Проверка Селестии

Селестия попадается на уловку своей сестры и решается лично узнать, что говорят о ней в народе, но всё пошло не по плану... А может это и к лучшему?

Принцесса Селестия

Из портальной пушки на Луну/Lunacy to the Core

События первых двух серий с точки зрения Луны/Найтмэр Мун и Уитли, личностного ядра из Portal 2

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Маленькая команда

Оливер и Лили маленькие поняшки, живут обычной жизнью в замечательной столице Эквестрии. Однажды кобылка покупает специальный комикс, а гадкий мальчишка ворует его. Из -за чего они вместе попадают в мир одной русской сказки, интерпретированной под комикс неким автором Fine Dream.

ОС - пони

4 детектива

Всё началось с того что Селестии донесли о том что Твайлайт Спаркл пропала по неизвестным причинам! Друзья не знают где она, а ведь её не было уже 3 дня! Тогда принцесса солнца обращается на помощь к детективам Октавии, Лире, Бон-Бон и Дерпи! 4 пони расследуют дело по исчезновению единорога. Найдут ли они её? Смогут открыть тайну Твайлайт из-за чего она пропала?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия

Past Sins - Trinkets / Побрякушки

Продолжение грехов прошлого (Past Sins)

Твайлайт Спаркл ОС - пони Найтмэр Мун

Пока идет дождь...

В финале 7 сезона мы встретили нового злодея - Пони Теней, внутри которого был спрятан одинокий и непонятый никем пони по имени Стигиан. Когда-то он встретился с Тенью и присоединился к ней, поклявшись отомстить Столпам. Благо, сейчас он стал вновь хорошим. Однако как же эта встреча с Тенью произошла? Что чувствовал в этот момент Стигиан и как его убедили в необходимости мстить Столпам? Да и вообще: какова была его жизнь до становления Пони Теней? Предлагаю разобраться.

Другие пони

Рэрити и непростые обнимашки

У Рэрити есть проблема. Проблема с тем, как Спайк спит с ней. Вместо того чтобы просто обнимать её, как того хочет Рэрити, он спит прямо на ней, буквально душа её. Она ненавидит делать это, но каждую ночь, когда он засыпает, единорожка выкарабкивается из-под него и спит, свернувшись в калачик на том ничтожном свободном пространстве, что остаётся на кровати. Но пришло время всё поменять. Однако она боится поднимать эту проблему, боится, что всё пойдет не так, как она хочет

Рэрити Спайк

Мой питомец - Твайлайт Спаркл

Разве нормально гулять с мистическим пони-единорожкой по реальному миру? Да, всё верно!

Твайлайт Спаркл Человеки

The Conversion Bureau: Ушедшие в пони

Правительство вручает молодой девушке холорекордер и отправляет в Бюро, чтобы та записала всё, что произойдёт с ней во время и после Конверсии. Это - словесный пересказ получившегося у неё холо-блога. Действие истории происходит в год третий от начала расширения Эквестрии.

ОС - пони Человеки

За горизонтом

Там, далеко за горизонтом ожидает новый мир. Неизведанный и таинственный. Мир в котором важно не только найти голубую жемчужину, но и не менее важно её уберечь.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава III. Настоящий урок истории Глава V. Продолжение рода

Глава IV. Загадки Некроманта

Одинокий маг, одевшийся как и всякий уважающий себя Некромант, по крайней мере, он так считал, бродил по болотам парящего острова и старался хоть что-либо разглядеть через болотный туман и довольно крупные сорняки. Он не жалел ни о своей судьбе, ни о том, что согласился быть призванным этими «творцами». Он просто бродил по болотам, изредка поднимая свои очи к небу и гораздо чаще вызывая Око Мёртвого, которое исправно служило ему дополнительными глазами, но видимость от этого почти не улучшалась. Этот день болот ничем не отличался от сотен тысяч других: точно также очередное мёртвое существо свалилось с неба, он как обычно не придал этому значения, и чёрные костлявые птицы как обычно сразились за потенциальный обед с местными вурдалаками, но тело опять утащили змеи. Всё как обычно. Кроме каменистого островка, медленно летящего к этим болотам.

— Это остров Ужаса? — спросила не впечатлённая Радуга. — И что тут ужасного?

— Там живут вурдалаки, примерно раз в час туда падает мёртвое тело, которое изредка склёвывают Камурсы — костлявые птицы, источающие запах гнили. Некромант представляет единственную опасность, да и то только, потому что может ударить посохом. Думаю, Некромант — слишком сильно сказано: нежить, которую он призывает, уходит и становится местной нежитью, бездумной и безразличной ко всему живому. Мы так и не поняли, почему мы прозвали этот остров островом Ужаса.

Тем временем островок подлетел к давно сгнившему дереву, которое служило неким портом для проплывающих мимо островов. С опаской сойдя по дереву, в заросли высокого сорняка, обитательницы острова двинулись в болота. Все молча шли, боясь быть съеденными вурдалаками, которые питались лишь падалью, укушенными ядовитыми змеями, или просто по пояс провалится в трясину. Чтобы избежать возможных криков, Зури заранее вырастила листья, которые по крепости не уступали металлу, и крепко привязала к обувкам «на всякий случай». До центра болота они дошли без происшествий: лишь два раз они встретили вурдалаков, один раз наблюдали за дракой Камурсов, три раза едва не утонули и один раз увидели чьё-то падающее тело.

— Здравствуйте! Кто вы такие? Зачем пришли? Что хотите купить? Ой, у меня ведь нечего покупать. Может, хотите что-то продать? — радостно кинулся к ним Некромант.

— Мы хотели бы забрать ваш амулет. Сколько вы за него хотите? Может, травы, или ещё что-нибудь? — как профессиональный торговец произнесла Зури.

— Какой из амулетов? У меня их много от безделушки до от вурдалаков.

— Тёмно-зелёную безделушку с изображением паука.

— Эту? — указал пальцем Некромант на круглую штуку. — Отгадайте загадки, и она ваша. Кто умирает, даже не начав жить?

— Ммм… Мёртвый? — попыталась угадать Эпплджек.

— Есть ещё варианты? — веселился Некромант.

— А какие есть подсказки? — ни с того, ни с сего спросила Флаттершай.

— Ни-ка-ких. Ха-ха-ха. — Некромант смеялся, но внезапно его смех оборвался и он зажал руками свой рот.

— Никаких? Девочки, это первая и, похоже, последняя подсказка. Вы ведь нам больше ни слова не скажите, верно? — язвительно спросила Зури. Тот кивнул, не отрывая своих тонких рук ото рта. — А совещаться можно? — тот опять кивнул, хотя выглядел испуганным самой мыслью о такой возможности.

— Как может быть связанно слово «никаких» с ответом на загадку? — недоумевали все.

— Не знаю, но он испугался, когда произнёс это слова. Значит это как-то связанно. Ник… — после этого незаконченного слова Некромант затрясся мелкой дрожью. -Значит ник…

— Никто, — выкрикнула Флаттершай. Некромант выдал вздох облегчения, и это его погубило, — Ничто.

— Жаль. Вторая загадка: что такое темнопев? Ни за что не отгадаете, — опять развеселился Страж.

И тут, как назло Стражу, мимо прошёл вурдалак, что-то немелодично кричащий, но все же Страж от чего-то начал на него кричать.

— Темнопев — это вурдалак, -вновь высказала догадку Флаттершай. Некромант зашипел.

— Третья загадка: кто мёртв, но живёт, он безмолвно поёт, постоянно поёт и кричит в пустоте верхом на орле? Теперь никто не отгадает! Никто! И никогда!

— Никто. — Некромант выругался и гневно посмотрел на догадливую гадину.

— О ком я сейчас думаю?

— Это не загадка! Это вопрос!

— Мне без разницы. Отгадаете — получите амулет. — При этом он смотрел не на девочек, а на подсказавшего вурдалака.

— О вурдалаке, — с лёгкостью ответила Флаттершай.

— Как! Как ты отгадала?! Как посмела отгадать?! На, лови! — гневно кричал Страж, кинул в Флаттершай амулет и с горя утопился. Девочки не шибко переживали о его кончине и беззаботно направились к острову. И никто не обернулся, и не увидел, как Страж вылез из болотного пруда, отряхнулся от воды и тины. После этих очистительных работ он метнул в обидчицу маленький огненный шарик тёмно-зелёного цвета и сказал в воздух:

— Она угадала. И проявила ту часть характера, которой наделил её Ферис. Всё таки он её изменил.

После этих слов Некромант стал облачком пыли и разлетелся по болоту, а на то место, где он стоял, упало чьё-то тело, и на то место сбежались вурдалаки, слетелись камурсы, сползлись змеи, и вновь в этом поединке за пищу победили змеи. Всё как обычно. Кроме отсутствия Некроманта.

Шарик достиг своей цели. И исполнил своё предназначение. Опять пещера. Но другая. С тоннелями, залами и прочими пещерными штуками.

— Ферис, давай выходи. Не прикидывайся, я знаю, что твой дух вернулся! — крикнула Зури, после телепортации не по своей воле.

Из стены пещеры выплыл дух, похожий на кого угодно, только не на Фериса. Его так и тянуло назвать кракозяброй. После того, как эта мысль посетила всех телепортировавшихся, кракозябра преобразилась и стала драконом.

— Ну? Добыли амулет Некроманта и гордитесь? Нет? Зури, ты прекрасно знаешь, что всё, что ты рассказала им про комплект одежды, враньё. И про то, что возвращаться я не собираюсь.

— Эт ещё почему? — с угрозой в голосе спросили все, похоже не услышав последнее предложение.

— А зачем? Что бы опять мучатся? Что бы опять страдать безумием? Докажите, что я хоть кому-то нужен и я вернусь.

— Что бы вернуть наших подруг.

— Это надо вам. А мне это надо? В мирах, которые я обошёл, не было существ способных изменять внешность, а это обязательный залог генетика. Меня заботит лишь продолжение рода и ничего более. Продолжайте приводить никчёмные аргументы, и я точно не вернусь.

— Тебе нужен кто-то способный изменять внешность?

— Мне нужна половозрелая особь женского пола, способная к изменению своего внешнего вида.

— Есть королева Кризалис и перевёртыши. Они способны изменять внешность. Они подойдут? — спросила Эплджек.

— Опиши их.

— Черные пони с дырявыми ногами и крыльями, фасетчатыми глазами. Питаются любовью и способны принять любой облик. Где сейчас — не знаем.

— Возможный партнёр. Стоит вернутся.

Дракон растворился. Вместо него появился маленький бугристый шар, чернеющий в центре и распадающийся со всех сторон. Потом под ним появился Ферис, и, как будто ничего не было, спросил:

— Хотите познакомится с остальными?

— А как вымер наш вид? — спросила Зури, предварительно вырастив под Ферисом маленькие растения.

— Как вымер? — с неподдельным удивлением спросил Ферис. — Когда вымер? Ведь весь наш вид разрознен и живёт небольшими группами в сотворённых мирах. Или я что-то пропустил?

— Хвала Цендаринде! Он всё вспомнил.

— Что я должен был вспомнить?

— Ничего такого. А что ты помнишь?

— Ну я помню как зашёл в зеркало, потом развил в себе сумасшествие, меня довезли в Кристальную империю, я два раза врезался в зеркало, как появилась Эзара, а потом как меня эта тварь отправила в Пустоместо! — гневно шептал он, а потом, как и Зури, кинулся и начал бы душить Твайлайт, если бы не растения которые, успели оплести его копыто. А так, он пытался дотянутся до неё руками, прыгая на одном копыте.

— А наши подруги, которых ты забрал? — спросила Радуга.

— Где-то в моих пещерных лабиринтах. Ай! — это Ферис свалился в неглубокую яму. — А нет, они все здесь. Зури, вырасти лестницу.

Через пять минут все были на поверхности пещеры. Теперь была только одна проблема: найти выход из лабиринтов. Ферис примерно помнил, в какой они пещере, поэтому к моменту, когда они добрались до его домашней пещеры все вместе были покусаны около сотни раз, ударены раз пять, запыхались четырнадцать раз и полезли в драку один раз. Больше всех пострадал Ферис: его избила Зури, и он постоянно спотыкался о свои ноги.

— Всё! Привал! — крикнул побитый и упал в органическую ванну-кровать.

— Дальше пойдём или у него приляжем? — поинтересовалась Эзара у остальных. — Я останусь.

— Я тоже, -поддержала Зури.

— Значит, мы все тут остаёмся. А где мы кровати возьмём?

— Кроватей у него нет. Есть спальные мешки, — сказала Эзара достав откуда-то из стены.

— А ты откуда знаешь? — поразилась Зури.

— Я его неделю уговаривала! Это также, как без сна полгода. Только их у него шесть, но они двухместные, так что двое останутся без места.

— Всё-таки Омут — это организм, — вылез из из ванны-кровати Ферис

— Может быть, вещь? — уточнила Твайлайт.

— Нет, организм. Вещью я его не называю, он ведь живой. Один раз назвал — так он меня чуть не выпил!

— В каком смысле — выпил?

— В прямом. Он ведь может и кислоту выделить. Я тогда отделался ожогами. — И тот от чего-то рассмеялся. Но никто не понял, отчего, даже когда засмеялись Зури и Эзара.

— Вы чего смеётесь?

— Я тогда всем наплёл про то, что меня опалил дракон. А на следующий день меня действительно опалили. Только не дракон, а огнезмей!

Все тут же представили, что могло бы с ними произойти, если бы Ферис отказался вернуться. Вскоре все улеглись спать. Точнее улеглись все, кроме жителей этого мира: когда Эзара хлопнула, упали все. Ничто не навевает сон так сильно, как звуки из пещер и усыпляющий газ медленного действия, который выпустил ярко-зелёный цветок в углу пещеры.