Загадка Сфинкса

Она - одиночество, веками разбавляемое лишь редкими встречами с теми, кто осмелится посетить её тюрьму. Он - простой солдат, отправившийся в утомительный и изматывающий поход в поисках знаний, способных помочь его народу победить в войне трёх племён. Что будет, если они встретятся? Жертва проклятья строителей пирамид и искатель, смертельно уставший от затянувшегося приключения в далёких пустынных землях?

Другие пони ОС - пони

Chronicles Postapocalypse: Equestria

Неведомая Катастрофа поглотила мир более двух веков назад. Почему это произошло и кто виноват, никто не знает до сих пор. Найдутся ли смельчаки, которым окажется под силу раскрыть тайны нынешней Эквестрии? И не окажется ли правда, узнанная ими, слишком тяжелой ношей? Ставки высоки, как никогда. Враг силен, хватит ли сил одолеть его?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Фокус и ложь (Зарисовка)

Трикси, ещё не имея ни славы, ни своего громкого "прозвища", идёт на представление известной труппы фокусников, намереваясь получить от них кое-какие советы, и в итоге этот день круто меняет всю её жизнь!

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Рокировка

Принц Блюблад сталкивается с неприятностями, но не теряет нравственных ориентиров и просто всех убивает.

Принц Блюблад

С той стороны хрустального стекла

В Эквестрию путь неблизкий!© … лёгок путь через Аверн.© Иногда мечты сбываются, иногда мечты срываются. Иногда полёты кажутся и во сне и наяву. Иногда мне сны мерещатся, и в воде луна вдруг плещется, И тогда пойму, конечно же, кто я и зачем живу. Это краткий взгляд на историю о жизни и смерти, альтернатива легиону попаданцев и соплям в сахаре и мухам в янтаре. Надеюсь, что оригинален хоть немного, хотя заимствований энное число.

ОС - пони

Banished / Изгнанники

Я путешествовал по этому миру десятилетиями. И не видел никаких признаков разумной жизни кроме хищников выслеживавших своих жертв. Я нашёл себе дом среди зубчатых вершин почти мёртвой пустоши. Но однажды, тяжело раненое существо свалилось на меня с неба. Она звала себя Кризалис. Она была последней из своего рода. Или она только так думала.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Кризалис

Зима неурочная

Морозы наступают в самое неожиданное время... но разве это повод для беспокойства, когда можно радоваться в кругу друзей?

Эплджек Эплблум

В школе летунов.

Робкая и не совсем ладящая с полётами малышка Флаттершай попадает в школу Клаудсдейла, где ей предстоит познакомиться с одной очень необычной пони и вместе с ней пережить немало захватывающих приключений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити

Незваный слушатель

Флаттершай готовит хор птиц к визиту принцессы Селестии, но всё идёт не совсем гладко...

Флаттершай

Эквестрия слушает

Решив выбраться в отпуск после своей долгой и нелегкой службы, Бон-Бон получила неожиданное задание...

Черили Лира Бон-Бон

Автор рисунка: MurDareik
ГЛАВА 12 "Невидимый преследователь" ГЛАВА 14 "Запись триста двадцать девятая"

ГЛАВА 13 "Лагерь"

17 Декабря 2012, Понедельник, 21:45
Старик поникшим взглядом смотрел в сердце пламени, словно ожидая от него нечто большего, чем исходящее тепло. Голову заполняли разные мысли и, оставляя неглубокий отпечаток в разуме пожилого мага, улетучивались вдаль, на просторы этого огромного мира, в котором не было ни одного человека или существа, способного мигом решить его проблемы. Сложная, но вполне выполнимая задача, в которой от неверного шага могла погибнуть его единственная внучка.

Снова, как и каждый вечер, его одолевает чувство безвыходности и одиночества. Лишь искры, иногда поднимающиеся от костра, казались такими теплыми, согревающими и такими... родными. Они единственные, кто понимал его, или же это была его больная фантазия.

Он посмотрел на выход, ожидая увидеть улыбавшуюся девочку, но вернул взгляд на огонь, снова разочарованный ее отсутствием. Маленькая лачуга, сооруженная подданными человека, который его пленил, была освещена потухавшим костерком, который медленно таял с каждой минутой, как и вялая надежда старика.

Тишина, разбавленная потрескиванием сухих веточек, принесённых бездушными чужыми слугами, и тихое завывание ветра снаружи. Это был один из тех зимних дней, когда снаружи взяла власть пурга, надежно укрывавшая снегом любой бездыханный предмет: голые ветви деревьев, лачугу и спящих, видящих бесконечные сны, тела волков. Но сквозь все это был слышен еще один звук, редко доносящийся из гортани могущественного помощника Короля. Это завывание означало собрание по поводу важных новостей. И даже пленному старику необходимо было на нем присутствовать.

Тяжело поднявшись с затекших колен, пожилой маг бережно отодвинул шторку грубой ткани, служившей перегородкой от безжалостного ветра, хлеставшего прямо в лицо отчаянным путникам и оставляя красные следы ожогов.

Помимо старика, на собрание спешило бесконечное множество Его приспешников. Миновав волчицу, бережно кормящую двух, оставшихся в живых детенышей в вырытой их же мамой яме, мужчина направился следом за единственным волком, которого мог считать более-менее другом. Ото всех сородичей его отделяло правое ушко с белой шерсткой и красовавшееся черное пятнышко на краешке. Не говоря об отличительном признаке, на морде волка находилось множество царапин, и даже в некоторых местах отсутствовало волосяное покрытие, открывая мышцы с уже успевшей засохнуть кровью.

 — Здравствуй, Хантер, — безразлично поздоровался старик, пытаясь не отставать от последовательности его быстрых шагов.

Но тот ничего не ответил, лишь кивнул в знак приветствия и продолжил путь, не обращая внимания на мага. Назвать их друзьями было сложно, знакомыми — легче, но уже далеко от самой сути. Они особо и не разговаривали, только иногда обменивались парой-тройкой слов, но бывалый волк не мог принимать это всерьез, так как делал это его друг — единственное существо, которое могло отвлечь его от работы "чистильщика".

Хантер. Иногда же просто — Охотник. Коротко и ясно. Всё понятно по имени, он — довольно таки серьезное лицо, или же в его случае — морда, как бы это смешно ни звучало. О его прошлом мало кто знает, и нельзя было понять, кто он такой. Тот угрюмый волк, каким показывает себя снаружи, или же волчонок, которого так яро скрывает в себе? А его может и не существует, этого самого волчонка. Так что старик сильнее склонялся к первому варианту.

После еще одной неудавшейся попытки начать разговор, мужчина отбросил все мысли по поводу Хантера и глупо смотрел себе под ноги. Было множество следов лапок сородичей его "друга", которые занесло тонким слоем снежной массы, как и чёрные ботинки старика. Все эти следы имели повторяющуюся последовательную цепь передвижения. Всё как обычно и никаких изменений. Лишь изредка можно было встретить следы в виде крови от прошедшего поединка, который прошел между двумя самцами за право ухаживать за симпатичной самочкой.

Не смотря на суровые приказы Короля, тут царила своя атмосфера, та, которую не встретишь в любом другом месте. В воздухе всегда летала капелька напряжения, отношения между волками и темными духами оставались не лучшими вот уже много лет после того, как образовался лагерь, объединяющий три вида живых существ: волки, тени и люди. Последних явно было в меньшинстве, но это не ограничивало главного в силе.

Толпа постепенно стала замедляться, делая расстояние между шагами все короче, а после и совсем остановившись возле возвышавшейся над ними каменной стены, задрав голову вверх. Глядя на своих поданных с высока, молодой Король поправил свою величественную накидку. Его лицо озарила довольная улыбка, и снизу все замолкли, представая перед их владыкой в низком поклоне. Чтобы не выделяться из толпы, это повторил и пленник.

 — Довольно, — громким голосом парень остановил исполнение этих обычаев.

Все выпрямились в полный рост, готовясь внимательно выслушивать новостей от уже выступавшего желтошкурого помощника Короля.

 — Как вам всем известно — недавно мы изгнали одного из клана теней за наличие сердца. К сожалению, по вине некоторых, этой мелкий негодяй остался жив и, насколько сейчас известно, находится под укрытием одного из наших врагов. Под укрытием хранителя некогда Элемента Верности. Поданные нашего великого владыки из клана теней провели слежку, и нам стала доступна некоторая информация об этой девушке, но, что еще важнее: у них получилось взять с собой сувенир — амулет, подаренный Селестией в роковой для хранителя день. С помощью этой якобы безделушки мы сможем выменять у нее изменника, пока он не разболтал многие наши тайны, — Сердцеед ожидающе посмотрел на Короля.

Парень, облаченный в черные рыцарские доспехи, похвалил помощника парой скупых слов, но и этого внимающему каждое слово своего повелителя хватило.

 — План хорош, но не доработан, — властный голос владыки заставил желтошкурого волка слегка вздрогнуть, но при этом стараясь особо не показывать свое удивление, последний лишь бросил на человека вопросительный взгляд. — Кулон содержит в себе последнюю каплю магии Селестии, часть которой она раздала всем хранителям. Она сейчас слаба и беспомощна, так что эту каплю можно обратить против ее самой. Сбежавшего просто выкрасть и желательно умертвить на месте. Хранительницу не трогать, она потребуется мне живой, — раздал команды Король и повернулся со своим поданным спиной, собравшись, было уходить, но резко одумался и бросил несколько фраз:

 — Хантера и Гомера — ко мне.

Человек удивленно посмотрел на своего "друга" и нерешительным шагом направился за хозяином. За ним последовал и волк, не спеша, перебирая лапами и безучастно глядя на шедшего впереди Гомера.

Добравшись до ступеней, выдолбленных в крепкой каменной породе, они встретили Сердцееда, покорно выполнявшего свою нынешнюю обязанность в роли проводника для пленного. Желтошкурый помощник Короля пропустил вперед Хантера, а Гомера слегка приостановил, кинув на того оскалившуюся улыбку.

 — Не вздумай выкинуть глупость, — прошипел он.

Гомер послушно проследовал за ним, опустив голову и смотря на каменистые ступени неаккуратно расположенные в каменной руде. Видимо, Король редко опускался к своим прислугам, и этой лестницей пользовался лишь простой народ, да и то — нечасто. Забравшись наверх, старик увидел шатер, над которым находился купол, время от времени сверкающий в свете Луны серебристым цветом. Возле шатра находилось две пары волков, надежно охранявших своего повелителя от нежеланных гостей. Хантер беспрепятственно прошел мимо них, после зашел Сердцеед, сделав волкам несколько знаков, чтобы те пропустили пленного.

Маг нехотя прошел под красным балдахином и был поражен столь ярким освещением этого малопосещаемого места. Прямо в центре расположился круглый стол, за которым с задумчивым лицом их ждал юный Король. На столе лежала потрепанная карта, в одну точку которой, отделившись от остального мира, смотрел парень.

 — Господин, — прокашлявшись, подал голос Сердцеед.

Человек поднял взгляд на вошедших и убрал карту в сторону.

 — Спасибо. Можешь нас оставить.

Желтошкурый волк удивленно посмотрел на своего повелителя, но, так и не дождавшись объяснений, быстро удалился из шатра, оставив троих поговорить наедине.

 — Насколько ты знаешь, Гомер, твоя внучка находится в плену у меня, поэтому, чтобы она не пострадала, ты должен быть мне верен и послушен, иначе... ты знаешь, что будет.

Старик с глубоким вздохом разочарования, кивнул.

 — Замечательно, — со злобой, не свойственной парню такого возраста, произнес Король.

В шатре повисла напряженная тишина. Человек в сияющих доспехах снова достал порванный с нескольких сторон кусок бумаги, именуемой картой.

 — К чему Вы клоните? — раздраженно спросил Хантер.

Парень исподлобья взглянул на необычную пару, а после снова опустил взгляд.

 — Я полагаю, ты помнишь, какой завтра день? Хотя, его мало кто запомнил... Никто не запоминает дату, когда убил себе подобного, тем более, когда это уже вошло в привычку.

 — Я не понимаю. О чем Вы?

 — Завтра будет шесть лет с тех пор, когда был убит друг нашего предателя. Как многие заметили, он посещал его каждый год именно в эту дату после смерти волчонка. Местом встречи двух "друзей" является памятник, который заброшен вот уже несколько десятков лет. Как ни удивительно, он воздвигнут одной из Эквестрийских принцесс, хотя как люди узнали о ней никому не известно. Принцесса Каденс. Принцесса любви и якобы племянница Селестии, хотя таковой и не является. В прошлом была обыкновенной пегаской, но за заслуги перед королевством магией старшей правительницы была обращена в аликорна — сильного и полностью волшебного существа. Как было сказано раньше: она не с рождения была аликорном, и поэтому только наполовину состояла из магии. Я уже встречался с ней лицом к лицу, но дальше вам двоим знать не обязательно. Завтра ночью предатель, изгнанный из клана теней, снова направится к статуе, чтобы почтить честь покинувшего его друга. Ваша миссия — схватить его, и умертвить на месте. Ясно?

Гомер переглянулся с Хантером, после чего подрагивающим голосом ответил:

 — Да. Но, Король, причем здесь я?

Парень поднялся из-за стола и с серьезным взглядом направился к старику, сложив руки у себя за спиной.

 — Ты один из местных и знаешь, где находится этот монумент. Ни один из наших не сунет нос туда, там царит светлая магия, что делает их заметно слабее. Вам необходимо устроить засаду. Хантер не может быть там раньше, если не учует запах. К тому же я наложил на него заклинание против воздействия светлой магии. Свободны, — не выдавая ни капельки эмоций, Король отпустил человека с волком и снова обратил внимание на карту.


— Так ты, значит, местный, — скорее утвердив факт, чем спросив, сказал Хантер, медленно спускавшись с лестницы и стараясь, чтобы напарник не отставал.

 — Был, — коротко ответил человек, поежившись.

 — Зачем ты согласился помогать Ему?

 — У меня не было выбора, на кону стояла жизнь моей внучки, — опечалившись, старик снял теплую шапку, отряхнул ее от снега и снова вернул на место, ожидая от волка новых вопросов, но тот больше не говорил ничего.

 — А ты как попал сюда? — с надеждой завести разговор, спросил Гомер.

Повисла тишина. Хантер явно не хотел говорить об этом, и лишь выдал сухое "Это не твое дело", а после совсем замолчал, даже иногда казалось, что он не дышал.

 — В три часа дня встречаемся возле главного огня, — безразлично произнес бывалый волк и удалился в сторону, куда не доставал свет, идущий от большого костра, возле которого грелось множество волков и который они только что миновали.

Гомер собрался идти обратно к себе в лачугу, но заметил все ту же кормящую волчицу, которую увидел по пути на собрание. Его сердце сжалось, когда он посмотрел насовсем исхудавшую мать. Множество костей виднелось под небольшим слоем мышц и кожи, и, не смотря на свое ужасное положение, заботливая мама продолжала продлевать жизнь своим крупненьким деткам. Волчат было всего двое, но они явно отнимали у матери все жизненные соки. А волчица их вылизывала, грела своим последним теплом, укрепляла их тоненькие ниточки жизни, тем самым обрезая свою.

Гомер остановился и протянул руку к матери, стараясь ее погладить. Как он и ожидал, та оскалила острые зубы и зарычала, не подпуская старика к своим детям. От шума волчата немного поворочались и успокоились, продолжая пить материнское молоко. Гомер одернул руку и решил поступить другим способом: он пошел к своей лачуге и задержался там, на пару минут, разыскивая, чем отвлечет внимание волчицы. После находки он вновь вернулся к неполной семье уже с куском мяса зайца в руках.

Каждый день ему приносили животного, которого поймали волки на охоте. Иногда это была белка, иногда заяц, еще реже — тушу оленя. Он никогда не брал себе много, отрезал небольшой кусочек себе и жарил на костре, остальное — отдавал на съедение другим. На этот раз его решили побаловать крупным кроликом, мясом которого не отказался полакомиться любой, кроме Гомера. В этот день он оказался не голоден, но принимать остатки волки отказались, сославшись на то, что им и так достаточно пищи. Мертвый заяц остался у старика в лачуге, а чтобы мясо не пропадало, он с радостью отдаст его на съедение худой волчице.

Маг протянул руку с мясом перед носом голодавшей. Та недоверчиво принюхалась и отвела взгляд в сторону, стараясь скрыть желание наполнить желудок столь приятным деликатесом.

 — Не бойся, оно твоё, — мягким голосом сказал старик, протягивая пищу ближе к носу самки.

Волчица осторожно ухватила краешек мяса и потянула его на себя с ладони человека. Оно упало прямо перед ее лапами, и, не выдержав натуги, она жадно откусила кусок и стала его быстро пережевывать.

Съев весь кусок мяса, она смачно облизнулась и благодарным взглядом посмотрела на старика.

 — Спасибо, — сорвалось с ее уст.