Печать Овиноманта: Тучи над Финсмутом

Городок Финсмут лишь недавно вошёл в состав Эквестрии, буквально появился из ниоткуда, но уже снискал печальную славу. Сможет ли одинокий и усталый ветеран Кровавого Кутёжа на реке Спрейнед Энкл справиться с тем ужасом, что творится там?

ОС - пони

Великая и Несмертная Трикси

Работа Трикси достаточно опасна. Но она очень аккуратная артистка и поэтому умирала всего лишь несколько десятков раз за всю свою карьеру.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Тысяча лет сновидений

Вижу, тебе хочется узнать, что мне снилось, пока я была луне. Ладно, как хочешь, устраивайся поудобнее, я тебе всё расскажу.

Принцесса Луна

Магический интеллект / Magical Intelligence

Принцесса Луна сотворила меня, чтобы вовек не забыть той боли, что она причинила Эквестрии. Но это? Не так должно исполняться моё предназначение. Если бы я только мог ей сказать...

Принцесса Луна Другие пони

Библифетчица

Твайлайт Спаркл открывает при библиотеке буфет. Понификация рассказа М. Булгакова "Библифетчик".

Твайлайт Спаркл

Тайны скал

Что таят в себе северные горы Эквестрии?

Другие пони ОС - пони

Хуже и быть не может

Твайлайт и Спайк написали по фанфику на тему Могучих Пони и отдали их на растерзание голодной публике. Добьются ли они успеха, или же надоедливые тролли и чрезмерно дотошные читатели разорвут их в клочки? Узнайте прямо сейчас!

Твайлайт Спаркл Спайк

Темный мститель

Этот город болен. Я бы покинул его вместе со своей сестрой, но тогда кто бы мог остановить разгул преступности, кто дал бы простым пони надежду? Больше некому, я давно это осознал. Я не герой и никогда не стану им, но я создам легенду и они познают страх, я заставлю их бояться, я поселю ужас в их алчных сердцах. И когда-нибудь, этот город будет спать спокойно и "мститель" ему больше не понадобиться. Меня зовут Найт Винг и это моя история, моя война.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Алегретто прошедшего дня

Вингс Либерти – не самый успешный почтальон Понивилля. Ему предстоит измениться, чтобы успеть доставить большое количество писем. Для этого ему придётся пройти множество внутренних и внешних испытаний, чтобы принять себя и доставать особенное письмо важному адресату. Но хватит ли у него на это сил?

Принцесса Селестия Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Стража Дворца

Обратный виток

Когда последствия вполне себе рядовых событий могут оказаться до абсурда неприятными...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 2. Лесорубы, подозрения и первая работа. Глава 4. Стража, крылья и ночные пегасы.

Глава 3. Полет, древесные волки и деньги.

Оставшиеся девять дней пролетели суетной чередой. Ван почти не бывал на лесопилке, предпочитая отсиживаться у оврага. Уж слишком неприятны были шепотки за спиной, которые аликорн благодаря более острому, чем у обычных пони, слуху прекрасно разбирал. Нет, конечно, довольно лестно, когда тебя считают принцем, но вот когда перевертышем… Ван пришел к выводу, что крылья лучше все будет спрятать под плащом. Пока он не разберется с тем, кто он и откуда, лучше будет, если его посчитают просто высоким единорогом. И как хорошо, что я никому тут клыков не показывал, камнями закидали бы. Ван, ничего не помнивший о перевертышах, начинал их недолюбливать. Из-за некоторой схожести с ними, а так же из-за дурной репутации перевертышей, у Вана могли появиться неприятности.

С полетами у вороного тоже не сложилось. В одну из ночей, когда кошмары и боль рога вновь разбудили аликорн, он решил пройтись, развеяться. Ночной лес отличался от дневного. Он становился загадочнее. Длинные тени от деревьев складывались в образы неведомых существ, которые тут же развеивались, стоило лишь подойти поближе. Писк летучих мышей, уханье филина, шорох ветра в листве, дивный запах каких-то ночных цветов складывались в невероятно очаровательную картину. Ванну определенно больше нравилась тихая ночь, чем суетной день.

Значительно подросший месяц ярко освещал лес и Вану пришла в голову мысль о том, что не мешало бы вспомнить, как летать. К сожалению, на лесопилке работали только земные пони, и посмотреть, как правильно взлетать, Ван не мог. Но аликорн был твердо уверен, что с пролетами все, как и с ходьбой. Стоит только полететь, а дальше тело вспомнит. Приметив подходящее дерево у края просеки, пепельногривый начал забираться на него. Когти крыльев сильно упрощали задачу, крепко цепляясь за кору, а магия страховала от падения. Ван еще впервые дни проверил, может ли левитировать сам себя.

Вот и нужная ветка. Копыта осторожно ступали по коре. Толстая у основания, на достаточной высоте, она была почти идеальным трамплином для полета. Вороной пони раскрыл слегка вымазанные смолой от коры крылья. Большие, серебрящиеся от лунного света. Теперь нужен прыжок. Эээ… Ну или шаг. Хотя бы толчок.

Аликорну было страшно. Вот он полет, рядом. Нужно сделать всего лишь шаг. Шаг был сделан за него. Внезапный порыв ветра, ударивший в крылья? заставил Вана потерять равновесие. Копыта заскользили по коре. Ван завалился на бок, пытаясь остановить падение магией, но длинный рог задел какую-то ветку выше, вспыхнув волной боли. И пони упал. Какие-то ветки ниже, сучья, крик, удар о землю. Все это заняло меньше секунды.

Назад, на чердак, весь исцарапанный, хромающий на заднюю ногу пони вернулся не скоро. Вначале ему пришлось объяснять прибежавшим на его крик земным пони, как он оказался на дереве. Затем Сарсар вправила ему вывихнутое при ударе о землю крыло. В этот раз крик аликорна вышел еще громче, вновь перепугав всех зверушек в округе. Сарсар даже была вынуждена опереться одним копытом о дерево за своей спиной, что бы устоять на месте. Медведь же, что планировал этой ночью наведаться в кладовку лесопилки, предпочел отложить свой план до более спокойной ночи.

Зато после этой ночи стало гораздо меньше тех, кто считал черного пони перевертышем. Мас рассказал охрипшему после ночного выступления Вану, что все аликорны умею использовать Королевский Кантерлотский голос. Правда, разговаривают они им крайне редко. И Ван прекрасно понимал почему. Помимо боли в роге постоянно занятом тяжелой робой, вправленного вывиха, ушибленной ноги и кучи царапин, появилась и садящая боль в горле. Ван чувствовал себя ни на что не способной развалиной. Но по прежнему продолжал трудиться на краю оврага, втаскивая по пять, а иногда и по шесть бревен в день. И дело было не только в диком упрямстве жеребца. Он тренировался. Не помня никакой магии. Боясь летать. Не обладая силой земных пони. Он был бы слаб. Но та самая врожденная магия, на которую способен любой единорог стала его козырем. Удары топором помогали отточить ловкость телекинеза, а бревна силу. И с каждым днем аликорн, дотошно следящий за своими успехами, видел, что овладевает этой магией все лучше и лучше. Словно вспоминая забытые навыки. Хм… А может это и есть особый талант? Ван, утерев пот со лба и закрепив веревку с бревно о дерево, посмотрел на свой круп. Алая пентаграмма в круге. Нет, это не он.

В день отъезда никто не работал. Сарсар, лично пересчитала все поднятые Ваном деревья и довольно кивнула. Она рассчитывала на куда меньшую добычу. Из разговора с ней Ван узнал, почему так нужны эти деревья. Они обладали очень необычной фактурой древесины и прекрасно подходили резчикам по дереву. Одно такое бревно стоило с пол телеги обычных, годных лишь на строительство.

Пока пони собирались в дорогу, аликорн просто лежал на свежих досках, наслаждаясь запахами свежего дерева. Наверно, ему будет этого не хватать. Какое-то время. Мас, по просьбе Вана раздобыл аликорну старый плащ с несколькими дырявыми карманами и петлями. От него сильно пахло машинным маслом, и Ван решил при первом же случает приобрести новый.

Из общежития, на чердаке которого и жил Ван, вышла толпа земных пони. Они парами впряглись в телеги с брусьями и досками. Сарсар и Мас тянули ту, в которой лежали добытые Ваном стволы, возглавляя маленький караван. Все вышло пять телег. Еще десяток земных пони шел рядом, что бы сменить уставших коллег. Почти все, кроме нескольких оставшихся сторожить лесопилку и раненого отскочившим от ствола топором. Ван шел с остальными, но на него, в качестве тягловой силы никто не рассчитывал. Слишком уж щуплым он выглядел.

Ван даже с радостью покинул место работы. Сколько бы он себя не убеждал, что ему такие тренировки нужны, Ван не собирался становиться лесорубом. Пони был точно уверен, что не в этом его призвание. Которое стоило найти снова. Интересно, а кто-нибудь умеет разгадывать значения кьютимарок? Осторожные расспросы отряда не дали ответа на этот вопрос. Ну да, обычно или кьюти нет или же ты знаешь, что она значит. Редко случалось такое, что бы пони, получивший кьютимарку не знал, что она значит.

Путь до Филидельфии оказался на редкость скучным. Лес, лес, лес… Поляна. Лес. Лес. Лес. Один, мрак его побери, лес! Несколько остановок, что бы передохнуть и пообедать никак не скрасили дорогу. Земные пони тянули свои телеги степенно и размеренно, экономно расходуя свои силы. Разумеется, один, Ван шел бы куда быстрее. Но с другой стороны ему не было куда торопиться.

Ночевка тоже не принесла ничего особенно. Бывают дни и ночи когда ничего не случается. Это называется обыденность. И Вану ужасно не нравилось это слово. Ему хотелось, что-то делать. А не просто идти по дороге.

К концу второго дня вороной учуял слабый запах дыма и подгорающей каши. Спустя еще несколько поворотов дороги и мостик через небольшую речушку и телеги выехали к широкой вырубке. Часть ее была засеяно уже колосящейся пшеницей, часть другими овощами и злаками, которых Ван на таком расстояние различить не мог. Чуть в стороне от дороги стоял небольшой дом, у порога которого играла четверка жеребят.

— Это ваша Филидельфия?! – ошарашено спросил Ван у Сарсар. – Если честно, я ожидал немного большего!

— Ты точно не местный. – ответила чуть запыхавшаяся пони. – Это просто хутор. До Филидельфии еще три дня пути. Кстати, именно отсюда нам привозят продукты.

Заночевал отряд тут же, у вырубки. Пока Сарсар обсуждала что-то местными пони, лесорубы разводили костер и ставили палатки. Ван, как не имевший такой роскоши спал под телегой, укрывшись лишь плащом. Вот и еще один пункт в список покупок. Ван надеялся, что заработал достаточно, что бы позволить себе палатку. И сумки, вроде тех, что парой висят по бокам.

Вернувшаяся кобыла была чем-то взволнована. Она собрала весь караван у костра и рассказала, что местные просят помощи. Недавно поляну неподалеку отсюда облюбовали древесные волки. Не то, что бы это было настолько опасно, но такое соседство заставляет нервничать. Ну а вой по ночам отнюдь не скрашивает сон. И кому как не лесорубам прогнать таких существ.

Ван с удивлением увидел, как вроде бы обычный отряд пони начал вооружаться. Топоры, рукоятки которых были отполированы от работы, словно по волшебству появлялись из телег. Сарсар и Мас очень осторожно обмотали длинные сучья промасленными тряпками и подожгли их. Пони обращались с огнем очень аккуратно, опасаясь поджечь лес. Ван только сейчас догадался заглянуть под доски. Ну да. Там хватило бы топоров, наверное, еще настолько же пони! Ван прихватил себе целых два топора, довольно ловко просунув рукоятки в специальные петли на плаще, как это сделали остальные земные пони. Лесорубы очень спешили. Как они говорили, принцесса Селестия вот-вот начнет опускать солнце. Ван же про себя восхищался силой пони, что в одиночку справлялась с дневным светилом. И, судя по разговорам, до недавнего времени еще и с ночным.

Дорогу показывал пегас из местных. Он так ловко лавировал, меж деревьев, что залюбовавшийся грацией полета Ван не сразу обратил внимание на странный запах. Гниющее дерево, свежая зелень. И что-то еще… Ван с удивлением обнаружил, что ощущает «запах» магии. Что-то… гнилушечное. Связанное с лесом, возрождением и увяданием. У аликорна не было слов, что бы выразить этот аромат. А может он, просто забыл эти слова?

А вот и сами волки. Издалека похожие на кучу недавно срубленных веток, их можно было бы и не заметить, если бы не ужасный запах. Интересно, они специально так обозначают свое присутствие или же надеются отпугнуть кого-нибудь более привередливого, чем лесорубы, своим амбре?

Земные пони, выхватили топоры из петель и стали окружать поляну, громко крича и стуча обухами топоров по стволам деревьев. Мас же и Сарсар пошли вперед, размахивая факелами. Все это время аликорн возился с непослушными петлями, в которых застряли древки топоров. Как же земные пони, без всякой магии ими так легко управляют!

Пока Ван справлялся со своими маленькими проблемами, проблемы становились больше. Древесные волки, попытались атаковать земных пони, но тут же были разметаны на веточки. Магия не очень сильно удерживала вместе все-то, из чего они были собраны. Зато она могла найти материал побольше! Из нескольких волков начал собираться один, огромный, но Сарсар и Мас тут же пошли вперед, заставив огромного, еще не собравшегося до конца, волка отпрянуть, назад развалившись на ходу. Вновь появилось несколько волков и вновь земные пони начали их теснить, громко стуча топорами и размахивая огнем. Наконец творения дикой магии бросились прочь.

Ван даже не успел, как следует поучаствовать в изгнание волков, как все оказалось законченным. Судя по слаженным действиям, лесорубам невпревой сталкиваться с ними и каждый знал, что ему делать. Ван же был здесь чужим. Нелепо смотрящимся со своими двумя топорами.

Назад аликорн вернулся в расстроенных чувствах. Ему хотелось быть героем. Ему хотелось победить ту громадину. И тут вороной понял. Теперь он знал, чем хотел заниматься до тех пор, пока не узнает, что значит его кьюти. Он будет учиться побеждать таких существ.

Захваченный своей новой идеей, Ван всю оставшуюся дорогу приставал к лесорубам, расспрашивая их о всякой лесной нечисти и о том, как с нею бороться. К сожалению, земные пони знали мало, но Вану для начала хватало и этих знаний. Как отличить владения оленей от обычного леса. Как правильно смотреть на виспа. Как прогнать древесного волка.

Чем ближе караван подъезжал к Филидельфии, тем больше путников встречалось на дороге. Оставшиеся два дня пони ночевали уже не на земле, в палатка, а в придорожных гостиницах. Ван же внимательно прислушивался и разговаривал. Оказалось, что лесорубы, с которыми работал Ван, были довольно угрюмыми господами. В трактирах Ван видел других пони. Веселых, беззаботных. Разных.

Филидельфия нанесла последний удар по камню в разуме Вана. Тысячи пони! Куда-то спешащих, что-то обсуждающих, жующих, продающих. Сотни запахов, звуков, красок. Длинные хвост, короткие хвост, цветные хвосты. У Вана даже закружилась голова.

— Эй, Бел. Не отставай! – это Сарсар окрикнула застывшего напротив кондитерской лавки Вана. Запахи сладкого вскружили ему голову.

Караван встал в гостинице на окраине города. Это была финальная точка их путешествия и оставалось только дождаться когда Сарсар продаст дерево. А потом свобода. И покупки! Аликорн уже мысленно составил список самых необходимых путешественнику вещей. Пони въехали в город довольно рано и, наконец выбравшиеся в большой город лесорубы, сбросили свою угрюмость словно плащ. Кто-то отправился к семьям, кто-то в ближайший бар, кто-то… эээ… еще куда-нибудь. Лишь Ван решил переждать у себя в номере. К такому большому городу следовало привыкать постепенно. Нет, конечно, караван проезжал городки на несколько сотен домов, но это был один из крупнейших городов Эквестрии.

— Бел, пошли за мной. Ты первым получаешь расчет, раз так торопишься нас покинуть. – Сарсар махнула Вану копытом. – Пока я буду торговаться, подождешь меня у входа. Все-таки редко когда я привозила столько. Это может занять несколько часов.

Ван, как и сказали ему, устроился на скамейке у входа в высокое здание. Он с интересом следил за проходящими мимо пони. Которые тоже смотрели на аликорна. Но никаких криков «принц», «аликорн» или «чейнджлинг» небыло. Нет, многих удивляла грива и хвост Вана, струящиеся, словно сами по себе, но у проходивших мимо пони были и более важные дела, чем какой-то странный незнакомец.

Прошел час, другой и терпения ванна лопнуло. Ну, сколько можно было торговаться! Ван решил напомнить Сарсар, что он ее ждет. Только вот в никакой кампании занимающейся покупокой дерева в доме не оказалось. Это вообще был жилой дом с проходным подъездом. Сарсар уже и след простыл. А Ван оказался один, в незнакомом большом городе без бита в кармане.

— Сар, но зачем?!

— Сейчас нам нужные все деньги. Помнишь тот прибор, что показывали те единороги, Флиа и Флем. Он сможет выкачать газ, а мы доберемся до рощи. И тогда вернем втройне деньги.

— А что ты скажешь остальным. Они могу подумать, что ты сможешь обмануть и их.

— Нам с тобой придется соврать, что он стал перевертышем у нас на глазах и его забрала стража.

— Сар… Он может быть принцем.

— Нет, братец, нет. Аликорны бывают только кобылами.