Бесполезный

Повествование о жизни простого бесполезного пони. Ведь особый талант не всегда хорош, верно?

ОС - пони

Hell ponyfication

Трепещи, грешник, ибо имя моё Табилариус, и я пришёл за твоей просроченной душой! Ладно, обойдёмся без патетики. Не такой уж я и плохой, это работа такая... Я обычный демон, вроде судебного пристава. Начальство целенаправленно выдаёт мне разнарядки на каких-то там новых грешников, как оказалось, не зря - мне понравилось! Люди продают души направо-налево, но на что? Сами никогда не догадаетесь. Нервы ни к чёрту, лучший друг регулярно чистит харю, кот дома... Срок вышел, я иду к вам!

Октавия Человеки

Проблема хищника в Эквестрии

Испытывая неодолимое желание перекусить, Гэби и Галлус отправляются на поиски еды. Увы, похоже, представления понивилльцев о вкусной и здоровой пище не слишком совпадают с грифоньими. Жанр: Комедия кулинарного разнообразия. Содержит умеренно острый гуро и всего лишь 6% жира. Не содержит vore и глютена. Может содержать следы арахиса.

Флаттершай Грэнни Смит Энджел Бон-Бон Другие пони Старлайт Глиммер

Опера про Дэринг Ду

Отем Блейз приезжает в Понивилль, чтобы поставить там оперу о Дэринг Ду и среди множества пони решивших принять в ней участие оказывается Даймонд Тиара. Но все не так просто, ведь по слухам в местном театре живет привидение. Однако Тиару так просто не испугаешь, и она готова дать решительный отпор любому, кто осмелится помешать ей стать актрисой.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Другие пони

Волшебство праздника

День Согревающего Очага – волшебный праздник. В этот день все пони выходят на улицу, поют песни, дарят друг другу подарки и поздравляют с праздником. Но в этом году в сердце пегаски одной появилась тоска... И она решила отправиться в Вечнозеленый Лес.

Флаттершай Другие пони Дискорд Кризалис Тирек

Ни в коем случае, не при каких условиях, даже под угрозой собственной смерти не вздумайте расстраивать Твайлайт Спаркл

Твайлайт потеряла работу, над которой трудилась последние пол года, подозревая Пинки в розыгрыше единорожка выходит из себя нанося окружающим любовь и дружбомагию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Другие пони

Ночь Страсти Флаттершай

Каждое полнолуние на отдаленной горной поляне расцветают прекраснейшие цветы, видимые лишь ночью. Поборов свой страх, Флаттершай отправляется в непростое путешествие, дабы насладиться их неземной красотой. Но дойдя до своей цели, пегаска с удивлением понимает, что она не одна...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Даск Шайн в поисках счастья

Даск Шайна послали в Понивилль, чтобы он изучал дружбу. Но сможет ли жеребец, который не познал дружбы познать любовь? Очередная история о Даск Шайне и его гареме, но с моим видением, юмором и приключением. P.S: здесь будут мои рисунки. Это не комикс, просто пара скетчей на главу. (*Это было переведённое оригинальное описание автора фанфика*)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони

Сказание о последнем элементе

В результате опасной встречи человек отправляется в Эквестрию, оставив в родном мире маленькую дочь. Смирившись с потерей семьи он пускает перемены в свою жизнь, но тот час же тьма приходит в движение. Это история, где Эквестрия оставлена в опасности. Истории о любви, потерях и вечных узах семьи.

"Я это чувствую"

Галлусу не стоило забывать не только то, что он дружит с чейнджлингом, но и то, что чейнджлинги способны ощущать некоторые чувства окружающих. В частности: любовь. Пейринг: Галлус х Сильверстрим

Другие пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 9

Глава 10

Охранники вывели Гипноса из кабинета Харона и повели к лифту. Когда все трое вошли в кабину, один из конвоиров нажал на самую нижнюю кнопку.

«Подвал, — подумал Гипнос. — Это плохо. И кто такой этот доктор Слипвэлл, к которому меня ведут? Харон сказал, что всё знает и моё признание не требуется. Значит, наверное, хотя бы пытать меня не будут. Возможно, просто запрут в камере или даже поместят в стазис, чтобы я им не мешал. Тогда они без проблем смогут вернуть Твайлайт на основной уровень».

Лифт остановился в самом конце шахты, и двери разъехались в стороны, являя взорам Гипноса и его конвоиров подвальные помещения с выкрашенными серой краской стенами. Охранники подтолкнули коричневого жеребца, чтобы он побыстрее покинул кабину лифта, и повели его по узкому коридору, упёршемуся в тяжёлую металлическую дверь с надписью «Выход 146».

«Выход? — удивился про себя Гипнос. — Они что, отпустить меня хотят?»

Висящая на стене камера сфокусировалась на коричневом жеребце и его спутниках.

— ИДЕНТИФИКАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНА: ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ГИПНОС С СОПРОВОЖДЕНИЕМ ИЗ ДВУХ ПЕРСОНАЖЕЙ, — произнёс громкий голос, звенящий металлическими нотками. — ДОСТУП К ВЫХОДУ СТО СОРОК ШЕСТЬ РАЗРЕШЁН.

Что-то щёлкнуло, и тяжёлая дверь почти бесшумно отъехала в сторону, открывая трём пони проход. За дверью оказалось помещение, опутанное сетями кабелей и заставленное различным оборудованием, среди которого выделялись три машины сновидений какой-то странной конструкции. Они заметно отличались от тех, что стояли в главном зале, и Гипнос точно знал, что никогда раньше не видел таких, но всё же что-то в этих аппаратах показалось ему странно знакомым. Колпак одной из этих машин был поднят, а вокруг неё суетился худой старый единорог в очках и с седой бородой.

— О, мистер Гипнос! — сказал старик, повернувшись к вошедшим. — Вы как раз вовремя!

— Вы доктор Слипвэлл? — спросил коричневый жеребец.

— Да, он самый. — Седогривый зажёг рог и быстро окутал Гипноса своей магической аурой. В следующее же мгновение коричневый пони покачнулся и повалился на пол.

— Как младенец, — сказал Слипвэлл, подойдя к упавшему и уже засопевшему Гипносу. — Погрузите его в машину сновидений, — приказал он охранникам.


Сэйн Дрим, светло-синий единорог с пепельно-серой гривой, открыл глаза, проснувшись на диване в собственной квартире. Он посмотрел на часы, стоявшие на столике, и прикинул, что ему удалось проспать где-то часа четыре.

«Но почему у меня такое ощущение, будто я провалялся как минимум несколько месяцев? — подумал он. — Кажется, что-то случилось с моим чувством времени».

Сэйн посмотрел на свою голубую шерсть и удивился возникшему у него чувству. Это было странно, но ему почему-то казалось, что его шкура должна быть коричневой.

— Что ещё за дискордовщина? — пробормотал он.

В этот момент раздался громкий и крайне настойчивый стук в дверь. Так стучат те, кто намерен войти в любом случае, и Сэйну пришлось поднять свой круп с дивана и доковылять до входной двери. На пороге он увидел двух белых жеребцов, по-видимому королевских стражей, но без золотистых доспехов. Они смерили открывшего им пони суровыми, не выражающими эмоций взглядами.

— Мистер Дрим? — спросил один из них.

— Да, — ответил синий единорог, на секунду задумавшись. Собственное имя показалось ему вдруг каким-то непривычным, словно в последнее время его все называли как-то иначе.

— Вы пойдёте с нами. Дело государственной важности.


— Здравствуйте, сэр, — сказал Сэйн, переступая порог кабинета Пропера Пруфа, главы службы безопасности Её Высочества. — Мне уже сказали, что дело крайне важное, но я не думал, что увижу вас лично.

— Я думаю, стоит сразу перейти к делу, — произнёс сидевший в своём чёрном кресле мистер Пруф, упитанный зелёный единорог с рыжей коротко подстриженной гривой. — Принцесса Твайлайт Спаркл исчезла месяц назад.

— Да? — удивился Сэйн, садясь в кресло напротив. — Ужасно. Честно говоря, я заметил, что её не было на последних официальных мероприятиях. Но, позвольте спросить, при чём же здесь я? Я никогда не занимался поисками пропавших без вести, да и в органах безопасности я, вообще-то, уже не работаю.

— Искать не нужно. Её уже нашли, — сказал Пруф.

— Но тогда в чём же дело?

— Всё не так просто, — ответил зелёный жеребец. — Вы слышали что-нибудь о корпорации «Эскапис»?

— Да, конечно. Они продают всякие вещи типа специальных очков и шлемов виртуальной реальности, — сказал Сэйн. — По всем каналам понивидения рекламируют.

— Дело в том, что они пошли гораздо дальше и в какой-то момент начали заниматься не только шлемами. Учёные из Эскаписа создали новые техномагические устройства, так называемые машины сновидений. Такая машина, посылая сигналы в мозг пони, может создать для него полноценную иллюзию реальной жизни, при этом сам пони будет спать в специальной капсуле.

— Что ж, я их поздравляю, — сказал синий жеребец. — Такой технологический прорыв…

— Принцессу Твайлайт нашли в Филлидельфии, на заводе, принадлежащем фирме «Мэджик Индастрис», — продолжил шеф службы безопасности, не обратив внимания на слова Сэйна. — Эта фирма входит в тот же холдинг, что и Эскапис. И когда Твайлайт Спаркл нашли, оказалось, что она подключена к машине сновидений. Пока Твайлайт спала, из её тела забирали магию, чтобы использовать её для производства амулетов, заклинаний в коробке, зачарованных вещей и, может быть, для чего-то ещё. Следствие сейчас разбирается. Большинство из тех, кто был к этому всему причастен, уже арестованы и дают признательные показания.

— Отлично, но я опять не понимаю, что требуется от меня, — сказал Сэйн. — Всё в порядке, принцесса Твайлайт спасена…

— Пока ещё не спасена. Как я уже сказал, всё не так просто. Она по-прежнему подключена к машине сновидений, и просто отключить её нельзя: задержанные нами пони из Эскаписа говорят, что если это сделать, она с большой вероятностью умрёт. Наши специалисты их слова подтвердили. Так что кто-то должен проникнуть в её сон и вызволить её оттуда. Мы провели ряд консультаций, и оказалось, что лучше всего на эту роль подходите вы, мистер Дрим. Взаимодействие со сновидениями — это ваш особый талант, к тому же вы имеете опыт работы в органах, что также будет весьма полезно. Ваши способности очень бы нам пригодились.

— Но как я должен это сделать, если раньше я о подобных вещах только в фантастических романах читал? — поинтересовался синий пони.

— У вас есть способности к управлению сновидениями, конечно не столь мощные, как у принцессы Луны, но вполне достаточные для нашего дела, — ответил шеф. — К тому же вы отлично подготовлены во многих областях. Большего нам и не надо. Документация и специалисты Эскаписа в наших копытах, так что все необходимые инструкции вам предоставят. Конечно, перед таким ответственным делом придётся многому научиться и как следует потренироваться, но я думаю, что всё получится.

— Я так понимаю, всё уже решено, и отказаться я не могу? — спросил Сэйн, посмотрев зелёному единорогу прямо в глаза. — Кстати, если вас подвела память, то могу напомнить, что больше я в вашей системе не работаю.

— Я всё понимаю, мистер Дрим, — вздохнул Пропер Пруф, — но, поверьте мне, будет гораздо лучше, если вы согласитесь временно вернуться и послужить нашей с вами стране. Славы и всенародной любви вы не получите, так как операция секретная, но вопрос об оплате, разумеется, будет решён самым наилучшим для вас образом.

— Хорошо, я подумаю над вашим предложением, — проговорил Сэйн. — Это ведь предложение?

— Будьте готовы отбыть в Филлидельфию, — не предполагающим возражений тоном сказал Пруф.

— Что ж, похоже, вы меня уговорили, — сказал Сэйн, поняв, что отказываться бесполезно. — Поздравляю вас с этим.

— Спасибо, я рад, что мы пришли к взаимопониманию так быстро, — впервые за весь разговор улыбнулся Пруф. — И ещё кое-что, что вам следует знать. Все задержанные в один голос божатся, что Твайлайт Спаркл никто не похищал, что она пришла в Эскапис добровольно и даже принимала участие в проекте. Я склонен им верить: насколько нам известно, после смерти Флаттершай, последней из её подруг, принцесса Твайлайт находилась в глубокой депрессии и действительно могла сделать нечто подобное.

— Значит, Твайлайт создала себе воображаемый мир, где её друзья живы? — спросил синий пони. — И вы хотите, чтобы я разрушил эту иллюзию?

— Принцесса Твайлайт совершила ошибку, поставив личные интересы выше государственных, — вздохнул зелёный единорог. — После пробуждения её ждёт длительная реабилитация, но сделать это необходимо. Учитывая вызовы и угрозы, перед которыми сейчас стоит Эквестрия, третья богиня-аликорн нам не помешает. К тому же она пока единственная возможная преемница принцессы Селестии. Конечно, наш солнечный аликорн живее всех живых, но иметь запасной вариант всё же стоит. На всякий случай.

«Но ведь Твайлайт не богиня, она принцесса дружбы. А что за принцесса дружбы без друзей? Разве не в них была её сила?» — подумал Сэйн, но вслух ничего не сказал.


Твайлайт вышла из дома и направилась к виднеющейся вдалеке огромной серой коробке, которая чуть возвышалась над другими зданиями. Идти по улицам приходилось с осторожностью: Брокен Промис, лидер президентской гонки, победил на выборах с минимальным отрывом, и сторонники его ближайшего конкурента, не признавшего поражения, толпами шатались по городу, круша всё на своём пути и требуя пересмотра результатов. На Седельной площади и в прилегающих к ней кварталах шли настоящие бои между сторонниками двух кандидатов, в которые иногда вмешивались спецотряды полиции.

К счастью, фиолетовой пони удалось добраться до пункта назначения, не нарвавшись на какие-либо неприятности. Перед ней возвышался кантерлотский центр корпорации Эскапис, один из немногих офисов, которые, несмотря на столь неспокойную обстановку в столице, продолжали работать. Вокруг было полно охраны, и Твайлайт досмотрели два раза, прежде чем пустили внутрь. Преодолев все препятствия, она прошла в зал обслуживания клиентов и села на стул напротив поздоровавшейся с ней кобылы в белой униформе.

— Мне нужна программа «Дружба — это магия», — сказала Твайлайт, протянув документы.

— Так… Твайлайт Спаркл… — пробормотала сидящая за стойкой красная единорожка, набирая что-то на клавиатуре терминала, что стоял перед ней. — Вы уже пользовались нашими услугами, — сказала она, посмотрев на экран. — И я сожалею, но у нас здесь стоит отметка, что вы не очень хорошо переносите возвращение в реальный мир, так что…

— Не имеет значения, — прервала её Твайлайт. — Я не хочу возвращаться в реальный мир.

— Простите, но это невозможно!

— Мне нужно поговорить с вашим руководством. Скажите им, что пришла Твайлайт Спаркл! Они должны меня помнить.


— Здравствуйте. Можно? — спросила Твайлайт, заглянув в кабинет, на дверь которого ей указала красная кобыла.

— Проходите, — ответил уже знакомый ей бледно-зелёный жеребец в очках.

— Мистер Соул? — узнала его бывшая аликорница.

— Мисс Спаркл, какая встреча! — сказал Лост Соул, изобразив на лице улыбку. — Могу я узнать, какова цель вашего визита? Какие-то проблемы? Надеюсь, вы соблюдаете свою часть договора…

— Соблюдаю. Не беспокойтесь, я никому ничего не говорила о том, что здесь со мной случилось, — сказала она. — Я бы хотела поговорить с одним пони, который тут работает. Его зовут Гипнос.

— Сожалею, но ничем не могу помочь, — ответил Лост, снова примерив на себя улыбку. — Мистер Гипнос недавно уволился и уехал из города. Где он сейчас, мне неизвестно. Да если бы и было известно, я бы всё равно не сказал. Не могу же я давать личные данные наших сотрудников каждой встречной любопытной пони. Может быть, я смогу вам чем-нибудь помочь не хуже мистера Гипноса?

— Возможно, — сказала Твайлайт. — На самом деле я пришла сюда, потому что хочу вернуться. Вернуться к своим друзьям. — Она выложила на стол буклет, рекламирующий программу «Дружба — это магия».

— Я боюсь, это невозможно, — сказал Лост Соул. — Вы так плохо перенесли свой предыдущий сеанс…

— Я отлично его переносила, пока не вмешался Гипнос и не создал этот свой «выход»!

— Я понимаю, вы расстроены и обижены на мистера Гипноса, но, уверяю вас, он сделал это не просто так, — произнёс Лост. — Если бы он вас тогда не вытащил, вы могли бы вообще не проснуться!

— Хотела бы я вообще не проснуться! — выпалила фиолетовая пони. — Верните меня туда, пожалуйста! Я отдам вам обратно вашу компенсацию, я почти ничего не потратила! Этот ваш мир, он ужасен… — Она сидела перед жеребцом, размазывая по лицу слёзы. — Пожалуйста, прошу вас! Я могу отдать вам свой книжный магазин…


Лифт спустился ниже уровня первого этажа.

«Подвал, — как-то отстранённо и равнодушно подумала Твайлайт. — Они меня сейчас просто убьют… А чего я вообще ожидала? Устранить меня раз и навсегда для них гораздо проще и дешевле, чем держать в машине сновидений…»

Двери лифта открылись, Твайлайт и сопровождающий её белый единорог вышли в коридор с выкрашенными в унылый серый цвет стенами.

— Здесь у нас находятся особые машины сновидений, — сказал белый жеребец. — Такая машина позволит вам уснуть очень надолго.

«Ага, уснуть очень надолго. Это теперь так называется? Эвфемизмы, пришло ваше время?» — пронеслось в голове фиолетовой пони.

Узкий коридор привёл Твайлайт и её спутника к двери с надписью «Выход 146».

«Опять это число, — подумала Твайлайт. — Вряд ли это может быть совпадением. Но что это вообще может значить?» — Она толком не понимала почему, но в её душе вновь затеплилась надежда, что этот мрачный мир всё же ненастоящий.

— ИДЕНТИФИКАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНА: ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ТВАЙЛАЙТ СПАРКЛ С СОПРОВОЖДЕНИЕМ ИЗ ОДНОГО ПЕРСОНАЖА. ДОСТУП К ВЫХОДУ СТО СОРОК ШЕСТЬ РАЗРЕШЁН, — раздался громкий механический голос, заставив Твайлайт вздрогнуть. Дверь скользнула в сторону.

«Что это сейчас было? Почему меня назвали каким-то пользователем? И что ещё за персонаж? — кобыла оглянулась на находившегося рядом белого единорога. — Это он персонаж, что ли?»

Жеребец легонько подтолкнул застывшую на месте Твайлайт, и они вошли в расположенное за дверью помещение. Там действительно стояли три машины сновидений, у одной из которых был поднят её пластиковый колпак. Над находящимися внутри трубками и проводами колдовал старый седой жеребец с выцветшей шкурой. Ещё одна машина уже работала: через полупрозрачный пластик можно было разглядеть силуэт спящего внутри неё пони, а на её панели управления то и дело мерцали лампочки. Третья стоящая здесь капсула была отключена.

— Здравствуйте! — приветливо сказал старик, оторвавшись от работы и повернувшись на стук копыт вошедших пони. — Вы, наверное, Твайлайт Спаркл, — он посмотрел на фиолетовую кобылу из-под своих очков в золотистой оправе. — А меня зовут Слипвэлл, доктор Слипвэлл. Кстати, вот здесь будет ваше место, — седой жеребец указал на увитое проводами ложе, расположенное внутри открытой капсулы.

«Так меня не убьют? — подумала Твайлайт. — Или они каким-то образом используют для этого машину сновидений? А может быть, они просто сотрут мне память, а потом выбросят на улицу?»

— У меня уже всё готово, — сказал Слипвэлл, смахнув с корпуса машины воображаемые пылинки. — А вы готовы, мисс Спаркл?

Твайлайт уже давно всё обдумала и решила, но теперь вдруг снова замерла в нерешительности, хотя обратной дороги, скорее всего, уже и не было. Вряд ли бы её выпустили из этого подвала, даже если бы она вдруг захотела уйти.

Твайлайт не смогла уличить этот мрачный мир во лжи, не смогла доказать себе, что он ненастоящий. Наоборот, ей всё чаще казалось, что именно старая Эквестрия являлась иллюзией, слишком уж хороша она была. Независимо от того, было то счастливое место реальным или нет, Твайлайт больше всего на свете хотела туда вернуться. Фиолетовая пони всегда стремилась докопаться до истины, но теперь у неё внутри словно что-то перегорело, ведь даже если она узнает правду, то каким образом она поймёт, что это именно правда, а не просто очередная очень правдоподобная ложь, созданная подключённой к мозгу машиной? А если всё вокруг может быть ложью, то пусть лучше эта ложь будет сладкой. Твайлайт просто хотела всё забыть и вновь увидеть своих друзей, родителей, принцесс, брата, Понивилль и Кантерлот, в центре которого возвышался бы дворец Сестёр, а не президентская резиденция. Конечно, всё это будет ложью, но какая разница, если всё равно нельзя точно определить, где правда? У Твайлайт даже возникла безумная мысль, что эта машина сновидений, возможно, как раз и является выходом в реальность. Надпись «Выход 146» на двери это как будто подтверждала. Но даже если всё это будет очередным сном, она должна попытаться прожить эту новую жизнь так, как будто она реальна.

— Я готова, — сказала Твайлайт, решительно тряхнув головой. — Всё будет, как мы договаривались с мистером Соулом?

— Да, конечно. Все лишние воспоминания будут удалены, вы больше не вспомните свою реальную жизнь и то, что с вами случилось, — заверил старый пони.

— Я догадываюсь, что вы собираетесь сделать потом, — произнесла фиолетовая кобыла. — Только, пожалуйста, не делайте этого сразу. Дайте мне хоть немного побыть там.

— Понимаю ваши опасения, — сказал Слипвэлл. — Обещаю, что постараюсь дать вам как можно больше времени. А время, кстати, в виртуальной реальности можно ускорить. Возможно, вы там целую жизнь успеете прожить.

Он приглашающе указал копытом во внутреннее пространство машины. Твайлайт кивнула, и белый единорог помог ей забраться внутрь, а старик немедленно начал подключать её к системе. Когда все приготовления были завершены, загудели электромоторы, опуская над готовой к долгому сну кобылой полупрозрачный колпак. Твайлайт закрыла глаза. Раздался звуковой сигнал, и прежний мир для неё перестал существовать.

— ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ТВАЙЛАЙТ СПАРКЛ ПОДКЛЮЧЁН К СИСТЕМЕ ВЫХОДА, — раздался из висящего на стене динамика механический голос.


Открыв глаза, Твайлайт увидела прямо перед собой взволнованное лицо принцессы Селестии.

— Как ты, Твайлайт? — спросила принцесса.

— Нормально, кажется… — пробормотала фиолетовая кобыла, поднеся копыто к голове и потирая рог.

— Ох, Твайлайт, — услышав ответ, принцесса вздохнула с облегчением. — Я так боялась за тебя. Если бы по моей вине с тобой что-то случилось… Я должна извиниться, заклинание, которое я тебе прислала, оказалось не таким уж безопасным. Сначала метки твоих друзей перепутались, а потом…

— Заклинание? — непонимающе спросила Твайлайт, оглядываясь по сторонам.

Судя по внешнему виду помещения и запаху лекарств, они находились в больничной палате. Твайлайт лежала на кровати, принцесса стояла рядом, а в приоткрытую дверь заглядывали несколько хорошо знакомых фиолетовой пони личностей.

— Она очнулась! Очнулась! Кажется, всё хорошо! — радостно улыбаясь, шептала остальным Пинки Пай.

— Да, Твайлайт, заклинание, — сказала Селестия. — Неоконченный шедевр Старсвирла Бородатого, который ты должна была исправить. Всё прошло вроде бы нормально, — она посмотрела на крылья, торчащие у фиолетовой пони по бокам, — но потом, когда всё уже закончилось, ты вдруг потеряла сознание.

— И сколько времени я была без сознания? — спросила Твайлайт, которой почему-то казалось, что прошли целые месяцы, а то и годы.

— Минут пятнадцать, кажется. Ты нас всех очень напугала, и мы сразу принесли тебя сюда, в больницу, — ответила Селестия. — Ты точно в порядке?

Лежащая на кровати пони на мгновение замерла, прислушиваясь к собственным ощущениям, прежде чем ответить:

— Да, всё хорошо.

— Отлично, ведь тебе ещё предстоит церемония коронации, принцесса Твайлайт Спаркл, — сказала солнечная аликорница, направившись к выходу.

— Коронации? — Твайлайт только теперь заметила у себя пару дополнительных перьевых конечностей.

— Принцессья вечери-и-инка!!! — Дверь широко распахнулась, и в палату ворвался розовый ураган в лице Пинки Пай, вслед за которой вошли остальные подруги и Спайк.

— Почему-то мне кажется, что я вас целую вечность не видела, — сказала Твайлайт, по очереди обнимая друзей. На её глазах заблестели слёзы.


Харон стоял у окна в своём кабинете, устремив взгляд сквозь стекло. В центре города протестующие против результатов выборов подожгли какое-то здание, и теперь над крышами домов поднимался столб чёрного дыма, постепенно смешивающегося с серостью затянутого тучами неба.

Серый жеребец посмотрел на часы, будто чего-то ожидая. И действительно, кое-что произошло — зазвонил телефон внутренней связи, заставив Харона подойти к столу.

— Директор слушает, — сказал он, сняв трубку.

— Я подключил её, сэр, — раздался голос старого жеребца с того конца провода.

— Хорошо, я сейчас спущусь к вам, доктор Слипвэлл, — ответил Харон.

«Как по расписанию», — подумал он, повесив трубку и вновь посмотрев на часы.

Директор вышел из своего кабинета и, даже не захлопнув за собой дверь, пошёл к лифту. Его секретарши на месте не было, как и других офисных пони. В иные дни они сновали по коридору, курсируя между своими рабочими местами и кофейным автоматом, но сейчас все словно испарились.

— Наконец-то всё это закончилось, — пробормотал Харон, входя в кабину лифта. — Теперь можно будет немного отдохнуть.

Спустившись в самый низ, лифт остановился, его двери разъехались в стороны, и серый жеребец вышел в коридор с такими же серыми стенами, направившись к Выходу сто сорок шесть.

— Сто сорок шесть, — произнёс Харон, когда его взгляд упёрся в число на двери. — Неужели уже сто сорок шестой?

— ИДЕНТИФИКАЦИЯ ПРОИЗВЕДЕНА: ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ХАРОН БЕЗ СОПРОВОЖДЕНИЯ ПЕРСОНАЖЕЙ. ДОСТУП К ВЫХОДУ СТО СОРОК ШЕСТЬ РАЗРЕШЁН, — раздался из динамиков голос, и дверь открылась.

Директор вошёл в помещение, где его встретил Слипвэлл, подготовивший к старту третью машину сновидений, первые два аппарата были заняты Гипносом и Твайлайт. Харон подошёл к открытой капсуле.

— Готово? — спросил он.

— Да, можно подключать, — ответил старый жеребец, глянув на своего начальника из-под сверкнувших в свете ламп очков.

— Запустите третью программу, ту, которая без подавления воспоминаний. — Харон забрался внутрь машины и принялся устраиваться там поудобнее, стараясь при этом не запутаться в многочисленных трубках и проводах.

— Хорошо, сэр, — сказал Слипвэлл. — А что мне делать после того, как я вас подключу?

— Ничего, — ответил директор.

— То есть я могу просто закрыть это помещение и пойти домой? — спросил старик.

— Да, делайте что хотите, — отмахнулся директор. — Но сначала помогите мне надеть этот проклятый шлем. Где тут дырка для рога?

— Вот так, сэр, не торопитесь, — сказал Слипвэлл, помогая серому жеребцу.

— Включайте, — приказал Харон, когда всё было готово.

— Хорошо, сэр. — Слипвэлл запустил машину, и над серым жеребцом опустился пластиковый колпак, словно крышка какого-то высокотехнологичного гроба.

— ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ ХАРОН ПОДКЛЮЧЁН К СИСТЕМЕ ВЫХОДА, — произнёс голос из громкоговорителя. — ВНИМАНИЕ! ВСЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ ПОКИНУЛИ ДАННЫЙ УРОВЕНЬ ЧЕРЕЗ СИСТЕМУ ВЫХОДА. УРОВЕНЬ МОЖЕТ БЫТЬ ОТКЛЮЧЁН И ПОДГОТОВЛЕН К ПЕРЕЗАПУСКУ! ОТКЛЮЧЕНИЕ УРОВНЯ…

Вдруг всё исчезло: и доктор Слипвэлл, и машины сновидений, и даже сама комната.


Харон очнулся в шезлонге на берегу моря. Ласковый ветерок трепал его гриву, а на горизонте яркими красками горел великолепный закат, но серый жеребец равнодушно отвернулся от этой красоты.

— Сто сорок шесть, — пробормотал он. — Подумать только, сто сорок шесть!

Прямо перед шезлонгом на песке была большая ровная надпись:

«Счастливого отпуска, директор! Набирайтесь сил для нового этапа работы».


Сэйн Дрим шёл по цеху в сопровождении Райтчес Шакл, представительницы Филлидельфийской полиции. Они прошли мимо застывших в безмолвии и неподвижности конвейеров, на которых ещё лежали полусобранные магические изделия. Когда они прошли дальше, Сэйн увидел, что небольшая часть производственного помещения отделена от его остального пространства капитальной перегородкой.

— Вот и пришли, — сказала Райтчес, открывая обнаружившуюся в стене металлическую дверь.

— И это то место? — удивился Сэйн, входя внутрь. — Я думал, что здесь будет секретный бункер или что-то вроде того.

Всё помещение было заставлено всяким сложным даже на вид оборудованием, из-за чего казалось тесным, хотя по площади было не таким уж и маленьким. Прямо перед вошедшим жеребцом находились два больших стеклянных ящика, похожих на гигантские аквариумы, один из которых был пуст, а во втором в мутноватой жидкости плавала фиолетовая аликорница, подогнув свои длинные ноги, с трудом помещающиеся внутри. Всё её тело было опутано трубками, питающими организм и удаляющими из него отходы, а на голове находилось некое подобие шлема, от которого тянулись провода, выведенные из стеклянного куба через отверстие в его крышке и подключённые к стоящей рядом аппаратуре.

— Здравствуйте! Вы, наверное, мистер Дрим? — сказал бирюзовый единорог, вынырнувший откуда-то из глубины помещения навстречу вошедшим. — Меня зовут Ньюрэл, профессор Ньюрэл из КИМ, Кантерлотского Института Мозга. Я научный руководитель операции по спасению Твайлайт Спаркл. А с вами, мисс Шакл, мы уже знакомы.

— Не буду вам мешать, — сказала полицейская кобыла. — Я только привела сюда мистера Дрима.

Попрощавшись с обоими жеребцами, она вышла за дверь.

— И как вы хотите, чтобы я её разбудил, профессор? — спросил Сэйн, когда они остались наедине. — Я что, должен просто подойти к принцессе Твайлайт и ущипнуть её?

— Нет, конечно, — усмехнулся учёный. — К сожалению, всё гораздо сложнее. Для того чтобы её разбудить, вам потребуется создать так называемый «выход». Я научу вас, как это сделать. Для обычного пони это было бы очень сложно, но вы с вашими способностями сможете влиять на окружающую вас виртуальную реальность, в том числе и создавать выходы, а также перемещаться между уровнями. По крайней мере, в моей теории это так, — он слабо улыбнулся.

— Что ж, скоро узнаем, так ли это на самом деле, — сказал синий жеребец.

— Виртуальная реальность, в которой находится Твайлайт Спаркл, состоит из двух уровней — основного и дополнительного, — продолжил профессор. — Когда вы вытащите Твайлайт с основного уровня, она проснётся на дополнительном, с которого вы сможете вытащить её уже в реальный мир. Так что всего вам потребуется создать два выхода. Кстати, дополнительный уровень спроектирован так, чтобы Твайлайт там сильно не понравилось и она захотела любой ценой вернуться обратно на основной, но вы ни в коем случае не должны этого допустить.

— Можно поподробней об этих «выходах»? — попросил Сэйн.

— В процессе вашей подготовки вы всё узнаете, — ответил бирюзовый единорог. — Пока же могу сказать, что выход — это такое особое место, оказавшись в котором Твайлайт Спаркл проснётся. Ещё один важный момент: она должна пройти сквозь выход максимально быстро, не задерживаясь рядом с ним. Иначе может возникнуть ещё один уровень виртуальной реальности, с которого она сможет выбраться, только убив себя, а это очень рискованно. Я рекомендую вам создать выход, например, в железнодорожном туннеле, через который Твайлайт будет проезжать на поезде.

— Профессор, могу я спросить вас о том, насколько это всё безопасно для меня? Я сильно рискую, отправляясь туда?

— Сложно сказать, ведь это всё абсолютно новые технологии. — Ньюрэл задумчиво потёр нос копытом. — Мы постараемся произвести ваше внедрение как можно более аккуратно и замаскировать вас под персонажа виртуальной реальности, но система защиты может разгадать наши манёвры и начать строить на вашем пути препятствия. Кстати, вот ваш персонаж, в шкуре которого вы будете. Его зовут Гипнос, — профессор взял со стола распечатанное на цветном принтере изображение и передал его Сэйну.

На картинке был изображён улыбающийся коричневый жеребец.

— Он коричневый, — удивлённо пробормотал Сэйн, разглядывая снимок.

— Сожалею, если вам не нравится цвет, но придётся потерпеть, — с усмешкой ответил учёный.

— Нет, не в этом дело, — сказал светло-синий пони. — Просто странное совпадение. Мне однажды приснился сон, в котором у меня была коричневая шерсть. И имя его тоже кажется мне каким-то знакомым.

— Гипнос — это бог сна у древних пегасов, — произнёс профессор Ньюрэл.


— Я та-а-ак взволнована! — закричала Пинки Пай на весь Сахарный Уголок. — Подумать только, у Твайлайт есть для нас сюрприз! Говори скорей! — набросилась она на фиолетовую аликорницу.

— Я тут подумала, почему бы нам не съездить куда-нибудь всем вместе? — сказала Твайлайт. — Например, в Лас-Пегас или в другой город, где мы ещё не были.

— О-о-о, Лас-Пегас! — восхищённо выдохнула Пинки.

— И знаете, мы не просто поедем, мы полетим! — воскликнула фиолетовая пони. — Я уже присмотрела подходящий воздушный вагон. Я даже сама могла бы вас всех довезти, хоть на что-то бы они сгодились, — аликорница с усмешкой оглянулась на свои крылья.

— Ого, ты это сейчас серьёзно? — удивилась Рэйнбоу Дэш.

— Твайлайт, так нельзя! — запротестовала Рэрити. — Принцесса не может быть использована для перевозки простых пони!

— Вы не простые пони, вы мои друзья, — ответила фиолетовая аликорница, улыбнувшись. — Но не беспокойся, Рэрити, я, конечно, не собираюсь тащить вагон сама. Я получила крылья не так давно и ещё не настолько хороша в лётном искусстве, чтобы вы доверяли мне свои жизни. На самом деле я хотела найти какого-нибудь пегаса, который бы согласился…

— Забудь об этом, — сказала Рэйнбоу. — Когда речь идёт о полётах, за дело должны браться профессионалы. Я домчу вас до Лас-Пегаса за десять минут ровно!

— Что?! За десять минут? Какого сена ты говоришь? — уставилась на пегаску Эпплджек, подняв бровь в своей фирменной манере.

— Ну, десять минут — это, конечно, преувеличение, но за полтора часа мы точно долетим, — самоуверенно ответила радужногривая.

— Странно, — вдруг сказала Твайлайт, поднеся копыто к голове. — Этот наш разговор… У меня такое чувство, будто это всё уже было…

— Всё в порядке, дорогая? — обеспокоено спросила Рэрити.

— Да, всё нормально, — ответила Твайлайт. — Знаете, я так счастлива, что все мы вместе. Мне никакого Лас-Пегаса не надо, лишь бы вы были рядом.

— Как это «никакого Лас-Пегаса»?! — разочарованно протянула Пинки Пай.

— Не переживай, Пинки, — засмеялась аликорница, — это я так. Будет тебе Лас-Пегас.

Из-за стоящего в углу столика за подругами наблюдал коричневый пони, в котором можно было узнать Гипноса. Он смотрел на их счастливые лица, слушал доносившиеся до него обрывки разговора и радостный смех. Жеребец опустил глаза, уставившись на ровную полированную поверхность столешницы. Всё это было ложью. Гипнос знал, что настоящие друзья Твайлайт Спаркл давно мертвы. Глядя на счастливую аликорницу, коричневый пони снова начал сомневаться, имеет ли он право рушить эту иллюзию. Но он не просто имел право, это был его долг. Сомнения пришлось отбросить.

— Я должен освободить тебя, Твайлайт Спаркл, — еле слышно прошептал Гипнос. — Значит, воздушный вагон… Полёт в Лас-Пегас… Хорошо. Отлично. — Он достал из седельной сумки блокнот и принялся делать расчёты, необходимые для открытия выхода.


— Идите сюда, поняши, я что-то нашла! — раздался откуда-то из-за кустов звонкий голос Пинки Пай.

Когда друзья поспешили к розовой пони, они увидели, что перед ней лежит большой кусок плотной ткани, а рядом валяются несколько деревянных колышков и моток верёвки.

— Похоже, это палатка, которую ты, Рэрити, вчера просила, — сказала Твайлайт.

— Что ж, очень своевременно, — пробормотала белая единорожка.

— Наверное, её сюда почтой доставляли, — усмехнулась Эпплджек, всё ещё потирая ушибленный нос.

— Не будьте глупенькими, — задорно закричала Пинки, прыгающая вокруг своей находки. — Я нашла не палатку, я нашла это! — Она откинула ткань, под которой обнаружился кусок металла. Он сверкнул в солнечном луче, пробившемся сквозь кроны деревьев.

Твайлайт подошла ближе. Перед ней находилось нечто, похожее на люк в земле, закрытый тяжёлой квадратной крышкой серо-металлического цвета, на которой белой краской были выведены три цифры:

«147».