Fluttershy's Punishment (Наказание Флаттершай)

Когда Адажио спросили на уроке, она посмотрела на Флаттершай, но у той не получилось шёпотом подсказать ответ. От этого Сирены (обычные задиры в этой истории) теперь жаждут отомстить и решают наказать Флаттершай, унижая и мучая стеснительную девушку в раздевалке школы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

The Destruction of the Self/Саморазрушение

В Эквестрии есть деревня, где пони могут быть кем угодно. Возможно, ты слышал об этой деревне всякие гадости. Ходят слухи, что у жителей украли кьютимарки, а правит всем одержимая властью единорожка. Нелепицы о натянутых улыбках и пугающих взглядах. Всё это ложь. Кроме слуха о том, что жители деревни пришли сюда добровольно. Это правда. Мы все сбежали от прежней жизни.

Магия

Вера толкает пони на странные деяния, но именно такие деяния, как правило, меняют историю

ОС - пони Найтмэр Мун

Отблеск лезвия

Спитфаер устала жить ради следующего завтра, и, когда она узнала, что вся оставшаяся жизнь будет такой же, решилась на страшный шаг. Но помощь пришла с другой стороны пропасти от пони, который тоже решил пойти на это.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты

Познание магии

Школа принцессы Селестии для одаренных единорогов является центром Магических исследований в Эквестрии. С тех пор, как Эппл Блум углубилась в изучение зельеварения, она признает, что учится там было бы честью для нее. Но это означало бы быть единственным студентом, не являющимся единорогом со времени основания Школы, оставляя своих друзей, семью и переезжая в чужой город... и это если ей удастся сдать вступительный экзамен, предназначенный для отбора самых одаренных в изучении магии единорогов. Спайк ничего не хотел больше, кроме как быть помощником номер один для Твайлайт. Но, когда Твайлайт указывает, что прямо перед ним пони, которая нуждается в опытном помощнике даже больше, чем она, это означает, что перед ним открывается жизнь, в которой он максимально использует свои таланты... но рядом с ним больше не будет Твайлайт. Для них обоих принятие трудных решений является частью взросления.

Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Другие пони

Уцелевшая (все главы)

Флаттершай обнаруживает себя в постапокалиптической Эквестрии, когда по неизвестным причинам все остальные пони бесследно исчезают. Теперь, оказавшись в полном одиночестве, она должна преодолеть свои страхи и узнать, что же на самом деле произошло в ту роковую ночь.

Флаттершай

Предложение

Мечты не созданы для того, чтобы сбываться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Желаете продолжить?

Твайлайт Спаркл погибла... и тут же выяснила, что аликорны так просто не погибают.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Тысяча и одна ночь обнимашек

До недавнего времени я страдал тяжёлой бессонницей, пока в моей жизни не появилась очаровательная пони-принцесса из другого мира. По неким необъяснимым причинам она решила исцелить меня от недуга... большим количеством объятий и обнимашек.

Принцесса Луна Человеки

Распределение

В этой реальности Твайлайт Спаркл тоже отправилась из Кантерлота в Понивилль накануне празднования Дня Солнца. Но причины её переезда были немного другими… совсем чуть-чуть другими.

Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund
Пролог: Жизнь – это лимон (И верните мне мои деньги) Глава 2: Из огня (Да в полымя)

Глава 1: Что видишь, то и получишь (А ты ещё ничего не видел)

Лемон Дримс, медленно шагая по Понивиллю, сдула прядь волос, которая грозила упасть на глаза. День давно преодолел отметку «приятно тёплый» и превратился в «обжигающе горячий»: сумки, которые она несла на спине, стали натирать, а во рту пересохло, и она не могла думать ни о чём, кроме приятного расслабляющего отдыха в своём личном фруктовом саду.

— Привет, Лемон Дримс!

— Привет, Кэррот Топ! — Лемон Дримс отвлеклась от своих мыслей и, вяло улыбнувшись, помахала Кэррот Топ, как обычно. И так же, как и всегда, она быстро опустила копыто и продолжила путь, на случай, если Кэррот Топ захочет поговорить. Не потому, что Лемон Дримс не любила Кэррот Топ, просто было слишком жарко для того, чтобы стоять и разговаривать. К тому же Кэррот Топ захочет поговорить о пони-делах. А Лемон Дримс не пони, не по-настоящему.

Оказалось нетрудно выскользнуть из поля зрения – в центр города набилась целая куча пони, которые работали или просто наслаждались полуденным солнцем. Лемон Дримс проталкивалась вперёд, часто останавливаясь, чтобы извиниться, когда её переполненные покупками сумки задевали кого-нибудь. Голова всё сильнее пульсировала от жары: она смахнула капли пота со лба, негромко бурча на камни мостовой, которые обжигали копыта. Температура продолжала расти, и когда понивилльские башенные часы пробили два часа, она поняла, что жара спадать не собирается.

— Это нелепо! – выдохнула она про себя, сосредоточенно жуя нижнюю губу, пока её глаза обшаривали улицы, разглядывая покачивающуюся вокруг неё разноцветную массу грив. Такое странное ощущение: быть в одиночестве, находясь в центре толпы, но они не такие, как она. Они – пони. Глаза Лемон Дримс вспыхнули, когда она заметила, наконец, приветливо выглядящий магазин и стала с трудом пробираться через городскую площадь.


— Уухх! – едва войдя в Сахарный Уголок, Лемон Дримс плюхнулась на круп, наслаждаясь плотной тенью внутри и не обращая внимания на сползшие на пол седельные сумки. Вентиляторы всех форм и размеров располагались в магазине повсюду, не давая выпечке испортиться от жары; Лемон Дримс в полной мере воспользовалась этим, сунув лицо между вентилятором и полкой, заставленной яблочными штруделями.

— Рада видеть тебя, Лемон Дримс, что будешь брать?

Лемон Дримс вскинулась на голос и едва не угодила гривой в вентилятор, когда повернулась к ярко-розовой пони, стоящей у кассы.

— Привет, Пинки! – она помахала копытом.

Несмотря на жару, Пинки Пай казалась оплотом веселья и легкомыслия в противоположность угрюмой пони, которая прервала разговор с Пинки, чтобы пристально посмотреть на Лемон Дримс.

— Привет, Яблочная Пони! – прощебетала Лемон Дримс.

Очень важно вести себя дружелюбно со всеми пони, которых встречаешь – она всегда напоминала себе об этом.

— Меня зовут Эплджек, — холодновато протянула Эплджек, прищурившись на Лемон Дримс.

— О! – Лемон Дримс привела гриву в порядок и принялась изучать ассортимент тортов и кексов. Она не планировала заходить в Сахарный Уголок, но если она купит один или два кекса, ничего плохого не будет.

—Тебя так недавно назвали? – невинно спросила она.

— Нет! – Эплджек дернулась и напряглась, будто хотела броситься на Лемон Дримс. – Я была Эплджек, когда мы встретились вчера, была Эплджек, когда ты здоровалась со мной в прошлом месяце, я Эплджек столько, сколько знаю тебя!

Лемон Дримс нахмурилась, глядя поверх пирожных на Эплджек пару секунд.

— А. Я запомню это. Спасибо, Яблочная Пони, — она, проигнорировав возмущенную Эплджек, вернулась к выбору кексов и осторожно достала самый большой и полный крема эклер, какой смогла найти.

Она взяла его и внимательно изучила, прежде чем посмотреть на Пинки Пай.

— Эм… — начала она.

— Не беспокойся! – весело пропела Пинки Пай, непринужденно опираясь на прилавок одним копытом, а другим обнимая Эплджек на случай, если подруга решит броситься на Лемон Дримс. – Это просто пирожное, крем и клубника! Лимонов нет! Сахарный Уголок – это зона без лимона!

Лемон Дримс улыбнулась Пинки Пай в ответ и облегчение тёплой волной прокатилось по ее телу. Уже несколько лет она не видела лимонных десертов в Сахарном Уголке, но ее все равно мучил страх, что однажды она придёт и застанет результат расправы над цитрусами.

— Спасибо, Пинки. Ты хороший друг. Я так рада, что Понивилль такое дружелюбное и понимающее место.

Эплджек замерла на мгновение, мрачно уставившись на Лемон Дримс.

— Да, мы же не хотим, чтобы что-то случилось с одним из твоих друзей-лимонов, верно?

Если в голосе Эплджек и был сарказм, то Лемон Дримс его не заметила. Вместо этого она пристально посмотрела на аппетитно выглядящее пирожное с кремом, которое держала в копытах и пошла к кассе.

— О нет, конечно, нет! Бедные невинные лимоны. Мои братья и сёстры заслуживают лучшего, чем быть жестоко превращенными в приправу или сок!

— Ага, твоя семья, — лицо Эплджек осталось бесстрастным. – Потому что ты думаешь, что ты лимон? Ты до сих пор уверена в этом?

Это привлекло внимание Лемон Дримс. Она осторожно положила выбранное пирожное на ближний столик и посмотрела в глаза Эплджек.

— Я не думаю, что я лимон, Яблочная Пони. Я и есть лимон! Мне очень повезло! У меня есть сотни братьев и сестёр, о которых я забочусь! Они все полагаются на меня, что я защищу их и сохраню наш сад здоровым и безопасным. Особенно от пони, которые хотят выдавить из лимонов сок или приготовить из них кексы! Когда же все поймут?

— Угу, в самом деле, когда, — холодно огрызнулась Эплджек, глядя на Пинки Пай в ожидании моральной поддержки. Её подруга только пожала плечами.

Лемон Дримс просто тепло улыбнулась Эплджек.

— Я знаю, Яблочная Пони, знаю. Ты хороший друг, спасибо тебе…- она замолчала, задумавшись. Её взгляд стал тусклым, когда она потерялась в своих мыслях перед тем, как вернуться к реальности и выложить старательно выбранный товар перед Пинки Пай.

— Я бы хотела взять эти! – она облизнула губы в предвкушении, когда начнёт пробовать выбранные ею сладости.

Пинки Пай быстро осмотрела случайно выбранные Лемон Дримс пирожные.

— Это будет…хм…пять бит! – прощебетала она.

— О, — радостный настрой Лемон Дримс немного угас, когда она отсчитала монеты. – У меня…у меня только четыре с половиной бита.

Она поморщилась и ткнула в полубитную монету так, словно та от этого удвоится в цене.

— Специальное предложение! – прокричала Пинки и, быстро сложив все выбранные Лемон Дримс пирожные в корзину, протянула её изумленной пони. Лемон Дримс оживилась и, подхватив корзину ртом, уволокла ее к другим своим тяжелым покупкам, после чего вышла из магазина.

Эплджек медленно покачала головой, глядя, как Лемон Дримс уходит.

— Иногда я думаю, что я единственная здравомыслящая пони в округе, Пинки. Зачем ты это сделала?

— Сделала что? – Пинки невинно захлопала ресницами.

— Ты знаешь, о чём я! – Эплджек обернулась к подруге, её лицо было искаженно от раздражения и гнева. – Эта пони сумасшедшая! Она думает, что она лимон, и кричит об этом вслух! Она — не лимон, и любой дурак может это видеть! Ты не должна потакать её прихотям!

— Но она счастлива! – игнорируя Эплджек, Пинки начала что-то напевать, протирая тряпкой прилавок магазина. – Быть счастливым — так важно! И если это помогает ей, то здорово!

— Но это касается не только её, ведь так? – Эплджек осела на пол и тяжело вздохнула. – Меня возмущает, что из-за одной свихнувшейся на лимонах пони всё население Понивилля не ест лимоны. Ещё меня возмущает, что моя младшая сестра не может открыть свой лимонадный киоск, потому что это расстраивает эту сумасшедшую кобылу! Эта пони владеет одним из лучших лимонных садов в окрестностях, но не позволяет кому-либо находиться рядом!

— Да, но…- Пинки снова пожала плечами, снисходительно. – Это никому не вредит, Эплджек!

Эплджек надвинула шляпу на глаза.

— А что, если завтра она проснётся и решит, что она яблоко? Я должна буду закрыть Яблочные Акры? Ты ж знаешь, она даже не работает. Родители посылают ей деньги, чтобы она могла без забот сходить с ума в своем саду. Быть безумной – это одно, но заставлять хороших и честных пони считаться с твоими идеями – это другое! Не нужно с ней цацкаться, ей нужна помощь! Нужно рассказать ей, что реально, а что выдумки! Она должна перестать быть глупой, эгоистичной и откровенно тупой пони!

Пинки не слушала Эплджек. Она была непривычно тихой и широко открытыми глазами смотрела за подругу. Разглагольствующая Эплджек запнулась и замолчала, медленно повернувшись, чтобы увидеть Лемон Дримс, стоящую посреди магазина.

— Я… эм… — голос Лемон Дримс надломился и упал почти до шёпота. – Я просто вернулась, чтобы сказать спасибо Пинки. За пирожные.

Она развернулась, слегка дрожа, и снова покинула магазин. На щеке было что-то горячее и влажное. Напоминающее слёзы. Но этого не могло быть.

Лимоны не плачут.


В парке было одно местечко, куда никто не ходил. Маленькая скамейка стояла рядом с корявым старым дубом, ветви которого росли так, что сидеть на скамейке было неудобно. Лемон Дримс нравилось проводить там время, когда она бывала в Понивилле.

Она мягко покачивалась на одной из нижних ветвей в послеполуденном сиянии, надежно обвивая её хвостом и чувствуя, как тёплый солнечный свет танцует по её телу. Ниже на скамейке стоял обед: кусок пирожного и бутылка вишнёвой газировки, достаточно высоко, чтобы она могла до неё дотянуться, покачиваясь взад-вперёд.

Она закрыла глаза, дрейфуя в ленивой послеобеденной дрёме, слушая пение птиц и далёкие разговоры пони в других, более популярных местах парка и города. Она позволила себе задремать, и не было ничего в мире, что могло бы расстроить ее.

— Лемми!

Голос в темноте, почти шёпот. Она проигнорировала его, держа глаза закрытыми и теряясь в ленивой дрёме.

— Лемми!

Голос, пытаясь до неё добудиться, прозвучал громче, заставив Лемон Дримс вздрогнуть и проснуться. Скоро она успокоилась опять, дерево было очень удобным.

— Лемми!

Это был настойчивый крик, похожий на зов маленькой кобылки. Глаза Лемон Дримс распахнулись, когда она проснулась, как от толчка; её ноги беспомощно дергались и били по воздуху. Она моргнула, а когда пришла в себя, обнаружила, что смотрит в глаза маленькой желтой кобылке.

— Эм, Лемон Дримс? Привет! – маленькая пони сидела, уставившись на нее. Кобылку несколько смутило то, как Лемон Дримс размахивала копытами в воздухе. – Прости, я не хотела пугать тебя!

Лемон Дримс медленно расслабила ноги, пока не начала снова мягко покачиваться на хвосте вперед-назад. Только на этот раз её сердце колотилось; она чувствовала бухающие удары в груди и нервную дрожь вдоль позвоночника.

— Я… эм… все в порядке! – она пыталась улыбнуться знакомо выглядящей юной кобылке, делая быстрые глотки вишнёвой газировки, чтобы избавиться от странной сухости в горле. – Ты Юная Яблочная Пони, верно?

— Эпл Блум, мадам, — кобылка слабо улыбнулась в ответ. – Просто… моя сестра сказала, что ты думаешь, что ты лимон, это правда?

Она прищурилась, рассматривая Лемон Дримс.

— Ты не похожа на лимон!

Лемон Дримс на мгновение уставилась на Эпл Блум. Было что-то во взгляде маленькой кобылки, что тревожило её, но она не могла понять, что именно. Это было как память о памяти, зудящей в глубине разума. Она оттолкнула от себя это нелепое чувство.

— Ты можешь быть тем, кем ты хочешь быть, — наконец ответила она. – Мне было так грустно до того дня восемь лет назад, когда я осознала, что я лимон. После этого все встало на свои места.

Эпл Блум с подозрением склонила голову на бок.

— Но ты не выглядишь как лимон! – выпалила она с осуждением. – У тебя есть ноги! И голова! У лимонов ничего этого нет!

— Ну да, у меня есть ноги и голова, и я — лимон, значит, они у них есть! — рассудительно возразила Лемон Дримс. – И мне нравится быть лимоном. Все, о чём мне нужно беспокоиться – это получать достаточно солнечного света для фотосинтеза!

Она нахмурилась.

— Я бы не хотела быть пони как другие, весь этот стресс и страдания. Я смотрю, как вы мечетесь весь день и считаю, что у меня такая счастливая жизнь.

— Если ты питаешься солнечным светом, то как получается, что ты ешь это?! – Эпл Блум указала на недоеденный эклер и бутылку газировки, стоящие на лавке под Лемон Дримс. – Это не солнечный свет!

— Мне нравится вкус! – Лемон Дримс в притворном раздражении закатила глаза и закрыла их, вернувшись в свое спокойное место, где она могла слышать только шёпот ветра и чувствовать тепло солнца. В конце концов она услышала топот маленьких копыт медленно уходящей Эпл Блум, которой надоело смотреть на неё, свисающую с дерева.

Когда всё стало тихо и мирно, Лемон Дримс распутала хвост и, привычным движением ловко приземлившись, собрала свои покупки. Она больше не чувствовала себя хорошо в публичном месте. Что-то в глубине её разума говорило, что голос, который она слышала во сне, не принадлежал Эпл Блум.

И, несмотря на солнечное тепло, она вдруг почувствовала, как холод прошёлся по её телу.