тут еще такой наезд!

— Прости, прости, прости! — Раздалось из-за стола.

— Это ты у меня прощения просишь?! — прорычала мисс Вайти.

— Поняла! — пискнула Дасти, резко испарившись из-за стола в сторону лестницы.

— Стоять! — Скомандовала мисс Вайти. — Директор у себя?

— Да! Только не говори ему, пожалуйста! — Донеслось с лестницы.

— Мммм... Хорошо, иди давай! — Смилостивилась Вайти. Она тяжело вздохнула, и подошла к двери, находившейся рядом со столом секретарши.

— Так, дети. Нашего директора зовут мистер Сноубол, и он немного необычен, эксцентричен, и питает слабость к громкому выражению своих мыслей. Но это нормально, поэтому не стоит этого бояться, выпрыгивать в окна, выламывать двери, мочится на ковер и так далее. Все будет хорошо.

Она открыла дверь и поманила нас за собой в кабинет. К моему удивлению, неплохо обставленный — сразу чувствовалось, что его обладатель, белый стероидный перекаченный конь с кроваво красными глазами и коротким ежиком золотистой, седоватой гривы, и таким же, хотя и куда как менее седым хвостом, жужжащий откровенно малюсенькими крылышками и висевший напротив верхней полки огромного шкафа, и в правду вызывал желание испортить ковер от недостатка смелости.

— Директор Сноубол! — Видимо, уже давно привыкнув к столь экстравагантному виду своего начальства, весьма смело позвала его мисс Вайти.

— Одну минуту, Клауд. — С задумчивым видом, не отвлекаясь от бумаг, он подлетел к столу и аккуратно приземлился на стул. — У нас опять кончился конский волос для скрипичных смычков… — задумчиво произнес он. — И куда он только исчезает? И канифоль... Мисс Вайти! — Окликнул он нашу сопровождающую, при виде нас переходя на официальный тон. — Организуйте бесплатную стрижку для учеников! Особенно для длинногривых кобыл. Напомним им, что скромность — это благодетель, тем более в пышности прически.

Тут я, конечно, обрадовалась, что не увлекалась длинными стрижками “грива до плеч, хвостик до линии копыт”, но вот окружающие меня кобылы — все, кроме Ди, почувствовали, что запахло жаренным, и добровольно принудительным походом в парикмахерскую.

— Может сразу всех налысо? Заодно и на шерсти для уроков сэкономим. А свитера, носочки и шарфики продадим. Глядишь, и на новые учебники хватит — конечно, после уплаты вами долгов по зарплате и выплат пострадавшим.

— И как можно всегда быть такой… — Он задумчиво покрутил копытом. — Такой вечно серьезной.

— Тут новенькие. — Проигнорировав вопрос ответила мисс Вайти.

— Вижу. Итак, дети, добро пожаловать в вашу новую школу. Предупреждаю сразу, вы — особый класс, с вами будут работать отдельно и по особой программе. По просьбе принцесс с вами будут работать лучшие учителя, некоторые даже не из нашей школы, но никто из них не знает, кто вы такие на самом деле, и тем более об этом не стоит знать и другим жеребятам. Официально ваш класс назван Беррислопами, и в его состав входят... Хмм, дайте-ка посмотреть… — Он неуверенно взглянул на нашу компанию, и начал рыскать в своих папках. Что-то нашел, посмотрел, потом вновь окинул нас взглядом, и нервно закрыл картонку. — Семь учащихся. — Он нервно сглотнул, и бросил тревожный взгляд на мисс Вайти, тоже нервно перебиравшей копытами.

— Нет, наверное, это ошибка. Нас шестеро, и больше с нами никого не было. — Ответил за всех Санни.

— Хмм, тогда давайте пробежимся по списку. Санни и Берри Беррислоп?

— Здесь! — хором ответили мы с братом.

— Даймонд Стар, Ринга Торо Кхасим?

— Здесь.

— Белли Клауд?

— Я!

— Крисстал Калауд, Ашанти Кештат ибн Алари?

— Я! — Ответила Крисстал. Тут же я заметила удивленно перекошенную морду брата. Кажется, он о чем-то догадывался, но промолчал.

— А кто такая эта Ашанти? — Спросила я.

— Разве вы ее не знаете? — поднял на меня глаза директор Сноубол.

— Нет. — Ответила я. Хотя со стороны Санни вдруг раздалось какое-то недовольное бурчание.

— Что ж, раз она не с вами, значит нам стоит ее подождать и уточнить в посольстве, будет ли она вообще. — Задумчиво произнес директор Сноубол. Со стороны кобыл вдруг ощутимо повеяло холодком — кажется, вся четверка вдруг догадалась, о какой зебре идет речь.

— Мисс Вайти, будьте так добры, и препроводите их в класс. Присмотрите за ними пока все не уляжется.

Санни

Едва мисс Вайти покинула класс, в котором решила оставить нас до первого урока, как меня окружили, медленно и верно сжимая кольцо. Несколько злых и разобиженных кобылок — это было для меня уже чересчур, и пусть рожа Берри была не столь ужасной, как у прочих ее товарок — зная ее, я мог быть уверен, что ее скорее веселила эта ситуация — но вот остальные...

— Итак, в нашем классе, вдруг, даже как-то внезапно, оказывается незнакомая нам зебра? — прошипела Крисстал. От ее голоса по моему загривку пробежал табун мурашек.

— Я тут не причем! — принялся оправдываться я, постаравшись придать себе как можно более честный и правдивый вид.

— Да неужели? Тогда кто бы ее сюда вписал? — Скептично поинтересовалась Ринга.

— Не знаю!

— Ты с ней спал? — с идиотским выражением на морде, радостно вякнула Берри, заставив всех злобно уставится на нее. — Нет, ну а чего такого-то? Я же тоже должна была что-то спросить! — Видимо согласившись с ней, все вновь обернулись ко мне. Кобылья солидарность, что б ее...

— Нууу... — Неуверенно протянул я. — Я тот вечер помню плохо...

— Хорошо, поверим и проверим! — Включилась в разговор Белли. — Ди, на тебе силовая разведка! Пресани полосатую, но аккуратненько. — Вот тут у меня отвисла челюсть, ведь такого от нее я не ожидал. От Берри — да, от Даймонд Стар — тоже, да от всех, кроме нее, всегда доброй и мягкой!

— Оки-доки! — Весело разминая копыта, ответила Ди.

— Эмсс... Не надо!

— Спал?! — нестройным хором взвился кобылий табун.

— Она же стражница! Военный! Вам с ней не справиться!

— Она одна, нас много, да и не сказала бы я, что она военный, если это, конечно, та, о ком я думаю. — Задумчиво, смотря куда-то в потолок, произнесла Ди.

— Долго, медленно и с наслаждением! Полоска за полоской! Сначала черные, потом — кроваво-красные, самым тупым ножом, который только найду! — Вдруг раздался из-за двери голос Кештат.

— Ага! — Весело пробасил Медведь, открывая дверь и вталкивая ее в класс. Выглядела она довольно забавно — без доспехов и при нормальном освещении сразу становилось понятно, что она гораздо моложе, чем мне показалась сначала, может быть на год, максимум на два старше меня. На ее бедре красовалась непонятная завитушка в виде спиральки, в центре которой было непонятное, расплывчатое пятно, а на ее ушах красовалось два огромных белых банта. Медведь же был в своем зеленом с золотом плаще, а через спину его был перекинут ситар. — Радуйся, что в твою пустую голову бесплатно и главное старательно будут хоть что-то вбивать, причем через уши! — Он заржал, глядя на вмиг покрасневшую Кештат. — Всем привет!

— И тебе не кашлять — Поприветствовал его я.

— Уххх, как вас много! Я думал, будешь только ты и сестра... Э, кстати, кто из них твоя сестра? — Он окинул задумчивым и, как мне показалось, оценивающим взглядом присутствующих кобыл.

— Я! — Весело подскакнув, ответила Берри.

— Хммм, стоило сразу догадаться, что простой кобыле мой зад марать не дадут. — Философски заметил он.

— Может объяснишь, что тут происходит? — Поинтересовался я.

— Да ничего тут не происходит, кроме ма-аленького скандала и ленивокрупия. — Словно в подтверждение своих слов, он шлепнул Кештат по крупу копытом, отчего та злобно зарычала, и испепеляюще посмотрела на него. — Просто начальник твоей охраны не хочет идти в школу, а тем более — учиться. По ее мнению, надо полагать, крайне авторитетному, знания не помогают держать оружие, и тем более не помогают на марше. И это несмотря на то, что ее непосредственное начальство и отец драли круп, добиваясь аудиенции у самих богинь, и почти умоляли их помочь пристроить сие неблагодарное дитя в место, полное знаний, и... знаний, ну и прочих полезных вещей.

— Грррр! То, что ты послал курьера с запиской — это не аудиенция! — Прорычала Кештат.

— Моей охраны? — Удивленно спросил я.

— Ну, и не только охраны. Не думаю, что богини допустили бы вас куда-нибудь, где хотя бы был призрак опасности. Но все же, на всякий случай… Да и пора тебе уже привыкать к тому, что ты персона важная, так что я взял на себя смелость выделить тебе в охранение весьма перспективный кадр. Тем более, судя по слухам, вы с ней уже спелись. Или спились — тут уже смотря кого слушать. — Я мгновенно покраснел, отрывочно вспоминая недавний вечер.

— Тааааак, а вот с этого момента поподробней! — Медовым голосом проворковала Крисстал. Медведь явно удивился этому, и даже отступил назад, как мне сначала показалось, в недоумении. Но нет, зебр лишь двинул плечом, и ситар оказался в его передних ногах. Сев и положив ноги на струны, он коварно взглянул в глаза Крисстал, немного помолчал, задумчиво перебирая струны, и негромко запел.

— Пусть это было недавно и правда.

Твой принц оказался, в общем, дурак.

— Эй! — Возмутился я.

— А что, это не так? — Хохотнул Медведь, не сбиваясь с ритма.

— Как мул он тихонько нажрался,

И пополз он домой как неистовый рак.

Мы мудро просили его не спешить,

Проспаться, а после по-новой ужраться.
“И к вечеру нового дня” — говорил ему я
“Тебя обретет родная семья”.
“Но нет же!” — упорно твердил идиот.

Меня мама дома насмерть убьет!

— Я этого не говорил! — Вот этот момент я вспомнил.

— Да, не это, но “Меня Крисстал и Ринга убьют!” не очень лезет в размер, и смотрится не так нравоучительно! Да и ее я, на твоем месте, опасался бы куда как больше! — Его копыта заложили небольшой пассаж, и он продолжил.

— Поняв аргумента цену и вес,

Я в спор этот больше не лез.

Сказав “Я тебя спасу, помогу.

Тебе в охранение свою дочь снаряжу.

Она хоть глупа, и сорви голова…

— Тебе обязательно проезжаться по всем виновникам? — Пробурчала Кештат.

— Ну, по вам двоим грех не проехаться, особенно после того, как меня “Постирали”. С вами на пару.

— Это все из-за него!

— Или из-за тебя. Кто фляжку спер? — Не прекращая играть, Медведь умудрился отвесить подзатыльник Кештат.

— Но все же просьбам моим покорна она.

Их глупость и спесь слились воедино.

И в месте родили новую силу.

Питающуюся флягой вина.

Вино было крепким, как головы их.

И город ночной окутанный тьмой

В объятья свои принял двоих.

Что было потом — то неведомо мне,

Наверное, они покорились судьбе.

А может и нет — не знаю ответ.

Но пару часов покорений,

И всяческих приключений.

В пути к обители богинь.

Для них интересными были.

Ситар Медведя умолк, оставляя всех в легком шоке.

— В общем, ребята, сами разбирайтесь. А мне пора! — Он закинул ситар на спину, и быстро покинул класс.

— Это что сейчас такое было? — Первой очнулась Берри.

— Его любимая уловка для того, чтобы уйти от прямого ответа. — Пробурчала Кештат. — Ничего не было, так что можете успокоиться.

— Так ты его дочь? — Удивленно спросила Крисстал.

— Дудки! То, что он женат на моей матери, ничего не значит! Как и то, что он меня ею считает! Мой настоящий отец погиб на войне. — Явно нехотя призналась Кештат.

— Извини. — Смутилась Крисстал.

— За что? — Удивилась Кештат. — Вы, пони, иногда такие странные… Это же была достойная смерть! Говорят, он трое суток прожил, пронзенный копьем, пригвожденный к земле, и пел матерные песни во имя Вседержителя и всех командующих.

— Уууууууй! — Передернуло кобыл.

— Ой, да ладно вам! — Кештат прошла в класс, и скинула седельные сумки на парту. — Это еще что, вот есть легенда про Когнта Великого — победителя демонов ночи, настолько смелого что он вошел в их обитель, и настолько благородного, что он пощадил одного из них, за что, правда, тот демон насадил его на копье. Говорят, две недели помирал. — Очередной приступ отвращения поразил кобылок. — Пони, ничего вы не понимаете. — Она плюхнулась за парту. — Ладно, учить-то нас будут?

— Сказали, что скоро нами займутся. — Ответила Крисстал.

Дверь резко распахнулась и Мисс Вайти поспешно вошла в класс. Тяжело вздохнув, она поглядела на нас, и улыбнулась.

— Итак, дети, еще раз — добро пожаловать в нашу школу. Меня зовут Вайти Клауд, и я ваш классный руководитель, а так же куратор. — Судя по ее виду, она была этому не слишком-то рада. — И даже несмотря на то, что на мне висят еще три класса. — Ее нога встретилась с ее лицом. — По личной просьбе директора Сноубола, и под его ответственность. — Раздалось из под копыта. — Я обеспечу для вас наилучшие условия. Даже для зебры. — А вот про Кештат она сказала уж очень резко, и злой взгляд в ее сторону уж слишком сильно выдавал в ней пострадавшую сторону.

— А кормить нас будут? — Как-то невпопад ляпнула сестра.

— Да. — Тяжело вздохнула Мисс Вайти. — Столовую я вам покажу, сразу после библиотеки.

— Ей! — Радостно Воскликнула сестра, доставая из седельной сумки жалкое зрелище, судя по виду, до купания бывшее накопытниками. — Ну вот, оладушек! — Недовольно пробубнила она, стараясь как можно дальше отстранится от лужи, тут же образовавшейся на парте и угрожающе подбирающейся к ее краю для того, чтобы стечь на пол.

— Швабра в шкафу! — приказным тоном проинформировала Берри мисс Вайти. — Раз вопросов больше нет, то ждем Берри, и идем на экскурсию.

Берри.

Отплевываясь от привкуса замусоленной швабры, и мечтая о единорожьем роге, или даже двух, я плелась в хвосте нашей компании. Такие накопытники запорола, причем даже не по собственной глупости. Дискордов случай! И теперь мне приходилось тащится в хвосте, всячески прячась за тушками остальных разодетых кобыл, и делая вид что так и надо. Конечно, на мне был медальон, но он смотрелся, на мой взгляд, слишком просто!

Но, к моему удивлению, все оказалось гораздо проще. Идущие нам навстречу учащиеся, в основном были как и я, без одежды и со скромными аксессуарами, на их фоне табунок брата смотрелся излишне помпезно, хотя Белли все же из "модного" списка можно было исключить.

— Школа "Вин Винг" была основана почти десять лет назад, и за столь непродолжительный срок уже стала одной из лучших и уважаемых школ Кантерлота. — голосом садиста-экскурсовода просвещала нас мисс Вайти. — Можно сказать, что во многом наш успех — в первую очередь заслуга нашего директора Сноубола. Бывшего спортсмена, пони жившего мечтой и стремившегося к ней. И теперь он старается привить эти качества и своим ученикам — “Веру, надежду и Архххх!” Что такое “Арххх!” — никто, к сожалению, не знает, хотя он упоминает это очень часто. Так что если вдруг услышите об этом “Арххх!” — просто сделайте вид что поняли, о чем он.

— Да, мисс Вайти! — Нестройным хором ответили мы.

— Вот и хорошо. Итак, первое что вы должны запомнить — это то, как расположены корпуса школы, и как вам тут не потеряться в первое время. В центре всего комплекса стоит вот этот фонтан. — Она указала нам на большой фонтан, видневшийся на площади впереди нас. — Он находится на площади Принцессы Спаркл, и именно ее вы можете увидеть на постаменте. От этой площади отходят четыре дороги, на каждой стоят указатели, так что не потеряетесь. Эти дороги делят территорию школы на сектора: главный, два профильных, и спортивный. В главном секторе расположены корпуса самой школы, столовая, и крытый спортзал. Профильный сектор и спортивный в основном предназначены для пегасов и единорогов, для оттачивания их мастерства и знаний.

— Как-то несправедливо по отношению к кристальным пони, например. Или к земнопони. — Проворчала Крисстал.

— Да, на первый взгляд это так, но как показала практика, земнопони только выигрывают от такого положения дел. Они более специфичные и многопрофильные, чем другие виды. К примеру, единороги связывают свою жизнь с магией, и редко когда вообще даже смотрят на спортивную площадку — как это ни странно, но они самые ленивые пони. Пегасы всегда активны, и в большинстве своем не готовы заниматься кропотливым и скучным трудом — к примеру, в библиотеке, или портняжить. Спорт, соревнования даже в мелочах, победа — вот их цель. Они и единороги — два полюса нашей расы, а земнопони находятся где-то посередине — они и работники, и спортсмены, и ученые, и солдаты, и поэтому могут выбрать сами, что они хотят. Конечно, это могут сделать все наши ученики, но как показала практика… — Она многозначительно улыбнулась. — В общем, поймете все сами. Во втором профильном секторе расположены кружки по интересам, там многому можно научится, полезному или не очень, так что советую заглянуть туда в первую очередь — конечно после основных занятий.

— Надеюсь, там есть курсы кондитеров? — Уже мысленно потирая копыта, поинтересовалась я.

— Да, конечно, и не только кондитеров. Вообще, гастрономические курсы довольно популярны и охватывают широкий профиль профессий, так что если тебя интересует именно приготовление пищи, то ты останешься довольна. Но сразу предупреждаю, мисс Свитти Бим — кобыла строгая и последовательная, так что пока не заслужишь ее доверие, будешь драить котлы и готовить самые простые блюда. — Быстро охладила мой пыл мисс Вайти.

— А что нибудь для кристальных пони у вас есть? — Вредно, с подначкой, спросила Крисстал.

— Да. У нас есть отличный кружок “Юный геолог”. Там тебя научат как и где можно найти самые красивые и вкусные камни. — Мисс Вайт довольно посмотрела на вмиг смутившуюся Крисстал

— Мы не едим камни! — Пробурчала та в ответ.

— Да, извини, не камни. Скорее, кристаллы! — Едва заметно усмехнувшись, ответила ей мисс Вайти. — Ладно, у кого еще есть пожелания? — Но ответом ей стала лишь тишина. — Ну, вот и хорошо. Если возникнут вопросы, обращайтесь, или сами пройдитесь по секциям и кружкам. Это будет очень интересно.

— Не сомневаюсь… — Пробурчала я, уже прикидывая, насколько милой и порядочной нужно будет быть, чтобы как можно быстрее прорваться через окружение котлов, тонны яичницы и жаренного сена, и наконец-то добиться права заниматься конфетами, или пирожными, а может, даже мороженным.

Тем временем, мы уже вышли на центральную площадь, посередине которой возвышалась принцесса Всезнайка, восседавшая на каменном пуфике перед пюпитром с довольно увесистой книгой. Ее заинтересованная морда, уткнувшаяся в книгу, мало чем походила на оригинал, а расположенные где только можно символы ее кьютимарки откровенно раздражали, но, как мне показалось, эта статуя очень понравилась бы оригиналу… По крайней мере книга, и отсутствие лишних килограммов, в купе с довольно длинным рогом, на который явно не поскупились. И если у оригинала он был на четверть копыта выше ушей, то здесь — как минимум на полтора… С хвостиком.

— Не засматривайся на рог! — Прошептала мне Белли, слегка толкнув меня боком.

— Да не смотрела я на него!

— Угу. Не смотрела — ПЯЛИЛАСЬ! — В насмешку, поддержала Белли Ди.

— Ну вас! Я просто оценивала скульптурный замысел, в сравнении с оригиналом!

— Так, девочки, рога еще успеете пообсуждать. — Мисс Вайти повернулась к нам, и довольно понятно зыркнула на нас. — Итак, как я и говорила, это центральная площадь. Мы сейчас вышли из учебного сектора. — Она указала нам на него ногой. — И теперь вы сами сможете понять, куда вам идти. В принципе, все прекрасно видно и отсюда, все стадионы, бассейны, кружки и секции, сад, ну и так далее. — Каждый раз, называя объект, она указывала на него. — Но самое главное, как я уже вижу по некоторым озабоченным взглядам, столовая! Туда мы сейчас и пойдем. А потом я покажу вам, где у нас тут пегасье лежбище которым вы сможете воспользоваться сразу после того как я вас погоняю по стадиону, считайте что первым уроком у вас сегодня физкультура.

— А что такое Пегасье лежбище? — Удивленно спросила Ринга.

— Тебя что, с луны депортировали? — Проворчала Мисс Вайти. — Это особая зона отдыха, для пегасов.

— Ясно… — Смутилась Ринга.

Быстрым шагом мы прошли к невысокому длинному зданию из красного кирпича с огромными окнами, от которого явно пахло едой. Быстро пробившись через толпу учеников перед входом в этот храм еды мы вошли в огромный зал уставленный простенькими столами и низенькими скамейками. Где-то вдалеке стоял раздаточный стол от которого тянулась не воодушевляющая очередь из разноцветной толпы с подносами.

— Так, ладно, вставайте в очередь и берите подносы. — Указывая на стойку с подносами возле стола раздачи, приказала Мисс Вайти. — А я пока оформлю вам временные карточки на питание.

Быстро обзаведясь подносами мы встали в конец очереди и не успела я даже толком осмотреться как к нам подскакали две весьма знакомые мне кобылы — сестры Твинс, завсегдатаи наших балов. Старшая была не на много старше меня, как бы забавно это ни звучало. Белая кобыла-единорожка с бледно розовой гривой и кьютимаркой в виде россыпи разнокалиберных звездочек, и ее сестра, сверстница Белли, единорожка, чуть более лимонного окраса и такой же розоватой гривой, и тоже пока еще без кьютимарки.

— Ваше высочество?! — Удивленно спросила Старшая Свити Твинс. Я уже было намеревалась ответить, как вдруг поняла, что обращались они не ко мне или даже к Санни, а к Ди! Она быстро взглянула на меня, потом на Санни, кивнула ему и развернулась к сестрам. Приосанилась и как будто так и надо выдала:

— Мы рады вашему вниманию, но хотели бы оставить не разглашенным наше инкогнито! — Жестко, можно даже сказать сурово ответила она.

— Простите ваши высочества! — Видимо наконец заметив что здесь еще и Санни с табунном ответили они дружно отступив на пол шага. — Мы понимаем ваше желание, но все же просим разрешения сопровождать вас! — Вконец осмелев предложили они.

— Спасибо, но в этом и в правду нет необходимости. — Вышел вперед Санни.

Сестры переглянулись и широко улыбаясь отошли в сторону, я же тем временем старательно поднимала челюсть с пола.

— Я чего-то не поняла, кто тут принцесса — я или ты?! — Возмущенным шепотом наехала я на Ди.

— Я. — Спокойно, и как мне показалось, с издевкой, ответила она. — Приказ Госпожи! Ты учишься, а я, в случае необходимости, отвлекаю.

— А почему тогда от него никто не отвлекает? — тыча копытом в брата, спросила я.

— Вообще-то, этим занимаемся мы все. — Не без гордости ответила Крисстал.

— И даже Кештат? — Удивилась я.

— А я вообще — охрана и силовое прикрытие… — Проворчала она.

— Вот же ж торт клубничный! А если что, кто меня-то спасать будет? — С наигранным удивлением спросила я. Но мне почему-то никто не ответил. Только к моим ногам подкатилось надкусанное яблоко с явным следом острых фестральских зубов.

— А, вот вы где! — Подошла к нам Мисс Вайти. — Так, вот ваши карточки. — Она достала из-под крыла стопку карточек, и раздала нам. — Покажете их на раздаче, и получите обед. Когда пообедаете, я провожу вас на стадион, а пока вы осваиваетесь в столовой, я прослежу, чтобы на первый раз вам выделили столик для того, чтобы вы смогли все успеть.

Пару минут я нетерпеливо стояла в очереди, наслаждаясь запахами с кухни под тихое шипение Санниного табунка, опять чем-то недовольного, и чего-то, а может, кого-то не поделившего. Уже на подходе я заприметила аппетитные, золотисто-коричневые шарики в каком-то томатном соусе и гору хрустящего, поджаренного сена — после изысканной дворцовой кухни эти простые и незатейливые блюда смотрелись очень аппетитно, поэтому я твердо решила, что они будут первые в моем сегодняшнем меню. Быстро схватив поднос и в нетерпении пританцовывая, я ждала своей очереди, и как только этот момент настал, быстро положила свой поднос на стол, предъявляя выданную мне карточку. Мысленно я уже забрала с собой половину прилавка, но жестокая и беспощадная реальность вновь все обломала, отправив меня прямиком на грешную землю.

— Двадцать пять балов. Выбирай. — К тому моменту, стоя в очереди, я уже немного поняла систему выдачи еды — ученикам начислялись баллы, которые они могли потратить на вкусности из столовой. Как они начислялись — было совершенно непонятно, но у остальных их было даже очень много! Многие брали и на пятьдесят, а то и семьдесят пять балов, и видя это, естественно, я размечталась… Но быстро прикинув, что на сено и котлетки мне хватит, я быстро сделала заказ, тут же красиво приземлившийся на мою тарелку, рядом со стаканом яблочного сока, и под ободряющее “Следующий!” направилась к столу.

Котлетки пахли обалденно, тонкий аромат специй бил мне в нос, вызывая обильное слюноотделение и нетерпение. Сев, наконец, за стол, я с трудом вытащила вилку из салфетки и засадила ее в аппетитный котлетный бочок, после чего, отломив кусочек, тут же попыталась это съесть.

— О, богини! Что это?! — С отвращением глядя на этих оборотней кулинарии, возмутилась я.

— Котлеты. — Спокойно, даже меланхолично, ответила Мисс Вайти.

— Но в этих котлетах мяса нету! Как их вообще есть-то можно?! — Возмутилась я под её удивленным взглядом.

— Странные у тебя фантазии. Где же ты котлеты из мяса видела? Мы же не грифоны, что бы эту гадость есть! То ли дело хорошие домашние котлеты из шпината, объедение просто!

— Вы их хотя бы пробовали? — Разочарованно ковыряя вилкой в тарелке, спросила я.

— Это одно из самых любимых блюд в этой столовой! — Ответила она.

— Если ты их есть не будешь, я с удовольствием тебя от них избавлю. — Тут же подкатила Белли, и не дождавшись моего согласия, мгновенно запустила свою вилку в тарелку.

— Эй! — Возмутилась я. — Соус-то оставь!

— Я бы здесь училась только из за еды. — Вгрызаясь в котлету, ответила она.

— Ты потолстеешь, и лопнешь.

— Зато это будет здорово.

— На тебя Санни не посмотрит. — Прошептала я ей на ухо. — Он не любит толстых.

— Ты-то откуда знаешь? — Неуверенно отвлекаясь от котлеты, и бросая взгляд в сторону раздачи, откуда уже шел Санни, спросила она.

— Я же его сестра. — Самоуверенно ответила я.

— Это еще ничего не значит. Я знаю его не хуже тебя. И всего на два года меньше чем ты, уж этого я бы не пропустила. — Отправляя котлету в рот, она самодовольно усмехнулась.

— Ощипать бы тебя, да в суп… — Пробурчала я.

Тем временем к нам подтянулся и Санни с его табунком, на подносах у них так же красовались несъедобные котлеты с жаренным сеном. Быстро рассевшись, все начали сосредоточенно жевать, и никто, даже Санни, не возмутился столь наглому попранию понятия “Котлета”!

— Итак, дети, как, я думаю, вы уже поняли, столовая у нас хорошая, кормят вкусно, и думаю, как вы уже заметили сами, покушать можно очень хорошо, но что бы это сделать нужно заработать баллы. Все просто, 25 балов в день вы получаете всегда, но можно заработать и дополнительные баллы — к примеру, за хорошую учебу, за участие в кружках и секциях, и много как еще, главное проявить себя и свой талант. Каждую неделю, в понедельник, вы будете получать карточки на питание, где и будет указан ваш суточный баланс. Всем все понятно?

— Да. — Нестройным хором ответила наша компания.

— Ну вот и хорошо. Доедайте и пошли на стадион.


Стадион ничего примечательного из себя не представлял, просто большая поляна вытоптанная и утрамбованная сотнями ног учащихся, окруженная по периметру реденьким палисадником, парой спортивных тренажеров, и неглубоким бассейном.

— Итак, стройся! — Скомандовала мисс Вайти. Дождавшись, когда мы выстроимся в неровную колонну, она продолжила. — Сейчас посмотрим, на что вы способны. Десять кругов вокруг стадиона, на время! — В ее правой ноге тут же оказался секундомер. — Побежали!

Неуверенно шевеля ногами, вся наша компания двинулась по стадиону, стараясь, чтобы это хотя бы немного было похоже на бег. Естественно, никто нам халтурить не дал, и очень скоро, после нескольких громких окликов, мы растянулись по беговой дорожке, и набрали темп. Как оказалось, я зря мнила себя самой сильной и выносливой, мысленно гордясь своей хорошей формой, Как ни странно, но в перед вырвалась Ринга, мерно двигая ногами и, как мне показалась, даже не замечая этого... а за ней бежала Кештат! И чего я никак не понимала, так это того, как за ней удерживалась Белли? Но к моей гордости, я не была и в хвосте колонны, ведь там было место Крисстал. Хотя, как потом пошутила Ди, “Она прикрывала Саннин филей, чтоб не сперли”. Ничего сложного, впрочем, в этом не было, и очень скоро мы вновь стаяли строем перед мисс Вайти.

— Молодцы. Неплохой результат для новичков. — Похвалила она нас. — А теперь давайте посмотрим что у нас по летной части. Кто уже встал на крыло?

— Я! — Не без гордости ответила Белли.

— И я! — подняв крылья, похвасталась Ди.

— Так, вы из наземных или облачных? — Спросила мисс Вайти.

— Наземные.

— Хорошо. Тогда давайте посмотрим на ваши крылья. Подходите по-одному. — Подозвала она. — Давай начнем с тебя, Белли.

Белли несмело подошла и расправила крылья, послушно поворачиваясь вслед за копытом наставницы.

— Так, молодец. Опусти их в самый низ… — Белли послушно опустила крылья. — Согни и сдвинь вперед. Отлично! Хороший профиль крыла, правильная форма — тебе прямая дорога в скоростные летуны, если мышцы не подведут.

— Йух-ху! — Обрадовалась Белли. — Сразу в Вандерболты можно готовиться?!

— Если хорошо будешь ими работать, и с координацией все хорошо, то почему бы и нет? Так, Даймонд Стар, твоя очередь. — Осмотр повторился, но Ди пришлось еще помахать и взлететь.

— Ну как? — Заинтересованно спросила она.

— Тоже неплохо. О карьере в спорте, конечно, разговора нет, но летать будешь отлично. А взлет и посадка — дело техники, этому подучу. Ну, а теперь Санни. — Процедура повторилась, но по мере нее, на лице мисс Вайти все больше и больше проступало тщательно скрываемое недоумение.

— Не пойму, что у тебя с крыльями. Работают они как-то совершенно не по-пегасьи.

— Что вы имеете в виду? — Озадаченно спросил Санни.

— Размер немного непропорционален, но это не страшно. А вот подвижность и то, как ты их складываешь — вот это уже и вправду интересно. У тебя очень большие углы атаки крыла, и при изменении угла ощущение как будто ты двигаешь предкрыльями, если бы они были у пегасов, это был бы огромный плюс в маневренности особенно на больших скоростях, но они есть лишь у немногих птиц. Центр тяжести не гуляет, да и взмах у тебя шире... Это очень интересно. Посмотрим, что из этого выйдет.

— Но летать-то я смогу?

— Да, и притом неплохо. Судя по всему, сможешь взлететь, причем уже скоро. Берри! — Осмотр повторился, и изумление мисс Вайти выросло еще сильнее.

— Ого! — Только и смогла выговорить она, когда я вывернула крыло почти под 80 градусов вдоль линии тела.

— Надо полагать, все то же самое? — Немного самодовольно спросила я.

— Знаешь, я бы удивилась только Санни, но у тебя эти аномалии выражены сильнее, чем у него. Даже не знаю что сказать. Я такое только у Стражей видела, но даже у них это не настолько явно проявляется, и достигается множеством тренировок. Ты брала пример с кого-то из них?

— Не-а. Само собой получилось. — беззаботно отмахнулась я, внутренне раздуваясь от гордости. — Но летать-то хоть смогу?

— Да, конечно. Крылья для полета — не самое главное. Они больше предназначены для маневрирования. Если бы мы летали по законам классической аэродинамики, крылья были бы раз в пять больше, как у твоей мамы. Но нам помогает магия, и именно с ней нужно учиться работать. Чем мы сейчас и займемся.

В результате, это “займемся” вылилось в глупую беготню по стадиону, и непонятные прыжки с маханием крыльями, поэтому я была очень рада, когда мисс Вайти указала нашей крылатой части компании на пару неприметных деревьев в глубине палисадника, на которых было организованно пегасье лежбище, и пожелав нам хорошо отдохнуть, забрала Крисстал, Рингу и Кештат в бассейн. Однако Санни, Белли и Ди решили, что они не устали, и могут позаниматься еще, чем, в общем-то, и занялись. Я же, еле волоча ноги и крылья, доползла до ближайшего, а главное — низко расположенного гамачка, куда и забралась в надежде хотя бы немного отдохнуть, и не видеть веселые морды Белли и Ди, что решили со всей ответственностью и самостоятельно обучить Санни полету, пусть и на своем примитивном уровне. Однако, “обучение” его больше походило на игру “подставь ему части поинтересней, и виды по сочнее”, что вовсю бесило Крисстал и Рингу, зорко следивших за происходящим из бассейна. Но, видимо, между ними все-таки было достигнуто какое-то взаимопонимание, поэтому, они хоть и кипятились, но терпели, и не подавали вида — по крайней мере открыто.

С удовольствием растянувшись во весь рост, я попыталась расслабится как можно сильнее и дать отдохнуть уставшему телу, но не успела и глаз сомкнуть, как над моим ухом раздался голос жеребца.

— Оу, посмотрите-ка, кто у нас тут? Еще одна нелетучая пегаска! — Я хотела было врезать ему со всего размаха, но сил уже не было, а полотно гамака просто не дало размахнутся, поэтому я просто ткнула его в нос.

— Ты офигел?! — Заорала я, пытаясь перевернутся на бок, чтобы не светить ненужными местами, но непослушный гамак никак не давал мне этого сделать.

— О нет, что ты! Я не хотел тебя так уж сильно беспокоить, тем более, что я один из немногих, кто может стать для тебя очень полезным другом в этой школе! — Улыбаясь во всю пасть, заявил он. Наконец, перевернувшись, я смогла рассмотреть этого обнаглевшего гаденыша — желтая масть, красная грива и зеленые глаза вкупе с широкополой шляпой сине-белого цвета наталкивали на подозрительно нехорошие ассоциации. — Привет, меня зовут Слим! — Представился он. Сначала мне показалось, что он был пегасом, но выглянув из своего убежища, я с удивлением обнаружила, что он был земнопони. — И я твой лучший друг, который может помочь тебе достать все. — словно в подтверждение его слов, в мой гамачок упало три больших карамельных конфеты. — Считай это дружеским подарком. — Елейным голосом проговорил он. — Захочешь еще — обращайся, мы всегда сможем договориться! Любой шоколад, сладости, газировка, и многое другое. И все это может стать твоим! — Голосом ярмарочного зазывалы проговорил он.

— Галопом поскакал! — Наконец, собравшись с силами, прокричала я. — И Конфеты свои забрал! — Тут же я пожалела об этом, ведь ноги Слима сразу же оказались в моем гамачке, и начали неприлично шастать по моей тушке, делая вид, что собирают конфеты, при этом, старательно выполняя мои указания. Но мой рык дал ему понять, что его хитрый план до добра не доведет, и ему хватило ума не лезть за теми конфетами, что оказались подо мной, особенно в районе хвоста.

— Но все равно, мое предложение действует всегда. Если что-то понадобится… — Мой угрожающий рык тут же прервал его речь, и он, опасливо улыбнувшись, быстро испарился. И не успела я как следует насладиться заслуженной тишиной и одиночеством, как рядом со мной, похабно хихикая и явно надеясь меня поподкалывать, приземлились Белли и Даймонд.

— Крылья пооткручиваю. — Спокойно, с ленцой, предупредила я. Но видимо, всерьез меня воспринимать никто не собирался, а может быть, они просто решили, что я их не достану.

— Итак, не успела ты и одного дня проучиться в этом прекрасном учебном заведении, как уже завела себе поклонника! — Уворачиваясь от брошенной мной конфеты, прощебетала Белли.

— Пришибу… — Все так же, с ленцой, ответила я на эти безосновательные обвинения.

— Я бы на твоем месте о другом подумала. Первое — жеребец, весной, со странными намерениями, да еще и знающий твою маленькую слабость к конфетам. — Озабоченно перейдя на полушепот, намекнула Белли.

— Хммм, а что, в вашей школе дельцов не было? — Удивленно спросила Ди.

— Дельцов? — Хором переспросили мы с Белли.

— Ну да, дельцов. Тех, чей особый талант прорезался на почве торговли, или чем-то, близком к этому. Они часто подрабатывают перепродажей конфет старшим пегасам, и всякой снеди всем остальным.

— Эммм… Конфет — пегасам? А почему только нам? — Удивленно спросила я, отметив недоумевающий взгляд, которым меня одарила Белли.

— Шутишь? — Спросила Ди.

— Эээ... Нет, вообще-то. — Потупившись ответила я.

— Хех, по той же причине, по которой у нас есть возможность поспать между уроков в этих удобных гамачках, или по которой наш чай содержит три ложки сахара, а не две, как у остальных. Это из-за метаболизма — полет требует энергии, а энергия — это сахар. Обычно. — Тяжело вздохнув, ответила Ди.

— Метобобризма? А это что? — Наигранно глупо переспросила я. Но меня так и не удостоили ответа, поскольку к нам подошли Крисстал и Ринга, от которых разве что пар не валил.

— Ррррррр! — Только и смогла прорычать Кристал в сторону Белли и Ди, вмиг вспорхнувших на ветку повыше.

— Ты их тут не бей, ты их там бей, а то я тут лежу и пытаюсь вздремнуть! — Предложила я ей.

— Мы пока никого бить не станем, но это пока. — Ответила за нее Ринга.

— Но это пока. — Яростно поддержала ее подруга.

— Вы не вмешиваетесь! — Сладострастно и ядовито пропела Белли. — Так что терпите!

— Вы тоже кое-что обещали! — Вскипела Крисстал, и ринулась было к дереву, но ее придержала Ринга. — Только намеками, и аккуратно!

— Правильно, но глубину намеков никто не обсуждал! — Торжествующе заключила Белли.

— Извращенки! — Проворчала я из своего полотняного убежища, за что тут же схлопотала легкий пинок от Ринги. — Нет, ну а что, не так, что ли? Вы! — Я ткнула копытом в Крисстал и Рингу. — Настолько неуверенны в себе, что, по факту, продали своего же парня — то есть, моего брата — за гарантию, что на нем никто, кроме вас четверых, не повиснет, этим двум хитрюгам! — Я ткнула ногой в сторону Белли и Ди. — Мне кажется, или что то в этой ситуации нифига неправильно?

— Ты ничего не понимаешь! — Выкрикнула Белли, а со стороны Крисстал и Ринги послышалось два очень злобных, рычащих голоса.

— Ладно-ладно, я глупая, маленькая кобылка. — поудобнее устраиваясь в гамачке, проворчала я.

— Вот именно, что глупая… — Обиженно ответила мне Белли. — Думаю, нам стоит поговорить в другом месте. — предложила она Крисстал и Ринге.

— Не забудьте подрать друг другу гривы! — Напутствовала я четыре удаляющиеся от меня хвоста, весело помахав им ногой и завалившись, наконец, в тишине и одиночестве, в гамачок — подремать.

Но не успела я и глаза прикрыть как надомной возникла Мисс Вайти.

— Подъем! Отдых окончен! — Весело проорала она после чего со всей дури засвистела в свисток.

— Это определенно издевательство! Или даже произвол… — Проворчала я, нехотя вываливаясь из своего полотняного убежища.

— О нет, это еще не издевательство — хмыкнула Мисс Вайти, как-то странно косясь в сторону учебного корпуса. — Где, кстати, остальные?

— Без понятия. Думаю, нам нужно идти на крики, по следам драных грив, и в конце концов мы точно найдем братов серпентарий. — Предложила я.

— Даже так? Хмм. — удивилась Мисс Вайти. — Кажется кому-то надо будет в принудительном порядке сходить на семейные курсы.

— Угу, и поскорее.

— Ладно, пошли их искать, вам на уроки пора.

Но искать никого не пришлось — не успели мы отойти от дерева, как Санни с его табунком тут же возник рядом с нами. Как это было ни странно, но Белли и Крисстал выглядели слегка помято, и даже немного подранно, а судя по недовольной морде Санни, я все же пропустила что-то интересненькое.

— Ну, раз все в сборе, пошли на уроки. — предложила мисс Вайти

— И какой урок у нас сейчас? — Заинтересовалась Крисстал.

— Зебрийский язык. — Сердито прошипела она.


Не успела я войти в класс, как услышала два удивленных возгласа Санни и Кештат.

— Ты?! — Удивленно спросила Кештат.

— А кого ты еще ожидала здесь увидеть? — Ответил ей зебра, сидевший за учительским столом. Выглядел он довольно старым, но полным энтузиазма.

— Кха? Не думал, что вы согласитесь. — Санни удивленно смотрел на зебру за столом.

— Это самое малое, что я могу сделать для тебя.

Вошедшая в класс Ринга вдруг затормозила, прошуршав по полу всеми четырьмя ногами, резко развернулась, и бросилась прочь из комнаты, вызывающе стуча копытами.

— Ты куда? — Удивленно спросила Крисстал.

— Подальше!

— Медведь не удержался и все рассказал? — взглянув на Санни, тяжело вздохнул за своим столом зебра.

— Да... — Потупившись, ответил он.

— Что же, может быть, оно и к лучшему… Посидите пока здесь — мне нужно уладить кое-какое дело. — Тяжело поднявшись из-за стола, он пошел к выходу.

— Что случилось? — Удивленно спросила Белли.

— Долгая история. — Нехотя ответил Санни, садясь за свою парту. — И мне кажется, я все же не в праве ее рассказывать.

— А что там рассказывать? Она его внучка! — довольно улыбнулась Кештат. — И получила по заслугам.

— По заслугам? — Еще более заинтересованно спросила Белли.

— Кештат, Белли! — Прикрикнул на них Санни.

— Я тебе не подчиняюсь! — Злобно ответила полосатая. — Если вкратце, то он ее засудил, и обрек на ошейник. Поступил по-закону, как и должен был, а она теперь на него, видимо, зуб точит. Чего она вообще ожидала-то?

Санни не вытерпел и подошел к Кештат, явно намереваясь отвесить ей оплеуху, но это за него сделала Крисстал.

— Она моя подруга, я не позволю так о ней говорить ни одной полосатой! — Злобно проговорила она.

— Пони… — Простонала Кештат. — Да она такая же полосатая как я, пусть и наполовину.

— Но это не дает тебе право осуждать ее и ее проблемы за ее спиной! — Возмутился Санни.

— Пффф! Это еще почему? — Удивилась Кештат.

— Это неприлично! — Продолжила Крисстал.

— Вы это знаете, я это знаю, и что тут неприличного? — Еще больше удивилась зебра.

— Пони изначально не так сильно связаны, как мы, они не стояли на грани выживания, когда каждая мелочь могла стоить нам жизни. — Нравоучительным тоном, словно читая уже заготовленную лекцию, в класс вернулся зебра, а за ним мрачная и весьма злая Ринга. — Ты должна понять, что у них уже давно есть понятие “частная жизнь”, которое лишь недавно стало появляется в нашем обществе. Поэтому следи за тем, о чем говоришь.

— Все равно не понимаю… — Пробурчала в ответ Кештат.

— Ничего, ты кобыла, такое бывает. — Язвительно подначил Кха. — А теперь рассаживайтесь, и начнем урок.

Мы быстро расселись и открыли тетради, но нас ждал сюрприз.

— Зебры глупый народ. Способный, старательный, но глупый. Многим мы обязаны не своему честному труду или гениальным прозрениям наших мудрецов, а богам. Боги воспитали наших предков, дали им знания, и научили как выжить на нашей суровой родине. Письменность и язык — это их дар, которым мы пользуемся каждый день. И завещано ими было, что разделен язык наш будет на три. Для народа — простой и практичный, фонетический и понятный. Для чиновников — лаконичный и полный сокращений, экономящий время. И третий язык, знати — сложный и красивый, язык философов и поэтов, тех, кто может оценить и красоту слога, и красоту написания. На практике, три вида письменности в языке стали основой социальной дифференциации, поскольку знания, что оставили нам боги и предки, записаны языком знати, и в большинстве случаев непонятны простому народу. Сложно сказать, вредно ли такое положение дел, или нет, но факт остается фактом. Начнем мы с изучения простого языка, и я надеюсь, что уже в следующем году мы сможем приступить и к высшему. Кештат, поскольку твой уровень языка мне известен, так же, впрочем, как и Ринги, я попрошу вас помочь мне.

— Может, как-нибудь без меня? — Попыталась отказаться Кештат.

— Я рад, что вы согласны. — Спокойно ответил ей Кха. — Итак, начнем с алфавита.


Школа, да пожалуй мне и в правду ее не хватало, но все таки даже не смотря на некую ностальгию все же мне хотелось смотаться от туда побыстрее, по этому стоило только мисс Вайти привести нас на посадочную площадку где нас уже ждала воздушная повозка я не задумываясь туда запрыгнула прикрикнув на остальных, чтобы они не копались. Однако не смотря на мою расторопность возничие, поднявшись над школой, заложили небольшой полукруг, и сначала направились к посольству где осталась Кештат и только потом к замку.

В предвкушении хорошего отдыха, и возможно, нормального питания, а не всякого шпинатного извращения, я двинулась вперед, но не успела войти в свои покои, как меня тут же встретила ехидная Луна, растянувшаяся на подушках в прихожей первого этажа.

— Что же, как прошел твой первый учебный день в новой школе?

— Отвратительно. — Обессилено ответила я.

— От чего же так грустно? Наверное занятия в настоящей школе гораздо интересней уроков Твайлайт? — Её улыбочка стала еще ехидней.

— Твайлайт не заставляет бегать как курица по стадиону и махать крыльями, учить какие-то не понятные звуки называемые зебрийским языком, не говоря уже о попытке продажи конфет, и она знает кто тут принцесса, а кто двойник! — Проворчала я, сбросив сумку с учебниками у входа и откровенно нагло заваливаясь рядом с бабкой в тщетной попытке найти пару свободных подушечек. — Хотя вообще интересно, но легионерская школа лучше!

— Потому что там можно было попроказничать? — Накрывая меня крылом и подтягивая поближе спросила она.

— Как будто в этой нельзя! Я просто еще не осмотрелась толком, и не составила план.

— Вот поэтому я и попросила Даймонд Стар, дать тебе немного свободы самовыражения.

— То есть я могу творить что хочу? — Радостно спросила я мысленно перебирая пару старых планов на возможность адаптации к новой школе.

— В меру, конечно, можно, но не так, чтобы прослыть первой хулиганкой школы, и даже не в десятке. — Наставительно строго ответила она.

— Ну так не интересно.

— Берри, в этой школе мамы рядом не будет, чтобы, если что, замять инцидент, авторитетом, или уважением к ее персоне, учителя не пойдут тебе навстречу, от страха что прилетит Легат. Здесь ты должна научится сама отвечать за свои поступки. И ни я, ни Селестия вмешиваться не станем.

— Вашими заботами, чую, плакала моя репутация.

— В этой школе у тебя ее попросту нет, это в школе Легиона ты личность известная и прославленная.

— Известная? Прославленная? — По лестнице, с верхних этажей, спустилась мать. — Да если бы я не была номинальным директором этой школы, и не порола бы ее, как sidorovu козу, ее бы быстро затмили более деятельные личности.

— Ну, мам! — проскулила я, пряча глаза в копытах.

— Не нумамкай. Я ведь не нумамкаю! — Иронично ответила мать.

— Мне тебе список предоставить доказующий, что сие утверждение есть вопиющая ошибка? — Елейно поинтересовалась Луна, хитро щурясь на маму.

— Не подловишь!

— Дай мне время. — Самоуверенно ответила Луна.

— Ладно-ладно. И кстати, почему мне такой вот скворечник никто не выписал в пору нужды и невзгод?

— Ты была мала, и лишь начала познавать наш мир. Не время было делать тебе поблажки. Это бы дурно сказалось на твоем воспитании. — Деловито, с подначкой, ответила Луна.

— На ее характере, кстати, многое может дурно сказаться. Особенно общение с зебрами. — Проворчала мать. — Вон, младшенький, охламон черный, отличный тому пример.

— Брось, ничего страшного не случилось. И не случится, по крайней мере под влиянием подконтрольных нам зебр.

— Как раз случилось, и как минимум пару раз. И это называется плохое влияние! Они ведь и меня недоброму научили, между прочим!

— Дети будут учиться с зебрами, и точка! В конце концов, кто в семье главный?! — Немного вспылила Луна.

— Ну… Ты, конечно.

— Правда? И почему же? — Наставительным тоном поинтересовалась бабушка.

— Да потому, что я так решила! — Рассмеявшись, ответила мать.

— Ты неисправима...

— Вся в тебя! — Гордо ответила мама. — Ну и когда меня вызывают? — Обратилась она ко мне.

— Ну не в первый же день! — Недовольно пробурчала я в ответ. — Осмотреться же надо, план составить...

— Уроки сделать… — В тон мне продолжила мать.

— И это тоже. — Недовольно согласилась я, косясь на тяжелые седельные сумки.

— Белли сейчас у Санни? — Поинтересовалась мать.

— Ага! Они там всем табуном “уроки делают”! — Саркастично ответила я.

— Черри из меня отбивную сделает. Или Хай. — Она уныло повесила уши, и легла по ту сторону Луны, положив голову и передние ноги на ее бок. — Ладно напомните кто-нибудь что бы я ее забрала, и сдала Черри в целости и сохранности, ну или как получится.

— Ничего, когда-нибудь ты привыкнешь, что всё не совсем так как тебе хотелось бы. — Приобняв мать крылом, подбодрила ее бабушка.

— А может, лучше они её из Санни сделают? — Предложила я.

— Никто не из кого отбивные делать не станет! — Строго объявила бабушка. — Я вас все-таки не для того собрала.

— Эммм… Собрала? По-моему, ты просто оккупировала первый этаж моих апартаментов! — Возразила я.

— Я просто выбрала место встречи поудобнее.

— Ну да, с подушечками и отличным видом на сад через огромное панорамное окно. — Пробурчала мать.

— Будешь хорошо себя вести, я тебе тоже разрешу здесь жить. Но только лет через сто. — Предложила бабушка.

— Ты та-ак добра! — Мать игриво толкнула Бабушку плечом. — Ладно, что ты задумала?

— Свергнуть Селестию! — Таким же игривым тоном ответила ей Луна.

— А если серьезно? — Спросила я. — Что-нибудь менее грандиозное и более выполнимое в ближайшие пару поколений.

— Я хочу, чтобы ты, Санни и мама, в ближайшие выходные посетили с официальным визитом Клаудсдейл.