Селестия в Тартаре

По мотивам финала четвёртого сезона.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Статистика

Иногда, чтобы пролить свет на объект обсуждения, нам нужно всего лишь немного статистики.

Принцесса Селестия

Evil takes revenge

Что было бы с Эквестрией, если бы все антагонисты собрались вместе? А это мы и узнаем.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Трикси, Великая и Могучая DJ PON-3 Дискорд Дэринг Ду Кризалис Король Сомбра

Алая Луна. Богиня Демикорнов

Один день из жизни существа, подарившего жизнь целой расе, сложившей свою жизнь ради будущего Эквестрии. Порой, обладание огромной силы и безграничной магии, уже само по себе является тюрьмой и оковами для своего носителя. Смысл иметь силу, которой нет предела, если каждый миг жизни превратится в попытку избавиться от неё. Хотя бы на немного, если не на совсем. Так ли хороша власть и мощь, когда не будет возможности насладиться простыми радостями жизни?

ОС - пони

Эквестрадиция

История о бывшем сотруднике ЦРУ, пострадавшем за правду…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Человеки

Судьба и Жнец

История о Жнеце Душ пони, по имени Дэд Мастер. И о событиях, что с ним приключились.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Мэр ОС - пони

Воспоминания

Доктор небольшого городка встречает в кафе маму своей юной пациентки, которую он хорошо знает. Но та утверждает, что видит его впервые в жизни и вообще приехала в город всего пару дней назад.

ОС - пони

Поменяться...

Твайлайт так привыкла к тому, что Спайк все делает за нее и служит ей помощником номер один, что нагружает его работой все больше и больше. Ей невдомек, как может быть сложна жизнь маленького дракончика в мире огромной библиотеки, где нужно переделать целую кучу дел. Но вдруг однажды произойдет чудо и она поменяется с ним местами?

Твайлайт Спаркл Спайк

Память

Они помнят. Слишком многое помнят.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Потаённый Грех

Все знают пони как очень милых созданий. Но у каждого есть свои грешки, а у некоторых и грехи. Насколько пони подвержены искушениям?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Автор рисунка: MurDareik

Поэма «Сан-Бургера»

Пускай Спайк ворчит: «Снова туда пошла! Аппетит перебьёшь, а потом дома за столом носом крутишь», Твайлайт всё равно выходит на крыльцо, и в ответ на сетования дракончика раздаётся лишь хлопок двери. Сиреневая пони секундочку задерживается на ступеньках, а потом поднимает носик и вдыхает полной грудью. Копытца переступают какой-то особой иноходью – с подчёркнуто размеренным ритмом, и…

Дыхание этого города невычислимо –

Каждый глотает изменчивый воздух по-своему,

Кто-то полет морковь, кто-то пестует яблони,

Но всё равно за околицей старый учитель

В дряхлой повозке, увязшей среди сорняков,

Варит внимательно винт каждое утро.

И тот пряный запах разбудит вернее,

Чем крик петуха.

Виной всему Мод, сестра Пинки Пай. Она вот взяла, да и прочитала свои стихи – просто так. Такие вот монотонные, гнусавые, непохожие на сочинения тех поэтов, чьи книги красиво расставлены на особо торжественной полке Понивилльской библиотеки. Но в этих странных строфах было что-то такое, что заставляло чуть-чуть измениться тактам сердцебиения, ощутить что-то неспокойное, лёгкой дрожью пробегающее под кожей и останавливающееся где-то там, внутри тебя, в том месте, что не видно на рентгеновских снимках, однако в нём накапливается всё, что делает тебя тем, кем ты являешься. И не беда, что сразу после ухода Мод Спайк пять минут катался по полу от хохота, вспоминая те стихи, тем же вечером Твайлайт купила новый блокнот и цанговый карандаш.

С каждым своим шагом Твай добавляет к хороводу слов, кружащему в её голове новые. Этот секрет она подсмотрела на том единственном выступлении ду-воп ансамбля «Пони Тонс», когда с ними спела Флаттершай. Флатти помогала себе петь, переступая ногами в такт мелодии, вот и сейчас Твайлайт также помогает своей поэме, топая по дорожке особым аллюром.

Я незаметно машу вслед уходящим отсюда,

Тем, кто трясутся в вагонах к Полярному Кругу

Или же просто съезжают на дачу.

Их не заботят проблема цены на какао,

Или протянет сезон еще старое платье.

Их забывают, и это по-своему верно:

Те, кто остались, страдают, конечно же, больше.

Со времени той встречи с Мод прошло несколько дней, и Твайлайт захотела вновь испытать то интеллектуально-либидное ощущение, которое прикоснулось к её сердцу и мозгу, как только речитатив сестры Пинки коснулся её барабанных перепонок. Но вот дела, чтение книг знаменитых эквестрийских поэтов никак не откликалось внутри лавандовой крылатой единорожки. Тот самый блокнотик, в который она собиралась переписывать понравившиеся ей чужие стихи, так и оставался пустым, безмолвным нетронутой белизной страниц. И однажды Твайлайт задумалась: если такое необъяснимое наслаждение можно испытываешь от прослушивания или чтения чужих стихов, то что чувствует тот, кто их сам пишет? Копытца потянулись к блокнотику, и новый карандаш оставил в нём первую закорючку.

Твайлайт, сочиняя на ходу, направляется к «Сан-Бургеру», объекту ненависти домовитого кулинара Спайка. На самом деле, посещение этого заштатного ресторанчика служит лишь поводом для прогулки ритмичной иноходью в одиночестве под рождающиеся в голове словосочетания. Твайлайт помнит, как Спайк потешался над стихами Мод, потому и выдумала такую причину, чтобы скрыть своё тайные упражнения в стихосложении. Она могла бы, конечно, сочинять про себя, прохаживаясь из угла в угол в своей библиотеке, но вот беда, для поэзии, что внутри её, необходим простор, и четыре стены не могут удержать сиреневокрылого поэта на месте. Так что в «Сан-Бургер» каждое утро. Всего с одной монеткой – попить кофе, кушать гамбургеры каждый день провинциальной библиотекарше, хоть и носящей титул Принцессы, не по карману.

Моё солнце встаёт из рассвета на той стороне

Где на завтрак глотают те капли,

Что остались ещё на бутылках, испитых,

И подобранных с вечера в урнах.

Эта мелочь в бумажном стаканчике

Сможет согреть ненадолго,

Ну а музыка будет играть,

Граммофонной иглою скрипя,

Из окна, под которым опять меня сморит судьба.

К стихосложению Твайлайт подошла очень серьёзно. Она изучила учебник от корки до корки, и могла теперь с легкостью отличить ямб от хорея и силлабо-тонический стих от тонического, вот только всё, что она пыталась написать, старательно пересчитывая слоги и поминутно заглядывая в словарь рифм, ей не нравилось. Технически эти стихи были безупречны, о ни были даже о том, о чём пишут все остальные лирики – об ожидании любви, о красоте заката, о том, как хорошо проводить время с друзьями… Но вот только их написание не приносило ощущений, даже отдалённо похожих на те, что посетили Твайлайт во время чтения сестрой Пинки своих стихов. Крылатая единорожка отчаялась – неужели ей, способной во всем, что связанно с книгами, такая несерьёзная вещь, как поэзия, оказалась не по зубам? Просить совета у Мод было стыдно, и Твайлайт не придумала ничего лучше, чем в тайне от всех написать истеричное письмо первому же поэту, чьё имя попалось ей на страницах свежего номера альманаха «Эквестрийские истории». Ответ пришёл лаконичный: «Не выдумывай, а пиши о том, что у тебя перед глазами.» Дальнейших пояснений не последовало, хотя Твайлайт и написала ему ещё одно письмо: пересадка печени поэтам не по карману, и вскоре в «Эквестрийских историях» был напечатан стандартный короткий некролог. Озадаченная крылатая единорожка вышла на улицу, оглянулась, присмотрелась, и…

Новые слова проносятся в мозгу яркими шутихами, разноцветно сочетаясь, и их взрывы сотрясают всё её тело, отдаваясь постыдным теплом внутри живота. Твайлайт теперь ощущает даже более сильные непонятно-эротическо-рассудочные наслаждения, чем те. что подарила ей декламация Мод. Единорожка пошатывается, пускает слюну и, бормоча, вскидывает мордочку к небесам. Сочинять стихи по-настоящему, не по учебнику, не о том, о чём писать общепринято, а о том, что внутри тебя, это окружает тебя, это… Это непередаваемо… Волнительно! Преступно! Свободно! Сексуально!

Среди тех, чьи объятья –

Подарок за ломанный грош,

Я чужая,

Отшельник на книжных равнинах беды.

Как сушёные финики -

Ядра утерянных чувств

И любовь неизвестна картографам наших дорог.

Вдали уже виднеется аляповатая вывеска «Сан-Бургера». Ещё хотя бы несколько слов успеть вышагать… И тут Твайлайт останавливается. Она вдруг ощущает, что в эту поэме надо добавить лишь ещё одно слово – «Конец». Её первое настоящее стихотворное произведение закончено. Это похоже на то, как внезапно излечиваешься от уже привычного тебе недуга – облегчение, соседствующее с сожалением, что всё завершилось. Крылатая единорожка ещё некоторое время прокручивает в голове и перекатывает на языке то, что у неё, наконец, сложилось во что-то большее, чем просто текст, искреннее и цветастое, просящееся уже на бумагу. Так и не заходя в «Сан-Бургер», она разворачивается и направляется обратно, в библиотеку. Ну а там, усевшись за свой рабочий стол, она, несмотря на возражения Спайка, что лучше бы он написал то, что нужно, под диктовку своим каллиграфическим почерком, чем такая неумеха будет тюкать копытами в клавиши, она вставляет два сложенных вместе листа бумаги в пишущую машинку и, постоянно промахиваясь мимо нужных клавиш, выстукивает заголовок: «Поэма «Сан-Бургера»».


— Вот это да! – Хохочет Спайк, листая свежий выпуск «Эквестрийских историй». – Твайлайт, помнишь Мод, сестру Пинки? Ты глянь, она заняла первое место в конкурсе молодых поэтов. Вот умора! А я-то думал, что её дурацкие стишки про камни не будут даже допущены к конкурсу. Как оказалось, бывают рифмоплёты и намного хуже Мод. Последнее место у какой-то «Поэмы «Сан-Бургера»» некоей Т.С.