Понивиль 84

Может ли утопический рай, в котором проповедуют любовь и понимание, сделать пони действительно счастливыми? Правда ли секрет всеобщего довольства заключается в общедоступном бесплатном здравоохранении и открытом правительстве? Твайлайт Спаркл намерена противиться этому счастливому миру из чистого принципа. Вскоре она знакомится с пони по имени Трикси, и они начинают украдкой встречаться, чтобы презирать и ненавидеть друг друга в тайне от всех. Как долго их "ненавистническое гнёздышко" будет оставаться незамеченным? Будут ли они вынуждены столкнуться лицом к лицу с опасностями Министерства Любви и таинственной Комнаты 101?

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Шайнинг Армор

Доказательства смерти

Что-то случилось. Что-то очень плохое, запоминающееся всеми. Казалось бы, здесь всё легко, всё сходится и всё понятно. Но когда ты присматриваешься, когда понимаешь чувства, испытываемые не тобой, и когда находишь все возможные варианты - ты понимаешь, что всё иначе...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Черное Солнце

Узнав, что неподалеку от городка Хуфбей пони-археологи откопали руины древнего города, Твайлат решает отправляется туда и взглянуть на интересную находку своими глазами. Вместе с ней едут Рейнбоу Дэш в поисках приключений и Рэрити, которой просто хочется немного отдохнуть на морском побережье. Эпплджек, Пинки Пай и Флаттершай остаются в Понивилле, занятые своими делами. А в это время кровожадный монстр, служивший Дискорду в Эпоху Хаоса, пробирается во дворец принцессы Селестии, чтобы отомстить..

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дерпи Хувз ОС - пони Дискорд

Огненные крылья

Версия 3.1. "Однажды, в волшебной стране Эквестрии". Да, многие помнят эту фразу. Но что, если Эквестрия - не такая уж и волшебная? Что, если всё, происходящее там, может быть объяснено с околонаучных позиций? Что, если Эквестрия - далёкое будущее нашей планеты?

Принцесса Луна ОС - пони

Буря

Голод. Слабость охватывала её тело, с каждым новым часом вытягивая жизнь. Тихо шипели динамики, играя таинственную колыбель, смысл слов которой ускользал от угасающего сознания. Холодные блики далёких галактик манили к себе...

Мои мечты, моё воображение

Данделайн – простой жеребёнок. Единорог, мечтающий научиться летать, как пегасы. Книголюб и выдумщик. Ученик Твайлайт Спаркл. Вместе им предстоит пуститься в приключение, полное опасностей и древних тайн, скрытых ещё с зарождения самой Эквестрии. История о величайшем зле начинается здесь…

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Не брони

В большинстве прочитанных мною фанфиков по вселенной MLP в Экверстию попадают люди уже знакомые с поняшами. Но, что будет если в Эквестрию попадет человек совершенно не знакомый с этим миром? Вот о таком человеке и идет речь в моем фанфике.Есть продолжение, называется "Тhе hunter. / Охотник."

Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Октавия

Ход часов

Твайлайт получила в подарок часы. Но они слишком громко тикают. Это нужно исправить.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Флаттершай в мэры!

Рейнбоу Дэш очень хочется помочь своей подруге, Флаттершай, побороть свою стеснительность. Поэтому, в тайне от нее, она начала заполнять одну бумагу...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Луна Мэр Другие пони

Сказ о рождении аликорнов

Я осмелился написать свою версию происхождения аликорнов. Принять её или нет, судить вам. За основу взята некая… удивительная вещь, что была в мультсериале, а именно — герб. Помните серию про то, как три народа враждовали? Помните в конце флаги, на которых были изображены Селестия и Луна? Вы не задумывались каким образом они на них попали?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 3. Полет, древесные волки и деньги. Глава 5. Бандиты, тьма и книга.

Глава 4. Стража, крылья и ночные пегасы.

Ван до последнего надеялся, что его не обманули. Даже когда все стало очевидно, он ждал, что Сарсар вот-вот выйдет откуда-то из-за угла, улыбнется ему и скажет, что это все было шуткой. Но вместе с исчезающим за домами солнцем, исчезали последние надежды. Улицы, ранее наполненные жизнью, начинали пустеть. Нет, на центральных проспектах, ярко освещенных огнями, было полно народу. Грохотали колесами по мостовой экипажи. Леди, с умопомрачительно сложными прическами, в сопровождение кавалеров собирались у театров. Куда более молодые пони уже вовсю зажигали на танцевальных площадках. Этот город никогда не спал. Но Вану сейчас не хотелось суеты. Предательство и обман, столь неожиданные, сильно пошатнули его мнение об эквестрийских пони.

Темнело. Аликорн брел по улицам жилых кварталов наугад. О! Как бы он был бы рад какой-нибудь уличной банде или просто табуну задиристых жеребцов. Его рог будто чесал от желания подраться. Обида начала потихоньку перетекать в злость. И ее хотелось выплеснуть! Ван понимал, что это не правильно, что филидельфийские пони не виноваты в том, что Сарсар его обманула, но от этого понимания становилось только больнее.

Нет! Вороной пони сильно ударил себя по морде копытом, оставив на шерстке грязны развод. Если она самом деле аликорн, то не должен… Что же он не должен? Обижать других? А им значит можно? Ван, окончательно запутавшийся в своих мыслях, опустился на скамью чуть в стороне. Ладно, все это хорошо, но нужно подумать о дне грядущем. Желудок вороного пони уже намекающее побулькивать, а городские газоны вызывали отвращение одним своим пыльным видом. Только если иного варианта не останется.

Куда бы вы направились, оказавшись в незнакомом эквестрийском городе, без паспорта, без денег, лишь зная местный язык? После недолгих расспросов и десятка минут блужданий по кварталам, аликорн оказался напротив местного участка стражи.

Большое каменное здание напоминало помесь башни и бочонка. Пузатое, со щелями-бойницами, оно весьма нелепо смотрелось на фоне филидельфийских домов, первые этажи которых строились из камня, а остальные были деревянными. У широкого парадного хода было пусто. Ну да, ночь только-только началась. Поправив плащ, Ван вошел в участок. Здесь пахло потом, железом, старой бумагой и… мыльными пузырями? За приемной стойкой сидел старый бэтпони попыхивая трубкой. Именно из нее подымались мыльные пузыри. Неторопливо разлетаясь во все стороны, они лопались, оставляя после себя мокрые пятна и водяную пыль. Серая шерстка стража, так же, как и у остальных ночных пегасов, имела гораздо более блеклый оттенок, чем у обычных пони. Уши, с кисточками на кончиках забавно выглядывали из копны почти черной, с проседью, гривы кольта. Вокруг было пустынно. Еще несколько столов в глубине помещения пустовали и лишь аккуратно сложенные на них горы свитков говорили о том, что днем здесь кипит жизнь.

— Доброй ночи. Мне нужна помощь. – дальше Ван рассказал о том, как Сарсар обманула его. Бэтпони, которого, к слову, звали Флирми Белот, или просто Флир, только покачал головой, дослушав историю до конца.

— Да, парень, тяжело же тебе пришлось. Документы о наеме на работу у тебя естественно нет?

— Нет. – Ван опустил голову. Он и подумать не мог, что все обернется таким образом.

— Тогда представь, вот прилечу я к этой Сарсар и заявлю, что она обманом нажилась на твоем труде. А где доказательства?

— Но другие пони с лесопилки могут…

— Что же эти другие пони не заступилось за тебя перед ней?! – повысил голос Флир, положив трубку на свой стол. – Раз они не помогли тебе тогда, не помогут и потом, поверь старому стражу. Плакали твои денежки.

— Спасибо. – буркнул Ван, разворачиваясь к выходу.

— Эй, неужели ты думаешь, что я отпущу усталого, голодного и бездомного путника вот так просто. – весело раздалось за спиной вороного. Кряхча, бэтпони выбрался из своего уютного кресла и приглашающе махнул вороному пони копытом. – Пошли, мне внучка приготовила такой большой яблочный пирог, что я все равно его в одиночку не осилю.

Ван замер, прикидывая все за и против. Да пошло оно все! Поблагодарив Флира, вороной жеребец последовал за стражем. В стороне от стола стражника, который, кстати, уже давно должен был уйти на пенсию, находилась еще одна комнатка. Тут, по всей видимости, стражники и обедали. Должность ночного дежурного была специально предназначена для таких, как Флир. Стражей, не желающих до последнего расставаться со своей работой. Непыльная, достаточно ответственная, она была идеальна для тех, кто уже не мог всю ночь на пролет патрулировать город одетый в комплект доспехов. Все это было рассказано за пирогом и чуть остывшим чаем из термоса. Ван же больше отмалчивался, слушая старика, у которого оказалось не одна сотня забавных рассказов. Но среди забавных и волнующих историй были и те, что по настоящему заинтересовали Вана. Истории об аликорнах. О возвращение принцессы Луны из тысячелетнего заточения. О возвращение ночных пегасов в Эквестрию и возрождение ночной стражи, которая теперь берегла сон пони. О нашествие чейнджлингов. Но больше всего Вана поразило, то, как старый бэтпони говорил о принцессе Луне. Для его народа она была не принцессой, а скорее богиней. Давным-давно она спасла первых из ночных пегасов, подарила им новый дом, помогала во всех начинаниях. За что ночные пегасы ответили ей фанатичной любовью и преданностью.

— Но хватит историй, – неожиданно закончил разговор Флир. – Вон, у тебя глаза слипаются. Можешь переночевать здесь, а утром, мы придумаем, чем тебе еще помочь.

Ван, который разомлел от тепла и сытного пирога, лишь благодарно кивнул, растянувшись на длинной, отполированной доспехами стражи, лавке.

Проснулся он от металлического щелчка. Аликорн попытался встать, но ноги обо что-то запутались и он чуть не навернулся с лавки.

— А теперь, рассказывай мне правду. – произнес Флир. – Что ты такое?

Он стоял в полном комплекте брони, с копьем под крылом. Ноги вороного оказались закованы в кандалы, а кончик копья был направлен на рог, давая понять, что не успеет пепельногривый и подумать о магии, как ее остановят. Ван только сейчас заметил, что его крылья раскрылись во сне и теперь торчали из-под плаща. Вот тьма! Вану пришлось рассказать все с самого начала. О том, как он стал статуей, о том как пробирался через лес, о подозрениях лесорубов. Бетпони, все еще держащий копье наготове, порою кивал каким-то своим мыслям.

— Знаешь, парень, а я тебе верю. – ночной пони прислонил копье к стене и достал из вазы стоящей на тумбочке сбоку ключи от кандалов. – Не заставляй меня пожалеть о доверии.

— Почему вы мне доверяете? – удивленно спросил Ван, разминая затекшие во время сна ноги. Кандалы уже лежали в стороне, тактично прикрытые плащом аликорна. Сам же Флир с любопытством ощупывал крылья аликорна.

— Почему, почему… Да какой преступник в добром уме пойдет к страже жаловаться на то, что его обманули?! – фыркнул серый бэтпони. – А уж перевертышей то я видел, ума особого у них нет. Даааа… Ну и загадка ты, Ван. И совсем-совсем ничего не помнишь?

— Только имя. – подтвердил вороной. И чего всех так сразу начинали интересовать его крылья?! Вон, у Флира такие же, ничего необычного в них нет.

— Знаешь, в чем твоя проблема? – закончив ощупывание произнес ночной пегас. – Грива с хвостом. С плащом ты придумал неплохо, но я видел такие гриву и хвост только у принцессы Селестии и принцессы Луны. Что?!

Ван, как раз посмотревший на свои гриву и хвост воскликнул не менее удивленно. От волшебного тумана не осталось и следа. Обычные, пепельно-серые грива и хвост мягким потоком ниспадали на спину и круп Вана.

— Клянусь! Они сами! – испуганно воскликнул Ван, опасаясь, что его таки примут за перевертыша. Крылья Вана в защитном жесте полураскрылись, развернувшись параллельно полу.

— Успокойся. Верю я тебе, верю. Так, встань суда. – кряхча, ночной пегас отодвинул стол и указал Вану на освободившееся место. Сам же Флир начал обходить аликорна по кругу, бормоча что-то про защитные реакции. Затем ночной пегас попросил Вана показать зубы. Заметив клыки, серый пони даже присвистнул. – В молодости у меня были куда меньше. А сейчас и те выпали. О! Сейчас кое-что проверим. Ну-ка, ответь мне на такой вопрос. Из какого ты вида пони?

— Аликорн, а что? – автоматически ответил Ван.

— Ага! Все-таки аликорн, а не рогаль, приделавший себе крылья. Ну что ж, ваше высочество, принц Бел Ван Сапка, добро пожаловать в Эквестрию.

— Я не принц. – тихо ответил пепельногривый, накидывая на спину свой плащ. Единственное, что он получил от Сарсар. – И не хочу им быть.

— То есть? – удивленно переспросил страж. – Все аликорны – принцессы. Ну, в твоем случае ты принц.

— Нет. –упрямо ответил Ван. – Флир, давай закончим этот разговор? И пожалуйста, ни зови меня больше принцем.

— Хорошо. – недовольно буркнул старый пони. – Но не дело убегать от своей ответственности. Жди здесь, моя смена закончится – прогуляемся немного. Есть пара мыслей.

Оставив последнее слово за собой, ночной пегас покинул комнатку, а Ван вновь лег спать. Этому пони он доверять мог.

Спустя пару часов аликорн вновь проснулся. В это раз от шума за дверью. Пришла дневная смена стражи и теперь пони громко здоровались друг с другом и с Флиром. Сам же ночной пегас явился через минут десять и жестом пригласил пепельногривого проследовать за ним.

Утро выдалось солнечным, как, впрочем и большинство эквестрийскх. Пегасы из погодной службы Филидельфии прекрасно справлялись со своей работой и лишь редкие барашки облачков нарушали голубизну неба. Флир неторопливо шел по улице, сонно зевая. Широкополая шляпа прятала его чувствительные к свету глаза в глубокой тени.

— Итак, я предлагаю тебе пока пожить у меня дома. В любом случае идти тебе некуда, денег нет, а городскую траву… ее даже в голодный год предпочитают обходить стороной.

У Вана просто не осталось иного выхода, кроме как согласиться.

— Предупрежу сразу, у меня живет моя внучка. Она захотела свободы от родителей и переехала ко мне. Так вот, она из приличной семьи и если ты устроишь какие-нибудь шуры-муры, то огребешь по полной. Все понял?

— Да, сэр, так точно, сэр. – дурачась, Ван даже приставил копыто к голове, как это делали стражники из дневных.

Флир жил всего в двух кварталах от своей работы. Трехэтажный дом, ничем не отличался от своих соседей. Тот же каменный первый этаж, и два деревянных сверху, балконы которых были увиты плющами, расцветающими чем-то розовым, странно пахнущим.

— Эй, Кир, у нас важные гости! И если ты неприлично выглядишь, то быстрее приводи себя в порядок! – прокричал Флир заходя домой. Сверху тут же раздался грохот чего-то падающего, лихорадочный топот копыт, звон металла.

— Эм… Вы ей расскажете? – спросил Ван, осматривая прихожую. Вытянутое вверх зеркало отражало рослого худощавого единорога в потрепанном, откровенно грязном плаще. Мдя… не лучший вид для знакомства. Ну, хотя бы грязную полосу от копыта на щеке оттереть можно. Грохот же наверху только нарастал. Похоже, внучка Флира спешно наводила порядок. Ну, Ван по крайней мере надеялся, что это так, а не подготовка к массированному наступлению.

— Разумеется. Ты все равно во сне крылья спрятать не сможешь. И это еще одна проблема из тех, что тебе придется решить, раз уж хочешь, что бы все думали, что ты рогаль. Пошли на кухню.

Дома у Флира пахло яблочным пирогом, лекарствами и чем-то незнакомым аликорну. Впрочем, учитывая, что подобное он уже обоняя на работе ночного пегаса, Ван окрестил сей запах, запахом стражи. Железо, пот, полироль, старая бумага, крепкий кофе, вот на что походил этот запах.

Грохот наверху вроде прекратился, и повисла напряженная тишина. Слишком тихо. Ван даже не слышал цокота копыт кобылы наверху.

— Кир, я знаю, что ты подслушиваешь, спускайся сейчас же, познакомлю с гостем. – усмехнулся старый пони. – Кир, я все твои уловки наперечет знаю. А ты, выкидывай свои обноски. Мне такого дома даром не надо.

— Дед, хватит уже, лечу я. – раздалось сверху. Едва только вороной успел избавиться от плаща, утрамбовав его копытом в мусорное ведро, на кухню влетела темно-серая бэтпони. Ее шерстка была гораздо темнее, чем у Флира, а темно алая грива свисала по бокам от мордочки. Пони была одета в строгий, деловой костюм, образ которого завершали огромный круглые очки. Ван и Кир, замерли, рассматривая друг друга.

— Кир, помнишь, на девятилетний день рождения ты хотела принцессу в гости? Конечно, подарок запоздал, лет на десять, да и это не совсем принцесса, но все-таки. Внуча, помни, мечты сбываются. – еле сдерживая смех, произнес страж. – Ох, видела бы ты сейчас свою мордочку. Хихихик… Знакомьтесь. Кир, это «не принц», как он сам говорит, Бел Ван Сапка или просто Ван. Ван, это Кириэдаль Белот или просто Кир.

Ван, покосившись на хихикающего жеребца, протянул копыто для знакомства. Кир тоже рассеянно коснулась копытца Вана своим.

— Деееед, — протянула пони, усаживаясь на стул. – Где ты достал никому не известного аликорна? К тому же такого необычного. Я ведь тоже все твои приемники знаю, не вздумай юлить.

Вану пришлось вновь повторить всю свою историю, пока радушные хозяева накрывали завтрак. Хотя для ночных пегасов, он скорее являлся ужином. Было много разговоров. О том, что делать Вану дальше, о Сарсар, о пони, о истории Эквестрии. Флир вновь пыхтел мыльными пузырями из своей трубки, которые взрывались маленькими радугами в лучах солнца, что лились из окна.

-Может тебе обратиться к принцессам? – предложила Кир. – Они живут очень долго и, может быть, помнят тебя? Или к… Хотя к Дискорду — не стоит.

— Я не уверен, что хочу знать свое прошлое. – тяжело выдохнул Ван, поочередно посмотрев на Флира и Кир. – А что если я совершил, что-то настолько ужасное, что меня за это заточили в камень? Может, вы сейчас сидите с ужасным чудовищем и ничего не подозреваете. Может…

— Тпру. – прервал Вана ночной пегас. – Не знаю уж, как ты оказался в камне, но я вижу то, что вижу сейчас. И вижу я испуганного молодого пони ничего не понимающего в окружающем его мире. И если я вижу кого-то нуждающегося в моей помощи, я ему помогаю. Не потому, что однажды кто-нибудь может так же помочь и мне, а потому что это правильно и так мы, пони, и должны жить. Запомни эти слова, Ван, на случай если твои подозрения окажутся верны. Принцесса Луна вернулась из своего заточения, чем же ты в таком случае хуже?

Флир уже ушел спать, а Ван продолжал мучить зевающую пони вопросами. Она работала в городской библиотеке и знала очень много. Зато теперь аликорн более или менее представлял, где он очутился и что пропустил. Дискорд, Кристальное Королевство, Сомбра, Вечнодикий лес, Элементы Гармонии, все эти слова не вызывали в вороном пони никакой реакции. Даже если он и знал хоть что-нибудь о них, то забыл.

Наконец, сдалась и Кир. Извинившись и пожелав Вану лунных снов, она поднялась к себе в комнату, а сам же пепельногривый устроился на кушетке в зале. Еще несколько часов назад, он был полностью разочарован в пони Эквестрии, но Флир со своей внучкой показали, как же сильно Ван ошибался. Не стоит судить обо всех только по тем, кто сделал тебе плохо