Книга Поцелуев (перевод техника)

Пинки решила написать книгу. Да. В первой главе книги описывается как Мод и Пинки подшучивают над Трикси. Логику рассказа оставляю на совести автора оригинала.

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Мод Пай

Симфония прощения

Винил Скрэтч едет в Кристальную Империю за Октавией, чтобы...извиниться.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

История пустобоких.

Эпплблум шла от фермы и вдруг встретила Твайлайт, идущую к Зекоре, и решила пойти с ней. Мораль: любопытствво до добра не доведёт.

Эплблум Другие пони

Снаружи

"Да послужит это Империи наилучшим образом".

Другие пони

Повелители Жизни

Одним обычным утром Норд встречает свою старую знакомую и решает отправиться за ней, будучи уверенным, что жизнь изгнанной ведьмы полна приключений.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Рассказ "Прогресс: 5.5. Луна и Понивилль: Чаепитие"

Встретившись у Рейнбоу Дэш с Флаттешай, Луна принимает ее приглашение пойти на ланч.

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Безрадостная душа

Иногда избавление от иллюзий не приносит должного счастья.

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Smashing Down

Частичный кроссовер с Ace Combat: Assault Horizon. Российский отряд спецназа МВД, отправленный на важное задание в Москву, потерпел крушение, а экипаж потерял сознание. Через некоторое время они очнулись в неизвестном месте. Пока спецназ пытался определить свои координаты, обнаружилось, что они не одни: другие люди по всему миру тоже попали в подобные ситуации. Собравшись вместе и организовавшись, эти силы начинают борьбу за своё выживание против врага, которого они никак не могли ожидать...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Если не изменяет память

Странно, как некоторые вещи застревают в памяти — места, пони, голоса, даже запахи. Стоит коснуться одной, как с головой накрывает волна воспоминаний накопившихся за всю жизнь. И столь же мгновенно волна отступает.

Рэрити

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Автор рисунка: Noben
ГЛАВА 7 "Мышление" ГЛАВА 9 "Контакт"

ГЛАВА 8 "Опасная трещина"

ГЛАВА 8 "Опасная трещина"

Пара гуляла всю ночь. В основном молча: Селестия постоянно что-то разглядывала, трогала, гладила. Ей было действительно интересно всё то, что она только видела. Дабы Эдик не замерзал, волшебница периодически согревала его магией, от чего тот чувствовал себя неловко.

Ближе к середине ночи на площади почти никого не осталось, а мягкий снег плавно застилал своими белыми крупинками покрытие площади, лавочки. Селестия потеряла интерес к обстановке, больше не совала свой любознательный носик в каждый проулок.

— Может, вернёмся домой? — предложил Эдик.

— Ох, прости, я совсем тебя измотала. Я могу погулять и в другой раз, — извинилась волшебница и убедившись, что на площади почти никого не осталось, повернулась к парню. — Дай мне ещё пару минут... я так давно не летала, — улыбнулась она.

— Летала!? — переспросил Эдик.

Селестия немного отошла назад.

— Ты не возражаешь? — спросила она.

— Но тут же люди, — осмотрелся человек, насчитав редких гуляк.

— В вашем мире так не хватает чудес, — произнесла принцесса.

Глаза Селестии засветились ярким светом, а за спиной появились крылья, однако, полного перевоплощения в аликорна она не совершила. Расправив широкие крылья, она с нарастающей скоростью устремилась вверх, летая, петляя над площадью, оставляя после себя светлый шлейф и не прошло минуты, как волшебница так же медленно приземлилась обратно. Её белые крылья растворились в воздухе. Эдик слышал как некоторые люди называли её ангелом. Они улыбались, многие плакали. Все замерли, наслаждаясь коротким волшебством со стороны гостьи из далёкого мира.

— Я ощущаю как радостно бьются их сердца, — принцесса закрыла глаза. — В них пробудилась вера в чудеса и жизнь станет куда интереснее, ибо они станут замечать те волшебные мелочи, которых полно в каждом солнечном дне, в каждой лунной ночи, — Селестия медленно открыла глаза. — Я была бы так счастлива показать людям свет магии, указать путь к гармонии, — мечтательно говорила принцесса.

— Так покажите! — воскликнул Эдик.

Принцесса поникла и печально опустила глаза.

— Не всё так просто, человек. Это не мой мир, я здесь не хозяйка. Он создан по иным правилам и я не имею права вмешиваться в его механизмы бытия, — пояснила волшебница.

— Так что вам мешает? — удивился парень.

— Есть вещи, о которых говорить нельзя, — Селестия не стала вдаваться в подробности.

— Не думал, что у столь сильнейшей аликорна могут быть какие-то сложности, — говорил парень.

— У меня не абсолютная власть, даже в Эквестрии. Ты хотел домой? Я тоже устала, — девушка пошла обратно, пока Эдик за ней поспевал.


Было необычно сидеть за столом с Призрачной Пони. Хотя, если посмотреть общую картину, то Артура окружали пони, дракон, аликорны-азгардийки, и всё это находилось в доме в волшебной стране иного измерения. Ах, да, они вместе завтракали, а ещё он был женат на... да и не только женат, но не в этом суть.

Селена весла себя сковано, изредка поглядывая на то, как остальные ели. Артур представлял с каким трудом, привыкшая к вечному одиночеству, Селена согласилась побыть в кампании... да просто в кампании.

— Попробуете салат? — предложил парень.

Призрачная Пони безмолвно на него посмотрела.

— Мам, это вкусно, — вступила Тия.

Селене явно было тяжело видеть задорный взгляд дочери, который так и уговаривал, ждал того, что бы мама порадовала своё чадо. Но кто же тут сможет устоять? Используя магию, азгардийка взяла самый маленький лист салата и положила его в рот. Ей было непривычно вновь ощущать вкус пищи, жевать её, проглатывать. Она сразу вспомнила один из вечеров Цитадели, когда ужинала с родителями, братом и сестрой. Её мама всегда сама готовила, не пускала прислугу на кухню и судя по стряпне, это было вполне оправдано. Она вспомнила образы тех, кого любила, как никогда ярко. Тот вечер, уют, приятное чувство голода и вкусная еда, стремительного его устраняющая. То, как её родители с любовью смотрели на свою дочку. Селена была ещё совсем юной, когда случился армагедон, она даже не успела вырасти, только столкнулась с первой любовью, которая могла стать вечной. Всё осталось в прошлом, ничего больше нет. Некогда изумительный рай стал бесплодной пустыней, а тот самый королевский стол, украшающий Цитадель, так и остался там стоять, но с большой трещиной по середине, которая разломив его, жестоко прошла и по душе юной кобылки. Столько воспоминаний пробуждающие чувства... Борясь с ними, стараясь не показывать вида, азгардийка силой надавила копытом в пол, сделав в нём небольшую вмятину.

— Ну как? — с улыбкой спросила Тия.

Призрачная Пони видела... точнее радовалась, что дочь не стала такой же, как она сама. Она умела чувствовать и не бояться своих же эмоций, что позволяло ей жить полной жизнью. В этот миг Селена гордилась Тией как никогда раньше.

— Вкусно, — улыбнулась Селена, но искусственной улыбкой.

— А ещё у них есть морковь, бананы, сок. Еда такая разная на вкус! — радовалась Тия.

Селена задумчиво посмотрела на банан.

— Если вас не устраивает накрытый стол, то я могу сбегать и купить что-нибудь другое, — сказала Твайлайт.

— А я приготовлю любое блюдо по вашему желанию, — говорил Спайк.

Призрачная Пони растерянно смотрела на застольных соседей.

— Так, давайте не будем донимать Селену и будем благодарны за то, что она согласилась с нами побыть, — перебил Артур.

Тишина.

— Спасибо за завтрак, я лучше пойду, — Призрачная Пони вышла из-за стола, а затем и с самой кухни.

— Ну молодцы, спугнули её, — нахмурился Артур.

А вот Тия продолжала светиться от счастью и тут всё было ясно без слов: она уловила ту тонкую нить любви, которую наконец, Селена начала ей уделять, а не окружать холодными объятьями. Тончайшая связь между матерью и дочерью.


Эдик и не заметил как уснул, даже до кровати не дошёл. Присел в кресло чтобы снять носки и... вот, уже утро. Потерев глаза, он вспомнил события прошлой ночью. Он даже не знал было ли всё сном или явью. Было явью, судя по Селестии, лежащей в его кровати, а рядом, на стуле, аккуратно было сложено её платье. Она спала в человеческом облике, под одеялом. Парень встал с кресла и ощутил как всё тело ноет от неудобной позы сна. Эдик тихо подкрался к кровати. Девушка лежала на боку, лицом к нему и крепко спала. Одной рукой она обнимала подушку, прижимая её к своей щеке. Не каждый день увидишь в своих "покоях" настоящую принцессу из сказки. Тту Эдик заметил что волшебница открыла глаза и улыбаясь, смотрела на него.

— Я... я просто мимо проходил, — шарахнулся хозяин квартиры.

Улыбка девушки спала.

— Ты сердишься из-за того, что я легла спать в это ложе? Оно твоё? Извини меня за невежество, — приподнялась девушка, придерживая одело, закрывающее её наготу.

— Не беда. Я вообще думал, что вы вернётесь в Эквестрию, — парень сел обратно в кресло.

— Вернусь, но я же обещала прихватить и тебя. Гриша, брат твой, не забыл? — посмеялась девушка. — А ночью ты был такой усталый, что я решила подождать до утра, — улыбалась она.

— Да, верно, — задумался парень.

— Ты не мог бы выйти ненадолго? — спросила Селестия.

Сонливый разум парня не успел сообразить что к чему и тот просто завис.

— Мне нужно одеться и явно не в твоём присутствии. Или кровать... я без одежды... почему ты так на меня смотришь? Не подумай, я тебя не соблазняю! Ох, сделаю проще, — принцесса аккуратно слезла с кровати, подкинула вверх одеяло и под широкие глаза парня, оно упало на пол.

Вопреки подсознательным ожиданиям Эдика, перед ним оказалась аликорн, с хвостом и гривой, а платье, лежащие на стуле, исчезло.

— Так будет лучше, — произнесла принцесса.

Эдика перекосило.

— Ну почему ты так на меня смотришь? — покраснела волшебница.


— Мама, — к Селене сидящей у окна, подошла Тия. — Давай погуляем? — предложила она.

Призрачная Пони повернулась к дочери.

— Слишком опасно, да ещё там много живых существ, которым не следует меня видеть, — отказалась азгардийка.

— Они уже видели, что терять? Ты сама сказала, что со временем они забудут про твою реальность и вновь превратят тебя в миф. Ну пойдём, мне так нравится проводить с тобой время. Мы ещё никогда так долго не были вместе и ты стала немного... другой, — Тия обняла Селену.

— Другой? — спросила Призрачная Пони.

Дочка не ответила, продолжая обнимать азгардийку. Видя то, как Тия стала самым счастливым созданием во вселенной, Селена просто не могла вот так взять и всё разрушить. Счастье дочери начало приобретать для неё совершенно иной приоритет.

— Если только не надолго, — монотонно сказала Селена.

Тия обняла её ещё крепче и отпустив, выбежала на улицу.

— Ну ты идёшь? — заглянула она через порог.

Призрачная Пони вышла из дома. Внимание окружающих пони совсем не заботило Тию, чего нельзя было сказать о Селене. Она понимала что открытый выход в свет было не самым разумным решением, а замаскироваться под местных существ не позволили силы, ещё не пришедшие в норму.

Кобылки гуляли по деревне и к великому счастью Селены, вскоре вышли за её черту на небольшой луг, где почти никого не было. ЭпплДжек и Флаттершай она узнала сразу, впрочем, как и они её. Их реакция не отличалась от реакции других пони, не считая того, что желтокрылка стала походить больше на дрожащий ковёр с перьями и шерстью, лежащий на траве. Несколько пони убежали в страхе, что совсем не удивило Призрачную Пони с теми-то слухами, что ходили о ней.

На дальней стороне луга тоже были пони. Они не заметили пришествия могущественной инопланетянки и продолжали заниматься своими делами. Тия тоже их заметила, в частности, как резво играли жеребята.

— Мам, я понимаю что ты имеешь другие интересы, но не могла бы тоже со мной поиграть? Хотя бы один раз, — спросила Тия.

Селена никогда не играла с Тией, не дарила игрушек, да и просто не гуляла. Она всегда отправляла дочь в разные миры, словно кукушка подбрасывала птенца к другим пони, жеребятам, с которыми Тия и проводила время.

— Если хочешь, я могу позвать Вандерли, она с тобой поиграет, — сказала Селена.

— Нет, я хочу поиграть именно с тобой, — Тия подошла поближе.

Селена сосредоточенно посмотрела на дочь.

— Извини, я немного забылась... Хорошо, я поиграю с Вандерли, — расстроившись, Тия собралась уходить.

— Тия, подойти ко мне, — приказала Призрачная Пони.

Кобылка покорно послушалась.

— Ты ведь знаешь как сильно я тебя люблю, но я не умею быть хорошей матерью... я не могу чувствовать, у меня нет эмоций как живых пони. Я не лучшая мама, — спокойно говорила Селена.

— Не лучшая? Да ты самая лучшая в мире! Я ведь знаю тебя, мамочка, я же твоя дочь! Знаю что даже этот простой поступок, как просто погулять со мной, тебе много стоил. Ты стараешься, а не отказываешь от меня. Мне не нужно видеть твои чувства, я и так всё понимаю, — Тия вновь обняла Селену.

На миг, сердце Призрачной Пони забилось чуточку чаще, но потом вновь вернулось в свой холодный ритм.

— Смотри, — Призрачная Пони отошла назад и создала перед Тией резиновый мячик. — Ты хотела поиграть? — улыбнулась Селена, причём, улыбка уже не была натянутой.

— Ты правда готова это сделать? — удивилась Тия.

— Уже делаю, — кивнула Селена.

— И всё таки ты самая лучшая! — взвизгнула Тия. — Только без магии, — добавила она.

Мама и дочь принялись головами кидать друг другу мяч да так, что бы не повредить его рогами. Мяч так и норовил упасть на землю и падал, но с каждой попыткой маленькая семья старалась всё дольше продержать его на лету. Селена, как и Тия, скакала из стороны в строну. Без магии было не просто, непривычно, но весело. Весело Селене. Она улыбалась и даже смеялась, слыша собственный смех впервые за долгие тысячелетия. Но больше всего её радовал детский смех её юной Тии, которая пребывала на седьмом небе от восторга.

Один из ударов по мячу со стороны Тии оказался слишком сильным и лёгкая сфера отлетела на несколько метров в небольшую рощу. Тия поскакала за ним следом. Пробравшись через кусты, она увидела мячик, лежащий в гутой траве, а недалек от него некая семья из жеребца, кобылки и трёх жеребят устроила пикник. Призрачная Пони застыла, постепенно улетая в воспоминания далёкого прошлого. Она вспомнила как выбиралась с семьёй на самые красивые планеты Азгардийского планетарного округа. Планеты не были жилыми, считались искусственно созданными заповедными зонами и, как правило туда никого не пускали, лишь королевская семья пользовалась такой привилегией, что всё же, в обществе не особо приветствовалось. Но тогда у Селены был день Рождения и, не смотря на запреты министров, папа смог вывести семью на райский оизис кристальных водопадов, изумрудных деревьев, на которых обитали самые необычные животные и птицы, собранные из многих галактик. Тогда Селене подарили чудесный кулон с её именем. Она всегда его носила на шее и никогда не снимала, даже после... даже после. В этот день всё было идеально, даже несносный братец был вежлив и любезен, что для него было совсем непривычным.

— Этот кулон сделала Твоя мама, — король повесил на шею кобылки кулон.

Как же она была счастлива в тот момент!

— Она сделала его без магии, собственными копытами. Я тоже хотел немного над ним поработать, но боялся что разломаю его пополам своими неуклюжими ногами и зубами, — посмеялся король.

— Ах, ты такая с ним красивая! — вздохнула сестра.- Мам, я тоже такой хочу! — добавила она.

— Потерпи до своего дня рождения, — посмеялась королева.

Вот только её дня рождения так и не наступило. Не успел наступить.

Вернувшись из воспоминаний, Селена магически приподняла кулон с шеи. Он был таким же красивым, как и в тот прекрасный день. На нём была гравировка с её именем на азгардийском языке. Призрачная Пони повернула кулон другой стороной и внезапно увидела ещё одну надпись, практически незаметную, которую до этого момента раньше не видела:

"С любовью, моей красивой девочке. Мама"

У Селены пошатнулись ноги. Внутри всё закипело, забурлило. Жар словно лава, желал вырваться из спящего вулкана, отчаянно искав выход наружу. Вновь и вновь образы родителей мелькали перед её глазами и Селена начала осознавать что их больше нет. Осознавать не холодным разумом, а сердцем, которое не успело пропустить боль расставания с ними. ту боль, от которой Призрачная Пони своевременно возвела ледяную стену. Дрожа всем телом, Селена вновь посмотрела на кулон.

— Их больше нет, — неуверенно прошептала она. — Их больше нет, — сдавленно повторила она, словно не верила в свои слова.

Селена не была готова с ними расставаться. Она вообще не думала что такой день может настать. Но он настал. Прошлое, которое нельзя изменить.

— Их больше нет, — дрожащими губами бормотала азгардийка.

Она помнила смерть отца. Смерть на её глазах и как в тот момент она едва не сошла с ума, но рассудок сестры не выдержал и та психологически сломалась... Знала, что пустив "волну" по всему Азгарду, уничтожила не только народ, но и маму, находящуюся в Цитадели. Если бы она тогда подумала, раньше бы осознала чудовищность последствий...

— Их больше нет, — слёзы ручьём полились из её глаз, как тело стало дрожать ещё сильнее.

Невиданная волна эмоций нанесла бывшей принцессы великой расы мощнейший удар. Осознание частички прошлого разрывало её душу на части. Невероятная боль, от которой Селена так бежала сквозь века, начала просачиваться через трещину в толстой стене холода. Она вновь ощутила себя той самой юной кобылкой, которая всегда могла найти поддержку в кругу любящих родителей, в любой ситуации. Сейчас, бремя одиночество бетонной плитой надавило на ноющую рану, напоминающее ей, что она осталась одна, что больше нет тех, кто бы смог проявить о ней заботу, нежно поцеловать перед сном в уютной кровати.

Селена понимала что совершает ужасную ошибку, позволяя своим чувствам оживать, что это чревато вероятным сумашедствием, ведь даже светлый разум азгардийки не со всем способен справиться. Однако, ей так этого не хватало... не хватало вновь ощутить себя живой. Вспомнить то, насколько сильно она любила тех, кого потеряла.

— Их больше нет... — зарыдала Селена, плавно ложась на холодную траву.