Математика разума

Захватить мир куда сложнее, чем кажется. Особенно, если за последние несколько лет желающих было навалом, и притом каждый получил по рукам. Придется найти союзников - и желательно знать про них все - от предыстории до целей. Если же союзников окажется недостаточно, придется искать силу для победы самостоятельно - а вместе с ней можно найти и древние тайны, начиная от сотворения мира и заканчивая неведомыми кукловодами.

Принцесса Селестия Король Сомбра

Свергнуть Принцессу

Тот факт, что две сестры провели Эквестрию через тысячи лет мира еще не означает, что нет тех, кто считает, что может лучше С помощью мощного артефакта группа ополченцев заблокировала Селестию в своем замке и лишила ее власти. Как только пал последний стражник, она слышит стук в тронный зал и чувствует, что ее конец близок...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Тёмное искусство шитья

Во всём, что касается платьев, Рэрити просто нет равных. Но даже она не подозревала о том, что её новая модель станет чем-то большим, чем модной сенсацией текущего сезона. Теперь ей приходится проделывать в своих платьях прорези для крыльев, а всем остальным обитателям Эквестрии — переживать из-за её последнего творения.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Старлайт Глиммер

Оставайтесь с нами

Сериал «Мои маленькие пони», рассказывающий о временах древней Эквестрии и легендарных Элементах Гармонии, вот уже несколько лет приносил мэйнхэттэнской корпорации «Эмералд» огромные прибыли и снискал бешеную популярность среди зрителей. Но вот, на пороге особо крупной сделки произошло непредвиденное: исполнительницы главных ролей бесследно исчезли, и создателям сериала пришлось срочно искать решение. А это оказалось не так просто, ведь сплоченность съемочной группы оставляла желать много лучшего…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Тысячелетняя Лунная Республика

Принцесса Луна свергает свою сестру в ходе кровопролитного переворота. Часть Элементов Гармонии мертвы, Лунная Республика рушит сама себя. Обычный пони пытается нормально жить и не видеть происходящего кошмара, пока дело не доходит до него и его семьи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Найтмэр Мун

Абсолютное безумие

На одной из тёмных улиц мрачного Готэма конченный псих размышляет о природе своей любимой пони, в то время как Бэтмен тихо наблюдает сверху.

Человеки

На тёплом берегу

Две родственные души встречаются возле лазурного озера.

ОС - пони Человеки

Разум Фримена. Эпизод Эквестрия.

Кроссовер Разума Фримена и My Little Pony. Кстати, незнакомые с Freeman's Mind не поймут.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Необычное Задание, или, BlackWood, не трогай пони

BlackWood и Warface. Как много значат эти слова на Земле. Две могущественные организации борющееся за свои идеалы и власть. Но я же хочу поведать не об этом, а о том, что изменится в душах рядовых бойцов, если место битвы будет не совсем обычным. Что если именно на их плечи возляжет судьба чужого мира, который им будет чужд до самой последней секунды. Смогут ли бойцы впустить в свое сердце гармонию... и любовь?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора DJ PON-3 Человеки Кризалис

Fallout Equestria: Один на Миллион: Понимания

Фанфик-переход, написанный мной под влиянием фика за авторством SilverShine, также в качестве эксперимента. В процессе написания и продумывания о том, как и почему человек попадает в Эквестрию, зародилось продолжение, так что фанфик-переход вылился в произведение на 17 гуглдоковских страниц и 7 с небольшим тысяч слов. И это только начало, так как продолжение пишется. Имеются мат, сленг, ОС, человеки и часть мейн6, пусть лишь в качестве проходных персонажей.©

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 5. Бандиты, тьма и книга. Глава 7. Три подруги, бесенята и демон.

Глава 6. Снова книга, прощание и дом.

— Что это за дискордовщина была?! – спросил Флир, взволнованно нарезающий круги по гостиной. Кириэдаль сидела здесь же, завернувшись в плед так, что были видны лишь ушки и мордочка. В ее копытцах дымилась чашка какао. – Вернувшись в участок, что бы убрать бумаги, я услышал крики. И оказалось, что вся банда Больного Боба была так плотно утрамбована в несколько камер, что и яблоку упасть было негде! Как?! Камеры же были заперты, а ключи у заведующего сменой! Нет, я только рад, что вся банда Больного Боба оказалась поймана, но… Ван. Ван!

— Да? Извини, задумался, – аликорн растерянно почесал рог, размышляя над тем, что можно рассказать Кир и Флиру, а о чем лучше умолчать ради их же блага. А в прочем, пошло оно все… — Мне кажется — это был дух. Так, дальше будут только предположения, ибо, как все обстоит на самом деле я рассказать не смогу. Только то, что понял или о чем догадался. Сущность, для удобства назову духа так, давно присматривалась ко мне. Когда мне разбили губы, она смогла… эээ… попробовать мою кровь, что ли? И поняла, что я пригоден, быть хранителем этого.

Ван достал из-под плаща книгу, что нашел на чердаке. Она лежала между его крыльев и иногда он чувствовал, как цепи, что связывали ее, начинают натягиваться. Словно она пыталась освободиться. Пепельногривый положил том на пододвинутый из угла комнаты журнальный столик. Кир подалась вперед, что бы рассмотреть находку получше. Во всей этой кутерьме она где-то потеряла очки и теперь бет-пони близоруко щурилась. Кир протянула было копытце, что бы попытаться развязать цепи, но Ван отодвинул копыто кобылки в сторону.

— Эта книга живая. И неплохо так кусается. Не думаю, что стоит ее просто так развязывать.

— И как же ты собираешься тогда узнать, что в ней. Не развязывая? – фыркнула на вороного Кириэдаль.

Ван внутренне улыбнулся, раз к Кир вернулось любопытство, значит, она уже отошла от похищения.

— Ну-ну, давай открывай ее. – крылья бет-пони воинственно раскрылись, скидывая плед. – Еще не было написано ни одной инкунабулы, с которой бы не совладала Кириэдаль Бэлот!

Все это было сказано с таким энтузиазмом, что ни Вану, ни Флиру не хватило духу возразить. После довольно долгой возни с узлом на конце цепи, та наконец поддалась и книга была освобождена от пут. И тут же прыгнула в сторону. Обложка выгнулась и резким толчком просто оттолкнулась от стола. Послышался тихий шорох страниц.

— Держи ее! – крикнул было Флир, но его внучка, которая, оказывается, была готова к такому, спикировала на пытающуюся скрыться под диваном книгу и наступила на обложку всеми четырьмя копытами.

-Юху! Да помогите вы мне, остолопы. – ночные пегасы, как впрочем, и все летуны Эквестрии, были довольно легки. и веса кобылки явно не хватало, что бы удержать убегающий том. Ван с Киром бросились на выручку, но только помешали друг другу, едва не стукнувшись лбами.

Тем временем, подпрыгивающая, словно на родео, Кир, не удержалась на обложке книги и упала. Том сделал несколько длинных прыжков в направление раскрытого окна. Но Ван успел его перехватить у самого подоконника, поймав телекинезом.

— Попался! Флир, где цепь? Сейчас мы ее посадим…

— Эм… Ван… — старый страж выразительно постучал по своей передней ноге, выразительно махнув крылом в сторону аликорна. Ван посмотрел на себя. Передняя ножка, та самая которую он царапнул, что бы открыть сундук с книгой, была обвита цепью. Но вороной пони почти не чувствовал присутствия металла. Ни холода, ни дискомфорта. Лишь небольшое трение о шерстку, когда сгибал ногу.

— Она тоже, что ли живая?! – удивленно воскликнул Флир. – Да сколько же дискордовщины за эту ночь еще будет!

В итоге, проявляя немалую виртуозность, все-таки управлять двумя объектами сразу при помощи магии довольно не просто, книга оказалась вновь стянута цепью. И троица пони наконец смогла выдохнуть спокойно и сделать себе еще по кружке какао.

— Живая книга… — протянула Кир осторожно тыча пером для письма в красную обложку. – Впервые вижу подобное.

— А еще там, на задней обложке моя кьютимарка. – мрачно добавил аликорн переворачивая книгу.

— Это не случайно. – Флир взялся за свою трубку, и мыльные пузыри начали разлетаться по комнате. – Может твой талант — хранить эту книгу? Или ты сам ее написал? Нужно открыть ее.

— Может, но вот только она не вызывает у меня никаких воспоминаний. Ну что, готовы ко второй попытке.

Пони кивнули. В этот раз все приготовились лучше. Окна были закрыты на ставни, двери на замки, а лишние вещи отодвинуты с центра комнаты. Ван выдохнул и, наступив копытом, на обложку лежащей на полу книги, стал распутывать цепь. Освободив книгу, с тихим металлическим шорохом, цепь вновь обвилась вокруг ноги аликорна. Почувствовав свободу, инкунабула вновь задергалась, но Ван был наготове, крепко прижимая том к полу.

— Что дальше? – спросил старый страж, держащий плед коготками на конце крыльев. Если бы книга вырвалась, он бы тут же накрыл ее, лишив маневра.

Аликорн попытался было дернуть обложку, но темно-серый металл замка надежно хранил секреты инкунабулы.

— Ван, помнишь, тот дух тебе сказал, что кровь нужна хранилищу и КНИГЕ? – осенило Кир. – Она пыталась тебя укусить, может и нужно ей дать твоей крови?

Ван кивнул. Чтож, пожалуй, это единственный выход. И вновь кончик рога резко оцарапал шкурку у серого копыта. Ван зашипел от боли. До чего же это все неприятно! Но вот несколько капель с рога упали на оскаленную морду, которая тут же слизнула их длинным, раздвоенным на конце, языком. А замок тихо щелкнул.

В резко повисшей тишине, Ван раскрыл переставшую вырываться книгу. Книгу, наполненную магией. Не очень доброй магией. Магией способной вызывать разных существ и изгонять их туда же.

— Аль-Азиф. – вслух прочла название книги Кир. – Это явно арабианское название, но написано эквестрийскими буквами. Ага! В предисловии говорится, что это она переписана с более старой книги.

Ван резко захлопнул обложку, заставив склонившихся над книгой ночных пегасов отпрянуть.

— Эй! Ты чуть мне нос не прищемил! – возмутилась Кир. – Я не дочитала!

— Не стоит тебе эту книгу читать. – мрачно произнес аликорн вновь связывая том.

— Он прав, Кир. – поддержал пепельногривого Флир. – Раз Ван хранитель книги, то ему и решать, кому читать. Да и то, что я понял… бр… шерстка дыбом встает!

На том и порешили. Поспать днем никому из троицы не удалось. Стражи словно пчелы вокруг улья, кружили возле Вана, Кир и Флира. Еще бы! Похищение, ночные разборки и целая банда, по волшебству оказавшаяся за решеткой, такое было необычно даже для такого большого города, как Филидельфия. Больше всего вопросов было к Вану и лишь заступничество Флира помогло избежать более пристального допроса, чем просто описание происходящего. Ночной пегас служивший в страже еще до возвращения принцессы Луны, он обладал не малым авторитетом среди коллег. Как-то Ван спросил, почему Флир работал в Филидельфии, когда большинство остальных бет-пони еще не поддерживали с Эквестрией никаких отношений. Оказалось, что он покинул родину вместе с сыном, без ума влюбившимся в дворянку из Кантерлота. Но вот все дела со стражей были утрясены и троица зевающих пони покинула участок.

— Флир, Кир, я должен скоро покину вас. – объявил пепельногривый, как только они вернулись домой. – Эти события напомнили мне, что мне надо продолжить искать свое призвание. А под лежачий камень вода не течет.

Потом было много криков и хлопот. Кир не хотела, что бы Ван уезжал, вцепившись в его хвост так, будто стоит ей отпустить, он улетит в окно сию же секунду. Флир, куда более сдержанный, просто вручил вороному тяжелый кошель. Да, золотые монеты оказались неожиданно тяжелы. Ван хотел было гордо отказаться, но тут же был перебит старым стражем.

— И не думай мне тут строить из себя благородного. – Флир пододвинул кошель еще ближе к Вану. – За меня не волнуйся, я вытрясу из начальства премию за поимку банды, а тебе деньги пригодятся. Хотя бы приодеться в дорогу, еды да сумки купить.

После недолгого размышления аликорн кивнул. Уехать из города он решил через пару дней. В любом случае торопиться ему было некуда, а хорошо приготовиться к пути не помешало бы. Поэтому, раз уж днем все равно не вышло поспать, Кир предложила тут же и сходить по магазинам. И вот все то о чем мечтал аликорн по дороге с лесопилки в город начало появляться. Вместительные сумки, небольшая палатка, брикет сухофруктов и многие другие, так необходимые страннику мелочи. От собственного фургона, старательно предлагаемому Вану в одном из магазинов, вороной отказался. Мало того, что на такую вещь у него банально не хватило бы битов, так и его проходимость снизило бы. А ведь аликорн твердо был намерен стать охотником на нечисть.

О плаще и шляпе стоит упомянуть отдельно. Начнем с того, что Кир, будучи воспитанной в дворянской семье, терпеть не могла безвкусицы в одежде. Но не так уж было легко найти подходящие размеры на Вана, учитывая его рост. На заказ сшить тоже не было ни времени, ни возможности. В итоге, наверное, после сотни пересмотренных и отбракованных плаще, парочка сошлась на промежуточном варианте. Длинный серый плащ с капюшоном, прекрасно защищающий от дождя, был по краю прошит красивым алым узором изображающим языки пламени. В этом же магазине Ван приметил себе и шляпу. Бархатно-черная, с небольшой бахромой по краям и ярко красной лентой, эта шляпа сразу привлекла внимание вороного. Несомненно, это были его цвета. Даже у придирчивой бет-пони не нашлось возражений, когда аликорн примерил шляпу. Рог пепельногривого почти не мешал.

Этой же ночью аликорн попросил Флира научить его летать. Два жеребца стояли на крыше дома ночного пегаса. Копыта Вана слегка скользили по черепицы, поэтому он на всякий случай вцепился в конек когтями крыльев.

— Итак, мы, ночные пегасы, летаем немного не так, как пегасы дневные. – скучным, менторским тоном начал Флир. – Запоминай основные положения крыла.

Лишь спустя наверное час, когда лекция была закончена, вороного допустили к полетам. Точнее просто попытались столкнуть, в надежде, что в полете Ван разберется сам. Все кончилось тем, что в момент падения Ван просто подхватил себя магией и мягко опустил себя на мостовую.

Вторая попытка была не результативнее. Ван, пообещавший не пользоваться магией просто повис на краю крыши, намертво вцепившись когтями крыльев в дом. Вороному пони было откровенно страшно. Он боялся высоты.

Наконец подходящее решение было найдено. С трудом Флир смог поднять пепельногривого пони в воздух, повыше, где, дав Вану правильно раскрыть крылья и подготовиться, отпустил. Не то, что бы результат впечатлял. За следующие семь таких же попыток в воздух Ван так и не поднялся. Зато научился неплохо планировать, просто держа крылья раскрытыми. После еще нескольких десяток попыток Флир сдался, назвав Вана самым бесталанным летуном эквестрии. Нет, потенциал имелся, но ночному пегасу не хватило ни времени, ни сил, ни терпения, что бы научить вороного пони летать.

На следующий вечер, когда Флир ушел на службу, Кир вела себе очень странно.

— Ван… — пони сидела в комнате на кровати, растерянно опустив ушки. – Ты же вроде, как мой особый пони…

— Кир… — начал вороной севший на пол, напротив кобылки, то его тут же перебила.

— Можешь звать меня Кири. Я… Мы… Сейчас деда нет… — с каждым словом пони говорила все тише, а е темно-серая шерстка на щечках наливалась румянцем.

— Не стоит. – после некоторой внутренней борьбы ответил аликорн. Он поднялся с пола и, подойдя к поняшке, обнял ее крыльями. – Мы же друзья.

— Я тебе не нравлюсь? – в голосе пони была слышна обида.

— Ох, не в этом дело. Ты красивая пони, но что дальше? Я уйду, а ты тут останешься, мечтая о возвращение принца. Кири, я не знаю кто я такой, какой у меня талант… Лучше тебе найти кого по нормальнее.

— Но мне нравишься ты. – бет-пони уткнулась мордочкой в плечо вороного.

— Ты мне тоже, но, нет. Просто друзья?

Нельзя сказать, что Вану не хотелось провести ночь с Кир. Ночная пегасочка была весьма спортивно сложена, да и ее очки придавали определенный шарм кобылке, но… Но аликорн чувствовал, что она не его особая пони. Да и Кир чувствовала, что Ван не ее жеребец. Просто обстоятельства сложились так, что она не могла не попробовать. Принц спасший ее от бандитов… Это довольно соблазнительно!

— Окей. – Кир потерлась мордочкой о плече Вана. – Тогда давай еще посидим немного. Под твоими крыльями очень уютно.

И пони сидели так еще очень долго. Напоследок, когда Ван уже собрался было уйти из комнаты, Кир подарила ему крепкий, обжигающе-страстный поцелуй. Как она позже сказала, что бы он запомнил свой первый поцелуй в новой жизни. И запомнил ее. Модную и начитанную, пони которую он спас.

Расставание с ночными пегасами прошло на удивление легко. Обняв всех по очереди, Кир чуть дольше, Ван помахал копытом и вышел из дома. Начинался новый день, Селестия только-только подняла солнце. Ван улыбался уголками губ. Теперь у него есть куда вернуться. Теперь у него есть дом, где его будут рады вновь встретить. Оказывается Вану надо не так уж и много.

Пепельногривый решил выйти днем потому, что теперь ему придется жить по расписанию обычных пони. Он знал, куда ему идти. В городке паре дней пешего пути от Филидельфии расшалилась какая-то нечисть. Стоило только хозяевам какого-то дома покинуть его по своим делам, не проходило и нескольких минут, как нечто наводило внутри такой беспорядок, что убираться приходилось часами. Шкодника же никто не то, что поймать, увидеть не смог. Все это аликорн узнал от Флира. Старый страж тоже не просто так на работе сидит.

— Дед, а он вернется к нам? – тихо спросила Кир, смотря на удаляющуюся фигуру аликорна. Хвост был тщательно укрыт плащом, но грива пепельным облаком, совсем как у принцесс Луны и Селестии, выбивалась из-под шляпы, обращая на себя внимание прохожих.

— Внуча, ты чего запала на него?!

— Да ну тебя, дед. – фыркнула пони. – Сам понимаешь, что я ему не пара. Просто он хороший друг.

Выходя из города, Ван вспоминал свой путь с лесопилки. Испуганный, ничего не понимающий, он явно был довольно жалок. Ха! Не удивительно, что Сарсар решила его обмануть. Аликорн даже некоторое время обдумывал мысль о том, что бы вернуться на лесопилку, да вернуть должок. Можно и с троице. Но потом передумал. Слишком уж далеко было иди. Лень. Как-нибудь в другой раз, когда будет по пути. Теперь охотник на нечисть Бел Ван Сапка был готов идти на встречу этому прекрасному, прекрасному, прекрасному миру. И пусть только кто-нибудь попробует встать на его пути!