Стрелы Амура

Главное оружие пони - дружба... и любовь. А кто нам об этом лучше расскажет, как не принц любви? И что может быть лучше, чем провести праздник с любимым капитаном стражи... Точнее - с капитаншей? Правило R63.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Путеводная звезда

Иногда прошлое преследует. Иногда ты запутываешься в нём. А иногда оно возвращается в виде твоего давнего любовника, переворачивает весь твой мир с ног на голову и путеводной звездой указывает дорогу вперёд. И тогда ты понимаешь, что всё это время стояла на месте. Но прежде, чем отправиться в путешествие, следует сделать один-единственный важный шаг.

ОС - пони

Радуга

О пони, никогда не видевшей радугу

Другие пони

Попаданцы не нужны

Матвей жил, матвей попал…

Человеки

Экскурсия

Порой, даже самая обыденная и нудная экскурсия может обернуться фантастическим приключением, которое неприменимо запомнится на всю жизнь. Кто-то видит в экспонатах лишь мусор и камни, кто-то множество неразрешимых тайн. Но если заглянуть в их суть, вы только представьте что они видели и что могли бы рассказать, дай им такую возможность.

Принцесса Селестия Другие пони

Драгоценная Моя...

Ценные и хрупкие вещи требуют бережного обращения...

Рэрити Спайк Фэнси Пэнтс

2012

Как мне сказал мой друг лис, который познакомил меня с миром Пони -- 21.12 день рождение у Луны. Ну вот, когда настала эта дата, решил написать для него маленькую зарисовочку. Никому не секрет, что каждый тяготеет к кому то из пони... Вот я оттолкнулся от этой точки, и от самого дня 21.12. и вот что вышло. ашыпки, думаю, присутствуют, и могу напортачить с тегами. так что хозяина, поправьте залетного кота с тегами и данными, коль чего) а история, пущай тут поживет. Чтоб не посеял.

Принцесса Луна Человеки

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Горькая утрата

Принц Тьмы был побеждён, и всему миру больше ничего не угрожало. Но какой ценой...Шестеро кобыл ради всех пожертвовали собой и всё из-за другого защитника, отказавшегося сражаться вместе с ними. Теперь его лучшего друга больше нет. На что же он пойдёт, чтобы переписать историю...и спасти её?

Флаттершай Дискорд

Большая тайна самой честной пони

Кьютимарка призывает Эплджек в дебри Вечнозеленого леса. Но при любой попытке носительницы поделиться вестью с друзьями, метка скрывает свою активность. Вскоре ЭйДжей решает разобраться во всем сама и следует по зову в одиночестве. Ей предстоит столкнуться с порталом в другую реальность, осознать свою цель и попытаться достичь её.

Эплджек Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 3 - К звездам Глава 5 - Посылка

Глава 4 – Тени Исхода

Глава 4 – Тени Исхода

Доктор Кабаллерон сидел на веранде своей роскошной квартиры, высоко вознесшейся над мостовыми улиц и расслаблено смотрел на сверкающие в закате шпили Кантерлота. Рядом на столе стояла початая бутылка бренди и несколько разложенных веером на блюдце долек сыра. На полу под ногами валялся потухший и давно остывший кальян.

Последнее дело было очень удачным. Недавно ему поступил заказ от богатого клиента на одну весьма редкую и недешевую вещь. Кабаллерону пришлось подключить множество своих связей среди старьевщиков, частных археологов и скупщиков краденого, но добыть требуемый товар помог случай. Искомый предмет обнаружился там, где его никто не ожидал найти – в самой чаще Вечнодикого леса под костями многоногого дракона. Какой-то заплутавший в лесной чаще любитель старины наткнулся на артефакт, взял его с собой, и не нашел ничего лучше, чем разместить объявление о продаже с описанием штуковины, после чего Кабаллерон быстро нашел его. Выкупить предмет тоже оказалось несложно – когда нанятая специально для силовых воздействий банда молодых и драчливых пони нанесла визит добра незадачливому торговцу, тот отдал ее даром, радуясь что визитерам больше ничего от него не понадобилось. Ну, кроме разве что пропавшего с подоконника кошелька.

Земнопони с удовольствием провел копытом по надувшемуся карману. Лежавшие там золотые биты тихонько зазвенели. Этот звук доктор Кабаллерон любил больше всего – нет ничего приятнее, чем ощущать под копытом тяжесть золота. Пусть даже оно досталось не вполне честным путем.

Вообще с этими артефактами вышла очень занятная история. Кто бы мог предположить что безделушки из иных миров будут цениться чуть ли ни в десятки раз больше, чем такие же безделушки, только сделанные много лет назад из драгоценных камней и металлов? Кабаллерон был первым, кто уловил веяние моды и одним их первых переключился с добычи артефактов древности на технологические новинки. Размышляющие доски, легкие и прочные инструменты, лампы ярче сотен свечей и многое, многое другое… Всё это было очень тяжело достать, если не обладать протекцией Богинь или их ближайших протеже. Но Кабаллерон был не из тех, кто отступает перед трудностями – тем более что в случае успеха доходы могли стать колоссальными. И он не прогадал.

Предметы, изготовленные где-то на других мирах за пределами Эквестрии и наверняка не обладающие особой ценностью на своей родине стали пользоваться огромным спросом. Предприимчивый археолог и торговец редкостями заработал на них большое состояние, что позволило ему перебраться в Кантерлот и вести роскошную жизнь. Конечно, у него появились завистники и недоброжелатели, но деньги позволяли проучить их чужими копытами. После нескольких стычек всем стало ясно, что богатого авантюриста лучше оставить в покое.

Хотя в последнее время этот золотой поток грозил значительно уменьшиться. После того, как прошел слух о прибывшем корабле людей, то желающих приобрести инопланетные диковины поубавилось – зачем покупать втридорога, когда через пару недель такие же вещи будут продаваться на каждом шагу по дешевке? Самые редкие, понятное дело, не выйдут на широкий рынок, но и гоняться за ними придется как никогда прежде. Бизнес мог понести из-за этого серьезные убытки. Неужели снова придется заняться археологией и трясти любителей-неудачников на предмет ценных находок? А то и самому кормить собой хищников в дальних краях, гоняясь за очередной ценной побрякушкой?!

Был, конечно, и третий вариант – самому отправиться в космос раньше, чем туда наскачет толпа желающих разбогатеть. Но доктору Кабаллерону он совершенно не нравился. Хоть земнопони-археолог и не был выдающимся энтузиастом своего дела, он обладал важным качеством – чутьем на неприятности. А в том, что их на корабле будет предостаточно, он не сомневался. Как и в том, что его хозяева не будут рады тому, что их будут внаглую обворовывать. И в том, что у них есть средства эффективно расправляться с грабителями – тоже…

Доктор вспомнил свой последний заказ и поморщился как от зубной боли. Артефакт отличался от всего, что он когда-либо видел. Формой и некоторыми особенностями строения он напоминал короткое ружье грифонов с дальнего юга, но на этом сходство заканчивалось. Впрочем, археологу и так сразу стало ясно, что предназначение предмета – не колка дров и не кухонная горелка.

Ради интереса он даже попробовал пальнуть из него со специальной треноги, после чего два часа ходил, ощупывая перед собой дорогу и спотыкаясь о камни. Дереву, в которое он целился, повезло еще меньше – сгусток огня, вылетевший из оружия, сжег его дотла. Конечно, Кабаллерон продал артефакт за кучу битов, но теперь в голову лезли неприятные мысли, а душу скребли дурные предчувствия. Кому могло понадобиться настолько мощное оружие и с какими целями? И не упрячут ли его теперь подальше, как нежеланного свидетеля противозаконной сделки?

Земнопони-археолог сглотнул, представив как его распыляют из им же проданного оружия, и потянулся к бутылке – смыть неприятный образ алкоголем. И замер, услышав за спиной шаги.

– Нехорошо пить спиртное в такую жару, – произнес негромкий мужской голос.

Кабаллерон обернулся и никого не увидел. Он был один на веранде.

– Кто здесь? – доктор расширенными от испуга глазами зашарил вокруг.

– Успокойтесь. Я здесь, – голос невидимки раздался еще ближе, буквально над ухом. – Кстати, вы позволите? Я весь день на ногах, и хочу промочить горло.

Бутылка с бренди осветилась алым сиянием магической ауры и поднялась в воздух. С гулким звуком вылетела пробка, и напиток с журчанием потек в чей-то рот. С блюдца слетел ломтик сыра и отправился в том же направлении.

– Кто вы такой? Покажитесь! Зачем вы надели маскировку? – Кабаллерон начинал паниковать всё больше и больше.

– Благодарю, – бутылка стукнула о стол. – Начну с наиболее простого вопроса. Маскировку я надел потому, что не хотел, чтобы кто-то видел как я вхожу к вам в дом. Кроме того, это помогает ввести собеседника в нужное расположение духа. Теперь в ней нет нужды, можете на меня посмотреть.

Воздух рядом с археологом затрещал, и Кабаллерон отшатнулся, едва не упав со стула. Перед земнопони проявился силуэт, поначалу прозрачный, но в следующие несколько секунд обретший осязаемость и цвет. Это был жеребец-единорог с черным окрасом шкуры и серым плащом на плечах. Серые глаза того же цвета что и плащ бесстрастно разглядывали археолога словно музейный экспонат.

– Это частная территория! – Кабаллерон собрал в кучу остатки самообладания и поднялся со стула. – Не знаю, кто вы такой, мистер, но лучше бы вам убраться из моего дома. У вас нет права находиться здесь!

– Да, всё верно, это ваш дом, – черный единорог зевнул. – Но я имею полное право находиться здесь и беседовать с вами, и уж тем более никуда не уберусь пока не сделаю то, для чего я тут. Я при исполнении.

Жеребец отвернул полу плаща, показывая приколотую к изнанке бляху. В свете заката тускло блеснуло выпуклое золотое изображение солнца и перечеркивающая его молния.

Кабаллерон шлепнулся обратно на стул. Археологом овладел страх. Меньше всего он хотел иметь дело с агентом тайной службы Принцессы Селестии.

– Итак, – единорог оперся одним боком об стол, глядя на земнопони. – Я – агент секретной службы Её Высочества. Я пришел по делу, и у меня к вам предложение, господин Кабаллерон. Вы известный охотник за редкостями, и потому, я думаю, оно вам будет интересно.

– Что за предложение? – хмуро спросил авантюрист.

Вместо ответа агент достал из-за пазухи магией конверт и небрежно бросил его на стол. Доктор Кабаллерон подвинул его к себе копытом и стал неуверенно распечатывать.

– Вам помочь? – участливо спросил агент.

Земнопони бросил раздраженный взгляд и рванул зубами конверт. Вытряхнув из него несколько листков бумаги, он склонился над ними и принялся читать. Затем Кабаллерон поднял глаза на агента.

– Это что, шутка?

Перед археологом лежал рекламный буклет, приглашавший его присоединиться к проекту освоения космоса «К звездам!». К нему была приложена анкета, заполненная на его имя. Не хватало лишь подписи.

Черный единорог терпеливо вздохнул.

– Мое присутствие здесь тоже шутка, по вашему мнению?

– Нет, – археолог зло уставился на агента. – Либо очень и очень плохая.

– Ясно, – единорог взял у него буклет. – Тогда перейдем к сути. Вам, как опытному специалисту в своей области и известному любителю предметов старины предоставляется уникальный шанс прикоснуться к тайнам иной цивилизации, бла-бла-бла… Короче. Вы полетите на космический корабль людей в составе большой экспедиции. Сейчас формируются несколько групп, вы полетите с одной из них. Когда вы понадобитесь, вас вызовут, а до тех пор вам запрещается покидать город. Считайте, что с вас взяли подписку о невыезде.

– Вот как? – доктор Кабаллерон зло сощурился. – А если я в этом не хочу принимать участие?

– Ваши махинации с технологическими артефактами привлекли внимание нашей секретной службы, – фыркнул агент. – Ваша последняя сделка, от которой вы получили столько выручки, прошла под плотным колпаком. Мы избавили черный рынок от опасного артефакта, который мог устроить большие неприятности и головную боль Её Высочеству. А вам пришла пора отработать деньги, которые мы вам столь щедро одолжили.

– Деньги? – у археолога глаза полезли на лоб. Копыто невольно ухватилось за кошель с битами во внутреннем кармане рубашки.

– А-ага. – флегматично протянул единорог. – Конечно, вы можете отказаться, но тогда вам будет предъявлено обвинение в контрабанде предметов иноземельного происхождения. Сейчас за это садят в темницу под королевским замком Кантерлота, и правильно как по мне – нечего церемониться с теми, кто играет с огнем. Ну так как?

– П-послушайте! – Кабаллерон растерял остатки самообладания и начал заикаться. – Ну, не надо… П-пожалуйста! Может, мы договоримся? Я вам заплачу. Щедро заплачу! Прошу вас, не надо меня никуда отправлять. Я…

– Очень жаль, – единорог состроил жалостливое выражение морды. – Будь обстоятельства иными, «договориться» может и получилось бы. Но я работаю в секретной службе Её Высочества, и не имею права принимать денежные подарки от частных лиц. А теперь советую вам взять себя в копыта. Вы уже ничего не измените.

– Проклятье… – Кабаллерон уткнул голову в сложенные на столе копыта, чувствуя себя опустошенным. – Чего же вы хотите от меня?

– Чтобы вы поставили подпись вот здесь, и ждали здесь того момента, когда вас призовут, – агент подвинул анкету поближе к археологу и положил рядом ручку. – Прошу вас.

– Как иронично. Вы преследуете меня за контрабанду артефактов, а даете расписываться артефактным пищущим пером! – фыркнул земнопони, хватая ее зубами.

Ручка вывела дрожащий росчерк на пергаменте. Археолог с отвращением выплюнул ее.

– Возьмите и подавитесь. Это всё?

– Да. Зря вы так, – единорог аккуратно протер ручку от слюны и положил ее в карман вместе с анкетой. – Я всего лишь делаю свою работу. Доброго вечера, мистер Кабаллерон.

– И тебе не кашлять, – буркнул земнопони. Внезапно ему пришла в голову одна мысль и он вскинулся. – Подождите! У меня вопрос – многим вы прислали подобные, кгм… «предложения»?

– Это секретная информация. Что-нибудь еще?

– Да, дискорд побери! В вашем списке была некая пони по имени Дэринг Ду?

Губы черного единорога впервые за всё время прорезала улыбка.

– Симпатичная пегаска, пишущая книги? Нет, мистер Кабаллерон. В отличие от вас, она не проявляет интереса к технологиям пришельцев.

Агента окутал кокон портала. Миг спустя он исчез во вспышке магии, оставив археолога сидеть с распахнутым от изумления ртом.


Ночь укрыла Кантерлот и Эквестрию. Наступало время Луны, и ее период заботы о народе пони. Если Селестия была Хранительницей Дня и занималась делами королевства, происходившими при свете солнца, то в поле зрения ее младшей сестры попадало всё, что случалось ночью. В эти же ночные часы Луна разбиралась в том, что было сделано за день.

Проглядывая сводку, Принцесса наткнулась на одно сообщение и нахмурилась. В нем говорилось, что число желающих участвовать в проекте «К звездам» значительно увеличилось. Этот факт вызвал бы радость, если бы не одно «но»: многие из тех, кто собирался лететь в космос, жаловались что к этому решению их весьма настойчиво подталкивали какие-то подозрительные пони. Некоторые со страхом шептали, что эти пони представлялись как агенты тайной полиции Солнечной Принцессы. Начальник агентурной сети «ночной стражи» счел нужным упомянуть это в своем рапорте, краткую выжимку из которого включили в сводку.

Отметив это происшествие в памяти, Луна дочитала сводку до конца. Закончив с делами, она вышла на балкон своей спальни и расслабилась. Очистив разум, она вслушалась в хор снов, что плыл над городом.

Обычно это было ненавязчивой поддержкой, которую Луна оказывала своим подданным. Но на этот раз было по-другому. Теперь Принцесса Ночи вглядывалась в то, что видели, засыпая жители города далеко внизу под ногами. Среди моря эмоций, переживаний и мечтаний, выражаемых в снах, она искала подтверждения прочитанному в сводке сообщению.

Оно обнаружилось совсем рядом. В городе у нескольких разных пони во сне встречался один и тот же сценарий: подозрительный незнакомец, странный разговор, волнующее предложение, полет к звездному небу… но в отличие от других снов, эти были отмечены эмоцией страха. Детали разнились, но образ посланника был общим – безликий пони со значком власти. Значок был виден во сне особенно ярко – пылающее солнце, перечеркнутое молнией. Сосредоточившись, Луна увидела тот же образ во множестве других снов. Число тех, в чьих разумах они были… обескураживало.

До самого рассвета Луна стояла, впитывая в себя сны. Когда она наконец вернулась к реальности, на востоке уже алело небо – предвестник восхода. Пришла пора убрать луну за горизонт.

– Привет, – сказала за ее спиной Селестия.

Солнечная пони подошла к ней и поцеловала в щеку. Луна прикоснулась губами к ее ушку, ощущая на душе тяжесть – она чувствовала, что ей сейчас предстоит неприятный разговор с родной сестрой.

Селестия ощутила ее беспокойство.

– Что-то не так?

– Да. – Луна слегка отстранилась. – Но об этом потом. Начнем?

Принцесса дня внимательно посмотрела на нее и кивнула, принимая отсрочку.

– Начнем.

Две божественных сестры начали ритуал, повторявшийся каждое утро и каждый вечер. Подчиняясь их воле, небесные светила медленно поползли по небу – луна начала опускаться к горизонту, стремительно меняя свои фазы, а на другой стороне небосвода появилась ослепительная искра. Спустя минуту она превратилась в солнечный диск, разгорающийся с каждым мигом все ярче. Наступил восход.

Сестры стояли неподвижно, глядя на неспешно поднимающееся солнце. Потом Селестия переступила с ноги на ногу и повернулась к Лунной Принцессе.

– Так что случилось? Ты чем-то обеспокоена?

– Я хотела с тобой кое-что обсудить, Тия. – Луна тяжело вздохнула. – Это насчет моего проекта.

Брови солнечной пони едва заметно сдвинулись.

– Говори, родная. Что тебя тревожит?

– Мне рассказали, что твои агенты стали насильно привлекать пони к участию в нем, – Луна прямо взглянула в глаза сестры. – Это ты им отдала приказ?

Селестия не отвела взгляда.

– Да, это так.

– Зачем? Участие пони в моем проекте должно быть добровольным. Чего ты хочешь добиться?

Принцесса-аликорн вздохнула.

– Это непростой вопрос, Луна.

– Ты по-прежнему настроена против, – темно-синяя кобылица насупилась. – Думаешь, если участие в экспедиции будет принудительным, то это ее дискредитирует?

– Я просто пытаюсь помочь им увидеть то, что они хотели бы увидеть, но еще не решились на это. – Селестия едва заметно улыбнулась. – Кроме того, мне стало интересно, какие выводы они сделают из того, что им там откроется. Ты говорила, что ждешь моей поддержки; так вот это она и есть. Я помогу тебе в твоем деле, в том числе и с его практической стороной. Твои пони, что отправятся туда, будут иметь всё необходимое.

– Вот так просто? – удивилась Луна. – И ничего не попросишь взамен?

– Попрошу, – улыбка Селестии стала шире. – Пообещай, что не будешь мешать мне помогать тебе. Я сама определю, что подходит для путешествия и в ком экспедиция нуждается больше всего. А когда они вернутся, то они будут строить тот мир, который ты хочешь.

Сердце в груди Луны дрогнуло от восторга. Сестра наконец поняла! Она поддержит ее! От радости принцесса готова была подпрыгнуть в воздух и улететь на край земли, но вдруг ее насторожила одна деталь. Несущественная, незначительная – легкое изменение тона голоса, которое менее тонкий слух никогда бы не ощутил.

– Ты сказала, когда они вернутся, то будут строить мир, который я хочу? – сказала Луна.

Улыбка Селестии застыла на устах, превратившись в безжизненный оскал.

– Да. Когда они вернутся, – повторила она прежним безмятежным тоном.

В душе Луны закрутился водоворот чувств. Язык жег прилипший к нему вопрос, ответ на который уже формировался в уме принцессы. Пытаясь скрыть свои чувства, она склонила голову, пряча от сестры свои глаза.

– Спасибо. Я обещаю.

Селестия молча кивнула и незаметно перевела дух. Это тоже не укрылось от внимания Луны.

– Как насчет сока? – спросила она. – Будешь яблочный?

– Да.

– Отлично. Я распоряжусь, чтобы его принесли прямо к нам в спальню.

Селестия не спеша пошла к двери в покои. Луна смотрела ей вслед. В ее голове крутился вопрос, который она так и не решилась задать.
«Зачем ты лжешь мне, сестра?»


Светало. С каждой минутой солнце поднималось всё выше, прогоняя остатки рассветных сумерек. Легкий намек на туман, державшийся на полях вокруг Понивилля растворился сразу, как только его коснулись первые лучи восходящего светила. Небо было безоблачным, и потому ночная прохлада тоже не задержалась надолго. Несмотря на то что был май, уже стояла довольно жаркая погода.

Деревни и небольшие городки просыпаются раньше столицы – во многом, потому что крупные города толком никогда и не засыпают. Многие пони в этот ранний час уже были на ногах, спеша на работу или занимаясь домашними делами. И поэтому большинство жителей города услышали странный звук, доносящийся откуда-то из-за горизонта. Поначалу едва заметный, он из низкого гула превратился в оглушительный рев, от которого звенели стекла и дрожали стены. Дрожа от страха, десятки пони выбежали из домов чтобы узнать что происходит.

Их глазам открылась жуткая и завораживающая картина. Рассветное небо рассекла огненная комета. Оставляя за собой шлейф пара и дыма, она стала кружить над городом, постепенно снижаясь. Во время очередного виража она прошла так низко над Понивиллем, что стали виды закопченные крылья, изрыгающие снопы пламени, и почерневший фюзеляж.

Рукотворная птица накренилась на крыло, и с воем спикировала на пустошь где стоял ангар Лиры, скрывшись от взглядов потрясенных зрителей. Несколько секунд спустя земля содрогнулась от грохота. Поле, где приземлился аппарат, заволокло пылью.

…У Лиры закончился воздух в легких, в результате чего в кабине наконец наступила тишина. На финальном отрезке посадочной глиссады топливо закончилось, и челнок совершил жесткую посадку, спланировав на пустырь перед ангаром. На протяжении этих бесконечных двух минут Лира в ужасе визжала, прерываясь лишь на то чтобы вдохнуть еще немного воздуха. Случилось то, чего она так боялась – горючее кончилось, когда самолет был еще в воздухе. Она была уверена что челнок, не приспособленный к горизонтальной посадке, сейчас рухнет на землю и разобьется.

Как оказалось – приспособленный. Хотя аэродинамические свойства летающей машины оставляли желать лучшего, она не упала на поле как считала единорожка, а грузно приземлилась, прочертив своими посадочными опорами борозды не хуже сохи. Челнок со скрежетом проехал по пустырю и замер, завалившись на правое крыло.

Лира со всхлипом втянула воздух и издала приглушенный писк. На панели тревожно перемигивалась россыпь лампочек, а за спиной искрила закоротившая при падении дверная консоль. Корпус челнока хрустел и поскрипывал, несмотря на то, что машина твердо стояла на земле – то были изгибающиеся от разницы температур детали обшивки.

– Охренеть. – со стоном пробормотала единорожка. – Я это всё-таки сделала!

С трудом выбравшись из кресла, Лира сделала шаг и упала на пол. Привыкшее к низкой гравитации и измученное перегрузками тело не хотело никуда идти. Стиснув зубы, мятная пони поднялась с настила и медленно пошла вперед, борясь с головокружением и подступающей тошнотой.

«О Богини, теперь я понимаю, что чувствовала Твайлайт. Бедняжка, как она вообще могла это терпеть?»

Добравшись до входного люка, Лира нашла переключатель. Из-за накатывающих приступов дурноты магией было пользоваться тяжко, поэтому кобылка просто уткнулась в кнопку носом и подождала пока створка аппарели не откроется полностью. После этого она шагнула к выходу, запнулась и на крупе скатилась по гладкому металлу на землю.

От корпуса челнока веяло жаром. Лира лежала на спине, глядя в безоблачное небо и слушала, как трещат и стонут, остывая, плиты керамита и пластали. Утренний воздух наполнился запахами сгоревшего топлива и тлеющей луговой травы.

У единорожки от усталости и пережитого волнения слипались глаза. Ей захотелось закрыть их и заснуть прямо тут, в пыли под крыльями самолета, ощущая на коже исходящий от него жар. Но она решила что это будет лучше сделать у себя дома в уютной постели... и хотя бы немного помывшись. Надо только добраться до дома.

Лира с неохотой встала, чувствуя как мускулы противятся каждому ее движению. И услышала крики. Единорожка удивленно оглянулась.

На краю поля появилось множество пони. Они бежали к месту приземления челнока. Впереди всех скакала ее соседка по дому и близкая подруга Бон-Бон. Рядом с ней Лира увидела еще несколько знакомых лиц. Вот пони из семьи Эппл – Биг Мак, Эплблум и бабуля Смит; вот пони из персонала местного госпиталя с носилками, вот еще какие-то знакомые пони… И журналисты из местной газеты.

Лира представила как они все сейчас набросятся на нее с расспросами, и ей резко поплохело. Она сделала шаг назад, чувствуя позыв удрать

– Дорогу! – прогремел мужской голос. – Дайте дорогу!

Из толпы вывернулся высокий земнопони в докторском халате. Сделав знак кобылкам-медсестрам с носилками, они приблизился к Лире и встал перед ней.

– Вы в порядке, мисс? Как вы себя чувсвуете? Позвольте вас осмотреть! – бросил он скороговоркой и принялся ее придирчиво осматривать. – Голова не кружится, не тошнит? Ага, вижу. Ближайший час вам лучше не делать резких движений, а в идеале – лечь и полежать в тишине. Мда…

Вокруг нее собрались пони, наперебой что-то спрашивавшие у нее и пытавшиеся до нее дотронуться. В одно мгновенье Лира оказалась посреди оглушительно галдящей толпы.

– Мисс Хартингс! Расскажите что вы видели? Ваши впечатления…

– Лира! Ты не представляешь, как я рада тебя…

– А где Твайлайт? Где все остальные? Неужели они?..

– Моя внучка! Куда ты дела мою внучку, ты, плохая бессердечная…

– Пропустите нас! Неужели вы не видите, она очень устала, ей нужен отдых! Пропустите!

– Разойтись! Мисс Хартингс будет готова ответить на ваши вопросы, как только оправится с дороги! А сейчас всем покинуть площадь и разойтись по домам! Это требование мэра!

– …Она сейчас в обморок грохнется.

Действительно, Лире стало очень нехорошо. У нее закружилась голова от духоты и обилия вокруг множества пони. Кобылка задрожала, и почувствовав как у нее подкашиваются ноги, ткнулась головой в гриву стоявшей рядом подруги, опираясь на ее плечо.

– Мисс, я настаиваю на том чтобы вас положили в нашу больницу, – строго произнес доктор-земнопони. – Расслабьтесь, вас сейчас отнесут туда на носилках.

– К дискорду больницу… – невнятно прохрипела Лира, тяжело дыша. – Мне нужно домой…

– Но мисс Хартингс, за вами проще будет ухаживать, если вы будете находиться в приспособленном для этого месте! – возмутился доктор. – Нет-нет, это исключено. Девочки, помогите ее уложить, и скорее в госпиталь!

– Никаких госпиталей! – Бон-Бон прижалась щекой к виснущей на ней подруге, бросая на доктора гневный взгляд. – Несите ее ко мне домой, я покажу где. Она мой друг, и я ее не брошу!

Земнопони тяжело вздохнул.

– Ну ладно. Ложитесь, мисс, и расслабьтесь. Вы в безопасности. Так, а ну расступились все, быстро!

Лира позволила уложить себя на носилки. Стоявшая над ней Бон-Бон наклонилась и легко поцеловала ее в щеку.

– Все хорошо, – произнесла она и улыбнулась.

– Пристегиваемся! Пошли! – доктор поторопил своих помощниц. – Мисс Свити Дропс, пожалуйста, покажите где ваш дом.

– Наш дом, – поправила жеребца Бон-Бон. – Идемте.

Медсестры подхватили носилки и понесли их за доктором и единорожкой с черничной гривой, сопровождаемые толпой еще не до конца успокоившихся пони. Вслед им вытянулось закоптившееся крыло челнока.

– …Ну вот мы и дома, – произнесла Бон-Бон. – Спасибо вам, милые пони, дальше я справлюсь сама.

– Хорошо, мисс Свити Дропс, – Лира услышала голос земнопони-доктора. – Но не забывайте, что пациентке нужен полный покой хотя бы несколько часов. И пусть она придет в госпиталь для обследования, как только сможет.

– Хорошо, я передам. До свидания.

Хлопнула дверь. Над Лирой склонилась мордочка ее подруги.

– Ты чего-нибудь хочешь? – спросила она. – Может, тебе теплого молока, или чаю с крекерами?

– Мне бы в ванну… – пробормотала мятная единорожка. Бон-Бон всплеснула копытцами.

– Точно! Ты же с дороги и вся грязная! Сейчас, потерпи минутку, я все сделаю.

По полу дробно простучали копытца убегающей пони. Лира откинулась на диванчике, куда ее уложила подруга, и закрыла глаза. Спать хотелось невероятно сильно. Кобылка подумала о том, что может отключиться раньше, чем вернется Свити, и труды ее подруги пропадут зря.

– Всё готово! – радостно воскликнула Бон-Бон, входя в комнату. – Пойдем, я тебя отведу.

Лира поднялась с дивана и не открывая глаз пошла, чувствуя рядом бок подруги. Под ногами ощутился кафель пола, ноздрей коснулся запах пара и масел, а затем кобылка почувствовала, как ее осторожно обхватило магическое облако и плавно куда-то понесло. Единорожка вздрогнула от удовольствия, когда ее тело опустилось в ванну с горячей водой.

– Вот так, – услышала она голос Бон-Бон. – Только очень прошу, не усни. Тебя помыть?

– Не надо, я так… – пробормотала Лира сквозь сон.

– Ладно. Если что, я рядом.

Бон-Бон села на стул возле ванны, смотря как Лира полощется в ванне. У нее были еще дела по дому, но она боялась что ее подруга все же уснет и нахлебается при этом воды. Глядя на нее, единорожка ощутила умиротворение – она была рада, что после своего путешествия Лира вернулась целой и невредимой.

Лира нежилась в ванне, пока не почувствовала что еще немного – и она начнет дремать. Протяжно зевнув, кобылка открыла глаза и посмотрела на всё еще сидящую рядом Бон-Бон.

– Давно я тут лежу?

– М? – Свити встрепенулась. – О, уже больше получаса.

– Так долго? – Лира пошевелилась, собираясь встать. – Прости, что заставила тебя сидеть и ждать, ведь у тебя еще наверняка полно дел…

– Ничего. – Бон-Бон улыбнулась. – Ты уже выходишь?

– Да.

Мятная единорожка вышла из ванны и подтянула к себе магией большое полотенце.

– Ну и как все прошло? – спросила Бон-Бон.

– Нормально, – ответила кобылка, растирая себя полотенцем. – Даже отлично. Но теперь мне понадобится больше горючего от Карамеля. Такими темпами я скоро в долги влезу…

– Не отчаивайся. – Бон-Бон прикоснулась к подруге. – Похоже, за твои полеты скоро тебе будут платить золотыми битами. Пока ты была в отъезде, тут столько пони побывало! Всем нужен твой, эм… «самолет» и твои навыки пилота. Даже из Кантерлота приезжали, представляешь?

– Представляю, – поморщилась Лира, воображая как ее штурмует толпа журналистов, аристократов и политиков, а она отбивается от них.

– Лира, а что с носителями Элементами? – спросила ее подруга. – Почему они не с тобой?

– Они остались наверху. Им нужно время чтобы всё осмотреть. Как оказалось, на корабле нет людей. А я так надеялась…

– А почему ты вернулась?

– Решила потренироваться. К тому же, у меня дело к Карамелю. Его топливо никуда не годится. Нужно что-то получше. И еще я отвезу им еды из Понивилля, они наверняка будут рады.

Свити Дропс вздохнула.

– Лира, тут все непросто. Когда ты отдохнешь, я расскажу тебе новости. А пока отдыхай, и не забивай себе голову.

– Ты так обо мне заботишься, что мне неловко, – засмеялась Лира.

Кобылки вышли из ванной. Бон-Бон проводила Лиру до ее спальни на втором этаже и помогла лечь в кровать.

– Только разбуди меня пораньше, – попросила мятная единорожка. – А то я просплю до самого вечера, а потом буду маяться бездельем ночью. Лучше будет, если я помогу тебе с работой.

– Спи сколько хочешь, – улыбнулась Бон-Бон. – Тебе пришлось сегодня трудиться куда больше чем мне. Отдыхай.

Единорожка наклонилась и поцеловала Лиру в лоб. Та ничего не ответила, послав в ответ полный признательности взгляд.

– Ладно, я пошла. Если что понадобится, зови!

– Хорошо!

Бон-Бон улыбнулась и вышла из комнаты. Она была уверена, что ее подруга проспит весь день, и не собиралась ей в этом мешать.

Лира же, проводив ее взглядом, свернулась на кровати в клубок и уставилась в угол. Ей казалось, что она после ванной проворочается еще довольно долго прежде чем заснуть, но в действительности оказалось по-другому. Едва за единорожкой захлопнулась дверь, сон навалился с необоримой силой. Не в силах противиться ему, мятная пони сонно всхрапнула и закрыв глаза, провалилась в сон без сновидений.

…Лира резко проснулась. Судя по тому, как низко светило в окно заходящее солнце, уже был вечер. Внизу позвякивали чашки и раздавались негромкие голоса. Очевидно, к Бон-Бон зашел клиент.

Единорожка потянулась и протяжно зевнула, после чего спрыгнула с кровати. Дневной отдых определенно пошел на пользу – Лира чувствовала себя полной сил и энергии. Ей захотелось чего-нибудь перекусить, и она принялась рыться у себя в комнате, пытаясь найти какое-нибудь завалявшееся яблоко.

Голоса на первом этаже стихли, а затем на леснице застучали шаги поднимающейся пони – ее возня не осталась незамеченной. Отчаявшись найти хоть какую-то еду, Лира села на кровать в своей обычной неестественной для пони позе, надеясь что сейчас Бон-Бон принесет ей что-нибудь вкусное. Такое случалось нечасто, но единорожка ожидала что из-за сегодняшнего происшествия она может рассчитывать на какой-нибудь деликатес от своей подруги.

Дверь открылась, и вошла Бон-Бон. Как с легким разочарованием отметила единорожка, она ничего с собой не принесла.

– Привет! Как ты спала?

– Замечательно. – Лира покрутила головой, разминая затекшую шею. Она недовольно посмотрела на подругу. – Почему ты меня не разбудила? Я бы помогла тебе, и вообще у меня куча дел!

– Извини, но я решила что тебе стоит как следует выспаться. – Бон-Бон покачала головой. – Да и какие у тебя могут быть дела?

– Надо проверить челнок и выяснить что я сломала при посадке. Надо сходить к Карамелю и узнать что там у него с топливом. Надо поехать в Кантерлот и заказать запчасти у мастера-токаря. Дел действительно много. – Лира вздохнула и улыбнулась. – Но всё равно спасибо. У тебя есть что-нибудь поесть?

– Есть чай с булочками. Еще есть овощное рагу с бобами.

– О, как раз то, что надо.

Бон-Бон подошла ближе к Лире и оглянулась на дверь.

– Лира, у нас посетитель. Он хочет с тобой поговорить.

– Опять журналисты? Да ну их в круп понячий! – Лира спрыгнула с кровати и шагнула к двери. – Сейчас я его сама прогоню.

– Тише, Лира. Нет, это не журналист. – Бон-Бон коснулась ее ногой. – Это какой-то шишка из Кантерлота. Он хочет тебе предложить что-то интересное, поэтому будь с ним повежливей, хорошо?

– Хорошо. – Лира удивленно покосилась на соседку. Обычно ее подругу было трудно чем-нибудь впечатлить, но сейчас она выглядела очень взволнованной. – Я буду осторожна.

– Агась. Рагу на столе внизу! – уже обычным громким голосом произнесла Бон-Бон.

Спускаясь с лестницы, Лира увидела за столом в гостиной черного единорога. Жеребец смотрел в окно, попивая чай из чашки. Его свернутый в моток серый плащ висел на спинке стула. Единорожка обратила внимание на то, что магическая аура, обволакивающая чашку, имеет кроваво-красный цвет, а на крупе видна метка, имеющая вид безликой головы пони.

– Добрый вечер, – кобылка решила поздороваться первой.

Черный единорог отвернулся от окна и взглянул на единорожку.

– Здравствуйте, мисс Хартингс! – доброжелательно произнес он. – Я рад знакомству с вами.

Лира подошла к столу и заняла место у большой тарелки с овощным рагу.

– Будете? – спросила она, указывая на блюдо.

– Нет, спасибо, – отказался единорог. – Я уже поел. Ваша знакомая отлично готовит.

– Оки-доки-локи, – Лира пожала плечами. – Вы давно здесь?

– Полтора часа, – флегматично отозвался жеребец. – Ваша подруга сказала что вы очень устали и попросила не беспокоить вас. Весьма настойчиво.

– Весьма настойчиво? – Лира удивленно хмыкнула, пододвигая к себе тарелку с салатом и выбрав себе ложку.

– Угум, – кивнул он. – На сегодня у меня больше не было других дел, поэтому я решил подождать.

– Понятненько, – Лира слегка смутилась, потому что ей не хотелось заставлять ждать визитера после того как он проторчал полтора часа дожидаясь ее, и наверняка изнывал от нетерпения. – Вы простите меня, но я очень голодна. Если позволите, я обсужу с вами всё, о чем вы хотели поговорить через несколько минут. Идет?

– Никаких проблем, – единорог развел копытами.

Не дожидаясь продолжения, Лира кивнула и набросилась на еду. Единорог-жеребец поднял свою чашку и отвернулся к окну, задумчиво глядя на улицу. Кобылке захотелось узнать что же он там нашел интересного, и тоже поглядела в ту сторону, но ничего не увидела кроме домов и изредка проходящих по улицам пони.

Наконец с рагу было покончено. Лира удовлетворенно откинулась на спинку кресла, держа у рта чашку с чаем. Единорог посмотрел на нее.

– Теперь мы можем начать? – вежливо поинтересовался он.

– Да, конечно, – Лира отпила из чашки и поставила ее на стол. – Итак, зачем вы здесь?

– Для начала, позвольте представиться. Увы, я не могу назвать вам своего имени, но оно не имеет особого значения в нашем разговоре. Я прибыл по поручению моей повелительницы. Она хочет вам кое-что предложить. А это знак, что я действительно являюсь ее посланником, – единорог достал телекинезом из складок плаща значок и показал его кобылке.

– Ух ты! – у Лиры от изумления приоткрылся рот. Она протянула копыто. – Я могу, эм…

– Да, конечно, – единорог со стуком положил бляху значка на стол и подвинул ближе к единорожке. – Убедитесь сами. Он подлинный.

Лира попробовала коснуться его магией, затем положила ногу на значок. Копыто прошло сквозь металл и уперлось в поверхность стола, словно бляхи не было на столе.

– Его могу взять только я. – черный единорог протянул копыто и подгреб знак к себе с отчетливым металлическим бряканьем. – Итак, я прибыл от самой Принцессы Селестии. Ее Высочество восхищено вашим знанием о крылатой машине людей, и желает предложить помощь в его обслуживании и ремонте.

– Ремонте?! – удивилась кобылка. – Но как? И о каком ремонте речь?

– При посадке ваша крылатая машина сломала одну из своих механических лап и повредила правое крыло. – объяснил посланник. – У нас есть специалисты, способные справиться с этими поломками. Принцесса хочет, чтобы вы заключили с ними контракт, при условии что вы окажете нам услугу.

– Услугу? – нахмурилась Лира. – Какую?

– Вы слышали о проекте Её Высочества Принцессы Луны «К звездам»?

– Краем уха. Что-то об освоении космоса?

– Именно. Принцесса желает, чтобы на корабль людей была послана большая исследовательская команда с целью изучения и выяснения перспектив организации колонии. Она планирует использовать для этой цели вашу крылатую машину, а вы являетесь единственной пони, способной ею управлять. Их Высочества рассчитывают на вашу помощь, мисс Хартингс. Вы нам поможете?

У Лиры спутались мысли. Оказанное доверие ошарашило ее, наполнив ее душу противоречивыми эмоциями. Она испытывала гордость и восхищение, что сама Принцесса Селестия просит у нее помощи, и в то же время страх. Что, если она не справится? Или что-нибудь пойдет не так? Кроме того, работоспособность самолета зависела не только от нее, о чем она решила заявить посланнику.

– Это не является проблемой, – ответил единорог на ее взволнованную речь. – Что касается горючего, то господин Карамель уже изъявил желание сотрудничать с нами. Работы по ремонту и заправке «самолета», как вы его называете, могут быть начаты уже завтра утром. Всё что нам нужно – это ваше согласие.

Лира обдумала всё еще раз. Но хотя ее разум пытался выискать скрытые камни, в душе уже созрело решение. Наконец она произнесла:

– Хорошо, я согласна. Что от меня требуется?

В воздухе перед мордочкой единорога вспыхнуло алое пламя, из которого выпали два свитка. Жеребец подхватил их и развернул перед Лирой, положив рядом с ним анкету.

– Вот сам контракт. Расходы по материалам и работам будут взяты другой стороной. Вам нужно будет поставить подпись здесь и здесь. А это анкета программы Принцессы. Вам нужно будет ее заполнить, чтобы подтвердить свое участие в ней.

– Так… – произнесла единорожка. – А как будет выглядеть это участие?

– Вы будете доставлять на корабль членов экспедиции и обратно в Эквестрию. Кроме того, вы будете нашим главным консультантом по техническим вопросам. Работа непростая, но хорошо оплачивается. Что скажете?

Лира внимательно прочла контракт и анкету. Первоначальное недоверие постепенно улетучивалось – всё выглядело солидно и честно. Да и сумма в конце была нарисована изрядная. Единорожку, давно искавшую себе денежную работу, это волновало больше всего.

– Меня всё устраивает.

– Вот и замечательно, – единорог протянул ей ручку. Лира размашисто расписалась на листках пергамента, и отдала свиток и анкету посланнику.

– Завтра к вам прибудут пони из столицы, – произнес он. – Вы им покажете машину и расскажете то, что знаете о ней. Желаю удачи, мисс Хартингс!

– Спасибо, мистер… блин, – Лира с досадой приложила копыто ко лбу. – Как же вас всё-таки зовут?

– Не важно, – усмехнулся единорог. – До свидания, мисс.

– До свидания, мистер Не-Важно. – хихикнула Лира.

Единорог засмеялся, подхватил свой плащ и пошел к выходу. Когда он закрыл за собой дверь, на улице раздался трескучий звук, словно где-то рядом ударила маленькая молния. Когда Лира выглянула наружу, визитера уже нигде не было.

Единорожка опустилась на стул, ощущая сумбур в голове от произошедшего и легкую растерянность. Теперь она не чудаковатая самоучка, а специалист. Если раньше она была всего лишь ввязавшимся в опасное дело волонтером, то теперь она профессионал на службе государства. Раньше с ней не происходило более головокружительных перемен. Это немного пугало, но в то же время захватывало дух.

– Он ушел? – спросила позади нее Бон-Бон. – Жаль, я хотела предложить ему еще чаю.

– А-ага, – рассеянно произнесла Лира.

Ее подруга подошла ближе и потерлась носом об ее шею.

– Не бойся ничего, – тихо шепнула она ей на ушко. – Любые перемены к лучшему. А я буду рядом, куда бы ты ни направилась.

– Ты слышала наш разговор? – улыбнувшись, пробормотала мятная единорожка.

– М-м-да… – мурлыкнула Бон-Бон, прижимаясь к ней. – Этот пони сделал очень интересное предложение. Как тут устоять? Да еще когда подруга тоже наверняка согласится? Так что я, пожалуй, тоже хочу поглядеть на все эти чудеса своими глазами.

– М… – хмыкнула Лира. Внезапно ее глаза широко раскрылись и она изумленно уставилась на соседку-кондитершу. – Подожди! Ты… Ты?!

– Я буду рядом, как и сказала, – хихикнула бежевая единорожка.

Кобылка застыла, с открытым ртом глядя на свою подругу. Внезапно она поднялась со стула и порывисто обняла опешившую от неожиданности Бон-Бон. Обе единорожки упали на пол.

– Ты летишь с нами?! – взвизгнула Лира от восторга. – О, спасибо-спасибо-спасибо-спасибо!!! Ты не представляешь, какая ты у меня подруга!

– Осторожней, задушишь! – прохрипела Бон-Бон, улыбаясь во всю ширину рта.

– Прости, – мятная пони немедленно ослабила хватку, от души чмокнув подругу в ухо. – Ты самая классная пони на свете!

– Хах, спасибо. – Бон-Бон ухмыльнулась. – Думаю, я получу от этого и практическую пользу. Наверняка кто-нибудь из пони захочет отведать мои конфеты.

– Не сомневаюсь! – воскликнула Лира. – Они раскупят всё, что ты им приготовишь. Вот увидишь!

Бон-Бон прижала подругу к себе и счастливо рассмеялась.


Вечер прошел в обычных хлопотах по дому. Бон-Бон возилась с ужином, Лира играла этюды в своей комнате наверху. Три раза приходили пони с желанием поговорить с мятной единорожкой о ее полете, но Свити их выпроваживала вон, несмотря на все просьбы и даже угрозы.

– Нечего им к тебе соваться, – заявила она Лире, когда та спросила ее об этом. – Ты еще толком не оправилась. Вот завтра с утра – пожалуйста, а сейчас нет. И кстати, советую подготовить свою речь. Твои слова прогремят на всю страну, так что подумай заранее, как и что будешь говорить.

– Да не знаю я, что говорить! – мятная пони пошевелила плечами в знак растерянности. – За последние пару часов случилось столько всего, что у меня каша в голове. А ты про речь говоришь.

– Может, мне помочь? – спросила Бон-Бон. – В школе мне говорили, что я неплохой оратор.

– Было бы здорово, – Лира покачала головой.

Кондитерша на время оставила свою готовку на плите и подошла к Лире, сидевшей за столом. Она утешающее протянула подруге копыто.

– Успокойся, у тебя все получится. Я знаю, это нелегко, когда вокруг толпятся пони, которым нужно от тебя услышать то что они хотят. Но ты справишься. Это не так уж и трудно выступать на публике, поверь мне.

– Тебе легко говорить, – вздохнула кобылка. – Терзать вопросами будут не тебя.

– Всё будет хорошо. – Бон-Бон погладила подругу. – Иди отдохни, сыграй что-нибудь. Знаешь, когда ты играешь на своем инструменте, это здорово расслабляет.

– Угумс, – единорожка кивнула и поднялась со стула. – Пойду, в самом деле, не буду тебе мешать своими соплями.

– Лира. – Бон-Бон с укоризной взглянула на нее. – Ты мне не мешаешь. И я не прогоняю тебя. Просто… тебе нужно чем-то отвлечься, я уверена.

– Да я не имела ничего подобного, – кобылка смутилась и опустила голову. – Я буду наверху.

Стук в дверь привлек их внимание.

– Эгей! Есть кто-нибудь? – раздался снаружи мужской голос. – Мне нужно увидеть Хартингс!

– Опять журналист? – Лира напряглась, прижав ушки к голове.

Бон-Бон подхватила с кухонного стола поварешку и с грозным видом двинулась к двери.

– Кого там принесло?! – сердито выкрикнула она. – Лира болеет! Приходите завтра!

– Это я, Карамель! – отозвались за дверью. – Мне нужно срочно с ней поговорить! Пожалуйста!

– А до завтра никак? – сварливо поинтересовалась Бон-Бон, перехватывая поварешку поудобнее.

– Свити, подожди! – Лира оттеснила ее в сторону и открыла дверь. – Карамель, привет!

– Привет, Лира! – стоявший за дверью жеребец-земнопони заулыбался, едва увидел мятную пони. – Я могу войти?

– Конечно! – Лира посторонилась.

Карамель вошел и увидел Бон-Бон, с хмурым видом всё еще державшую поварешку в магической хватке.

– Эм… я невовремя? – спросил он.

– Нет-нет, всё в порядке. Идем. Свити, успокойся, это мой друг.

– Как скажешь, – единорожка с мятной гривой фыркнула и бросила поварешку на кухонный стол. – Идите, я сейчас ужин приготовлю.

Лира потянула за собой жеребца наверх в свою комнату. Оказавшись у себя, она закрыла дверь и повернулась к Карамелю.

Обычно веселый и неунывающий земнопони выглядел чем-то встревоженным. Когда они остались одни, Карамель зачем-то подбежал к окну и замер, кого-то высматривая, затем задернул шторы и подошел к Лире.

– Ты чего? – удивилась кобылка.

Вместо ответа жеребец замотал головой.

– Тише! Не так громко.

– Да что с тобой? – Лира удивилась еще больше. Ее знакомый, в прошлом садовод а теперь успешный нефтегонщик вел себя как нашкодивший жеребенок, скрывающийся от родителей! Почему?

Карамель сел на кровать единорожки, пытаясь успокоиться. Потом поднял глаза на Лиру.

– Ну, сперва я хочу сказать, что очень рад тебя видеть.

– Мгм. – насмешливо хмыкнула кобылка. – Еще что?

– Сейчас… – Карамель покусал губу. – А еще у меня к тебе важный разговор.

Единорожка про себя посоветовала ему собраться наконец с духом и сказать то, что он хотел. Карамель никогда не был особенно решительным пони. Впрочем, если он пришел и так себя ведет, то повод был действительно серьезным.

– К тебе никто сейчас не приходил? – наконец спросил он. Лира поняла, что он имеет в виду черного единорога.

– Ну да, приходил один пони, – ответила она. – А что?

– О чем он с тобой говорил?

– Так, работу предложил. Зачем ты спрашиваешь?

– А что ты ответила? – требовательно спросил Карамель, не обращая внимания на ее вопросы. Лира нахмурилась.

– Слушай, сладкий, я не знаю что на тебя нашло, но прекращай эту манеру. Скажи прямо, что тебя беспокоит, и почему ты меня расспрашиваешь. Не пойми неправильно, но это раздражает.

Карамель вздохнул и утер копытом взмокший лоб.

– Прости, Лира… я слегка на взводе. Просто то, что вокруг происходит, пугает меня.

– Что случилось, Карамель? – Лира села рядом с ним. – Расскажи мне.

Жеребец-земнопони перевел дух и начал свой рассказ.

В тот день, когда челнок с Лирой и носителями Элементов Гармонии улетел в космос, к нему домой пришли пони. Как они представились ему, они были аристократами из Кантерлота, и искали тех, кто имел нефтеперегонное оборудование. Пони – жеребец и кобылка – предложили ему купить секрет производства высококачественного топлива для машин людей в обмен на регулярные поставки этого самого топлива со значительной скидкой. Небольшие – одну канистру в день. Каждый вечер к нему прилетал пегас с пустой тарой, оплачивал счет, Карамель наполнял емкость, после чего пегас улетал обратно. А сегодня днем к нему заявился еще один пони. Черный единорог со значком Селестии.

– Главное, я сперва не понял чего ему надо! – волнуясь, говорил Карамель. – Я думал, он хочет масла купить. А он начал мне про космос заливать, в этот свой проект звать… Я ему говорю – какой проект, у меня тут бизнес, дом, ферма перегонная, какой мне смысл записываться? Я больше заработаю за неделю, чем в этой авантюре за месяц! А потом…

– А потом? – сказала Лира.

– А потом он мне угрожать начал. Тут такое дело… Понимаешь… – Карамель замялся и опустил голову. – У него на меня свидетельства были. Помнишь, накануне того дня как вы улетели, ты у меня целую цистерну переработанного топлива заказала?

– Ну еще бы. Ты еще тогда упирался, говорил что у тебя сырья не хватит.

– Так его действительно не хватало! – воскликнул земнопони. – А у братьев Флим в соседнем городе был. Ну и в общем, я ночью взял свою каталку с цистерной, к ним на ферму приехал, и, эм… позаимствовал. Без спроса.

Лира вытаращилась на Карамеля.

– Ты своровал нефть у Флимов?!

– Ну, можно и так сказать. Мне было стыдно, но я… – жеребец осекся и посмотрел на корчащуюся от смеха Лиру. – Что смешного?!

– Ахаха! Ой, не могу! – единорожка схватилась за Карамеля чтобы не упасть. – Ну ты даешь! А что потом было?

– А потом я перегнал топливо и отдал тебе, как мы и договорились, – насупился земнопони. – Между прочим, я это сделал ради тебя.

– Ладно, прости. Но это было действительно смешно. – Лира похлопала его по плечу, заставив жеребца покраснеть. – А затем к тебе пришел тот черный пони?

– Да. Он сказал, что если я не приму его предложение, то мне придется ответить за кражу. И он сказал, что мое имущество изымут и я стану нищим. Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться. Он дал мне эту дискордову бумажку и заставил заполнить ее, после чего пошел к тебе домой.

– Понятно, – растерянно пробормотала Лира. – Значит, если бы я не согласилась, то он тоже стал угрожать мне? Что всё это значит?

– Я не знаю. Но я боялся за тебя. – Карамель посмотрел на всё еще прижимающуюся к нему кобылку и потерся носом о ее шею. От прикосновения единорожка вспыхнула и отстранилась.

– Я… эмм… я благодарна, что ты мне всё это рассказал, – запинаясь, сказала она. – И… что мы со всем этим будем делать?

Смущенный жеребец развел копытами, ничего не ответив.

– Хорошо. Но тогда что ты думаешь обо всём этом?

– Ну, есть пара мыслей, – хмыкнул земнопони. – Если ты конечно готова выслушивать бред параноика.

– Выкладывай, мне интересно.

– Это не первый раз. Я уже слышал похожие истории. От знакомых, от соседей, да и просто от случайных пони, с кем я дела обсуждал. В общем, заходят вот такие же вот пони со значком, показывают эту анкету, и предлагают присоединиться. Если тот, к кому явились, этого не хочет, то его заставляют. На кого надавливают, кого перспективами подкупают… короче по-разному. Но итог один – пони соглашается. О других вариантах я не слышал, да и не хочу знать, что бывает с теми, кто упрямится. – Карамеля передернуло. – Большинство тех, кто рассказывал, были из крупных городов. Из нашего поселка было двое кроме нас, кого вот так вот уговаривали. А вот из совсем глубинки никого не было. Интересный расклад, правда?

– В самом деле. Прямо какой-то шпионский детектив Йена Фланкинга. – хмыкнула Лира. – И что получается?

– Знаешь, это выглядит как будто мы кому-то мешаем. И от нас хотят избавиться.

– Да ну, брось. Кому мы можем мешать? – хихикнула единорожка. Но когда она взглянула на выражение глаз земнопони, то осеклась.

– Не знаю. – Карамель посмотрел в окно, где за шторами восходила бледная луна. Проводив ее взглядом, он посмотрел Лире в лицо. – Но я боюсь. Боюсь того, что эти пони и впрямь выполняют волю наших повелительниц.

Лире стало не по себе. Хотя выводы Карамеля и выглядели бредовыми, рассказанная им история укладывалась в рамки нормальности и не выглядела противоречивой. По крайней мере на ее взгляд. Но если признать что он был прав и во всем остальном…

Кобылка ощутила, что ее знобит. Невольно она подвинулась к жеребцу в поисках тепла и поддержки, чем изрядно его смутила. Только когда ее круп прикоснулся к теплому боку лежащего на кровати Карамеля, она отвлеклась от мельтешащих в голове мрачных мыслей и наткнулась на удивленно-восторженный взгляд земнопони.

Натянув на мордочку улыбку, Лира решила, что им обоим стоит отвлечься. Вряд ли что-то можно сделать, кроме того у нее не было уверенности что всё что она вообразила на основе сбивчивого рассказа испуганного жеребца – правда. Лучше не мучить голову пустыми размышлениями, пока что-нибудь не прояснится.

– Ладно, Карамелька, – сказала она. – Я тоже ничего не знаю. Но всё равно спасибо, что поделился со мной этим.

– Извини, что нагрузил, – земнопони пошевелился, прижимаясь к ней чуть теснее.

– Да ладно. Может, поговорим о другом? У меня тут еще где-то осталась бутылка с яблочным соком. Хочешь попробовать?

– Хочу! – улыбнулся Карамель, начав понемногу успокаиваться. – А о чем мы будем говорить?

– Давай обсудим дела. – Лира потянулась магией к прикроватной тумбочке и выудила оттуда бутылку с сидром. Земнопони следил за ней.

– Итак… – Лира выдернула пробку и протянула сидр жеребцу. – Я хочу сделать заказ. Что ты скажешь, если я у тебя закажу цистерну твоего нового горючего?..


Твайлайт стояла перед закрытыми дверями корабельного ангара, слушая как за стеной ревут заполняющие отсек воздухом механизмы. Позади нее толпились ее подруги, волнуясь и заметно нервничая. За шумом не было слышно того что происходит внутри, но кобылка-единорог знала – челнок уже стоит на палубе в том же самом месте, где они высадились почти неделю назад.

За прошедшие шесть дней кобылки осмотрели корабль настолько тщательно, насколько это было возможно. Твайлайт с друзьями начертила приблизительную карту исследованных отсеков и коридоров. Без этого на звездолете вполне можно было заблудиться – настолько он был большим.

При своих размерах и угнетающей обстановке корабль всё же не выглядел древней гробницей из романов Дэринг Ду. Коридоры были хоть и пыльными, но всё же достаточно чистыми; в коридорах почти везде работало освещение, а в многочисленных помещениях функционировало и другое оборудование вроде водопровода и мусоросборников. Поначалу от обилия всевозможных механизмов у единорожки кружилась голова, но постепенно она к нему привыкла и почти перестала обращать внимание. Хотя, как она подозревала, внутри корабля еще полно таких вещей, что могут поломать ее прежние представления о мире.

Обследованная территория занимала несколько уровней и тянулась почти на два километра вдоль основных проходов (у единорожки не поворачивался язык назвать широкие и высокие транспортные магистрали обычными коридорами, каких было много). Разные части корабля заметно отличались одна от другой и похоже предназначались для различных нужд. Та часть, которую пони осмотрели самой первой, видимо была предназначена специально для посадки-высадки транспортов наподобие их «аквилы» и их обслуживания. Уровень сразу под посадочными ангарами был до отказа заполнен различными техническими приспособлениями и оборудован лифтовыми платформами для подъема челноков наверх, в шлюзовые отсеки. Рядом с ними и под ними располагались бесчисленные комнаты для экипажа – казармы, столовые, кают-компании, медицинские блоки, отдельные уровни с ячейками-квартирами для тех кто был повыше рангом, и даже спортзалы и кинотеатры. Казалось, Твайлайт оказалась в подземном городе, жители которого ютились в своих отсеках и жили здесь множество поколений. С той разницей, что этот город плыл сквозь космическое пространство.

То, что находилось за пределами исследованного пространства, было скрыто за массивными дверьми, которые перекрывали выходы из жилых палуб. Сколько пони ни пытались, всё было тщетно – мощные плиты невозможно было ни пробить, ни выломать. Сенсорные панели, управлявшие ими были обесточены, а запустить в отсутствие единорожки-техника их никто не мог. Единственная попытка прожечь в двери дырку при помощи магии вызвала у Твайлайт приступ страшной головной боли, убедившей всех в том что от подобных экспериментов стоит воздержаться. Даже Рэйнбоу, в упрямых попытках разбить дверь или обойти ее через воздуховоды, была вынуждена признать что они с ней пока ничего не могут сделать.

Впрочем, радужнокрылая пони преуспела в кое-чем другом. Пегаска была очень любознательной, и большая часть корабля была нанесена на карту именно при ее активном участии. Тратя минимум времени на сон и еду, она излазила весь жилой уровень, надеясь отыскать нечто такое, что ее потрясет, и не прогадала. Однажды, бродя в одиночестве по кораблю, он нашла незапертую дверь. Найденный за ней проход вел в неизученную часть жилого уровня, где располагались отсеки с рядами книжных шкафов и информационных терминалов. Рэйнбоу Дэш нашла судовую библиотеку.

Твайлайт, когда ей показали находку, замерла от восхищения. То, что она видела перед собой, напоминало ей Кантерлотскую королевскую библиотеку, только намного древней и загадочней. В помещениях, оформленных в характерном для людей вычурном стиле возвышались шеренги стеллажей, заполненных голодисками и потрепанными временем фолиантами. Вдоль стен тянулись ряды мыслительных машин, оплетенных паутиной проводов. Воздух был насыщен запахом масла и книжной пыли. В обнаружении завораживающего и очевидно ценного хранилища информации был лишь один грустный факт – ни Твайлайт, ни ее подруги не обладали знаниями, чтобы включить обесточенный терминал или прочесть хоть один свиток или книгу.

Увы, не все находки были приятными. Порой единорожка и ее друзья во время исследования корабля натыкались на следы боёв. На перекрестках некоторых коридоров и в отсеках стены были заляпаны засохшей кровью и испещрены следами пуль. Попадались обгорелые остатки оружия и доспехов, под которыми лежали кости. В одном месте на перекрестке особенно крупного прохода навеки застыл подбитый танк – несмотря на значительные различия во внешнем виде Рэйнбоу Дэш узнала в почерневшем остове с маленькой башней зловещую боевую машину из тех древних времен, когда Эквестрию еще сотрясали войны и раздор.

А иногда встречались находки и намного хуже…

…Луч света скользнул по сорванным с направляющих обломкам огромной двери, затем по изломанным и перекрученным ошметкам керамита и пластали, в беспорядке разбросанным по рубчатым плитам палубы. Раздалось тихое цоканье копыт, эхом отдавшееся в глубине помещения. У входа в отсек над разрушенной какой-то мощной силой дверью появился силуэт рогатой пони, освещенный тусклым светом фонарика.

Твайлайт осветила кусок пола перед собой, затем мазнула лучом по стене в поисках выключателя. Наконец нужная панель обнаружилась, и кобылка ткнула в сенсор копытом, включая свет.

Под куполом зажглись лампы и отсек осветился. Единорожка обернулась чтобы посмотреть куда это она зашла, и фонарь выпал у нее изо рта.

Стены большого квадратного зала возвышались на десяток метров. У их основания лежали бесформенные груды иссохших тел. В центре зала была небольшая выемка, вокруг которой лежали одиннадцать обезглавленных костяков в доспехах. Палубу и стены вокруг покрывала засохшая кровь, ближе к центру зала собираясь в неровную звезду с одиннадцатью хвостами. Еще больше ее было у входа в зал – куски брони, оружия и костей лежали в огромной черной луже, край которой подступал к самым копытам единорожки.

Твайлайт заледенела от ужаса. Ее ноги подкосились и она бухнулась на колени в пыль и грязь. К горлу подкатила горечь. Озираясь, единорожка натолкнулась взглядом на задорно скалящийся ей расколотый череп когда-то погибшего здесь человека.

«Сюрпризик! Не ожидала?»

Кобылка содрогнулась, и ее вырвало прямо на кости. Она забилась, пытаясь вскочить на ноги и бежать от этого кошмара. Наконец ей это удалось, и Твайлайт опрометью бросилась прочь из зала.

В голове повисло тягостное ощущение, внезапное и вместе с тем подозрительно знакомое. Оглянувшись через плечо, Твайлайт остановилась и попыталась взять себя в копыта. Ужас в ее душе перемешался с крайним отвращением. Вновь нахлынуло то самое ощущение омерзения вкупе с «неправильностью» увиденного, и единорожка наконец поняла, что показалось ей знакомым.

Отсек излучал потоки скверны. Слабые, но вполне ощутимые. В зале когда-то появился демон, и именно он устроил эту бойню.

– Твайлайт! Ты в порядке? Что случилось?

Кобылка оглянулась и увидела скачущую к ней Рэйнбоу Дэш. Пегаска увидела, как она выскакивает из зала словно увидевшая мантикору, и теперь рвалась к ней на помощь. А за ней следом спешили Рэрити и Эпплджек.

Твайлайт вновь испытала приступ ужаса – но теперь уже она боялась за друзей. Сейчас она увидит то, что видела она. Она попыталась закричать, чтобы они не входили туда, но ее гортань от страха онемела, и она смогла только выжать из себя, оседая на пол:

– Н-не… в-вха-ди… те!..

– Чего? – переспросила Рэйнбоу. – Девочки, подержите ее, сейчас я влечу внутрь и накостыляю тому, кто напугал мою подругу!

– Нинада!... – запищала единорожка, протянув к пегаске копыто. Но та уже впорхнула внутрь. Через несколько мгновений она вылетела оттуда и с размаху стукнулась о стенку коридора.

– Рэйнбоу! – фермерша помогла подняться Твайлайт и поскакала ко входу в зал. – Да что там происходит, дискорд побери?

Следом за ней увязалась и Рэрити. Фиолетовая магичка поковыляла за ними, не зная зачем – то ли удержать, то ли поддержать.

– Ну и где… – Эпплджек остановилась у входа в зал в поисках врага. – …Мамочки.

Рэрити вскрикнула и упала в обморок. Фермерша оглянулась на нее и подхватила копытами, прижав к себе. К ней подошла Твайлайт, ведя за собой оглушенную и стонущую от боли Дэши.

– Что это? – взгляд деревенской пони бродил по грудам костей и расплесканной крови. – Твай, что вот это такое, дискорд побери?!

Единорожка при всем желании не могла ответить на ее вопрос. То, что было в помещении, навевало иррациональный ужас, рвущийся из глубин сознания. Застывший воздух висел подобно омерзительному вонючему пологу. Стоило немного подышать этой пропитавшейся смрадом атмосферы зала – и к гортани подкатывал клубок тошноты.

– Пойдем отсюда, – выразила Твайлайт общую мысль.

– Согласна, – сказала Эпплджек, взваливая на себя тушку потерявшей сознание подруги. Рэйнбоу выразила своё согласие слабым кивком.

– Тут где-то была комната с водой и кроватями. Рэрити и Дэш нужно полежать. – произнесла Твайлайт, обращаясь к фермерше.

– Согласна. И не рассказывай Пинки и Флай со Спайком, где мы были.

– Нет. Они увидят нас и поймут что мы на что-то наткнулись, или могут забрести сюда сами. Рассказать придется, но только в общих чертах. И еще надо будет сказать чтобы они не ходили сюда.

– Да, так лучше.

– А теперь пойдем отсюда! О Богини, я не могу на это смотреть!

– Я тоже. Пошли, пошли скорей!..

Твайлайт вздрогнула и замотала непрошеные воспоминания. Сейчас не время.

Наконец сенсор на панели управления воротами загорелся зеленым, и кобылка коснулась его ногой. Створка дрогнула и с лязгом поползла вверх, исчезая в пазу. За ней открылся ангар и стоящая посредине крылатая машина.

Вокруг нее уже суетились пони, громко переговариваясь и выгружая из челнока свой багаж. Глаза Твайлайт широко окрылись от удивления – она и не предполагала, что самолет Лиры может перевозить столько пони. Как они все там уместились?

– Ни фига себе! – сказал стоящий рядом с ней Спайк. – Они там что, как чеснок в луковице летели, что ли?

Твайлайт смотрела на толпу суетящихся пони, в то время как ее взгляд выхватывал из нее знакомые лица. Биг Мак. Дидзи Ду и ее дочка. Хувз. Свити Дропс и Лира. Вокруг маленькой кучки взрослых пони крутился еще целый табунок жеребят, обрадованных и возбужденных долгожданным прибытием на таинственный корабль. «Интересно, чья это была светлая идея – послать детей в первый же рейс, когда еще ничего толком не обустроено?» – с сарказмом подумала фиолетовая пони. – «И как за ними тут следить?»

– Твайлайт!

Сердце единорожки дрогнуло, когда она услышала с детства знакомый мужской голос. Замирая от радости, она вгляделась в пони перед челноком, ища того что ее окликнул. Большой Макинтош посторонился, когда мимо него протиснулся рослый жеребец с белой шерстью и сине-голубой гривой… и Твайлайт бросилась к нему на шею, визжа от восторга.

– Шайнинг! Братик мой, ты прилетел сюда!

Высокий белый единорог улыбнулся и встал на задние ноги, обняв сестру. Твайлайт зарылась мордочкой в густую шерсть на груди жеребца, чувствуя как все ее недавние страхи и тревоги уходят прочь. Теперь с ней был старший брат, который ее защитит от любых опасностей.

– …Мак, ну какой же ты дурак! – услышала она неподалеку ворчание Эпплджек. – Зачем ты бросил ферму, да еще Эплблум с собой привел? По твоему, бабушка справится там одна?

– Прости, ЭйДжей, – Биг Мак прижимал к себе сестру, обнимая ее почти так же нежно, как и Шайнинг обнимал Твайлайт. – Но бабуля Смит меня заклевала, рассказывая как она за тебя боится. И сеструха твоя тоже. Так что я дал обещание что позабочусь о вас обоих, послал письмо за Брейберном и кузенами, а сам полетел сюда.

Это была непривычно длинная речь для такого неразговорчивого здоровяка, каким был старший брат Эпплджек.

Единорожка рискнула одним глазком посмотреть на них и глянула в ту сторону. Большой Макинтош наклонился над оранжевой кобылкой, его светло-коричневая грива касалась самым краем шляпы земнопони. Эплблум стояла рядом с ними на задних копытах, одной ногой сжимая ногу брата, а другой прижимая себя к переднему копыту сестры.

Умилившись, Твайлайт отвела взгляд и посмотрела на возвышающегося над ней брата. Шайнинг Армор разглядывал ее с нежной улыбкой на губах.

– Я люблю тебя, братик, – прошептала кобылка. – Как хорошо, что ты прилетел.

– И я тебя люблю, солнце, – тихо сказал единорог.

– Ты надолго здесь? – спросила она.

– На месяц. Потом мне нужно будет лететь в Кристальную Империю. Но я обязательно вернусь. Ты мне веришь?

Твайлайт просияла и уткнулась мордочкой в шею брата, еще теснее прижавшись к нему.

– Ты мой лучший братик. Мой старший-брат-лучший-друг-навсегда.