Восхождение героя - Сансет Шиммер

Что случится, если Сансет Шиммер будет для Селестии не просто ученицей, но дочерью?

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки Сансет Шиммер

Чужеземец

Вы когда-нибудь встречались на улицах с прохожими, которые, кажется, сбежали из дурдома, ограбив при этом цирк? А пытались при встрече с ними разрядить ситуацию нелепой шуткой? Даже так? Ну а эти странные люди когда-нибудь оказывались действительно могущественными настолько, чтобы отправить Вас в параллельный мир, населенный мифическими существами и миролюбивыми, но довольно странными жителями, похожими на земных пони? <br/>Меня зовут Макс. И я недавно неудачно пошутил. Тот, кому была адрессованна шутка, тоже оказался не особым юмористом. Поэтому сейчас я живу у черта на рогах, в мире, где нет людей. Меня уже один раз обстреляли, немного ранили и вообще — унизили донельзя. Сейчас я еду — а уже завтра все изменится. Я буду идти. А еще через день, может, и идти перестану. Жизнь в чужом мире граничит с болезненной импульсивностью. Никогда не знаешь — где тебе повезет

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Брейберн Другие пони Человеки

Me and Ditzy

Дитзи попала. В мир людей.

Дерпи Хувз Человеки

Сдохни, ананас!

Не стоит угрожать принцессе Луне, даже если ты ананас!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Очередной день из жизни Хувсов

Проснулись, помыли Тардис, чаёк попили, поубегали от Далеков, ещё чаёк, потеряли Вортекс, испекли маффины, нашли Вортекс, перекусили маффинами с чаем, подорвали планету. Самый обыкновенный день из жизни семьи Хувсов. … И да, Кэррот Топ ничегошеньки не знает. Но это так, чтобы знали.

Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз

Платежная дисциплина

Одной пегасочке придется спуститься в глубины порока, чтобы узнать порядок платежа за ошибки.

Другие пони

Ради каждой ё**ной мелочи

Старлайт считает, что «Фидуция компелус» может помочь ей с уроком дружбы. Рэйнбоу Дэш не видит в заклинаниях контроля разума ничего хорошего. Твайлайт решает, что, возможно, не стоило оставлять Старлайт без присмотра.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Шляпа решает все

Однажды Твайлайт Спаркл спросила свою вечно честную подругу о происхождении ее любимой шляпы. Тогда Эпплджек отмахнулась, пробурчав что-то про важный атрибут главенства в семье. Какая же правда скрывается за историей этой шляпы, и если ничего темного в ней нет, то почему Эйджей так неприятно вспоминать об этом?

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Другие пони

Пациент XIV

Замечаешь ли ты момент, когда безумие овладевает тобой? Продолжаешь ли жить, как ни в чём не бывало, порой не осознавая своих поступков, или же пытаться найти способ бороться с ним, пытаться отличить реальность от галлюцинаций, создаваемых твоим разумом? Не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 1. Статуя, лес и все то, что можно в нем съесть. Глава 3. Полет, древесные волки и деньги.

Глава 2. Лесорубы, подозрения и первая работа.

Дождь прошел недавно, размышлял черный пони. Значит и следы на дороге должны быть свежими. А, раз следы свежие, то и оставивший их пони рядом. Цивилизация и никаких медведей! Вану определенно не нравились медведи! Идти по дороге оказалось неожиданно удобно. Ну да, это ведь не лес, где то овраг, то склон холма, то поваленное дерево. Аликорн и сам не заметил, как перешел с обычного шага на рысь.

Дорога петляла между деревьев, изредка прорезая небольшие лесные полянки. В кронах лиственных деревьев, да, да, Ван не очень разбирался в растительности, щебетали птицы. Перед самым носом пепельногривого пробежала необычайно беззаботная стайка мышей. Снова хотелось пить, но не настолько, что бы лужи, подсыхающие на дороге, привлекли внимание Вана.

Уши вороного стали торчком. Остановившись, чтобы не мешало свое же дыхание и шорох копыт о землю, пони прислушался. Да! Точно! Пила! Кто-то пилил! Ван с места рванул галопом по дороге, но тут же притормозил, вновь перейдя на рысь. Ему показалось глупым, бежать галопом. Пара минут ничего не решит, а выглядеть он будет не солидно.

Звук становился все громче. Ван уже мог расслышать голоса, а запах дерева свидетельствовал, что аликорн приближается к лесопилке или чему-то вроде нее. Такс, как я выгляжу? Немного грязи, немного паутины… Вроде все в порядке.

— Эгкхк… — Ван хотел было крикнуть «Эгей, хозяева», но поперхнулся. Разговаривать с живыми для него оказалось неожиданно сложно. Но он же говорил сам с собой?! Или это ему казалось, что он говорил вслух, а на самом деле это были его мысли?!

Не успел Ван опомниться, как появились пони. Темно-зленный, с коричневой гривой, и светло-голубой жеребцы, с такой же блеклой, как и его шерстка, алой гривой, земных пони. У первого была кьютимарка в виде дубового листа, а у второго чайник.

— Эй! Ты кто такой! – неожиданно доброжелательно спросил зеленый.

— Эм… Я? — растерянно, преодолевая свое не то нежелание, не то неумение говорить, спросил Ван.

— Ну да, других тут нет. – фыркнул второй пони, подходя чуть поближе. – Мар, ты гля на его хаер!

Пони тихо зашептались, стоя прямо пред Ваном, ушки которого, как оказалось, смогли прекрасно разобрать негромкий разговор.

— Ты че, клянусь, в точняк, как у принцессы Селестии. – шептал бледно-голубой.

— И че, тьфу, прилипчивое словечко, по-твоему, кто перед нами? Принцесса Луна?

— Не, он же кольт, но мож эт принц. Вон гля, крылья тож есть. И рост.

— Ха-ха. – механически рассмеялся зеленый, покосившись на бока черного пони с дороги. Перепончатые, как у ночных пегасов, они были прижаты к телу. – Тогда уж я принцесса Селестия. Он уже косится на нас. Отведем его к Сарсар, пускай она и разбирается.

— Точняк. Она босс, она и пусть думкает.

Ван, все это время делающий вид, что рассматривает придорожные кусты, тихонько выдохнул. Внутри него начала подниматься паника. А что если перед ним банда преступников?! Опоют какой-нибудь гадостью, а потом очнешься в кандалах в шахте алмазных псов. Но отступать было уже поздно, земные пони вплотную подошли к пепельногривому.

— Меня зовут Мас Интро, а моего друга Карго. Просто Карго. – на последнем слове темно-зеленый пони сделал паузу, как бы предлагая Вану продолжить разговор.

— Бел Ван Сапка. – сдавленно выдавил вороной, лихорадочно прикидывая, как, в случае чего, отбиться от двух земных пони. Даже не смотря на то, что они были ниже пепельногривого, сложение кольтов говорило об их необычайной силе. Ван припомнил свое отражение в озере. Мдя, такой гармоничности и силы, как в эти пони, в аликорне не было и следа. Высокий, худой, он походил скорее на вешалку для плаща, чем на солидного кольта.

— Знач так, Бел. – начал Карго. – Мы тя не знаем и выглядишь ты ну зело подозрительно.

— Агась. – подтвердил второй земной пони. – Тут до ближайшего поселка два дня топать, если не срезать через болото. Значит, ты шел именно сюда. Зачем?

— Я заблудился. — фразы давались Вану тяжело.

Только сейчас, с нарастающим ужасом, перепончатокрылый понял, что совершенно разучился думать как пони. Он столько времени был камнем, что и его мысли стали камнем. Образно выражаясь. Он шел, ел, спал, но… Ван наморщился, пытаясь правильно поймать свою мысль за хвост. Он совершал это потому, что этого требовало тело. Общение с пони, даже столь краткое, начало разбивать монолит мыслей вороного. Что значит его кьютимарка.? Почему он стал статуей? Почему его называли принцем? Почему его хвост с гривой, не такие, как у этих пони? Почему он почти ничего не помнит? Почему, почему, почему?.. Вопросы, образы, обрывки мыслей и догадок. Все это лавиной обрушилось на аликорна, заставив даже пошатнуться. Ну да. Все верно. Что бы ни сойти с ума, будучи статуей, нужно стать камнем не только внешне, но и внутренне.

— Мас, гля какой он тощий! Аж шатает. Не знаю че там скажет Сарсар, а беднягу накормить надыть. Там в котле еще осталось че? – это красногривый проявил неожиданное внимание. – А Сарсар подождет. Ты ток эт ней не говори, ок?

— Агась. Ты прав, давай сначала накормим… незваного гостя. – последнюю фразу второй жеребец закончил как-то… неприятно. Ван, кое-как обуздавший свои мысли, вновь припомнил подозрения на счет этих пони. Но вот пересохший язык и пустой желудок настойчиво требовали пройтись с этой парочкой. Ноги встали на их сторону, проследовав за земными пони.

Это на самом деле оказалась лесопилка, а не разбойничье логово, как опасался пепельногривый. Еще несколько земных пони, все в пене от пота, распиливали огромное бревно. Один бежал в колесе, что заставляло работать огромную пилу, разрезающую бревна на брусья и доски, еще пара подтаскивала целые бревна и уносила разрезанные. Были и другие земные пони. Отвлекшись от работы на минутку, они рассматривали диковинного гостя и снова брались за свои дела.

Ван и его сопровождающие вошли в длинное, низкое строение, оказавшееся на деле столовой. Запахи! О! Какие здесь были запахи. Ван замер на пороге, пытаясь разобраться в нахлынувших образах. Масло, свежий хлеб, перловая каша, какие-то приправы. Пот пони, сырое дерево терялись на фоне запахов еды. Светло-голубой пони, тот которого звали Карго, тут же отправился к стоящему на плите котлу.

— Жевкай, жевкай, давай. – перед усевшимся на длинную скамью пони появилась тарелка каши. Мир исчез, осталась только она. Каша! Чуть остывшая, с юшкой масла на ней, сейчас она казалась Вану пищей небожителей! Ван и не заметил, как в тарелка оказалась пустой. Даже масло, оставшееся на стенках, было начисто вытерто хлебной коркой.

— Спасибо. – сыто поблагодарил Ван кольта. Второй же, за то время, что пепельногривый обедал, куда-то пропал.

— Нифига се, быстро ты сметелил. – восхищенно присвистнул Карго. – Видать долго плутал.

Начавшийся разговор прервал цокот копыт по доскам пола. Это вернулся Мас. Рядом с ним стояла очень похожая на него земная пони. Темно-зеленая, с гривой цвета листа клена, она скептически рассматривала Вана. В отличие от жеребцов, кобыла была одета в какую-то походную одежду, название которой Ван не смог припомнить. Довольно прочная на вид, с множеством ремешков и карманов из ткани напоминающей брезент. В левом ушке пони серебристо поблескивало три кольца, придававших ей весьма авантюрный вид.

— Значит, это ты заблудился? – грубо начала пони, подходя к столу, за которым и сидел Ван. – Кто ты такой, Бел Ван Сапка?

Земная пони оперлась передними ногами о стол, как бы нависая над сидящим перед ней аликорном.

— Я… не помню. Помню только имя, остальное забыл. – про себя, в мыслях, пепельногривый уже бился головой о стол. Ну, до чего нелепая история! Так не бывает! Он бы и сам не поверил!

— О! Значит, ты не только заблудился, но и память потерял. Но как удобно, имя, по привычке произнесенное моему братцу, ты помнишь отлично. – сарказма кобылы в голосе хватило бы на двух пони. – Меня зовут Сарсар и это моя лесопилка. А теперь давай выкладывай на чистоту, что ты тут забыл, Бел!

Пони фыркнула так сильно, что Ван наяву увидел облачка дыма вырвавшиеся из ее ноздрей. Может у нее в предках драконы были?

 — Я правда не помню. – Ван поймал магией тарелку, что подпрыгнула, когда Сарсар ударила копытом о стол.

— Не испытывай мое терпение, принцесса. – Сарсар намеренно назвала Вана принцессой, внимательно смотря на реакцию вороного. — Что ты такое! Если ты перевертыш — обещаю, полетишь дальше, чем Кризалис от процессы Каденз и Шайнига!

— Да не знаю кто я! – камень, которыми были мысли и эмоции вороного давал все больше и больше трещин. Вороной тоже поднялся из-за стола, опершись о него ногами. Теперь он был выше земной пони. Крылья угрожающе полураскрылись. – Понятия не имею, перевертыш я, принцесса или еще тьма ведает кто!

— Тпру! – Мас, помахал ногой между Ваном и Сарсар. – Давайте поговорим нормально.

— Агась, я прям разбежалась. А ты, — кобыла обратилась к Вану. – Сиди и не дергайся.

Земная пони обошла стол и бесцеремонно развернула крыло вороного. Хмыкнув, она проверила копыта Вана, постучала по рогу и провела ногой через хвост с гривой.

В итоге все оказалось не так плохо, как испугался Ван. Просто не так давно столица Эквестрии, так называлась страна пони, в которой очутился ванн, подверглась нападению нечисти умеющей превращаться в других пони. Те существа питались любовью пони, обманом подменяя любимых. И Ван уж очень походил на чейнджлинга. Было и еще кое-что. Все известные аликорны были принцессами.

— Я понятия не имею, зачем и от чего ты тут прячешься по лесам, но неприятности мне тут не нужны. – чуть успокоившаяся Сарсар решила не тянуть дракона за хвост. – Но никто не может сказать, что я стану выгонять путника из дома. Новости до нас идут долго. И от нас тоже. Поэтому я предлагаю тебе работу. Нам как раз пригодится рогаль. У тебя нет ни денег, ни сумок, ни еде в дорогу. Если ты не местный, значит тебе нужна будет карта, за которую тебе тоже предстоит заплатить. Через девять дней мы повезем лес в Филидельфию. За это время сможешь неплохо заработать. Ты из магии что «помнишь»?

— Сестра, ты не хочешь… — воскликнул Мас, но тут же получил от Сарсар удар по ребра. – Он же принц.

— Да, хочу. Перемещением владеете, ваше высочество?

— Но помню. Но я могу леветировать. – Ван приподнял многострадальную тарелку магией.

— Чтож, все будет немного труднее. Ты же уже поел? Хорошо. Мас, найди ему комнату. Я зайду через час.

Неопределенно фыркнув, пони развернулась, почти задев нос Вана своим, пахнущим сухой листвой, хвостом. Ван даже невольно залюбовался обтянутым штанами крупом Сарсар. Интересно, какая у нее, там, под штанами, кьюти?

— Даже не думай. – усмехнулся Мас, заметив интерес аликорна. Ван и не заметил, как его крылья, прижатые к бокам, начали потихоньку раскрываться. – Она встречается только с кобылами. Пошли.

Ван, немного ошарашенный новостью о Сарсар, последовал за кольтом. Комнаты пепельногривому не нашлось. Точнее земные пони работающее на лесопилке по прежнему опасались, что Ван – чейнджлинг, и никто не желал делить с ним свою комнату. Поэтому Мас просто вытащил из кладовки пару матрасов, колючее одеяло и отнес все это на чердак. Вана же это вполне устроило. Слишком много общения с пони. Слишком много эмоций. Ему стало не хватать спокойствия камня. Тяжело избавиться от привычек въедавшихся столетиями.

Устроившись на матрасе аликорн, наконец, остался наедине со своими мыслями. Вопросы заданные самому себе на дороге все еще роились в голове. Может он и в самом деле принц? Но какой страны? И кто у аликорнов король с королевой? Вопросы появлялись один за другим. На некоторые из них могли дать ответ работающие здесь пони иные же, касающиеся прошло Вана, наверно следовало искать в древних архивах и библиотеках.

Сарсар и еще пар незнакомых земных пони пришли за Ваном где-то через час, как и обещала кобыла. Все они были одеты в, хоть и гораздо более поношенные, но такие же, как и у Сарсар одежды.

— На тебя костюма нет. Но раз ты столько времени бродил по лесу, то не должен царапаться о каждый куст.

Перепончатокрылого в начале повели по длинной просеке, затем отряд свернул на какую-то петляющую тропу. Лес как лес. Те же птицы, те же кусты. Вану уже начало все это приедаться. Конечно, странствовать ему нравилось, но в лес неумел готовить такую кашу, как готовил ее Карго. Кольты, идущие за Сарсар, рассказали аликорну зачем он собственно нужен, а вскоре, черный пони и сам увидел все воочию. Глубокий овраг, скорее похожий на ущелье тянулся до самых огненных болот. Каменные склоны оврага, не такие уж и крутые, со множество уступов, были безжизненны. Ни единой травинки, ни одного пятнышка лишайника. Лишь голый, обточенный дождями камень. Но там, на дне, у мутного ручья все-таки росло нечто странное. Деревья внизу скорее напоминали огромные шипастые лозы. Тонкие, усыпанные шипами ветки с редкой, ядовито-зеленой листвой тянулись вверх.

— Там в низу собирается газ с огненных болот. – начала Сарсар, смотря вниз. – Поэтому ни земному пони, ни пегасу туда дороги нет. А единорога не так-то и просто найти на такую работу. Вот топор. Твоя задача – срубить и поднять сюда, как можно больше тех деревьев. Чем больше поднимешь за девять дней, тем больше и получишь. Приступай. Карго тебе потом поесть принесет и покажет дорогу назад, если ты не запомнил ее. Повторяю, не вздумай слетать туда. Иначе погибнешь.

Пони, что шли с Сарсар, ловко и быстро соорудили место под будущую добычу ванна, а сам же пони начал примеряться к топору. Эта работа была сложнее, чем могла показаться на первый взгляд. И пепельногривому это нравилось!

Начал Ван с места работы. Оно должно быть крепким, что бы земля под копытами внезапно не осыпалась, и Ван не рухнул в них. Ему совершенно не хотелось проверять, как хорошо он летает при таких условиях. Такс… Не то… Не то… Перебрав с десяток мет, аликорн решил устроиться рядом с деревом растущим почти на самом склоне. Корни этого, дубка вроде, должны были хорошо удерживать землю.

Теперь топор. Ван не спешил. Вначале он попросил уже уходивших жеребцов показать ему, как они валят деревья. Как и ожидал пони, нашлось немало нюансов и маленьких уловок, значительно облегчающих работу лесоруба, до которых бы аликорн навряд ли додумался.

Срубить дерево благодаря магии оказалось даже легче, чем надеялся Ван. Нет, конечно, иногда топор застревал в дереве, или же Ван, не справившись с управлением, выпускал его из магического поля, но те шипастые деревья рубились довольно легко. Щепки так и летели во все стороны. Ха! Вот так его! Уже спустя минут двадцать раздался громкий треск и скрип падающего дерева.

Подняв топор к себе, аликорн взялся и за упавшее дерево. Насколько легко его было срубить, настолько тяжело оказалось и поднять. Слишком большое схватить все сразу. Слишком тяжелое, что бы поднять за довольно тонкие постоянно обламывающиеся ветки. Впрочем, были у пепельногривого задумки. Обрубив все ветки, что могут помешать Ван начал рубить следующее дерево. В любом случае лучше дождаться Карго с поздним обедом и узнать у него кое-что, а терять время не охота.

Ван попросил у бледно-голубого жеребца несколько длинных веревок и уже вскоре, пыхча и обливаясь потом потащил свое первое срубленное дерево. Он обвязал его веревкой по центру и теперь, удерживая ее магией, просто втаскивал вверх по склону. Затянув добычу на очередной уступ, Ван крепил веревку к дереву за спиной и отдыхал несколько минут. И так весь оставшийся день, до самого заката.

Всего три ствола, а Ван уже выдохся. Рог, казался раскаленной иглой. Вечер аликорн уже не помнил. Кто-то пришел за ним, отвел на лесопилку, накормил. Не чуя ног, Ван забрался на чердак и отрубился.

Аликорну снились кошмары. Огонь. Он был огнем. Нет! Не так! Он был дровами, пище для огня! И это было больно! Боль от перенапряженного рога пульсировала по всему телу, заставляя Вана стонать во сне. Там он сражался со льдом, то побеждая, то проигрывая. Вместо перепонок было пламя, вместо тела раскаленный камень. В глазах плясали протуберанцы. И лишь грива с хвостом оставались прежними, делая огненного аликорна похожим на паровоз.