Лунная монстряка

Во время эскурсии музей мадам Крамс,Твайлайт увидела Найтмер!Она забрала Рэнбоу и Эплджек, и Спаркл пытается их найти.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Гильда ОС - пони Найтмэр Мун

Мое сердце

Когда останавливается сердце.

Другие пони

Когда закончится гроза

Иногда за окном идет дождь...

Твайлайт Спаркл

Кеттл Корн призывает Сатану

Кеттл Корн и Скидадл проводят время вместе, рисуя круги и призывая бессмертные сущности.

Другие пони

Все дело в шляпах

Эпплджек скорбит по утрате одного из 67.986 напоминаний о своем усопшем отце.

Рэрити Эплджек Другие пони

Повесть о совершенно обычном вторжении ("Магическая фотография для чайников")

Ничто так не бодрит с утра как чашечка горячего кофе, это подтвердит примерно 15% населения Кантерлота. 78% яростно им возразят, утверждая, что кофе напиток заспанных простолюдинов, а вот чай удел настоящих аристократов. 7% горделиво задрав нос заявят, что настоящему аристократу ради борьбы со сном должно хватать пары физических упражнений, но только один рассмеется им всем в лицо и скажет: «Что-что, а метровый, стреляющий молниями, паукообразный голем из всей вашей одежды уж точно подарит вам заряд бодрости на целый день! Это вообще довольно забавная история…» Если бы только этот голем был самым опасным созданием, что этот беспокойный пони притащил в Эквестию... Спасибо за вычитку Диме Леминчуку, Кириллу Пирожкову, Ефрему Пожарскому и Артуру Даркову

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Мои маленькие принцессы: Операция "печеньки"

Существует лишь одна вещь, которую Селестия любит больше соразмерно с тортиком, это печенье! И все это прекрасно знают, но Селестия думает, что они не знают о её тайном тайнике с тайными припасами печенья. Но есть одна пони, которая знает об этой тайне… и она очень хочет распробовать эту загадку.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Ученик

Ученик - это отражение учителя. Ученик гордится своим учителем так же, как учитель радуется успехам ученика. А ещё ученик может превзойти учителя, давая тому повод задуматься.

Человеки Король Сомбра

Песни скажут многое

Песни всегда говорят нам про что-то. Просто взгляни в текст и тебе откроется многое.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Гильда

Друзьям — скидки

Главные городские шутники втянули Принцессу Понивилльскую в свой очередной розыгрыш, но городские сплетни выставили всё в неправильном свете, и теперь Твайлайт влипла. Но возможно, не всё так плохо, как показалось сначала...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек

S03E05
ГЛАВА 13 "Лагерь" ГЛАВА 15 "Прогулка"

ГЛАВА 14 "Запись триста двадцать девятая"

18 Декабря 2012, Вторник, 23:13
 — Глупая Селестия! Глупая Найтмер!

Вот уже пару минут доносится из женского туалета хлюпающие звуки вперемежку с криками. Синеволосая девушка сидела на подоконнике, глубоким взглядом смотря вдаль, за пределы прозрачного стекла, которое так тускло пропускает лунный свет. Закрыв глаза и поглубже вздохнув, Луна воровато огляделась по сторонам, выискивая померещившегося случайного шпиона, спрятавшегося за гарнитурой, свойственному данному помещению, но не найдя никого, она опустила голову словно в неком поклоне.

 — Что ты предлагаешь, Муни?

Последнее слово эхом пролетело по небольшому коридорчику, звонко отскакивая от стен и углубляясь за пределы дверного проема.

 — Муни... Ты меня так никогда не называла, — усмехнувшись, раздался голос властной кобылицы ночи.

 — И это было в первый и в последний раз.

В ответ последовала усмешка.

 — Я вижу, ты настроена серьезно, Лулу, — задиристо игривым тоном продолжала Найтмер Мун.

С виду могло показаться, что девушка разговаривает сама с собой, но жесты и активное участие в одностороннем диалоге все больше убеждали всегда любопытную кареглазую Алису, что говорит не одна личность. С каждым словом она больше вникала и понимала, что либо — уже сама, как и та, за которой она следит, сошла с ума, или же едва уловимым шепотом слышались слова, постепенно перерастающие в нормальный разговор, а не перешептывание двух сумасшедших.

 — Я тебе говорила, что нет, — твердо ответила девушка, бросая гневный взгляд, куда-то в сторону.

 — А я говорю, что не стоит бояться. Это же совсем не больно, и уж тем более — не страшно.

 — Я не говорила, что боюсь! — срывающимся в крик голосом огрызнулась синеволосая, скрестив на груди руки, — Я пытаюсь обезопасить дорогих мне пони... людей.

"Пони? Нет, серьезно?! Это что, сборище любителей маленьких лошадок?" — бурей проносились разнообразные мысли в разуме Алисы.

Неожиданно взгляд синеволосой девушки обратился именно на нее. Испугавшись неминуемого разоблачения, кареглазая быстро спряталась за угол, стараясь уговорить сердце биться как можно тише, иначе эта "психопатка" ее найдет. Все звуки резко стихли, словно их лишили жизненно необходимого ингредиента.

"Заметила?"
Девушка осторожно заглянула обратно, стараясь увидеть старшеклассницу, но тщетно. Полностью завернув за угол, лишь подтвердился тот факт, что она попросту исчезла. Не веря своим глазам, Алиса выскочила из своего укрытия и огляделась по сторонам, ища хоть какие-то признаки бывшего присутствия здесь синеволосой особы, разговаривающей с такой же мистической Дамой из Пустоты.

Тщетно пытаясь найти признаки недавно находившейся здесь незнакомки, в ее голове всплыл ее полный образ. Кажется, сегодня она представилась, как Дина или Диана, но память любопытную девушку немного подводила, так что вспомнить настоящее имя не удалось даже после нескольких усердных попыток.

Алиса провела рукой по покрытому тонким слоем пыли подоконнику, но так и не ощутила пригретого места. Точно убедившись, что это были игры фантазии, она обернулась, но не сделала нужного шага навстречу короткому пути до своей комнаты.

Нечто более удивительное, в то же время, пугающее, и отталкивающее зависло в паре десятков сантиметров над полом, покрытым гранитной плиткой. Это была та самая девушка, но ее вид слегка поменялся. Глаза, которые совсем недавно искрились накладной задумчивостью и не давали выдать наружу растерянность, довольно опытно скрытую их хозяйкой, излучали яркий свет, стараясь ослепить непослушного визитера. Руки были отрешенно расставлены по бокам от туловища в довольно таки угрожающем жесте. Выражение лица означало полное отсутствие, каких либо человеческих признаков, скорее выпуская наружу беспощадного зверя, уничтожающего все на своем пути лишь бы достигнуть цели.

 — Что ты здесь делаешь, любительница Солнца?! — словно первый весенний гром, раздался голос воинствующей девушки.

Алиса испуганно отпрыгнула назад, натыкаясь спиной на торчащую из стены трубу. Благо удар не был сильным, и чтобы вместо того, чтобы лежать в беспамятстве, она наверняка отделалась царапиной и быстро прошедшим помутнением в глазах.

Особа же терпеливо ждала ответа, наклоняясь ближе к побледневшему лицу девушки, пока не поравнялась с ее глазами. Отсутствующие зрачки довольно сильно пугали Алису, но она мужественно смотрела прямо вглубь глаз фантастической девы.

 — В твоих очах видна надежда на жизнь, но этого недостаточно для отмены моего решения!

 — Прошу... — хрипящим голосом смогла из себя выдавить кареглазая девушка, пытаясь стереть поступившую кровь из носа с губ.

Но лицо собеседницы оставалось все таким же невзрачным.

 — Решение принято, и за свою дерзость перед Королевой Ночи, ты, дитя, приговариваешься к неминуемой смерти! — ужасающий хохот пронесся по коридору, проникая вглубь школы.

Синеволосая поднялась в полный рост и, еще больше засветив очами, неслышными словами повторяла некий текст, выловленный из потайных уголков памяти. Вокруг медленно истекающей кровью девушки образовалась темно-синяя дымка, обволакивая ее в кокон с прозрачными синеватого цвета стенками, на которых изредка можно заметить мерцающие звезды.

 — Нет! — громко воскликнула Луна, стараясь вырваться из тюрьмы, созданной специально для нее Найтмер Мун.

И в одно мгновенье все остановилось. Магический вихрь, который окутал перепуганную и зажмурившую глаза Алису, испарился, словно его и не было.

На пол опустилась обессилившая девушка, припав на колени и опершись о пол руками, она ловила ртом воздух. С трудом подняв глаза на все еще испуганную незнакомку, Луна попыталась встать в полный рост, чтобы убедиться в наличии пульса у пострадавшей.

Из-за большой утраты энергии, сил хватило только, чтобы ползком добраться до Алисы. Пульс присутствовал, и это уже не могло не радовать. С трудом натянув на себя радостную улыбку, что та успела вовремя, синеволосая девушка закричала о помощи, стараясь призвать ближайших людей, а для того, чтобы ее не заметили, она использовала капельку магии и телепортировалась в уже ставшую родной библиотеку.

Яркий свет на мгновенье ослепил ее глаза, но это не было так противно и резко, скорее даже приятно. Сразу же нахлынивают воспоминания о прошлых временах, когда она, будучи еще принцессой, с неким озорством использовала такое простенькое заклинание, которому обучали маленьких единорогов еще со времен детского сада.

Вместе с греющей душу ностальгией после перемещения, она получила удовольствие. Удачно рассчитанное место посадки дало свои всходы, и, после бытия в межпространственном измерении, она оказалась лежа на мягком диванчике. Облегченно вздохнув, Луна прикрыла глаза, стараясь отдаться в объятия долгожданного сна, но ей помешал все тот же настойчивый голос, доносящийся из недр разума.

 — Зачем ты это сделала?

За стеной послышались шаги и беспокойные голоса. Видимо, до них дошли мольбы о помощи.

 — Ты не смеешь убивать невинных, — усталым голосом ответила Луна.

 — Это не твое дело, — огрызнулась Найтмер, явно недовольная поведением девушки. — Она заслужила смерть. Подслушивание чужих разговоров, особенно королевских личностей, требует неминуемой кары.

 — Я счастлива, что смогла противостоять тебе. Только зачем я вслушивалась в твои разговоры, пытаясь найти хоть намек на то, что ты отбросила планы о вечной ночи. Из-за тебя потеряла мать, отца, я пропустила тысячу лет, бывшей пленницей своего же небесного тела, а все лишь из-за минутной слабости и жажды власти. Так ты появилась на свет, и к сожалению, тебя невозможно уже потерять...

Бывшая принцесса поджала колени, словно маленький ребенок, ограждающий себя от врагов. По гладкой щеке скатилась теплая слеза. На последних словах голос Луны задрожал, выражая страх и горечь. Ответа от кобылицы ночи не последовало, будто она действительно решила серьезно задуматься над словами девушки.

 — Я старалась для нас…- прозвучал отныне спокойный голос Найтмер, всколыхнув нависшую тишину.

 — Она была напугана, возможно, сейчас она на грани между светом жизни и тьмой смерти, а виной тому — я. Я дала возможность тебе вырваться наружу, не углядев за собственным телом, а сейчас я искренне сочувствую и мысленно пытаюсь помочь этой несчастной девушке с помощью магии, тратя свои последние силы, рискуя своей жизнью.

Девушка с трудом поднялась с дивана и, шатаясь, дошла до письменного стола, находящегося напротив. Выдвинув первый ящик, она достала небольшую книжонку. Чуть не упав, проходя всего пару метров, Луна снова легла на диван, представляя взору множество исписанных страниц. Встретив один из немногих чистых листов, она достала под подушкой дивана спрятанную ручку и, щелкнув кнопкой, стала записывать ровным почерком.
"Запись триста двадцать девятая. С каждым днем мне становиться тяжелее сдерживать Найтмер, а иногда, из-за глупого инстинкта самосохранения, страдают невинные существа. Это случилось и сегодня. Она постепенно затуманивала мой разум: так я снова поссорилась с единственной понимающей меня душой и чуть не убила одноклассницу трех Хранительниц.

Я понимаю, что Селестия любит меня и старается всячески не обрывать контакт, но с каждым разом ей становиться труднее, так как сила Найтмер растет. Еще, будучи в обличье пони, она начала преследовать меня и пытаться овладеть моим телом для увеличения своего могущества. К тому же, выкачивая мою силу, она уменьшает надежду на возвращение домой. Как было сказано моей дорогой сестрой, для направления силы Элементов требуется довольно-таки много энергии, а она уменьшается с каждым днем.

Хоть Селестия еще не знает о нависшей надо мной угрозе, она наверняка догадывается. Все больше заботится обо мне и старается реже выпускать из поля зрения. Да, так мне неудобно, но я чувствую себя намного спокойней, зная, что она рядом со мной. Но Найтмер Мун вконец обнаглела и даже при Селестии выходит со мной на связь.

Сдерживаться становиться все труднее, и сегодня она смогла на пару минут завладеть мною. Ощущение не из приятных и до боли знакомых. Вновь я нахожусь в ловушке, а предо мною стекло, через которое я вижу обессилевшую и медленно истекающую кровью девушку. Я с разбегу стараюсь разбить это стекло, но не получается, становиться все тяжелее. Под чарами мой мозг отказывается слушать команды и просто отключается, а за ним и весь организм.

Я падаю в беспамятстве в глубокую бездну, которой не видно конца. Казалось, все уже кончено и надежды больше нет. Она сгинула так же, как и я. Уносясь за мною хвостом. Я вновь вспоминаю те моменты, когда я была счастлива. За то короткое время, всего лишь пару лет, я ощутила гораздо больше различных эмоций, чем за две с половиной тысячи нестерпимо бегущих вперед и не останавливающихся лет, проведенных до моего заточения.

И многие из них я встретила впервые в одну единственную ночь, которую не буду забывать никогда.

Ночь, в которую я поближе познакомилась с Твайлайт Спаркл, личной ученицей старшей сестры, неугомонной Рэйнбоу Дэш, приятной в общении Эплджек, веселым предводителем детишек Пинки Пай и многими другими.

Эти десять часов значили для больше, чем вся моя жизнь. Пони радовались моему труду. Смотрели на звезды, бережно расставленные мной на темном полотне ночи и просто отмечали праздник, в который принято всех пугать.

Для начала мне это показалось странным. Что веселого в том, что на тебя неожиданно обрушивается шквал молний, при этом не причиняя никакого вреда? Страшно, признаюсь, но иногда самой хочется пошалить. До сих пор помню, когда Тия разыграла меня на мой День Рождения. Тогда ей было всего две тысячи лет, когда мне — пятьсот годов от роду. Она притворилась, будто потеряла память и так два дня ходила по замку, накрывая меня крылом, чтобы я никуда не убегала и рассказывала, где что находится. В эту небольшую авантюру она даже отца с матерью вовлекла. Под конец мы конечно же вместе посмеялись, а я представляла какой наивной была, объясняя, зачем пони нужна расческа.

В ту ночь я также познакомилась поближе с народом. Узнала, что произошло за десять веков моего отсутствия, и удивилась, на сколько я отстала от жизни.

Ну, а сейчас больше нет причин вспоминать то, что было. Я больше не та добродушная пони, которую запомнил каждый житель Эквестрии. Я стала человеком. Мой характер изменился, и я больше не имею власти.

Грустно осознавать, что все они мертвы. Но из многих миллионов жителей некогда прекрасной и процветающей страны Эквестрии, правительницами которой являлись мы с сестрой, остался только неполный десяток пони и драконикус, который оказался с нами по ошибке. Интересно, на кого еще потратила свои последние силы Селестия, ненароком перенося Элементы Гармонии в этот чуждый для нас мир?

К тому же, кроме Найтмер, есть еще один довольно таки серьезный враг. Его имя нам не известно, да и в глаза его мы никогда не видели. О нем я писала на предыдущих страницах, делая некоторые заметки и представляя кем или чем он является. Наверняка я ни на миллиметр не приблизилась к Его точной внешности.

Осозновать, что ты слабая и беспомощная — неприятно, но приходится терпеть. Ожидая, пока Твайлайт Спаркл появится в школе, мы теряем силы, но в то же время я чувствую, что остается недолго и все мы вскоре вернемся домой. К любимым пони.

С каждой записью у меня усиливается чувство, что скоро все кончится. Ибо если Найтмер полностью завладеет телом, а я сгину в ее тюрьме, то Эквестрия навсегда погибнет. Но, надеясь всею душой, что это никогда не произойдет, я буду бороться до последнего!

Но если все таки это и вправду моя последняя запись, то я должна быть убеждена, что Селестия прочтет эти строки и не станет винить себя в этом.

Тия, я люблю тебя, знай это".

Вернув книжку на свое место, Луна легла обратно на диван и устало закрыла глаза, отгоняя голос Найтмер подальше от разума.