Могущественная

Нелегко быть могущественной. Ох, нелегко!..

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Left4Pony

Хранители попали в будущее человеческого мира. Только вот будущее это не так прекрасно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Разбитая верность

Дэши - Элемент верности. Что будет, если предать ее? Предать саму верность? "Мое имя – Мидхарт, и я – самый глупый пегас во всей Эквестрии".

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия ОС - пони

Ветреный день

Анон находит самый волшебный воздушный шарик во всей Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Выброшенный из дома

Он один из многих чейнджлингов населяющих улей, но судьба выбрала именно его - именно на нём Кризалис выместила своё раздражение после провала в Кантерлоте. Его выкинули из улья, причём выкинули самым натуральным образом. Выкинули так, что он шмякнулся неподалёку от Понивилля - ведь в Эквестрии просто нет других мест, где хоть что-то происходит. Обиженный, голодный и совсем не похожий на пони... Или похожий?

Чейнджлинги

На тёплом берегу

Две родственные души встречаются возле лазурного озера.

ОС - пони Человеки

Принц-Босяк

8-я часть цикла "Мир Солнечной пони". Принцу Блюбладу волею судеб приходится поработать на ферме Эпплов.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Принц Блюблад Другие пони ОС - пони Кризалис Шайнинг Армор

Magic school days / Школьные годы волшебные / Школа — это магия

Три любопытных жеребёнки? Есть. Сова, доставившая письмо о зачислении? Есть. Мальчик по имени Гарри Поттер? Есть. Лёгкая нотка хаоса от вмешательства Дискорда? Есть. Приключение трёх неуёмных, весёлых и любопытных кобылёнок в лучшей в мире Школе Волшебства и Чародейства начинается! Это точно ничем хорошим не кончится…Ссылка на Рулейт, где можно прочесть главы раньше по платной подписке. Буду очень благодарен за каждую приобретённую подписку, так как это значительно стимулирует переводить дальше. Также выложено на Фикбуке (кому интересно, может почитать там много довольно интересных и забавных комментариев). Также теперь вы можете послушать этот фанфик, зачитываемый Diogenius-ом, на YouTube

Эплблум Скуталу Свити Белл Филомина Дискорд Человеки

Странная (A derpy one)

Быть странной — это тяжёлая судьба, которая обрекает тебя на непонимание, отторжение и издевательства от тех, кто считает себя "нормальным". Быть странной — это особый дар, позволяющий тебе игнорировать обычные нормы жизни и жить так, как хочется тебе, а не другим. И когда ты по-настоящему странная, выбор между этими вариантами зависит только от тебя. Что же выбрала Дёрпи?

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Стальные крылышки

Ну вот друзья, и настал тот момент когда несколько месяцев подпольной работы наконец то можно выложить на ваш суд. «Стальные крылышки», повесть о детях Скраппи Раг, Берри и Санни Раг в их детские и юношеские годы. Пишется в соавторстве Gedzerath и Rj-PhoeniX.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

S03E05
III.Плач умирающих листьев V.Сломанные жизни

IV.Падение бастиона

Моя меланхоличная страна постепенно исчезает и я пытаюсь остановить этот процесс, но вскоре придёт осознание, что механизм запущен и уже ничего нельзя сделать, только если замедлить этот процесс.

Голова чудовищно болела, просто разрывалась на части и устроила ядерную войну без моего согласия. Не удивлён, ведь я уже потерял всякий контроль над собой, над своим телом и тем, что во мне поселилось (над последним контроля так и не появилось). Всё стало слишком запутанно и не понятно.

Я лежал на земле, на мягкой земле, по которой недавно зарядил промозглый августовский дождь и в воздухе гулял довольно плотный туман, через который мало что было видно. Первое что я почувствовал, когда попал в это место, так это холод – на мне была вся старая одежда, но её довольно сильно потрепало. Вторым уже стала головная боль, а третьим – голод. Селестия в той клетке продержала меня три дня, и организм работал на минимуме, а сейчас он хочет восполнить утраченное, о чём говорит довольно громкое урчание.

Медленно, осторожно… чёрт! Ещё разок, ну, вставай! Мог бы я дать сам себе пендаля, то обязательно бы дал. Давай, помогай себе рукой, а затем подключай ноги к работе. Встал. Я снова вспомнил то попадание в Вечнодикий лес, то, как пытался вернуть себе утраченное равновесие, найти в себе баланс и перестать падать и то, как всё это нелепо выглядело. Сейчас всё вышло куда легче и баланс быстро вернулся.

Действительно, вокруг непроглядный туман, да ещё и моросит, как бы дождь не начался вместе с громом и грозой, а то мне совсем не поздоровится. Я подумал о том, как хорошо было бы видеть сквозь туман, и в следующую секунду уже видел очертания небольшого лагеря, палаток, которые я и Санёк поставили для отдыха. Голова только тихонечко ныла, но не более.

Собравшись с силами, я пошёл в сторону лагеря, поддерживая сломанную руку, которая уже понемногу начинает отниматься. Вот это действительно проблема и не помешала бы помощь врача, а если точнее, то она ой как нужна. Как же я до такого докатился? Не знаю, я просто делал всё как обычно и вот что из всего этого вышло: Эквестрия и её прелести, её странные, конвульсивные реверансы, а затем удар в спину, но спасибо ей за знакомство с Флаттершай.

Кстати о Флаттершай. Селестия у меня не забрала книгу, подаренную Флаттершай на прощание, пусть она и была всегда рядом со мной. Селестия как будто и вовсе не видела её, хотя она всегда была на виду и даже на виселице она была за пазухой, во внутреннем кармане лёгкой куртки. Тут впору снова сказать Луне спасибо за такую помощь.

Доковыляв до лагеря, я принялся осматривать его содержимое, которое не было тронуто местными лесными жителями. Тут осталось все, и даже каша в котелке была практически нетронута, да и вид у неё такой, как будто Саня её вчера приготовил, хотя в общей сложности прошла уже неделя, даже чуть больше. Довольно странно всё это видеть, но в то же время и приятно. Так, запасная одежда (переодеться нужно), два кошелька (Саню уже не вернуть, а мне деньги будут нужнее), ножик (без него как без рук), рюкзак (закинуть в него немного еды и пойти налегке). Чувствую себя мародёром.

Первым делом нужно заняться рукой, ослабить в ней боль, иначе нормально переодеться не получится. В одном из рюкзаков я нашёл аптечку и немного в ней поковырявшись, нашёл пачку подходящих таблеток и проглотил одну из них. Минут через пятнадцать должна сработать, а пока стоит подумать о желудке.

Весь шарм каши остался лишь по одной причине – кое-кто её накрыл крышкой, и сюда не сбежалась вся округа. Я затащил котелок в палатку и принялся заниматься трапезой, но не спеша, а то от переедания и помереть можно. Всего пару ложечек, а затем двадцатиминутное ожидание того, пока придёт чувство насыщения и только после этого можно продолжить трапезу.

Я немного ко всему этому отношусь со скептицизмом, ведь трудно верить в магию, когда реальность совсем рядом, когда я снова на Земле и по своей воле. Всё слишком сложно и если думать, то уйдёт не один день и ни одна неделя для поиска ответа на всё это. Луна написала мне в письме, что стоит начать контролировать свою силу, иначе мозг умрёт. Это не пустые слова. Достаточно вспомнить такую интересную и двоякую болезнь, именуемую раком. Рак головного мозга является практически неизлечимой болезнью, и если я заболею ей, то шансов выжить у меня очень мало, если вообще будет шанс.

Таблетка подействовала немного раньше, и это было хорошо, даже очень хорошо, ведь у меня кончились нити, за которые можно было бы зацепиться, а от них начать выстраивать стройную цепочку. Нужно время на отдых, на сбор мыслей и упорядочивание новых принципов, новых внутренних законов и порядков, которые теперь заменят всё старое, выбросят как ненужное, оставив лишь своеобразные осколки, каменный остов, на котором вырастет новая империя. Моя меланхоличная страна подверглась нападения, осаде со стороны жизненных коллизий и принцессы Селестии. Союзников нет, может только Флаттершай и Луна, которым и придётся восстанавливать мою меланхоличную страну, преобразовав её в империю.

Успокоился и начал переодеваться. Старая и порванная одежда стала постепенно слезать с моего тела, благо спокойно и без особой боли, а затем новая благополучно заняла новые места. Мне не стало от всего легче, ведь эти вещи служат своеобразным напоминанием того, кого я потерял в Эквестрии и символом моей беспомощности, неспособности что-то сделать, как-то попробовать разобраться со всем этим и… отомстить, отомстить Селестии не только за него, но и за будущее. Плач умирающих листьев стал для меня последним звуком, а плач умирающих душ стал первым, что я услышал перед своим исчезновением. Эквестрия захлебнётся в крови, в крови мятежников во главе с Луной и эквестрийской тиранией во главе с Селестией. У кого будет победа? Ответа нет, по крайней мере, пока нет.

Я принялся поедать кашу, заполнять внутри всё ещё остававшуюся пустоту, которая чем-то напоминала бездонную пропасть. В палатку забежала парочка белок и они принялись искать что-нибудь полезное для себя, а когда не нашли, то поспешили быстренько скрыться с места преступления. Это их естественные инстинкты, их потребность и желание обеспечить семью всем необходимым. Их инстинкты очень напоминают человеческие, впрочем, в какой-то степени так и есть. Ими движут некоторые потребности, которые свойственны нам, ими движут инстинкты и образ жизни. Они лучше, чем я. У них не такой широкий список потребностей, как у меня, как у остального человечества и некоторых его индивидуумов, готовых пойти на всё, лишь бы сделать свою жизнь лучше. Они держаться за семью и меньше за себя.

Теперь мне осталось сделать последнее – закрепить сломанную руку. Я снова залез в аптечку и вытащил из неё все бинты, а затем кое-как смог сделать повязку и положить на неё руку. Это нужно было сделать раньше, но иногда даже самым простым истинам свойственно покидать голову с первым попутным ветром.

Ладно, я забылся немного, ушёл в свой мир, а теперь пора выходить из него и начинать свой путь. Надо найти выход из леса, добраться до цивилизации, а затем и в больницу к травматологу, пусть посмотрит руку и назначит лечение, а там уже и видно будет, что делать дальше. Моё будущее остаётся туманным…


Туманным… я задремал. Не думал, что после неплохого обеда меня вырубит, думал, что смогу сдержаться, а оказалось иначе. Ослабевший разум почувствовал хорошую возможность отдохнуть и воспользовался ей. Может, это было и к лучшему, учитывая то, что в тюрьме Селестии мне практически не давали спать и те три дня я пребывал на грани сна и реальности, даже несколько раз путал их и терял чувство времени. Стражники не имели сердца, но я имел терпение и пользовался им, попутно размышляя о том, что было до заключения и до того самого дня, искал во всём скрытый смысл и пытался понять где зарыли секрет, где истина лежит.

Голова практически не болела, мысли снова могли нормально выстраиваться в цепочки и обвить своими нитями всё окружающее. Стало намного легче, только вот рука… я её практически не чувствую, а это значит только… уф… снова вспышка головной боли и рука подаёт кое-какие признаки жизни, но не болит. Всё очень плохо и если я в скором времени не доберусь до больницы, то придётся попрощаться с рукой раз и навсегда. Ампутация. Меня передёрнуло лишь от одной мысли об этом. Я же правша, а не левша и лишиться правой руки, это всё равно, что потерять львиный кусок души – очень больно и запоминается на всю жизнь.

Я проверил все вещи, которые мне бы могли пригодиться в небольшом, почти пятичасовом путешествии, накинул на спину рюкзак и пошёл из лагеря, которому суждено здесь остаться навсегда. Здесь навсегда останется и часть моей души, в этой небольшой долине, откуда началась моя новая жизнь, жизнь, полная надежд.

Не питая надежду на лучшее, невозможно радоваться жизни, а если уже раз споткнулся, то не печалься, а просто встань и продолжай верить, надеяться, мечтать и никогда не опускай руки.

Мне так легко обо всём этом рассуждать, легко судить о книжке даже не открыв её. У некоторых создастся ощущение того, что я всегда сужу о книжке только по обложке и лишь у меня будет истина, моя собственная истина, направленная на поиск скрытого смысла и истинных мотивов. Ты будешь вечно слеп, если не выработаешь свою собственную точку зрения на те или иные вещи, события, явления и прочее. Так будет лучше, да и много нового откроется в жизни, куда больше, чем если идти за кем-то и принимать его точку зрения за единственную нерушимую истину, которую даже самые веские доводы не смогут опровергнуть.

Я выглянул из палатки и оказался в практически кромешной темноте. Сейчас ночь, да ещё и туман совсем портит картину. Как мне идти в такую погоду? Ума не приложу, ведь если вспомнить весь маршрут от долины до города, то он получается довольно извилистый путь. Ночью идти не вариант, а ещё раз ложиться спать организм попросту отказывается.

Варианты. Первый: всё же собраться и пойти (есть фонарик, а рука не терпит отлагательств). Второй: остаться здесь на ночь и утром отправиться в путь (просто подумать, а не ложиться спать). Третий: подождать пока туман рассеется и только тогда отправиться в путь (это может затянуться на несколько дней, а то и вовсе на неделю). Попробовал ещё раз пошевелить рукой. Всё плохо – снова не двигается. Решено, отправляюсь прямо сейчас.

Накинув за спину рюкзак и взяв фонарик в левую руку, я выбрался из палатки и принялся взбираться по склону. Он был мокрым, земля превратилась в грязь и стала чем-то напоминать бездорожье в период дождей, только здесь чаще пробегает лесная живность, чем проезжают машины (их вообще тут не встретишь – ехать довольно далеко, да и дороги сюда нет). Странно всё это, не находите?

Шажок и подошва соскользнула, но всего на несколько сантиметров. Второй и нога нащупала камень. Прыжок, приземление. Блин… зря прыгнул. Ноги увязли в грязи, и любая попытка их вытащить оборачивалась неудачей. Я пытался ещё раз прыгнуть, передвинуть ногу, но ничего. Арх… снова головная боль застала врасплох, только в этот раз она даже помогла – ноги выбрались из грязи, а я сам прыгнул, прыгнул примерно метров на двадцать вперёд (без этой силы тут явно не обошлось).

Всё это, конечно, хорошо, но вот проблема – выпрыгнув из грязи, я запрыгнул на уступ склона и не удержался на ногах, а затем покатился вниз, но не обратно в лагерь. Я помню обратную часть склона – она не сколько крута и извилиста, сколько наполнена самыми разнообразными препятствиями, включая камни, деревья и прочее. Нужно было быстро остановиться. Пришлось выпустить из руки фонарик и вытащить нож, а затем воткнуть его в землю и начать пользоваться ногами. Под ноги попадались камни, палки и самые разнообразные кочки, на которых я едва не выпустил из руки нож, но скорость скатывания даже и не думала снижаться, а наоборот, по чьей-то злой воле, увеличивалась.

Нужно было быстро принять новое решение, иначе куртка и вовсе превратиться в труху, а там и спине не поздоровиться, хотя пятая точка уже начинает неприятно ныть и штаны подгорают. Чёрт! И как на зло в метре от меня нет деревьев. Вот почему когда что-то нужно прямо сейчас, этого не оказывается рядом? Отличная шутка судьбы, только вот злая. Напряги зрение. Снова вижу дальше и уже придумал новый план – нужно сместить немного правее и тогда можно остановиться при помощи дерева.

При помощи ножа и ног я принялся корректировать движение, понемногу смещаясь вправо. Скорость лишь увеличивалась, а склон становился круче. Как можно что-то планировать, не учитывая ландшафт? Как можно почувствовать себя идиотом, даже особо ничего не делая? Как можно позабывать самые простые основы выживания в лесу? Всё просто – дай человеку ситуацию, когда от его действий зависит его же жизнь и наблюдай. Можешь даже притащить диван и приготовить попкорн, а затем сесть и наслаждаться просмотром нового фильма про идиота и его бездарные попытки спасти свою шкурку.

Дерево, иди сюда… чёрт! Всего нескольких сантиметров не хватило для того, что бы врезаться ногами в дерево и остановиться. Эта была немного глупая идея, ведь тут уже напрашивается перелом ноги со всеми вытекающими из этого последствиями. Снова не подумал, прежде чем принять решение. Куда голову подевал? В Эквестрии оставил.

Новая вспышка головной боли заставила руку разжать и выпустить ножик, который хоть как-то тормозил и без того ускорявшейся спуск по склону. Только сейчас до меня дошло, что я немного ошибся направлением и поднялся из той долины не в том месте, а взял сильно вправо и если я в ближайшие полминуты не остановлюсь, то слечу с обрыва. Эта наша долина была на возвышенности, примерно в километре над уровнем морям, может даже немного повыше. Чёрт! Как можно быть таким идиотом и не видеть очевидных вещей? Туман, спасибо тебе за столь чудесный подарок.

Очередная кочка и рюкзак безнадёжно потерян, он просто соскользнул с плеча. Вот так вот судьба любит играть со случайными жертвами, она лишает нас возможности жить, отбирает у потерявшихся шансы на выживание. Ни документов, ни денег, ни телефона, ничего. Спросил бы за что, но не вижу смысла.

Я постарался подавить в себе приступы паники, которые нахлынывали как пожар, как прибрежная морская волна, оставлявшая после себя белую пену. У меня мало времени для того, что бы остановиться или я снова рискую познакомиться с холодной водичкой, только в этот раз Луна уже не сможет придти на помощь и погасить большую часть удара, а падать прилично. Если не получиться, то остаётся надеяться только на эту странную силу.

Последняя попытка остановиться. Я попробовал снова сдвинуться вправо для того, что бы уцепиться за толстую ветку, свисающую с дерева довольно низко. Лишь бы только получилось, иначе придётся лететь, а я не птица, летать не умею, только как махать руками.

Так, левая рука, не подведи меня. Я вытянул её вперёд, а затем схватился рукой за ветку, только вот зря – порезы, ветка прилично порезала руку и содрала кожу, соскользнув при этом и выпустив спасение. Везёт как утопленнику и я похож с ними в одном – перед смертью мы сопротивлялись, старались уцепиться за жизнь, но не смогли, у нас не получилось.

Акт первый. Повторение изученного материала.

Как мне это надоело! Я снова лечу как пушечное ядро вниз, навстречу смерти и в этот раз уже окончательно, бесповоротно. Надоело мне всё это, только какой из всего этого следует урок и каковы последствия?

Урок: не стоит строить из себя ёжика в тумане, и не думай, что сможешь спокойно добраться до дома, не влипнув в какую-нибудь дурацкую историю и выйти сухим из воды.

Последствия: левой руке прилично досталось, да и рюкзак ещё со всем содержимым потерял. Правая рука и вовсе перестала двигаться, пальцы категорически отказывались шевелиться (онемела бедная, натерпелась за всё это время и теперь решила спокойно меня покинуть).

Акт второй. Мгновения и размышления.

Вспомнить жизнь, вспомнить прошлое и самого себя, вспомнить Эквестрию и её трёхдневные чудеса, вспомнить про книжку, которая до сих пор лежит за пазухой и совсем не собирается меня покидать. Вспомнить про ту глупую встречу жёлтого человечка с разноцветными пони, которые его потом спасли и он сдружился с Флаттершай, ведь только её к нему и пускали. Он только сейчас задал себе один вопрос: а почему только Флаттершай к нему приходила? А что если остальные тоже хотели придти ко нему, поговорить, изучить. Он сильнее всего не хотел бы видеть Твайлайт, ведь именно её жажда знаний могла бы привести неизвестно к чему.

А что было бы, если ко мне даже эту пегасочку не пускали? Я бы, наверное, умер со скуки и поддался приступам одиночества, совсем посерел и внутри умер. Это предположение, но было бы всё так на самом деле? Может быть, ведь почувствовав своеобразную свободу, которой не было раньше, я решил ею воспользоваться в своих корыстных целях, но всё ради любопытства, ради познания новых границ.

Контакт с другой разумной цивилизацией, которая не была вооружена своим супер оружием и не забирала представителей другой расы на эксперименты? Да мне о таком даже и не снилось! Я стал первооткрывателем, который мог точно дать ответ на поставленный вопрос, а не избитые шаблоны, которым никто не верит, да и мне вряд ли поверят, скорее упекут в психушку.

Акт третий. Холод…

Осталась всего секунда перед столкновением с ледяной водой. Вся жизнь перед глазами не пролетела, как будто… арх… не сегодня. Смерть сегодня решила пощадить меня и уйти, только сознание сильно помутилось, и я чуть не отправился в небытие, в сладостные объятия ледяной воды. Повезло и на этот раз, только это была сила, та самая загадочная сила, которой во мне поселилась. Её можно любить и уважать, но нужно и бояться – её бесконтрольное использование опасно.

Сила… потом об этом подумаю, а сейчас стоит подумать о том, как бы побыстрее пушечному ядру выплыть на берег. Взмах рукой… ай… сильные порезы остались после той веточки и ей довольно трудно двигать под водой. Пригодились бы бинты, но их нет, они остались в рюкзаке, а тот в свою очередь остался где-то наверху.

Глубокий вдох, а затем и на берег. Выплыл, спасся, пострадал, но хотя бы штаны потушил, а то на пятой точке по склону не очень-то и приятно кататься. Многие вещи я потерял, правда всё же кое-что осталось, а именно небольшой ножик, прикреплённый ремешками к ноге. Эта была не моя фишка, а Сани, ведь именно он и носил так ножик, и всегда на это был один веский аргумент – гопники или же шпана дворовая, которая не прочь чем-нибудь да поживиться. Он бы ещё пистолет там прятал и я бы и вовсе выпал в осадок, благо до этого ему не позволяла дотянуться рука закона, держащая линейку и готовая хорошенько пригреть того, кто надумает делать то, что хочет.

Рука закона… Фемида*, пожалуйста, помоги Луне в этом трудном противостоянии, а то Селестия уж очень сильна и стража у неё довольно злобная. Услышала меня? Нет? Ну и ладно, в конце концов, ты богиня для людей, а не для пони и просьба простого человека для тебя не имеет особого значения, ведь он всего лишь капля в море. Все мы всего лишь капли, но если бы не мы, то и моря не было.

Эх… тяжело будет идти в мокрой одежде, да и при густом тумане ещё и ночью, а ко всему прочему с поломанной и порезанной руками. И как мне выбраться отсюда? Хм… так, если я точно помню, то примерно в часе ходьбы должна быть просёлочная дорога, но если повернуть в другую сторону, то можно выйти на автомагистраль. Всего два варианта ответа.

Всё, успокойся и… твою мать! Это что за хрень?! Ах, показалось. На этом своеобразном озере, куда я плюхнулся, появилось что-то странное, своеобразный белый огонёк. Тут сразу же нахлынули самые разнообразные слухи о кладбищах и о призраках, обитающих на них и появляющиеся в виде самых разнообразных разноцветных шариков. Блуждающие огоньки, которые появляются от концентрации фосфора в тех или иных местах, но чаще всего на кладбищах – именно это и пугает искателей приключений на пятую точку, а там и всякие легенды вокруг этого кружат.

Огонёк снова появился в центре озера и стал танцевать на его поверхности. Это зрелище чарующее, но в то же время, и мурашки так и норовят устроить свой победоносный марш по телу. Страх, нахлынул страх. Шарик снова растворился в воздухе, только уже ветер неприятно, зловеще завыл, и появилось желание убежать отсюда, спрятаться где-нибудь и не вылезать оттуда как минимум несколько дней. Почему так? Вроде бы в нашем мире нет магии, и всякий бред может только сниться, но никак не быть реальностью, однако после Эквестрии начинаешь верить в то, что всё возможно, и что границы между магией и реальность и вовсе стёрты.

Волчий вой вдали. Что-то мне это уже не нравится. Впору строить кирпичные дома для потенциальных будущих жителей, только вот их ещё найти надо. Ладно, высохну я не скоро, огонь развести не смогу, а идти надо. Я встал с мокрого местечка и… т… б… пи… Арх! Чёрт!

Вы когда-нибудь могли представить, что из озера начнёт выползать какая-то странная фигура, чем-то напоминающая скелет?! Я – нет! Чёрт! Я впал в ступор, открыл рот от шока и не мог сказать ни единого слова. Какие красивые… эм… глюки, такие зловещие и опасные. Слушай, кукловод, слезай с неба и кончай надо мной шутки шутить! Нет… чёрт! Вот это воплощение смерти без косы и плаща. Мама!

Вспышка головной боли послужила хорошей пощёчиной и я очнулся, вырвался из ступора, но этот скелет и не подумал исчезать или же заползать обратно в озеро, он встал и направился ко мне. Мамочки! Побежал я отсюда!

Мимо меня мелькали очертания хвойных деревьев, камней и прочих природных прелестей, за которое глаза только могли зацепиться, но они были не важны, ведь увидеть… скелет… это слишком даже для меня! Твою мать! Я убью того шутника, который всё это устроил! Эхэхэхэх… Сумасшедшие вдохи и выдохи, судорожные мысли и всё такое – это весело, это безумно, это гениально!

Я бежал от этого скелета, сверкая пятками и с какой-то сумасшедшей, не адреналиновой скорость. Она была примерно на десяток километров в час выше, а может и на двадцать. Снова эта странная сила, не дающая покоя моей голове и тому, на что эти вспышки головной боли влияют. Чёрт! Да я же нашёл ответ на один из вопросов, только лишь бы не забыть.

Бег, я ускоряю свой бег, усиливаю зрение и замечаю, что скелет остался далеко позади и впору остановиться, но что-то мне не даёт это сделать. За мной кто-то следит, кто-то наблюдает за моими действиями, за моей реакцией на происходящее и я хочу вырваться отсюда, сбежать как можно дальше, отдалиться от потенциальных пленителей. Это странное желание, но в то же время и вполне объяснимое, адекватное и свойственное многим в подобных ситуациях – это паника.

За десять минут безостановочного бега я умудрился добежать до просёлочной дороги, а от неё и свернул в сторону деревни. Сейчас ночь и ловить попутку на автомагистрали в плотном тумане как-то неразумно, да и меня быстрее собьют, чем заметят. Побегу в деревню.

Долго не побегал, всего полминуты. Перед собой я увидел тусклый свет фар и свою тень, а затем услышал автомобильный сигнал и приглушённый звук работающего двигателя.

-Эй, парень, чего шарахаешься на ночь глядя? Залезай!

Как гром среди ясного неба спасение ко мне подкатило в виде старенькой синей нивы с её водителем. Лет под пятьдесят, седой, довольно бодро выглядит, я бы даже сказал, что ему лет сорок, но голос выдал.

Что тут делать? Я хоть и не сильно устал из-за бега, но вот вдруг этот скелетик за мной гонится, а на машине быстрее, да и едет он как раз в деревню, а там должен быть врач. Я запрыгнул на переднее сидение старенькой нивы, и она послушно тронулась вперёд, считая колёсами кочки и ухабы.

-Как тебя сюда вообще занесло? – спросил мужичок спокойным голосом и посмотрел на меня каким-то странным взглядом, в котором было довольно сложно что-то прочитать, понять мотивы и залезть к нему прямо в душу.

С психологией в жизни у меня всё в порядке. Мне не составит особо труда прощупать собеседника, понять, где он откровенен, а где может сблефовать. Язык жестов и мимики довольно не сложно понять, а по тембру голоса и вовсе проще. Просто улавливай вибрации, чувствуй тембр голоса, лови его надломленность и ищи нужную волну, настройся на неё и плыви, а дальше внутренние чувства сделают всё сами. Иногда бывают и ошибки, так что лучше следить за тем, что говоришь.

-В поход пошёл вместе с другом, только вот он куда-то пропал и я отправился его искать, да только не очень-то и хорошо всё получилось. – Я двинул сломанной рукой, доказывая тем самым правдивость своих слов. – Друга так и не нашёл и руку сломал.

-Не боись, паренёк, приедем в деревню, а там и к Семёнычу пойдём – он у нас спец в делах медицинских.

Полегчало. Подлатают мне мою бедную руку, наложат гипс, перебинтуют где надо и всё будет хорошо. Мне бы в город вернуться побыстрее, а там и посмотрим. Денег у меня нет, документов нет, телефона тоже, только вот что…


Мне это надоело… по голове заехали чем-то тяжёлым, то ли палкой, то ли битой, не знаю, но черепушке крепко досталось. Тут невольно чувствуешь себя героем старых ментовских сериалов, где преступники похищают человека и требуют за него выкуп, только с кого за меня его будут требовать? У меня никого не осталось, может кроме подруги Санька, Леры, но эти люди вряд ли о ней знают.

Медленное пробуждение в чьём-то подвале и с левой рукой, прикованной к стальной трубе наручниками, никому не пойдёт на пользу. Правая сломана, левая прикована, тело ослабло, слушаться не хочет, да только вот меня не волнует сейчас его желание.

Я понял принцип работы силы. Мозг получает команду от тела или же мыслей и быстро перестраивает процессы, давая мне желаемый результат. Если перестраивает по воле тела, то получается головная боль, а если по воле мыслей, то голова на это реагирует адекватно. Это всё на уровне высшей нервной деятельности, а мне до неё как до Эквестрии пешком. Сейчас я знаю всего несколько режимов работы: сила, скорость, усиление, чувства.

Сила – достаточно вспомнить тот прыжок, после которого пришлось кататься по тому склону. Скорость – от скелета бегать так быстро раньше я бы не смог ни при каких обстоятельствах. Усиление или же что-то вроде каменной кожи – падение со склона в озеро не оставило на теле практически никаких следов, только парочку синяков и всё. Чувства – слух, зрение, обоняние, вкус, осязание, всё это усиливается в несколько раз и позволяет сориентироваться в различных ситуациях. Есть и ещё какие-то функции, но сейчас о них ничего неизвестно, да и весь тортик сразу получать вредно – голова закружится.

Слух. Я слышу наверху скрип доски, стук ботинок о пол, завывание ветра и звук стучащего металла о стекло. Всё очень чётко слышно, как будто рядом это происходит рядом, прямо тогда, когда Селестия разнесла несколько комнат, дабы убить меня или же поймать и устроить своей личной игрушкой, своим рабом. Человек прислуживает могущественной пони. Кукушка, кукушка, а было бы так, если бы я не успел выпрыгнуть из окна? Кукушка снова предпочла хранить гордое молчание.

Я открыл глаза и увидел жуткую картину, которую можно было только представить в самых страшных снах – куски мяса, развешанные на крюках, на полках лежат человеческие обезображенные головы и тут ещё стоит холодильник, а в нём… даже не хочу думать об этом. Каннибализм. Это явление я ненавижу сильнее всего, ненавижу когда подобное пожирает подобное, но если это происходит в природе, то можно и потерпеть, а если человек, то тут уже всё. Внутри меня загорелось желание хищника, желание смерти тем, кто убил людей и ест мясо, человечину. Надо выбраться из подвала.

Сила. В наручниках есть одно слабое место, которое можно сломать пальцами, если надавить на него, надавить на цепочку. По венам течёт сила, новая сила, которая мне и поможет избежать участи остальных бедолаг, надо только заставить пальцы правой руки заработать. Чуть привстать, повернуть плечом, отправить импульс… зашевелились, теперь сжать цепь и сломать. Треск металла и много шума, но рука свободна и можно быстро придумать план действий.

Эти каннибалы посчитали, что я – кролик, который сильно сопротивляться не будет из-за ран и сломанной руки, только вот не на того напали. Я буду сопротивляться до самой смерти, до последней капли крови и не позволю никому меня сожрать!

Звук ломающихся наручников был довольно хорошо слышен наверху и скоро тут появится один из каннибалов, дабы проведать меня. Шум сверху, шаги, остановка, взвод ружья, ещё шаги, ключ плавно входит в замок и поворачивается, открывая подвал. Вошёл тот самый мужичок, который меня подобрал и привёз сюда, и у него в руке вертикалка, готовая нашпиговать меня картечью.

Я спрятался под лестницей и ждал когда этот гад спустится вниз, а там уже если не подведёт реакция, то всё получится. Вот он, мой шанс, мой единственный шанс вырваться отсюда. Вылез, дал кулаком по затылку, ногой в спину и вырвал рукой ружьё, а затем направил его на каннибала и выстрелил.

Что я почувствовал в этот момент? Жжение на лице от попавших на него каплей крови и устойчивый запах пороха. Больше ничего. Казалось, внутри должен был сломаться мир, но этого не произошло – мир сломался ещё раньше, когда я услышал плач умирающих душ, молящихся за меня. Тогда во мне всё треснуло, тогда во мне всё перемешалось, и я перестал быть прежним, изменился навсегда. Мой самый высший принцип послушно снял с себя корону и спустился с высоко трона, а затем сбежал, оставив своих подданных. Безжалостный убийца, которому чуждо сострадание и жалость, но как её можно питать к тем, кто убивал людей и ел их? Я не могу позволить себе такую роскошь.

Я поднялся по лестнице из подвала и, услышав звук шагов, поспешил спрятаться за стенкой, едва не зацепив одну из нескольких полок, на которых стояли банки с соленьями. Вот их бы и ели, а не людей.

На заднем сидении нивы был кто-то ещё и это определённо не девушка, не женщина, а как минимум мужик с хорошо поставленным ударом. Моя теория подтвердилась – сильные, мощные шаги, под которыми деревянный пол прогибался и тихонько скрипел, становились всё ближе и ближе. Каннибал оказался в соседней комнате, которая была чем-то вроде коридора, соединяющего между собой две комнаты и комнату с подвалом. Он посмотрел вниз, в подвал и, увидев труп своего товарища, поспешил прильнуть к стене, ведь надо же спрятаться от человека с ружьём.

Зря он это сделал. Я отпрянул от стены и выстрелил в неё картечью. Тонкая доска не должна особо задержать картечь и убить каннибала, что собственно она и сделала – безжизненное тело упало на пол и чуть не сломало его. Я отправил ружьё в подвал, а сам пошёл в коридор и взял из руки погибшего пистолет Макарова. Отличное оружие, особенно в руках того, кто умеет им пользоваться.

Во многих старых фильмах, особенно про ковбоев с Дикого Запада отлично показан пример того, как дерево может спасти человеку жизнь, но на самом деле это неправда. Дерево спокойно пропустит пулю, только сама пуля немного потеряет скорость, но силы хватит для того, что бы убить человека. Вот вам и урок: не прячьтесь за досками – они вас не спасут.

Детский плач раздался из соседней комнаты, и я не на шутку испугался и тут же предположил самое худшее. Быстро в комнату, пистолет впереди и его ствол смотрит прямо в голову своей будущей жертве – женщине лет тридцати-тридцати пяти, держащей в левой руке полугодовалого младенца, а в правой – нож, приставленный к горлу, к горлу младенца. Злость вскипела во мне, она хотела идти впереди меня, но её нельзя было пустить, иначе необдуманное решение может всё испортить.

-Только убей его, и ты отправишься на тот свет! – пригрозил я женщине, продолжая держать пистолет рукой, которая и не думала дрожать, не смотря на порезы и содранную кожу. Никакой боли и жалости, только неприкрытая ненависть.

В глазах женщины читался страх, но никакой жалости к собственному ребёнку. В глазах ребёнка читалась боль и страх, но в то же время и непонимание, а он рыдал, захлёбывался в собственных слезах и криках. Я не мог смотреть на это без сожаления, без жалости и боли. Никто не заслуживает такую участь.

-Положи ребёнка обратно в кровать! – злобно и с характерным рыком бросил я, но никакой реакции не последовало, только ножик стал сближаться с шеей младенца.

Третий раз я уже повторять не стал и произвёл смертельный выстрел. Пистолет отшвырнул на пол, быстро сблизился с мёртвым телом и поймал ребёнка, а затем положил в кроватку. Если бы не реакция, то неизвестно что бы стало с ребёнком, что бы стало с маленькой, полугодовалой девочкой? Уж точно ничего хорошего. Я принялся качать кроватку, дабы немного успокоить девочку и дать ей возможность заснуть. Мне бы тоже хотелось заснуть, но нельзя – хочется побыстрее убраться из этого дома, только надо сделать несколько важных вещей перед уходом.

Как только малышка уснула, я принялся шарить по комнате в поисках того, что может пригодиться. Я не собираюсь скрываться от руки правосудия, но разгуливать по городу в окровавленной одежде совсем как-то не по-людски. Хотя тут просто надо сделать так – смыть с лица и рук кровь, снять куртку и надеть новые штаны (брать у этих каннибалов одежду не хочется, а придётся).

В этой комнате было всё просто и скромно. Двуспальная кровать со стареньким матрасом, новенькая колыбелька, которая была куплена в городе, старенький и проверенный шкаф, и одна тумбочка. Приступаем к детальному осмотру. Шкаф, вещички, чемодан, штаны. На вид немного потрёпанные, но сносные, правда, всё равно противно. Тумбочка… ага… мобильник, пригодится. Документы… нет, они не нужны. Эх, вернуться бы обратно на склон за рюкзаком.

Кстати, а какое сейчас число? Кнопочка, включение… Тридцатое августа! Почти две недели прошло, а в той долине и дня не прошло. Магия, то место пропитано магией и теперь всё встало на свои места. Я был одиннадцать дней в Эквестрии и восемь из них был в сознании, а три восстанавливался после портала. Куда делся ещё один день? Проспал в палатке.

Вторая комната. Кухня, совмещённая со спальней. Одноместная кровать, стол, холодильник, в который даже не стоит заглядывать, полки с посудой. Не думаю, что найду здесь что-то полезное, но посмотреть стоит. Под кровать даже лезть не стоит, холодильник всё же открыл и тут же закрыл (там не было ничего такого душеотвращающего, просто закрыл), полки пооткрывал и чуть не получил посудой по лбу. Ничего интересного тут нет.

Коридор. Большой комод, в котором точно что-то да лежит. Интересненько. Полочки. Шкатулочка, а в ней побрякушки (мне они не нужны), книжечка, а в ней денежки (возьму не думая), документы (не нужны). Записная книжка, а в ней какие-то пометки (возьму на всякий случай и почитаю). Вот она! Моя прелесть! Книга в серебряной обложке и совсем нетронутая!

Книга Флаттершай и в воде не утонет, и в огне не сгорит. Луна наложила на неё заклинание, которое убережёт её и никто кроме меня или же Флаттершай не сможет её открыть. Спасибо за это…

Последними элементами всей этой головоломки стали четыре вещи: пачка патронов к ПМу, аптечка, в которой есть бинты и перекись водорода (надо обработать левую руку и перебинтовать), ключи от нивы (попользуюсь, а вот возвращать даже не подумаю, ибо некому) и ключи от наручников (такой толстый металл я вряд ли сломаю, по крайней мере, сейчас). Хорошая комбинация, ведь рано пока выбрасывать пистолет, а то случиться может всё что угодно.

За одну ночь произошло столько всего, что и в голове не укладывается… арх… полёт с горы, тот скелет (он был галлюцинацией, навеянной неизвестно чем), потом каннибалы, которые чуть не закусили мной. Убийства. Три убийства. Всё это не должно укладываться в голове, но оно всё так хорошо лежит, что меня это бесит! Я убил людей, и внутри поселилось чувство справедливости, мести за убитых ими людей и никакого раскаяния.

Что же со мной стало? Кто я теперь после всего этого? Человек?! Да пошло оно всё! Я швырнул от злости бутылку с перекисью водорода в стену, и жидкость расплескалась по стене и по полу, а осколки со звоном разлетелись в разные стороны. Как же я себя ненавижу! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Кто я теперь? Дмитрий Александрович Колоссов?! Нет, я больше не он! Всё в себе убил и ничего не оставил, а теперь новое появляется на месте старого. Моя меланхоличная страна окончательно погибла… или же нет? Хватит раскисать, надо что-то делать.

Закончив со всеми делами и позаботившись о сломанной руке, я вышел на улицу. Тумана больше нет, он рассеялся как дым, а ночь до сих пор не ушла, не скрылась за горизонтом и не уступила место утреннему солнцу. Тишина, только её прорезает приглушённое пение лесных птиц, которые лениво просыпались и готовились к очередному трудовому дню. Как я соскучился по подобным пейзажам, которые всегда приносят в душу нечто хорошее, дарят успокоение и надежду на лучшее.

Неподалёку от дома стояла злополучная нива, которая сейчас должна была меня и малышку спасти, вывезти из этого проклятого места в город. В деревню не поеду – там я ничего не получу из того, что нужно, а в городе есть всё. Посмотрим… ключ в замок зажигания, завести и проверить наличие бензина по приборной панели. Скудно, до города не дотяну, а где взять ещё? Аааа… точно! В доме есть электричество, а это значит, что есть и бензин (генератор, только вот он, похоже, за домом).

Я быстро сбегал за дом, в небольшую комнату, в которой стоял бензиновый генератор, а затем залил её в бензобак. Теперь точно дотяну и даже немного по городу смогу покататься. Всё готово. Я вернулся за спящей девочкой и за пистолетом, а затем сел в машину и уехал. Теперь можно спокойно вздохнуть.


Всё спокойно, но это ненадолго – без документов я никто и звать меня никак. Решение было довольно глупое, но необходимое. Машина послушно остановилась на обочине загородной дороги.

Забрав ключи и малышку, я принялся блуждать по лесу, дабы вернуться в ту самую долину, которая до боли была мне знакома и о которой всякие воспоминания хочется забыть и никогда не вспоминать, будто хорошие или плохие и не смотря на всю эту магию.

Редкие леса, каменистая местность, по которой довольно трудно передвигаться без помощи хотя бы одной руки, но оставлять в ниве малышку одну? Я не мог так поступить, совсем не мог, ведь ни один из моих старых принципов не сможет спокойно сидеть в сторонке и молчать. Раз прыжок, два прыжок, три прыжок и осторожно, дабы не повторить свой печальный опыт, и не переломать ноги и руку, а так же и всё остальное. Идиота вытаскивать отсюда не будут.

Раз, два, три, перерыв. Нет, не устал, просто увидел то, чего тут явно не должно быть – вдали виднелся силуэт пони, аликорна, но было очень трудно понять кто же это? Это… это Луна! Я хотел было уже к ней подбежать, спотыкаясь по этому чёртовому склону о различные камни, но она сделала останавливающий жест копытом и я повиновался.

Луна подлетела ко мне поближе, и её вид был довольно странный, расплывчатый, как будто это была голограмма, и в ней было много прорех. Она начала что-то говорит, но я не мог разобрать ни единого слова, совсем. Стало стыдно, немного обидно и даже больно.

Произнеся последнее слово, Луна исчезла. Внутри поселилась пустота и ничтожество. Если бы я мог читать по губам, то обязательно бы узнал, что она сказала. Арх… снова голова заболела, но я не упал, удержался. Фух… надо будет запомнить этот своеобразный диалог и выучить чтение по губам.

Продолжаем подъём. Раз, два, три и вот этот злополучный склон, по которому пришлось скатываться на пятой точке почти две минуты, а вот та самая полоса, оставленная ножом, практически незаметная и затянувшаяся под влиянием дождя. Рюкзак должен быть где-то неподалёку, немного ниже по склону, только ещё бы не покатиться по нему кубарем вниз, ведь я выживу, а вот малышка – нет.

Спустившись немного ниже, практически к обрыву, рюкзак нашёлся, только вот до него добраться трудно – его ручка повисла на корне дерева, а тот в свою очередь висел над обрывом. Чемоданчик со всем содержимым в отличии от книги намокнет и утонет в озере, а прыгать за ним как-то нет никакого желания – а вдруг скелет был не галлюцинацией, а совершенно настоящий. Легенд в мире хватает, как и мифов и пусть не каждой из них стоит доверять, но всё же лишняя осторожность не помешает.

Я положил спящую малышку возле одного из деревьев и полез за рюкзаком. Аккуратно, медленно, ведь то, что обрыв спокойно держит дерево ещё не значит, что он удержит лишние три четверти центнера. Это всё было бы куда проще сделать какой-нибудь палкой, но ей не составит особого труда треснуть в самый неподходящий момент, а рука всё же надёжней.

Раз и всё, можно уходить отсюда с чистой… совестью. Вот почему я по глупости не швырнул рюкзак куда подальше? Землю начала неприятно трещать и мне пришлось тут же встать и отпрыгнуть назад, дабы не полететь ещё раз вниз (не хочется ещё раз промокнуть до ниток и оставлять малышку одну). Дерево вместе с кусочком ландшафта полетело вниз и спустя несколько секунд всё это встретилось с холодной водой с громким хлопком и большими всплесками. Сейчас мне просто повезло, но на леди Фортуну надеяться больше не приходится.

Я закинул рюкзак за спину, а затем взял малышку и спустился по склону обратно к машине. Малышку я положил на переднее сидение, поспешил проверить её состояние и, расстегнув ползунки, ужаснулся. Мама явно не любила свою дочку и била её, но за что? За то, что плачет по ночам? За то, что вечно просит кушать и гадит в пелёнки? За то, что она и её семейка хотели мальчика, а не девочку? Снова злость нахлынула на меня, и я ударил кулаком по панели нивы и хорошо, что она не разломалась на части.

Клянусь, что если у меня когда-нибудь будут дети, то я буду их воспитывать хорошо, заботиться о них и разделять с супругой обязанности. Это на будущее, хотя оно и без этого всё ещё остаётся очень туманным.

Я не спешил заводить машину, хотел немного посидеть и послушать тишину, эту хорошую тишину, по которой я уже успел соскучиться. На сегодня все планы известны и надо приступить к их непосредственному исполнению, только перед этим хочется хотя бы чуть-чуть утолить своё природное любопытство, связанное с книгой, подаренной Флаттершай. Я достал книгу из-за пазухи и открыл первую страницу:

Всегда будь собой. Принцесса Луна.

Хорошие слова. Вторая страница:

Мне было страшно тогда, во дворце. Меня напугал этот большой жёлтый монстр, но и он испугался, а я не придала этому значения и улетела звать подруг. Мне было страшно, очень страшно. Подруги меня тогда утешали, старались развеять мои страхи, а затем Рэйнбоу Дэш предложила найти его, жёлтого монстра, и наказать. Все поддержали, только я отказалась, но меня уже никто не слушал. Всё было так глупо и если бы все послушали меня, то ничего бы и не было, но хорошо ли это?

Я тоже об этом думал, только пошёл немного в другом направлении. Если бы я не оказался в Эквестрии, то что было бы тогда? Пони бы продолжали жить своей мирной жизнью, только недолго, ведь Селестия сошла с ума, решила устроить государственный переворот и забрать всю власть себе. Трудно судить о произошедшем, не зная корня зла. Надо об этом как-нибудь подумать на досуге, вынести несколько возможных вариантов и только после этого можно начать вить верёвки.

Это было первое впечатление Флаттершай, она хотела показать, что чувствовала в тот момент, в нашу первую встречу. Дальше должно быть ещё интересней, ещё больше мыслей и впечатлений, которые она старательно прятала от своих подруг. Сейчас не решусь открыть третью страницу и прочитать, ведь эта страница, эта запись, уже вызвала внутри своеобразный взрыв эмоций.

Я завёл машину и поехал по ночной дороге прямиком в город, полный своих тайн и опасностей, которое даже его жителям неохотно приоткрывают свои двери.


*Фемида – древнегреческая богиня правосудия.