Автор рисунка: BonesWolbach

— …ну, я и говорю ему: «Послушай, дорогуша, я, конечно, уверена, что  она будет рада если не самому подарку, то проявленному вниманию, но всё же, чтобы дать молодой кобылке понять, что она тебе не безразлична, есть способы и получше». И знаешь, что он мне ответил?

— А? Нет, а что?

— Он начал нести какую-то чепуху об «ухаживании», которой он набрался от своих друзей, правда, он называл этот процесс несколько иначе. Что за вздор, Твайлайт. И как мне удалось не рассмеяться ему прямо в лицо? Я бы с удовольствием сшила откровенный наряд для пары, чтобы добавить немного остроты их отношениям, но ты можешь представить себе, получить такое на первом же свидании? Вот ведь, жеребцы!

— Ага, жеребцы…

— Затем, конечно, Свити Белль спросила: «А для чего тут уздечка?», и, представь себе, ну как объяснить это жеребёнку? «Знаешь, милая, когда двум взрослым пони, которые очень любят друг друга,  вдруг захотелось чего-то особенного…» Иногда я не понимаю, зачем вообще пускаю её в свой бутик, когда работаю с заказчиком. До сих пор ни к чему хорошему это не приводило, вот что я тебе скажу, дорогуша.

— Хм…

— Ну, и затем — ты не поверишь, Твайлайт! — вошла  его особенная пони! Я думаю,  она тоже хотела заказать у меня что-нибудь к этому свиданию, и вот — она видит, как я и её кольтфренд стоим и обсуждаем эту... уфф, упряжь, и знаешь, что она сделала? Развернулась и ускакала прочь! А он погнался за ней, крича, что он тут ни при чём, потому что это я пыталась ему её всучить! Вот наглец!

— Это потрясающе, Рэрити!

— Нет, Твайлайт, это ужасно! Сорвалась пара продаж, хотя, думаю, одна из них и так не состоялась бы, и вдобавок из-за этого беспорядка я опоздала в спа к началу нашей встречи. Так что, если утром мне и не очень-то был нужен массаж, то теперь он мне просто необходим! Вот, собственно, и весь ответ на твой вопрос.

К этому времени Твайлайт Спаркл давно забыла, о чём спрашивала подругу. Чтобы понять, что Рэрити уже закончила свой монолог и ждёт хоть какой-то ответной реакции,  волшебнице потребовалось несколько секунд. Белая единорожка с нетерпением смотрела на неё с противоположного края бассейна.

— Эмм...

«Думай Твайлайт, думай!  Там вроде что-то было насчёт бутика и… опоздания. А! Я спрашивала, почему она задержалась!»

— Вот и хорошо, я рада, что ты, наконец, смогла присоединиться! — с улыбкой закончила она.

Рэрити улыбнулась в ответ и с облегчением опустилась обратно в бассейн, погрузившись в бурлящую воду почти с головой. Пышная фиолетовая грива единорожки раскинулась вокруг неё, словно прекрасный веер. Несколько долгих минут подруги провели в тишине, наслаждаясь теплом, буквально пронизывающим все клеточки тела. На всякий случай, Твайлайт решила больше ни о чём не спрашивать.

Наконец, Рэрити нарушила молчание. Она стрельнула глазами в сторону третьей пони, за всё это время не произнёсшей ни слова:

— Всё в порядке, Флаттершай?  — спросила она.

Та лишь молча кивнула в ответ. Из воды виднелась только голова светло-жёлтой пегаски и копна её розовой гривы.

Подруги переглянулись. Твайлайт пожала плечами.

— Тебе ведь... нравится здесь, правда? — спросила Рэрити.

Не вставая с места, она переместилась вдоль края бассейна ближе к Флаттершай. Твайлайт придвинулась с другой стороны, и они оказались по бокам от пегаски.

Та снова кивнула. Это движение породило крохотные волны, разбежавшиеся по горячей поверхности.

— Что-то ты сегодня очень тихая, — заметила Рэрити. — Слишком тихая, даже для тебя.

Это заявление, наконец, вызвало ответную реакцию. Флаттершай подняла голову над водой, её мокрая розовая грива повисла и, как занавес, скрыла лицо.  Пегаска улыбнулась подруге и прошептала так тихо, что Твайлайт с трудом смогла разобрать слова:

— О, спасибо Рэрити. Я тренировалась.


— Дай угадаю, — сказала Твайлайт, — ты тренировалась молчать... для какой-то игры?

Подруги давно оставили бассейн и сейчас наслаждались индивидуальными спа-процедурами в полутёмной комнате отдыха. Рэрити вновь принимала ванну, но на этот раз не обычную, а грязевую — густую и чёрную, хлюпающую при малейшем движении. Тягучая зелёная масса была аккуратно размазана по её лицу, пара круглых огуречных ломтиков прикрывала глаза. Её густая грива была скрыта под банным полотенцем, достаточно большим, чтобы замотать в него всю пони целиком, словно мумию.  Хвост же Рэрити, казалось, был оставлен на произвол судьбы где-то под толстым слоем грязи.

Флаттершай остановилась на более щадящей процедуре. Широко раскинув крылья в разные стороны, она лежала ничком на мягкой подстилке. Алоэ, одна из двух сестёр пони, работающих в спа, держала в зубах крошечную кисточку-аппликатор и нежно наносила капельки особого масла на стержни каждого из перьев. Всякий раз, обработав таким образом около дюжины, Алоэ брала мягкую шерстяную тряпочку и аккуратно размазывала его по всей поверхности.  От подобного ухода крылья Флаттершай обрели золотистый блеск, просиявший в полутёмной комнате, как солнечные зайчики на воде.

Твайлайт выбрала самые незамысловатые из всех предлагаемых в спа-салоне услуг — массаж и полировку рога. Лотус, вторая из спа-сестёр, умело вдавливала свои покрытые массажным маслом копытца в спину единорожки. По своему обыкновению, Твайлайт называла в уме каждую из основных групп мышц с которыми работала земная пони:

«Так, пояснично-грудной отдел, хорошо. Сделай это ещё несколько раз. Ооо, пояснично-крестцовый отдел…»

— Ну, это скорее соревнование, нежели игра, — ответила  Флаттершай. Она немного отвернула голову, избегая взгляда Твайлайт:

— На самом деле, это первенство мира.

— Первенство мира по игре в молчанку? Правда? Да ты шутишь!

В смущении, Флаттершай попыталась прикрыть свой нос копытцами. К счастью, Рэрити пришла ей на помощь:

— О, оставь бедняжку в покое, Твайлайт! Припомни-ка, не в этом ли году, по твоей вине, мы пережили несколько довольно странных приключений? Помнишь сороконожек?

— Это было исследование, — отрезала  Твайлайт.

Рэрити иронично изогнула бровь поверх огурца.

— Это было ради науки. Тем более, все пострадавшие пони уже в порядке.

— Что ж, думаю, для нашей Флаттершай это соревнование будет прекрасным примером безопасного развлечения, — сказала  Рэрити.

Твайлайт выразительно взглянула на неё при слове «безопасного».

— Никаких драконов, параспрайтов, мантикор, маленьких сестёр… Да, чем больше я о нём думаю, тем больше оно мне нравится, — закончила  Рэрити.

— О, я очень рада, что ты так считаешь, — сказала Флаттершай.

После слов единорожки она немного успокоилась и уже не пряталась за копытцами.

— Тем более, что в этом году оно должно превзойти все возможные ожидания.

Возникла пауза.  Твайлайт взглянула на  Рэрити, казавшуюся смущённой, что было заметно, даже несмотря на косметическую маску и огурцы.

— Что? Какие ожидания? — спросила  Твайлайт.

Флаттершай кивнула, не замечая озабоченного выражения на лице волшебницы:

— После того, что случилось в прошлом году, все будут изо всех сил стараться победить меня.  Я уже почти решила отказаться от участия в соревновании, но Рейнбоу Дэш сказала, что я должна быть храброй пони.

От избытка чувств она даже слегка притопнула копытцем. Получившийся «цок» был еле слышным, но и он заставил Флаттершай вздрогнуть и прошептать:  «Извините».

— А ты вообще делала это раньше? — спросила Твайлайт.

Флаттершай была так смущена своей несдержанностью, что не могла говорить и лишь кивнула головой.

— И у тебя получилось?

Пегаска снова кивнула:

— Ну да, — сказала она. — Я победила.

Рог  Рэрити засиял как чистое серебро. Огуречные ломтики   отлетели прочь, явив миру два изумлённых глаза:

— Флаттершай, ты что, хочешь сказать, что ты и есть чемпион мира? — спросила она.

Пегаска неистово покраснела и снова попыталась укрыться за копытцами.

— О, дорогая, не стесняйся! — закричала Рэрити. — Это же чудесно! Не могу себе представить, каково это, быть чемпионом в чём-то подобном!  Но почему ты нам ничего не сказала?

— Ну... я не хотела хвастаться.

— А это и не хвастовство, хвалиться такими вещами! — воскликнула Рэрити.

Она ненадолго замолчала, склонив в раздумье голову:

— Ну, может и хвастовство, но это совсем не значит, что хвастаться плохо.

— Стоп, стоп, тайм-аут! — сказала Твайлайт. — Мы говорим о мировом первенстве по игре в молчанку. Это даже не настоящее соревнование.

— Да уж, это определённо не Понивильский Забег Листьев, — парировала Рэрити. — Ты что, снова за старое,  Твайлайт? Уж не завидуешь ли ты?

Волшебница фыркнула:

— Что? Я не завидую! Любой пони умеет молчать. И это не настоящее соревнование.

— О, это гораздо труднее, чем просто молчать,  Твайлайт, — сказала Флаттершай. — Ты должна сохранять тишину очень долгое время.

— Флаттершай, я библиотекарь, — закатила глаза  Твайлайт. — Думаю, я знаю кое-что о тишине.

На лице  пегаски появилось сомнение, но она ничего не сказала.

— Вот как библиотекарь, ты могла бы проявить побольше выдержки, — укорила её Рэрити.

— Флаттершай, а где будет проходить это соревнование?

— Ну, эмм… в Кантерлоте. Принцесса Селестия лично наградит победителя.

Рэрити, в восторге, ахнула. Твайлайт вытаращила глаза, ошеломлённая тем, что Селестия вообще может иметь к этому хоть какое-нибудь отношение.

— Кантерлот! Это просто прекрасно! — воскликнула Рэрити, —  Флаттершай, ты просто обязана взять меня собой!

Повисло долгое молчание. Глаза  Флаттершай расширились, а её взгляд заметался по комнате, будто следуя за чем-то невидимым.

— Ну, эээ,  это было бы... — Флаттершай умолкла. Рэрити подарила ей самую широкую и полную страстного желания улыбку.

— Это было бы… замечательно, — закончила пегаска.

— И,  Твайлайт, ты тоже должна пойти с нами! — промурлыкала Рэрити, внезапно сощурив глаза.

Волшебница слегка замотала головой, но, стоило Флаттершай взглянуть в её сторону, застыла и улыбнулась.

— Да, как насчёт тебя, Твайлайт? — спросила пегаска. — Сначала я вообще не хотела никого приглашать, но ваше внимание очень много для меня значит.

— Я была бы счастлива,  Флаттершай, — сквозь зубы ответила  Твайлайт, продолжая широко улыбаться. — Огромное спасибо, Рэрити, за то, что пригласила.

Белая единорожка усмехнулась:

— А ещё надо взять с собой всех остальных! — сказала она, бултыхаясь в грязи.  — Уверена, Пинки пойдёт с удовольствием, да и Рейнбоу Дэш с Эпплджек замечательно повеселятся.

Наступила тишина.  Флаттершай и Твайлайт обменялись быстрыми взглядами и даже Рэрити, казалось, засомневалась в собственных словах. Наконец, будто прорвало плотину, все трое заговорили одновременно:

— Вообще-то -

— Я не уверена -

— О, м-может всё-таки нет -

Подруги замолчали.   Рэрити вежливо покашляла, мысленно сложив вместе обрывки фраз:

— Хм, с другой стороны, возможно, они не смогут насладиться подобным культурным мероприятием так же, как мы.

— Я склонна согласиться, — сказала Твайлайт.

Она пыталась представить себе Пинки Пай участвующую в чемпионате мира по Молчанке. Удивительное воображение единорожки на этот раз дало сбой.

— Наверное, это будет ужасно, — сказала Флаттершай.

Все удивлённо взглянули на неё, заставив потупиться.

— Но, будь что будет, — тихо добавила она.

С этим согласились даже, всё ещё занятые спа-процедурами, Алоэ и Лотус.


— Они что, арендовали целый конференц-центр? — спросила Рэрити.

Её тихий голос  выражал глубочайшее изумление.

Подруги вошли под своды просторного атриума Кантерлотского Конференц-Центра. Сотни пони толкались у входа, сбиваясь в кучки или толпясь у стоек регистрации. Собравшиеся вели себя необычайно тихо, что было удивительно, учитывая их количество. После недолгих размышлений Твайлайт Спаркл решила, что всё дело в  специфике чемпионата.

Через весь зал был растянут большой транспарант, надпись на котором гласила: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, УЧАСТНИКИ СОРЕВНОВАНИЯ». Она была сделана такими маленькими печатными буквами, что почти терялась на его огромной поверхности. На других плакатах были указаны места проведения отдельных матчей чемпионата. Большая схема на дальней стене зала была заполнена турнирными таблицами, ждущими имён победителей.

— О, да… — сказала Флаттершай. Её голос был чуть громче шёпота.

— В прошлом году они собирались провести соревнование в замке, но там не хватило места.

— Это..., это всё взаправду? — спросила Твайлайт. Она оглядела холл расширившимися от удивления глазами.

— Все, кто собрались здесь…

Внезапно она осеклась, когда несколько пони, стоящих поблизости, разом зашикали на неё. В неловкости, единорожка  склонила голову.

— ... все они здесь для участия в мировом первенстве по игре в Молчанку? — шёпотом закончила она, добавив: «Извините» в сторону присутствующих.

Флаттершай кивнула:

— На самом деле проводятся два соревнования. Одно для любителей, а другое, ну… для профессионалов.

Твайлайт заметила, что другие пони не стали шикать на пегаску. Более того, казалось, они взирают на неё с благоговейным трепетом.

— Принять участие в соревновании любителей может кто угодно? — задумчиво спросила Рэрити, взглянув на ближайшую регистрационную таблицу.

— Да, за небольшой вступительный взнос. А вот чтобы принять участие в состязании профессионалов, ты должна победить в региональном чемпионате.

«Региональном»?

Твайлайт попыталась вспомнить, устраивалось ли что-то подобное в Понивиле. Её разум снова дал сбой.

— О, похоже, Селестия будет судить мою группу, — сказала Флаттершай, указав копытцем на схему, висящую на стене. Из неё следовало, что все участники соревнования были разбиты на четыре группы по шестнадцать пони в каждой.

— Думаю, это к удаче.

Прищурившись, Твайлайт тоже взглянула на схему. И верно, около левой нижней группы, вписанное элегантным курсивом, красовалось имя Принцессы Селестии.

«Она что, делает это каждый год? Почему она ни разу об этом даже не упомянула? И какие ещё дурацкие соревнования ей приходится судить?»

— Мм, Твайлайт, ты в порядке? — спросила Флаттершай.

Этот вопрос грубо вырвал её из размышлений и вернул обратно в реальность.

— Ты так странно уставилась на что-то, — добавила пегаска.

— Извини, просто на минуту задумалась, — откликнулась Твайлайт. — Пойдем, скоро твой первый матч.

— Идите девочки, я скоро буду, — сказала Рэрити. — Твайлайт, займешь мне местечко?


— И вот, мы объявляем о начале первого матча Чемпионата Мира по игре в Молчанку, — произнес в микрофон комментатор, земной пони рыжевато-коричневой масти с кьютимаркой в виде мегафона.

Громкость вещательной системы была уменьшена настолько, что Твайлайт едва его расслышала, несмотря на пугающую тишину, царящую в  переполненной аудитории. Сотни пони, рядами рассевшись вокруг неё на мягких сиденьях, смотрели вниз на пустую сцену. Твайлайт видела немало самодельных плакатиков с именем Флаттершай.

— Так и есть, Чип, — сказал помощник ведущего, светло-фиолетовый пегас.

Похоже, сам факт участия Флаттершай в этом матче потребовал внимания всей команды комментаторов.

— Как и ожидалось, здесь, в аудитории «А», собралась огромная толпа зрителей. Они хотят  увидеть, как наш действующий чемпион будет защищать свой титул. Для тех пони, кто слушает нас дома, добавлю — царит почти невыносимое напряжение.

У Твайлайт было своё мнение на этот счёт. Стояла такая тишина, словно она очутилась на кладбище. Ночью. С научной целью, конечно.

— Так точно, Эйс. Зал уже просто гудит от возбуждения.

«Если на сцене уронят булавку, думаю, я это услышу» — подумала Твайлайт.

Не успела она продолжить мысленные пререкания с комментаторами, появилась Рэрити. Она прошла по проходу, протискиваясь мимо сидящих пони, и заняла место рядом с подругой.

— Я что-то пропустила? — прошептала она.

Твайлайт покачала головой:

— Думаю, они сейчас начнут. Селестия уже здесь.

И правда, чуть ниже, в первом ряду, плескалось мягкое сияние её волшебной гривы.

— Где ты была всё это время?

— Знаешь, с тех пор, как мы пришли сюда, я не переставала думать об этом, так вот, почему бы немного не развлечься? — хихикнула Рэрити. — Итак, я записалась на соревнование для любителей. Мой первый матч начнётся сразу после этого.

Обдумывая, как вообще реагировать на такое, Твайлайт замолчала. В итоге она остановилась на самом прямолинейном варианте:

— Ты уверена, что это хорошая идея, Рэрити? Думаю, они относятся к этому очень серьёзно.

Рэрити пренебрежительно покачала копытцем:

— Подумаешь, Твайлайт. Они же все любители. Не соперники для такой сдержанной, культурной леди, как я.

Твайлайт закусила губу. К счастью, её спас комментатор:

— А вот и она, Эйс! — сказал Чип. — Леди и джентелькольты, ваш действующий чемпион — Флаттершай!

Как только жёлтая пегаска, вынырнув откуда-то слева, прорысила на сцену, со всех сторон раздался шёпот. Вспыхнувший прожектор заключил её в яркий круг света. Начищенные перья и расчёсанная грива Флаттершай замерцали в полутьме зала как драгоценности. Твайлайт никогда ещё не видела свою подругу такой красивой и...

— УУИИИ! — оглушительно завопила Рэрити прямо ей в ухо, вдребезги разбив хрупкую тишину.

— ВПЕРЁД, ФЛАТТЕРШАЙ! РАЗГРОМИ ЭТИХ ПОНИ! Покажи им как…эээ... как… — она заметила, что все зрители повернулись и уставились прямо на неё, а Флаттершай на сцене скорбно покачала головой.

Твайлайт, сгорая со стыда, попыталась вжаться в кресло. Рэрити откашлялась:

— П-простите, — с горящими щеками прошептала она, — продолжайте.

— ...и, напоминаем нашей аудитории, пожалуйста, ознакомьтесь с тем, что сказано в правилах о чрезмерном выражении одобрения или поддержки, — сказал Эйс. — Мы ведь не хотим отвлекать участников?

— Верно, Эйс. У нас тут не зоопарк, в конце-концов.

— Я её правда не знаю, — шепнула Твайлайт соседке-пони.

Пренебрежительно фыркнув, пегаска задрала нос.

— Похоже, наша первая претендентка на звание чемпиона готова к битве, Чип. Она — яростный соперник и ненавидит, когда кто-то встаёт у неё на пути.

— Представляем Её Королевское Высочество — Найтмэр Мун!

При виде ещё одной пони, выступившей вперёд, присутствующие беспокойно задвигались. В зале словно потемнело, когда странная, превосходящая всех ростом фигура цвета индиго, казалось, заполнила собой всю сцену. Она нависла над Флаттершай, кончик её острого витого рога возвышался над головой сжавшейся от ужаса пегаски. Крылья существа были гордо раскинуты, грива, пронизанная тысячами звёздочек, струилась вокруг царственного силуэта, словно вода.

Она была холодна и прекрасна, как ночь, и  смотрела на свою противницу с такой ужасающей презрительной усмешкой, что даже зрители в страхе прижали уши. Деревянная сцена под копытами существа прямо на глазах покрылась ледяной изморозью.

— А разве мы её не победили? — прошептала Рэрити.

С отвисшей от потрясения челюстью, Твайлайт, не мигая, смотрела на возвращение их заклятого врага.

— Ого, она точно знает, как обставить своё появление, верно Эйс?

— Так и есть, Чип. Однако, для победы в Молчанке, одного эффектного костюма недостаточно. Давай быстренько напомним нашим радиослушателям правила соревнования, пока наши претенденты готовятся к битве.

— Хорошая идея, Эйс. Итак, в этом матче используются стандартные правила, согласно которым, соперникам запрещено прикасаться друг к другу или применять какую-либо магию. Если судебная коллегия не дисквалифицирует никого из них в течение двадцати минут, главный судья вынесет вердикт, согласно проявленным участниками стилю и креативности.

«Да ладно, стиль и креативность?»

Твайлайт оглянулась, чтобы посмотреть, смутило ли  это заявление хоть кого-нибудь так же, как её. Похоже было, что никого, кроме Рэрити.

— Судьи сообщают, что они готовы. Итак, пони! Время… пошло́!

Найтмэр Мун и  Флаттершай уставились друг на друга через всю сцену. Ужасающе медленно, высоченный аликорн начал подкрадываться к своей жертве.  Флаттершай стояла как вкопанная, её ноги слегка задрожали, когда богиня ночи подобралась ближе. Наконец она остановилась, но лишь когда её рог достиг луча прожектора, освещавшего Флаттершай, и отбросил на тело пегаски острую тень.

Найтмэр Мун свысока уставилась на соперницу, вынуждая её дрогнуть и отступить. Флаттершай неслышно сглотнула, но продолжила стойко переносить взгляд грозного противника.

Найтмэр Мун прищурилась на дрожащую пегаску и оскалила клыки. При виде этого, некоторые пони в аудитории упали в обморок. Флаттершай крепко зажмурила глаза, было похоже, что и она вот-вот свалится.

«А не дисквалифицируют ли её за это?» — подумала Твайлайт. — «Гораздо легче хранить молчание, когда ты без сознания».

Она так никогда и не узнала ответа на свой вопрос. Флаттершай несколько раз глубоко вздохнула и открыла глаза. Она медленно встала на все четыре копытца и вернула тёмной принцессе взгляд, которого не постыдился бы и кокатрис. Найтмэр Мун дрогнула, её крылья в замешательстве распахнулись.

«Давай, подруга!» — скандировала, про себя, Твайлайт. Рядом с ней взволнованно дрожала Рэрити. Вся аудитория затаила дыхание.

Но одолеть Найтмэр Мун было не так-то просто. Она поднялась на дыбы, её крылья распростёрлись как ночь. Словно поддерживая тёмную принцессу, потускнели лучи прожекторов. От её полуночной фигуры исходил пронизывающий холод, расползаясь по аудитории и заставляя всех дрожать от озноба. Выдохнув, Твайлайт заметила облачко пара.

«Ну, вот и всё. Никто из пони не может противостоять такому», —  подумала она.

Но одна всё же могла. И она это сделала. Флаттершай гордо задрала нос, развернулась на месте и уселась на сцену спиной к аликорну. Игнорируемая пегаской, Найтмэр Мун продолжала стоять, но её сверхъестественная харизма была полностью разрушена простым фактом обычного пренебрежения.

Смущение аликорна быстро сменилось яростью. Принцесса ударила по сцене передними копытами, вдребезги разнося тонкие деревянные плашки.

— ДА КАК ТЫ СМЕЕШЬ ПОВОРАЧИВАТЬСЯ КО МНЕ СПИНОЙ, НИЧТОЖЕСТВО! — страшным «кантерлотским» голосом провозгласила она.  — ТЫ ЧТО, НЕ ЗНАЕШЬ КТО Я? ДА Я Ж ТЕБЯ…

— ДЗЗЗЗЗЗ! — прозвучал сигнал, оборвав её тираду на половине.

С открытым ртом, Найтмэр Мун осталась потрясённо стоять на месте, тогда как зрители разразились бесшумными овациями, чествуя Флаттершай. Та, в свою очередь, развернулась к аликорну и отвесив ей лёгкий поклон, потрусила за кулисы.

— Стой, подожди! — вскричала Найтмэр Мун. Её взгляд бешено заметался по сторонам.

— Так не считается, это был пробный раунд!

Она умоляюще посмотрела на старшую сестру:

— Тия, ну скажи им, что это была всего лишь тренировка!

Тем временем её силуэт засиял и начал уменьшаться, пока не превратился в пусть и не столь высокую, но всё ещё величественную фигуру Принцессы Луны. Селестия покачала головой и поднялась с места. Двое охранников-пегасов сдерживали толпу поклонников, когда она проследовала к выходу.

— Да, на этот раз всё закончилось быстро, — сказал Чип, — две минуты девятнадцать секунд, судя по  судейским часам. Один из лучших результатов Флаттершай.

— Так точно, Чип. На мгновение мне показалось, что Найтмэр Мун сможет это провернуть, но, как я и предполагал, у неё не вышло. Однако, надеюсь мы ещё увидим её в следующем году. Не переключайтесь, пони, мы вернёмся сразу после небольшой рекламы от наших спонсоров.

Тишина сменилась тихим бормотанием, когда зрители гуськом потянулись к выходу, обсуждая прошедший раунд. Часто звучало имя Флаттершай. Твайлайт и Рэрити решили немного задержаться.

— Ну и как тебе, было… интересно? — спросила Твайлайт.

— Это было куда… напряжённее, чем я ожидала, — ответила Рэрити. — Как думаешь, на любительском соревновании будет так же?

— Совершенно не представляю, — сказала Твайлайт. Она немного помедлила и продолжила:

— Как бы там ни было — удачи!

Её подруга нервно сглотнула:

— Ну ладно. Думаю, мне пора идти. Не хочу пропустить свою первую победу!

Рэрити издала тихий, приглушенный смешок:

— Ты… ты ведь тоже придешь?

— Я догоню тебя через минуту. Думаю, Луне нужна дружеская помощь прямо сейчас.

Действительно, печально опустив голову, Луна до сих пор так и стояла на поле боя.

Твайлайт легонько пихнула Рэрити в бок и порысила в сторону сцены, дабы составить компанию младшей принцессе Эквестрии.


— Ты готова? — шепнула Флаттершай.

— Думаю, да, — ответила Рэрити, сделав глубокий судорожный вдох.

— Однако, я немного волнуюсь. Это вообще нормально, нервничать перед соревнованием?

— О, я всегда нервничаю.

— Дело в том, что когда я волнуюсь, бывает, я начинаю много болтать. Ну, чтобы снять напряжение, понимаешь? Как думаешь, это плохо?

Флаттершай немного помолчала.

— Нет, это… здорово, — наконец, ответили она.

Рэрити облегчённо вздохнула:

— О, прекрасно. Я немного беспокоилась об этом. Было бы так унизительно проиграть в самом первом раунде. Да ещё кому — жеребёнку!

Её юный соперник, хмурый земной пони, получал  в другом конце зала последние наставления от своего тренера.

Флаттершай снова промолчала.

— О, меня вызывают! — сказала Рэрити. — Пожелай мне удачи!


— Ну, как она? — спросила Твайлайт у Флаттершай, заняв своё место.

Несмотря на то, что присутствие  действующего чемпиона привлекло заметно больше пони, чем обычно бывает в первом раунде любительского соревнования, толпа зрителей была гораздо меньше предыдущей.

— Ммм… она в порядке, — помедлив, ответила  Флаттершай.

— Как думаешь, она победит?

В ответ, та лишь молча поскребла копытцем спинку переднего сиденья. Твайлайт решила не усугублять положение.

Любительский раунд никто не комментировал. Вместо этого, судья — розовая пегаска, велела обоим участникам пройти в центр помещения. После краткого инструктажа она отправила их по местам, в противоположные углы зала. Жеребёнок аж подскакивал от волнения. Рэрити машинально теребила гриву копытцем.

На мгновение всё затихло. Рэрити смущённо огляделась.

— Мы… мы уже нач…

— ДЗЗЗЗЗЗ!

Твайлайт подпрыгнула от неожиданности. Даже Флаттершай, казалось, была шокирована столь быстрым окончанием раунда.

— Погодите, это нечестно! — воскликнула Рэрити, изящно притопнув ножкой. — Я же не знала, что мы уже начали!

Судья подошла, чтобы что-то сказать ей, в то время, как жеребёнок подбежал к сияющим от счастья родителям. Зрители начали расходиться, причем большинство из них, что-то разочарованно бурча.

— Да, это было быстро, — отметила Твайлайт.

Флаттершай кивнула.

— В любом случае, похоже, она побудет здесь ещё некоторое время, — продолжила волшебница.

И верно, судя по экспрессивным жестам, которыми та подчеркивала каждый свой аргумент, Рэрити только начала разогреваться.  Она, можно сказать, ещё разводила пары́, когда Твайлайт и Флаттершай шмыгнули к выходу.


Быстро и незаметно пролетели несколько следующих раундов. Твайлайт Спаркл и мрачная, надувшаяся Рэрити безмолвно болели за свою подругу, уже не только победившую трёх следующих по порядку соперников и ставшую чемпионом группы, но и выигравшую у одного из четырёх пони, последних, оставшихся в турнире.

Полуфинал чемпионата проходил в самой большой аудитории Конференц-Центра, в той, где проводились соревнования по хуфболу для закрытых помещений. Тысячи пони, затопивших трибуны словно пугающе безмолвное пастельное море, пристально смотрели вниз на ярко освещенную сцену. Как гости действующего чемпиона, подруги сидели в секторе для особо важных персон всего в нескольких рядах от места действия.

— Должна признать, это куда более волнующее зрелище, чем я думала, — прошептала Твайлайт.

Рэрити фыркнула:

— Для меня всё это слишком напыщенно, — буркнула она. — Дурацкая игра. Вот прямо-таки взять и замолчать? Это не настоящее соревнование.

Твайлайт отвернулась и иронично закатила глаза.

— Однако, — сказала она, — этот раунд должен быть неплох. Судя по всему, соперник  Флаттершай не был побеждён в прошлогоднем соревновании, так как выбыл из него из-за серьёзной болезни.

Зрительское молчание сменилось тихим бормотанием, когда пегаска взошла на сцену.  Она нервно помахала тысячам окружающих пони и опустилась на колени.

— Ну, похоже, ему стало лучше, — сказала Рэрити, — вон он идёт. О, да у него свита. Как необычно.

«Свитой» были четверо земных пони в белых медицинских халатах. Они поднялись на сцену, держа носилки за рукояти. Аккуратно опустив своего подопечного на пол, они потрусили прочь.

Повисла мёртвая тишина. Твайлайт и Рэрити, вытаращив от ужаса глаза, уставились на сцену. На носилках покоился побелевший скелет единорога. На месте отвалившегося рога, во лбу у него чернела дыра.

— И, с возвращением, пони! — сказал Чип. — Мы сообщаем о начале полуфинального раунда Мирового Первенства по Игре в Молчанку. В воздухе висит такое ощутимое напряжение, что его, кажется, можно резать ножом.

— Действительно, с этим раундом связаны чрезвычайно высокие ожидания. Те из вас, кто смотрел прошлогоднее соревнование, должны помнить участника по имени Шай Спэроу,  имевшего наибольшие шансы на победу. Он выбыл по болезни. К несчастью, Шай так и не поправился, зато успел указать в своём завещании, что будет принимать участие в этом году!

— А не стало ли это поводом для разногласий, Эйс?

— Так и есть, Чип. Селестия лично проверяла правомочность  этой заявки. Кстати, вот почему согласно новому своду правил, до большинства соревнований допускаются только живые пони.

— Так что же, Спэроу уже может праздновать победу?

— Да, если бы не единственная пони в Эквестрии, кто сможет победить его — Флаттершай!

— Твайлайт!  — прошептала Рэрити, — кажется, мне нехорошо.

Её белоснежная шёрстка приобрела не свойственный ей зеленоватый оттенок.

Волшебница не ответила. Да она и не услышала подругу. Её потрясённый взгляд был прикован к скелету на сцене.

— Так, похоже, судьи почти готовы. Напоминаю, в этом раунде особые правила: будет оцениваться способность участников сохранять не только молчание, но и полную неподвижность.

— Похоже,  Спэроу имеет преимущество и в том, и в другом, Эйс.

— Ещё бы, Чип. Это соревнование покажет, что стратегия так же важна в этой игре, как и талант.

«Стратегия?!» — подумала Твайлайт.

— Итак, часы пошли. Удачи обоим участникам!

Замерцало табло над сценой. Красные светящиеся цифры начали обратный отсчёт:

59:59… 59:58… 59:57…

Флаттершай застыла на месте, взгляд пегаски был прикован к скелету, расположившемуся всего в паре метров от неё. И если бы не едва заметные движения грудной клетки, вызванные дыханием, её можно было бы принять за статую.

— Просто помните, народ, — сказал Чип, снизив громкость вещательной системы настолько, что можно было бы обойтись и вовсе без неё, — за моргание и дыхание очки сниматься не будут. Ну, разве что, за чрезмерные...

Трое судей-пони сидели за столом позади сцены. Изредка они что-то черкали в своих блокнотах и указывали своими копытцами на претендентов.  В основном их внимание было направлено на Флаттершай.

— Это нечестно! — прошипела Рэрити на ухо подруге. — Он же скелет! Как вообще можно победить скелета?

Табло продолжало свой беспощадный отсчёт. По прошествии часа всё судейское внимание, по-прежнему, было сосредоточено на  Флаттершай. Они безжалостно отмечали малейшие подёргивания её ушей или легкие колебания длинной гривы, вызванные гуляющим по аудитории сквозняком.

Спэроу оставался тих и неподвижен, как могила.

«Нехорошо» — подумала Твайлайт. До конца раунда осталось всего несколько минут, а Флаттершай, без сомнения, отстаёт по очкам. Зрители подались вперёд в предвкушении сигнала.

Тихий треск, оглушительно прозвучавший в тишине, казалось, заполнил весь зал. Одно из рёбер  Спэроу, торчавшее под опасным углом, в итоге отделилось от позвоночного столба. Иссохшие жилы, едва державшие его, оборвались, и тонкая кость с грохотом обрушилась с носилок на пол. Судьи что-то пробормотали друг другу.

Меньше чем через минуту время вышло, и толпа зрителей буквально взорвалась тихим шёпотом.  Твайлайт и Рэрити, обнаружив, что некоторое время непроизвольно сдерживали дыхание, с облегчением выдохнули.

— А ведь победа была так близка, Чип. В течении всего раунда  Спэроу лидировал, но как оказалось, сухой воздух просто был не на его стороне.

— Тоже верно, Эйс. Судьи решают, ухудшит ли это его результат. Похоже, они готовы.

Главный судья передал комментаторам три карточки для изучения которых им потребовалось лишь несколько мгновений.

— У нас есть решение судей, Чип. Ты объявишь победителя?

— Сочту за честь. Итак, леди и джентелькольты, несмотря на то, что  мнения судей разделились, общим решением победителем объявляется… Флаттершай!

Зрители вежливо зааплодировали. Шум тысяч пони был не громче морского прибоя в погожий денёк.

— Рад за неё. Возможно, это был самый тяжёлый раунд из всех, которые мне довелось видеть за десять лет работы комментатором этих соревнований.

— Точно, Эйс. Грустно видеть, как Шай  Спэроу покидает нас, чуть-чуть не дойдя до финиша, но, зато его семья сможет, наконец, устроить похороны.

— Светлая сторона, Чип. Во всём всегда есть светлая сторона.


— Итак, ты готова? — спросила Твайлайт.

Флаттершай тихонько вздохнула. В вестибюле Центра они были одни — Рэрити следила за тем, чтобы никто не занял их места в VIP-секторе.

— Мм, думаю да, — сказала пегаска. — Несмотря на то, что это будет самый тяжёлый раунд.

— Соберись,  Флаттершай. Ты же победила скелета в игре в Молчанку. Насколько же силен должен быть следующий противник?

— Это… сложно объяснить, —  Флаттершай выдохнула остатки воздуха и повернулась к двери, ожидая появления своего оппонента.

Он не заставил себя долго ждать. Не прошло и минуты, как дверь распахнулась и небольшое существо, сопровождаемое судьями, широким шагом вступило в комнату. Твайлайт с изумлением посмотрела на второго финалиста.

— О, нет… — прошептала она.

— Да, — сказала  Флаттершай и улыбнулась своему сопернику. — Поздравляю тебя, Энджел.

Как обычно, ничего не сказав в ответ, белый кролик презрительно посмотрел на подруг и отвернулся.


— А, вот и ты, наконец! — сказала Рэрити. — Я уже начала беспокоиться, что... эм, дорогая, ты в порядке? Ты словно привидение  увидала.

Твайлайт Спаркл молча уселась в кресло рядом с подругой. Её глаза всё ещё были расширены от удивления.

— Это… сложно объяснить, — наконец, пробормотала она. Рэрити явно собиралась выведать больше подробностей, но её прервал комментатор:

— Ну, вот и он, Чип. Финал Всемирного Чемпионата по Игре в Молчанку.

— Эйс, если бы все эти зрители шумели чуть громче, думаю, я не смог бы расслышать даже самого себя!

Твайлайт оглядела стадион. Почти десять тысяч пони собрались на трибунах. Все вместе, они шумели не громче, чем улица за окном её понивильской библиотеки.

— С нашими финалистами связана очаровательная история. Без сомнения, все знают Флаттершай, нашего действующего чемпиона. Но мало кто слышал о её сопернике, «тёмной лошадке», буквально прорубившим себе дорогу в финал!

— Скажу тебе, Эйс, наблюдать за ним было упоительно и страшно. Надеюсь, я никогда в жизни не встречусь с ним на ринге.

— Ну, мы-то с тобой староваты для этого, Чип. Это спорт молодых. Но вернёмся к нашему претенденту! Я не могу в это поверить, он не только друг Флаттершай, но ещё и её сосед!

«Друг?» — подумала Твайлайт. Похоже, они трактовали этот термин слишком широко.

— Представляем нашего претендента, Энджела!

Белый кролик вспрыгнул на сцену. Злобно глянув на зрителей, он в ожидании уселся на задние лапки.

— И, разумеется, нашего действующего чемпиона —  Флаттершай!

Пегаска не взошла на сцену, нет, к восхищению зрителей, она взлетела, аккуратно приземлившись на деревянную  платформу. Сняв с головы маленькую корону чемпиона, она отдала её главному судье.

— Как думаешь, Чип, им придётся подогнать размер короны для Энджела, если он победит?

— Не будем забегать вперёд, Эйс. Наших соперников ждёт раунд без правил, и не думаю, что у маленького милого кролика есть шанс выдержать его наравне с пегасом.

— Точно подмечено. Тем пони, кто слушает нас дома, напоминаем, что в этом раунде соперники могут делать друг с другом всё, что угодно, без каких-либо ограничений, до тех пор, пока они сохраняют молчание.

Даже со своих мест подруги увидели, какой злобной радостью блеснули глазки Энджела при этих словах. Рэрити испуганно охнула.

— Хватит разговоров, Эйс. Судьи сообщают, что готовы начать!

На сцене, судья кратко обсудила что-то с претендентами и вернулась за  судейский стол к остальным. Флаттершай и Энджел замерли и уставились друг на друга, сохраняя полную неподвижность.

Кролик ударил первым. Вытащив откуда-то морковку (применив магию, как впоследствии уверяла Твайлайт),  он изо всех сил запустил её прямо в голову Флаттершай. Противный овощ угодил пегаске точно между глаз, заставив ту поморщиться и с болью взглянуть на соперника.

Кролик беззвучно фыркнул. Удачно не угодив Флаттершай в копытца, он забежал сзади и запрыгнул ей на спину. Вскарабкавшись по крыльям, Энджел вцепился в гриву пегаски обеими лапками и рванул изо всех сил.

Флаттершай скривилась и откинула голову назад. Она попыталась сбить его передними ногами, но смогла дотянуться лишь до собственных плеч. Наконец, при помощи крыльев, ей удалось удачным шлепком сбросить с себя наглого кролика.

Он свалился на сцену и, опрокинувшись, застыл, не подавая признаков жизни. Беззвучно ахнув, Флаттершай бросилась к нему и заработала от Энджела удар прямо по носу. Спотыкаясь, она отступила назад, её лицо сморщилось от боли. Тем временем её соперник уже поднялся на ноги.

Они снова уставились друг на друга, пегаска и кролик. Оба были взъерошены и тяжело дышали. Никто из них не двигался.

Флаттершай не выдержала первой. Она встала на дыбы, во весь рост, и уставилась на Энджела изо всех сил. От её непреклонного взора кролик буквально примёрз к месту, его крохотные чёрные глазки широко распахнулись от ужаса.

Знаменитый взгляд Флаттершай, очень эффективный для усмирения Меткоискателей и различных животных, в качестве оружия победы при Игре в Молчанку подходил не очень. На несколько долгих минут она, казалось, полностью подчинила себе кролика, но это не дало ей никаких преимуществ. Он весь дрожал, но не проронил ни звука. В конце концов, воля пегаски ослабла, и она моргнула.

Энджел встряхнулся. Он быстро пришёл в себя и с обычным презрением уставился на  Флаттершай. Совершив точно выверенный прыжок, кролик приземлился ей прямо на нос. Она замолотила по нему копытцами, правда не очень сильно, боясь поранить себя и питомца. Пользуясь этим, Энджел дубасил её своими крошечными лапками, царапая ноздри, задевая веки, и вообще досаждая всеми возможными способами.

— Не очень хорошо для  Флаттершай, народ, — сказал Чип. — Похоже, Энджел собрался проделать в ней нору.

Твайлайт была согласна с ним.  Энджел полностью контролировал ситуацию. Было лишь вопросом времени, когда он заставит пегаску взвизгнуть.

Внезапно Флаттершай прекратила сопротивление. Она легла, опустила голову на пол и начала нежно гладить кролика копытцем.

— Что… что она делает? — прошептала Рэрити. Твайлайт в замешательстве встряхнула головой.

Энджел дрогнул. С каждым лёгким поглаживанием, его исступлённые атаки замедлялись и слабели. Нехотя, он отцепился от пегаски, затем свернулся клубочком рядом с ней на полу. Копытце продолжало совершать медленные, ласковые движения.

Твайлайт никак не могла понять, что задумала Флаттершай. В данный момент Энджел был даже тише, чем обычно. Время истекало, и если она вскоре не сделает свой ход, то проиграет. Единорожка уже начала серьёзно беспокоиться за подругу, когда звук тихой барабанной дроби нарушил тишину аудитории.

Десять тысяч пони, волнуясь, сидели на самых краешках сидений. Все видели и слышали, как задняя лапка кролика Энджела, совершенно выйдя из под контроля, выбивает ритмичною дробь. Улыбаясь,  Флаттершай продолжала его гладить.

— ДЗЗЗЗЗЗ!                                               

— Вот оно! Это сигнал! — закричал Чип. — Флаттершай победила!

Зрители обезумели.


— Твайлайт?

— Хм?

— Это была интересная поездка, правда? — спросила Рэрити.

Вместе с Твайлайт Спаркл, наслаждаясь теплом, она снова сидела в бассейне Понивильского спа.  Флаттершай ещё не вернулась из Кантерлота, где раздавала многочисленные интервью.

— Была. И куда интереснее, чем я ожидала. Надо же, я говорю это об игре в молчанку?

Долгая пауза.

— Как думаешь, мы расскажем об этом остальным? — спросила Рэрити.

Твайлайт задумалась.

— Давай оставим это между нами, Рэрити.

— Мм... рада, что ты согласна со мной, дорогуша.

Подруги замолчали,  наслаждаясь благословенной тишиной.

Конец


[Авторское примечание: Автор идеи — Qetuo]
[Авторское примечание №2: Огромное спасибо тебе, Cassius, за редакторскую помощь. Несколько моих историй получили оценку 5 звёзд, и вот, это первая, с которой ты помог мне, и первая, получившая оценку 6. Возможно, это не совпадение]

Комментарии (4)

+4

Надеюсь, читатели не участвуют в соревновании? Как-то тихо в зале.

Darkwing Pon #1
0

Мы привыкаем :)

Randy1974 #2
+1

Даже не взглянув на дату написания фанфика на фимфикшене, уже можно понять, что он написан во времена 1-го сезона. Сама атмосфера, создаваемая черезчур (по нынешним меркам) робкой Флаттершай, походами в спа и прочим указывает на это и делает рассказ невероятно ламповым.
Что же до самого творения — влепила пять звёзд, как только дочитала. Написано просто, и при этом с первых строк создаёт перед глазами чёткое изображение происходящего — на протяжении всего фика как будто сама сидишь в этом зале да смотришь на замершую, как статуя, Флаттершай, и сопереживаешь ей. С соперниками застенчивой пегаски тоже не прогадали — сначала появление Найтмер Мун, что вводит в ступор (как и её сокрушительное фиаско), потом этот скелет, после которого думаешь, что страшнее уже быть не может, и в итоге Энджел. Плюс, забавные моменты — поведение Рэрити на протяжении всего повествования действительно повеселило)
Спасибо, что потратили силы на перевод столь уютного и чудесного произведения!

FireworkPony #3
0

Пожалуйста, рад, что Вам понравилось. Автор очень хорош, я люблю его переводить.
Посмотрите у него "Бренные останки", по стилю похож на этот рассказ, правда чуть мрачнее, это уже не комедия, а повседневность. Но он тоже очень такой, "описательный".

Randy1974 #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...