Моя маленькая история!

В данной истории рассказывается о простых будничных днях простого человека по счастливому стечению обстоятельств попавшему в Эквестрию и о всех выходящих из этого последствиях.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони Человеки

П.Д. Пай: Замкнутый круг.

История о Пинкамине Диане Пай.

Пинки Пай Другие пони

Кукловод

Теплый, ламповый рассказ с неожиданным окончанием.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

В поисках будущего

Они выбраны для великой миссии. Брошенные в лицо неизвестности, они ещё не знают, что цель не всегда оправдывает средства.

Принцесса Селестия ОС - пони

Слеза аликорна

Всё идёт своим чередом.

Принцесса Селестия Человеки

Хроники Рокки Географа - Тайна первооткрывателей

Цикл из рассказов My Little Pony: Rift chronicles. Этот рассказ посвящается Эквестрийскому путешественнику, который переживает изгнание из семьи, и встречается лицом к лицу - с новыми подстерегающими его, опасностями. Вернется ли он домой с честью, или так и останется без крова над головой? Найдет ли он себе друзей, и что за тайну он скрывает? На эти и другие вопросы, ответ вы найдете в фанфике с увлекательнейшим сюжетом!

Другие пони ОС - пони

Не похожа я на глухую

После свадьбы Винил решает прогуляться прежде чем вернуться домой, к своей соседке, Октавии

DJ PON-3 Другие пони Доктор Хувз Октавия

Оккулат.

"Тьма и свет - две стороны одной медали. Когда научишься понимать их, тогда и обретешь истинное могущество!" Кем был Старсвирл? Кем были его друзья? Почему нам так мало известно о детстве принцесс? А что было там, в прошлом? Что за ужасы скрывает оно? Этот фанфик дает ответы на вопросы, которыми задавался каждый брони. Он о прошлом. Далеком прошлом, о котором нам так мало известно. Вообще, по сути, является личным мнением автора, о том "как оно могло бы быть". Надеюсь вам понравится! Evil eternal!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Король Сомбра

Трикси. Великая и Могучая.

История пони Трикси, Велкой и Могучей. Мы знаем её только как хвастунишку, но не знаем почему она стала такой. Эта история нам расскажет. Так же мы узнаем ещё немного секретов Эквестрии, которые давно были забыты. И лучше бы им и оставаться забытыми.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Дружба это оптимум: Одиночка

Прошло четыре года с момента, как Эквестрия Онлайн была впервые выпущена в производство, и сейчас она является самой широкопродаваемой игрой из когда-либо существовавших. Каждый день в ней авторизируются миллионы людей по всему миру, чтобы взаимодействовать друг с другом под неусыпным присмотром прекрасной СелестИИ. Но фракция человечества распространяет обвинения в том, что её действия – это секретный план по порабощению человечества в её цифровом измерении. И человек, известный как «Одиночка» решает положить конец власти СелестИИ раз и навсегда…

Принцесса Селестия Человеки

Автор рисунка: aJVL
Часть 2

Часть 1

Это часть написана лучше всех, так как её великодушно отредактировал вот этот человек: Geo555.

Очередное солнечное утро. Куррент, как всегда, с самого утра сел читать книжки. Он жил на самой окраине Понивилля, и многие жители просто не знали о его существовании. Вернее, знала только одна пони. Буквально через минуту дверь распахнулась, и в дом вошла розовая поняшка.

 — Привет, Курр! — звонкоголосая земнопони явно была в духе. Впрочем, это являлось для неё обычным состоянием.

 — Привет, Пинки. Не стоит так голосить.

 — Ой, извини. Эм… Ты не забыл, что сегодня у меня вечеринка?

 — Пинки, у тебя почти каждый день вечеринки. И ты знаешь мой ответ, — единорог всё ещё смотрел в книгу, но уже не читал.

 — У-у-у. Ну Куррент! Почему ты никогда не ходишь на мои вечеринки? Они тебе не нравятся? — поняшка явно расстроилась.

 — Не в этом дело, дорогуша. Я же уже говорил, что не особо люблю большие компании. Точнее, я не люблю компании вообще, — Курр поставил ударение на последнее слово, — Но ты — исключение.

 — Но на этой вечеринке будут только самые близкие подруги, Спайк и Гамми!

 — А-а-а. Твайлайт Спаркл, Эпплджек, Рэрити, Рейнбоу Дэш, Флаттершай, дракончик и крокодильчик. Эх, не знаю, Пинки. Они вроде хорошие, но…

 — Стоп! Как ты узнал? Я же тебе про них говорила только мельком, — земнопони была ошарашена.

 — Пинки, ты опять забываешь, кто я. Ты много думаешь о своих подругах, и я с лёгкостью читаю твои воспоминания и мысли по этому поводу, — златовласый единорог поднял голубые глаза на кобылку.

 — Ах да…Ты этот, как его… Психик!

 — Я псионик. Пинки, как думаешь, почему я живу вдали ото всех?

 — Хм… Ты не любишь общаться?

 — Тогда мы бы сейчас не говорили. Многие считают моё колдовство очень опасным оружием. Пони не желают находиться рядом со мной, потому что боятся за свой рассудок.

 — Странные пони. Ну, пошли сегодня со мной?

 — Ладно. Только сегодня и только с этой компанией, потому что я, эм…Ты их хорошо знаешь.

— Уря-я-я!!! — Пинки была рада. — Кстати, а почему я тебя никогда не видела днём на улице?

 — Я не хочу об этом говорить. И ты не хочешь, — синий единорог очень уверенно произнёс последние слова.

 — Оу, да, что-то расхотелось. Ну ладно. Я тогда побежала готовиться! Буду ждать ровно в шесть! — сказав это, розовенькая поняшка скрылась в дверном проеме, забыв закрыть дверь. Единорог сам встал и прикрыл дверь. В отличие от других единорогов, у Куррента телекинез расходовал огромное количество энергии, не говоря уже о редких телепортах. Златовласый жеребец очень любил читать историю и альманахи. Он помнит данное родителям обещание: «Не волнуйтесь. Я подчиню эту силу, и не буду делать зло». Его мама и папа сильно беспокоились, ведь знакомство с псионической силой начинается очень болезненно. Неконтролируемые видения и постоянные кошмары. Реалистичные страхи и прочие игрушки напряженного сознания. Родители Куррента уехали из Понивилля уверенные в успехе сына. После этого жеребец направился в свою мастерскую. Небольшое строение чем-то напоминавшее старый сарай, на нём всегда висел замок, но открывался сарай из другого места, из дома. В помещение вел туннель, которым часто пользовались члены семьи. В мастерской его отец проводил опыты с электричеством, и он был несказанно рад, когда юный Куррент смог каким-то образом засунуть большое количество электричества в хрупкую стеклянную сферу. После этого Курр получил свою кьютимарку. До сих пор небольшое количество этих опасных бомбочек дожидаются своего часа. Жеребец нашёл в мастерской небольшой кинжальчик, который изготовил его отец. Это был не простой нож: при активации он генерировал мощное электрическое поле. Непонятно зачем, но Курр всегда носил его с собой.

Вернувшись с порога обратно в дом, единорог зашёл на кухню и взял пару пирожных, которые купил в Сахарном Уголке. После чего он пошёл обратно читать.

Пришло время идти к Пинки. Единорог очень волновался, ведь на этот раз ему не надо будет извлекать воспоминания о себе из разума поняш. Причесавшись, он вышел на улицу. Как только он оказался на крыльце, его сразу ослепило ярким солнечным светом. Давным-давно он заработал себе светобоязнь — серьёзную проблему со зрением, поэтому он никогда не выходит из помещений днём. Кто-то шагал по своим делам и, как обычно, псионик проник в разум поняши и сделал себя невидимым для неё. Куррент достаточно быстро добрался до дома Пинки и, подождав немного, вошёл внутрь. Земнопонька была на кассе, но когда увидела единорога, сразу обрадовалась и закрыла заведение.

 — Я так рада, что ты пришёл! — кобылка быстро поднялась наверх. — Я тебя сейчас представлю! Девочки, знакомьтесь! Это — Куррент!

 — Эм, — зеленоглазая пони в ковбойской шляпе огляделась. — Тут никого нет, Пинки.

 — Как это? — розовая кобылка уставилась на Курра. Тот стоял рядом с ней. — Вот же он! Рядом со мной!

 — Я тоже его не вижу, — белоснежная единорожка осмотрела комнату.

 — Где он? — радужная пегаска стала крутить головой во все стороны.

 — Его, эм, не видно.

 — А я его вижу, — юный аликорн сначала посмотрела на Курра, а потом на своих подруг. — Вон стоит.

 — Та-а-ак, Куррент! — Пинки догадалась и развернулась в сторону юникорна.

 — Что? Ах да, — с этими словами он покинул разум поняш. — Извините, привычка.

 — Откуда это он?! Только что же… — Рейнбоу была ошарашена.

 — Простите, я как бы… Ну короче, находился в вашем сознании и, так сказать, скрывал себя.

 — В нашем… сознании? — запинаясь, прошептала Флаттершай и немного сжалась.

 — Погоди-ка, — Твайлайт хотела всё разузнать. — Тогда почему я тебя видела?

 — Я не проникаю в сознание аликорнов. У вас слишком сильная ментальная защита. Если Вы не позволите мне туда проникнуть, то я даже Ваше имя не смогу узнать.

 — Ну что ж. Меня зовут Твайлайт, а это… — Куррент нагло перебил фиолетовую кобылку: — Флаттершай, Эпплджек, Рейнбоу и Рэрити. Я знаю. А где Гамми и Спайк? Я не ощущаю их в этом здании.

 — Они скоро придут, — Твай была удивлена. — Откуда ты про них знаешь?

 — Я знаю, кого приглашала Пинки, и знаю, кто согласился. Это легко читается в её памяти.

Жеребец оглядел поняш. Флаттершай ещё больше сжалась, Эпплджек сильнее натянула на лоб шляпу, а Рейнбоу надела на голову странный головной убор Пинки. В их сознании читался страх. Они боялись за свои воспоминания. Только три поняшки стояли неподвижно. Пинки улыбалась, Твайлайт смотрела в глаза Курру, явно пытаясь его изучить, а Рэрити смотрела на единорога и думала, какой наряд сможет ему подойти. Златовласый пони повернулся к Пинки.

 — Видишь? Поэтому я живу в уединении.

 — Но они же первый раз тебя увидели. Я тоже сначала испугалась, — кобылка старалась поднять настроение единорогу и успокоить подруг.

 — Нет, Пинки. Тогда испугался я. Ты появилась из ниоткуда и предложила стать моим другом. Твоё сознание было чистым и бескорыстным, поэтому я согласился.

 — Хе-хе! Ну, смотри: Твай и Рэрити тебя не боятся!

 — Принцессе Твайлайт нечего боятся. Я не могу проникнуть в её сознание. А Рэрити… — тут он обратился к единорожке, — Нет, мисс. Мне не пойдет эта шляпа.

Кобылка покраснела, и на время её мысли стали беспорядочными.

 — Что ж. Я могу успокоить Флаттершай, так как она боится меня, а не моих сил. Хоть я и не могу развеять недоверия ко мне, но я обещаю, что постараюсь не причинять вам вреда.

На несколько секунд воцарилось молчание, и жёлтая пегаска потихоньку стала расслабляться.

 — Эм, спасибо. Я… — и снова Куррент нагло оборвал диалог: — Флатти, ты забыла убрать несколько килограммов моркови в погреб. А Энджел… — единорог замолчал.

 — Ик! Извините меня! — пегаска пулей вылетела из комнаты.

 — Я сейчас принесу чай и много-много-много сладостей! — подпрыгивая, Пинки тоже ушла из комнаты. Снова повисло неловкое молчание.

 — Что ж. Было приятно познакомиться. Наверно. Но мне пора, дабы не омрачать сию вечеринку. Удачи, — с этим пожеланием жеребец пропал с глаз всех пони, не считая Принцессы. Как только псионик развернулся, так сразу перед ним появилась Твайлайт.

 — Извини нас, Курр. Мы, вероятно, тебя задели, но это не из-за злости. Мы просто ничего не знали о псиониках, и это был… Страх перед неизвестным? Пожалуйста, останься. Пинки много о тебе говорила, и она сильно расстроится, если ты уйдешь.

 — Она обо мне говорила? Но вы же ничего не знали обо мне до этой встречи.

 — Видно, ты не сильно копаешься в разуме пони.

 — Обычно я читаю только кратковременную память собеседника. Копаться в чужой памяти интересно, но это приносит вред, поэтому я читаю её не более пяти минут.

 — Хм, всё интереснее и интереснее, — фиолетовый аликорн взглядом пожирал псионика.

 — Так как она обо мне говорила? Я не ощущал это при знакомстве с вами.

 — Она никогда не упоминала твоего имени или твоей внешности, но характер, что она описала, очень тебе подходит.

 — Хм… — Куррент снова стал видимым, — Я останусь ради Пинки. Она и правда может расстроиться.

 — Вот и хорошо! — юная Принцесса широко улыбнулась. — Уверена, мы подружимся!

 — Что ж, надеюсь, моя Принцесса.

 — Знаешь, мне так непривычно, когда меня называют принцессой, — остальные пони потихоньку начали расслабляться. Эпплджек вернула шляпу на её законное место, Рейнбоу сняла недошапку, а Рэрити жаждала общения с подругами. — Но из твоих уст это звучит как-то завораживающе.

 — Я пришла! — дверь распахнулась, и в комнату ввалилась Пинки, держа на голове большой поднос с чаем и вкусняшками. — Шай ещё не пришла? Интересно где…

 — Не уверен, но, по-моему, она в нескольких метрах от Уголка.

 — Не уверен? — Твай немного удивилась. Видимо, она считала, что Курр может проникать в сознание всех поняш на любом расстоянии.

 — Я же самоучка без нормальной практики. Мне сложно улавливать определённые сигналы на большом расстоянии.

 — А хочешь мы поможем тебе с практикой?

 — Нет. Моя магия будет для вас вредна.

 — Псионические силы плохо воздействуют на чужое сознание?

 — Не в них дело, мисс Спаркл. Вы прекрасно знаете магию, и я уверен, что вы знаете особенности характера магов.

 — Да. Чистые душой и добрые маги могут излечить кого-нибудь, даже не зная лечебных заклинаний, а тёмные…

 — Именно.

 — Но ты совершенно не похож на злодея, — Твай с подозрением глянула на Курра.

 — Это хорошо.

В это время дверь тихонечко скрипнула, и в комнату вошла жёлтая пегаска. Сразу после этого Пинки вошла в кураж, и у Курра с Твайлайт не было времени поговорить, однако юный аликорн то и дело бросала на псионика странные взгляды.

Прошло пару дней сидения дома. Курра часто навещала Пинки. Единорог был ей очень благодарен за это, но никогда не подавал виду. Иногда его посещала Принцесса Твайлайт. Её очень интересовала магия Куррента. Часто после этого псионик был очень измотан, ведь аликорнша проводила над ним всякие тесты. Однажды единорога разбудил громкий стук дверь. До этого ему часто не удавалось поспать. Как-то Твай притащила какой-то шлем с кучей проводов и заставила единорога его надеть. Сопротивляться смысла не было, поэтому жеребец подчинился. Теперь жутко сонный единорог вяло поднялся с кровати и открыл дверь. Тут же его пронзила жуткая боль. Глаза словно загорелись ярким огнём. На улице было очень светло, а гостем был какой-то стражник в блестящих доспехах. Не успел этот стражник сказать хоть слово, как уже не мог себя контролировать. Псионик силой затащил его в дом и захлопнул дверь. Все это он проделал с зажмуренными от боли глазами. Куррент ещё пару минут стоял неподвижно, пытаясь унять боль, и только спустя десять минут вспомнил о госте. Им был пегас серой масти с фиолетовыми глазами и красной гривой. Он был облачён в доспехи и еле-еле дышал, находясь под влиянием псионика. Куррент вышел из его сознания.

 — Проклятье! Что тебе нужно?

Гость очень быстро пришёл в себя.

 — Извините, мистер Куррент. Меня послали лично доставить вам вот это сообщение, — с этими словами пегас достал из кармана письмо и вручил единорогу.

 — Надо же! — Куррент хотел прочитать в памяти посланника имя автора этого письма, но не смог. Письмо стражнику отдал какой-то незнакомый расфуфыренный пони. — Не знал, что дворцовая стража подрабатывает пони на побегушках. Гость не сказал больше ни слова и, развернувшись, удалился восвояси. Возвратившись в постель, псионик вскрыл письмо и начал читать. Прочитав, он сложил его и пробубнил «Ну, Твайлайт, это уже перебор».

Через несколько минут псионик собрался и пошёл в библиотеку Твайлайт, попутно сильно мучаясь от яркого света. Как он и ожидал, принцесса спала. Единорога встретил её дракончик.

 — Привет, — всё, что смог сказать Спайк

 — Иди спать, дракон, — это был приказ, переданный телепатически, который незамедлительно был исполнен.

Жеребцу не пришлось плутать по библиотеке благодаря Спайку, который знал тут каждую щель. Не останавливаясь ни на секунду, Куррент подошёл к кровати со словами «Твайлайт, вставай!». Он снял с неё одеяло. Та немного поворочалась и непонимающе уставилась на гостя.

 — Ну что, юная Принцесса. Собираетесь мне объяснить это? — златовласый пони швырнул аликорнше письмо.

Кобылка открыла его и начала читать. Письмо было адресовано лично Курренту от самой Принцессы Селестии.

«Приветствую тебя, Куррент. Я всё-таки смогла найти тебя благодаря моей ученице. Я и не догадывалась, что это будет так сложно сделать. Тебя нашли, а значит, ты обязан вернуться во дворец. Данное твоим дедом обещание все ещё в силе, и Кантерлот ждёт тебя. Я не сомневаюсь в том, что ты приедешь. Честь всегда являлась гордостью вашей семьи. И передавай привет Твайлайт Спаркл».

Фиолетовая аликорнша дочитала письмо и непонимающе уставилась на Курра.

 — Кем был твой дед?

 — Один из приближенных советников Принцессы Селестии. У него были те же псионные способности, что и у меня. Перед смертью он обещал Принцессе, что кто-нибудь из его рода заменит его. Он также обещал, что этот кто-то будет с псионными способностями, которые очень сильно помогали Принцессе. Ну и ты сама догадываешься, кем является этот "кто-то".

 — Но почему же ты не пошёл к Селестии на службу? Это же величайшая честь!

 — В детстве я не мог контролировать эту силу. Она причиняла сильные страдания моим близким, но мама и папа были со мной до последнего. Когда за мной пришли, я телепатически приказал посланникам идти назад. И что-то заставило меня ляпнуть «Попробуй найти меня, Принцесса, и я подчинюсь тебе». Как сказано в письме, наш род всегда держит слово. Так что, благодаря тебе, мне придется ехать в Кантерлот. Спасибо, Принцесса, — в голосе Курра все это время читалась злость. Он совсем недавно обзавелся близкой подругой и ему придётся покинуть её.

 — Я… Извини меня. Я не знала. Я… Я поговорю с Принцессой. Может… — Твай чувствовала вину. Она до сих пор писала письма своей наставнице и не могла подумать, что это принесёт кому-то вред.

 — Не стоит. Меня обнаружили, и я обязан удалиться. Я не могу попрощаться с Пинки. Сделай это за меня, пожалуйста, — единорог развернулся и ушёл. Его ждала поездка в очень светлое место и служение Принцессе Солнца. От одной мысли об этом его светобоязнь напоминала о себе ураганом неконтролируемого страха в голове.

Очень ярко. Единорог прибыл в Кантерлот и буквально уже через пять минут не мог нормально видеть. На небе не было ни облачка, и сам город как будто светился. Сильно раздраженный жеребец отправился в замок, не обращая внимания на всех остальных пони. Он шёл очень быстро, и многие прохожие провожали его взглядом. Куррент все время смотрел себе под ноги, но телепатия не давала жеребцу врезаться в кого-нибудь. Зайдя в замок, он направился к тронному залу. На пути его хотела остановить пара стражников, которые не понимали, что обычный единорог может делать в замке Принцесс. Но стоило им подойти, как они тут же теряли всякое желание останавливать голубоглазого жеребца. Куррент дошёл до местонахождения Сестёр, и, повинуясь ему, два стражника распахнули двери. Куррент увидел двух аликорнов. Одну необычайно яркую, из-за которой псионик не смог поднять глаза, и ещё одну тёмную. На принцессу Луну жеребцу было смотреть в разы приятнее. Её темная шёрстка и грива расслабляли глаза единорога.

 — Приветствую вас, уважаемые Принцессы, — Курр поклонился и продолжил смотреть в пол. В его голосе читалось раздражение, но это было из-за обострившейся светобоязни.

 — О, Куррент. Я не сомневалась, что ты придёшь. Как прошла поездка?

 — Это не должно вас волновать, Ваше величество.

 — Хах, ты так же дерзок, как и твой дед.

 — Это сейчас был комплимент?

 — О да. Дил был мне очень хорошим другом.

 — Что ж рад за Вас.

 — Почему ты все время смотришь в пол?

 — На то есть причины, Принцесса.

 — Пожалуйста, смотри на меня. Иначе мне будет казаться, что я тебя наказываю.

 — Как скажите, Ваше величество, — Куррент посмотрел на Селестию и тут же ощутил сильную резь в глазах. Однако любая прихоть Принцессы должна исполняться, поэтому, невзирая на боль, Курр продолжил смотреть на Принцессу.

 — Вот видишь. Так гораздо… Что с тобой? Ты плачешь? — Тия явно заволновалась.

 — Это не слёзы горя, моя Принцесса. Прошу, не забивайте свою голову моими проблемами.

 — Тия! Прекрати! Давно пора понять, что у этого жеребчика проблемы с ярким светом! — рог Принцессы Луны засветился, и темнота окутала тронный зал.

 — Премного благодарен, Принцесса Луна. Мне скоро станет значительно легче.

 — Извини. Просто ты очень похож на Дила, и я представила его на твоем месте. Кхм. Когда ты умудрился получить такую редкую болезнь? Ей обычно страдают шахтеры или… — Куррент перебил Принцессу: — Или любой пони, который очень часто сидит в сумраке. Моя принцесса, давайте закончим на этом? У вас есть для меня указания?

 — Хм… Можешь называть меня просто Селестия. Пока что ничего особого нет. Но мне теперь надо над кое-чем подумать. Я тебя вызову.

 — Нет, я не могу так Вас называть, Ваше величество. Но я буду ждать Вашего вызова.

 — Стражники покажут тебе твои покои.

 — Зачем мне что-то показывать? Если это знают стражники, то это знаю и я.

 — Ах да. Ну ладно, удачи тебе.

Единорог ещё раз поклонился и вышел. Тронный зал был тёмный, но как только Курр начал закрывать за собой дверь, так сразу заметил, что свет понемногу захватывал власть у мглы, висевшей в помещении Сестёр. Вероятно, Принцесса Луна наложила на Куррента какое-то заклятье, которое перемещается вместе с носителем. Что ж. Это было ему только в плюс. Зайдя в свою комнату, Куррент немного удивился. У дальней стены стояла здоровенная кровать в три-четыре раза больше самого пони. По левой и правой стенке шли сплошные полки с огромным количеством литературы. Над потолком висела гигантских размеров люстра с огромным количеством свечей и каких-то камней. Слева от двери стоял абсолютно пустой стол, а над ним большой портрет Луны. Справа от двери тоже стоял стол, но на нём лежала странная потёртая книжка, рядом с которой была чернильница и свеча. Этот рабочий уголок, в отличие от остальной комнаты, выглядел очень старым. Скорее всего, это была записная книжка Дила. Возможно, он хотел что-то оставить своему внуку. Однако это подождёт. Узнав из разума стражников направление, Куррент пошёл мыться, а после этого лег спать. Он планировал днём спать, а ночью работать. Иначе яркость дворца в конец его доконает. Златовласый единорог проснулся, когда Селестия уже спрятала Солнце. Большинство пони пользуются будильниками, но они не нужны специалистам по разуму. Первым делом Куррент направился к рабочему столу своего деда и начал читать его дневник.

«Привет, внук. Я знал, что ты приедешь, и отдал особые распоряжения относительной этой комнаты. Книжные полки забиты историей, альманахами и несколькими сказками. Мы с тобой очень похожи, Куррент. А теперь о главном. Я провёл некоторые расчеты и выяснил, что на тебе будет пик нашей родовой силы, которая передается через одно колено. На ближайшие 10-15 поколений ты будешь сильнейшим псиоником нашей семьи, если сможешь овладеть своей магией. За свою жизнь я выучил большое количество псионных нюансов. Вот ты знаешь, что можешь черпать ментальную силу других пони? Мне разрешала её черпать моя Принцесса. Чем чаще я ей насыщался, тем выше я становился. Это явно был побочный эффект. К сожалению, я это узнал уже в старости и не смог достигнуть таких размеров, как моя любимая Принцесса. Этот и многие другие уроки я запечатал в Филомену. Это ручной феникс Принцессы. Она бессмертна, а значит, её сознание можно использовать для хранения посланий. Проникнув в голову этой пташки, ты узнаешь очень много нового, но не забывай, что у фениксов хорошая ментальная защита, конечно, она не сравнится с защитой Принцесс, но попотеть придётся. Так, с этим я закончил. А теперь давай-ка я тебе расскажу интересный моменты моей службы во дворце! Очень люблю это вспоминать. Вот однажды я напился и…»

Куррент с улыбкой читал смешные и интересные истории своего деда. Он ощущал его перед собой. Его сильно интересовали силы, которые Дил скрыл в разуме Филомены, но дочитать этот дневник Курр был обязан.