Вознесение падшего

Продолжение рассказа "Тень падших".

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

My Little Warhammer

Уже более полторы сотни лет идёт Великий крестовый поход. Родная галактика покрыта мраком Хаоса. Руины былых цивилизаций, размеры которых включали сотни тысяч звёзд, тихо покоятся на полумёртвых планетах. Множество некогда сильных рас сейчас медленно угасают, давая возможность сиять новой великой Эквестрии. Идёт полномасштабное покорение галактики, но так ли это важно медленно умирающим звёздам?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

My Little Pony: Friendship is Magic: Mane Eight Season One

Добро пожаловать в первый сезон приключений основной восьмёрки! Окунитесь в гущу событий и невероятных историй полных веселья и дружбы. Зарождение и приключение великой дружбы начинаются с нашими героинями!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Ложное восприятие

Эта история повествует о двух близнецах-пегасах, брате и сестре, о их нелегкой жизни в современном альтернативном мире, где все и вся настроены против них.

Другие пони ОС - пони

Продолжение "Кексиков"

Фанатский сиквел к “Кексикам" Фанфик написан строго в духе тех самых «Кексиков», жесткий, не нужно изливать своё недовольство, лучше пройдите мимо.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Спайк

Я попрошу Её, чтоб только не вставало солнце

Что это - честь? Три героя, одно событие, разные пути. Обо всё этом - история солдата, рассматривающего Кантерлот в последний раз. О чести. О дружбе. О городе.

Стража Дворца

ASCENSIO

Вот, наткнулся на вой старый рассказ пятимесячной давности. когда только начал смотреть MLP, и именно тогда у меня возникла идея написать фанфик на тему Звездные врата: Эквестрия. Но потом я его как-то забросил, после чего начал писать Tannis. Я позабыл о рассказе, но пару недель назад наткнулся на него когда просматривал старые папки на компе. Немного подумав решил выложить сюда.Особо никаких технологий там не будет, если только в начале, так же как людей и других существ из мира StarGate. Рассказ задумывался как полу-романтический (если можно так выразиться). Не знаю, буду ли я его продолжать, так как у меня на "Tannis" планы просто галактического масштаба. Оставляйте свои комменты. Если вам понравится, то может быть продолжу (если буду продолжать, то писать начну только осенью, когда мой фик, который я пишу сейчас подойдёт к финальным титрам).Наверняка есть много грамматических ошибок, так что заранее извиняюсь.

Читально-вокальная катастрофа

Твайлайт решает устроить в Понивилле грандиозный библиотечный праздник. Понификация рассказа М. Булгакова "Музыкально-вокальная катастрофа".

Твайлайт Спаркл

Каменный человек

Если бы мне кто-нибудь сказал, что однажды я попаду в мир разумных пони, стану их рабом и буду трудиться на шахтах, я бы поржал и предложил ему проспаться... Вот только теперь мне не до смеха.

Пинки Пай Другие пони Человеки Лаймстоун Пай Марбл Пай

Сортир

Таким словом и свинью не назовёшь. Только одного всемогущего монстра и его подопытного пони.

Флаттершай Другие пони Дискорд

Автор рисунка: MurDareik

В ожидании

В темноте, освещённая дисплеем телефона, сидела белая единорожка. Она была вся в слезах и глядела только в свой телефон, изредка посматривая в зеркало, напротив неё. Она смотрела на фотографию кобылки с серой шёрсткой и чёрной гривой. Каждая секунда давалась ей тяжело — её нервы были напряжены, а в душе зияла дыра, которую уже нечем заполнить. Она, всхлипывая, говорила:

 — Т-тави, как же я скучаю по тебе... Я... я хочу извиниться за то, что... — около минуты она молча глядела на фотографию, после чего продолжила: — За то, что не помогла тебе. Я видела, что происходило, и ничего не пыталась изменить. Я должна была помочь тебе, подбодрить, но боялась, что из-за меня всё станет... только хуже...

"Диииинь"
Присланная СМСка оборвала её. Единорожица, не смотря на это, решилась продолжить:

 — Глупые пони, они не понимают, что я хочу побыть одна? — она слегка улыбнулась и сразу же стала ещё мрачнее. — Тави, мне очень жаль, что я не говорила тебе эти слова каждый день. Теперь же... я больше не смогу тебе это...

Винил, так звали эту кобылку, подняла голову и взглянула на зеркало. Она закрыла глаза, вдохнув побольше воздуха, и устремила свой взгляд на отражение.

Она увидела себя, среди огромного количества огоньков, то и дело мигающих без умолку. Она шла к барной стойке, где сидела её особенная пони, выпивая ещё больше виски. Подойдя к стойке и усевшись на стул, она заговорила:

 — Привет.

Ответа не послышалось, тогда она ещё раз повторила:

 — Привет.

Серая кобылка сердито посмотрела на неё и повернулась к бармену:

 — Бармен, ещё.

 — Что за повод? — не унималась единорожка.

 — Никакой, — тихо ответила она.

 — Я до сих пор помню этот момент, Тави... Момент, когда мы впервые встретились.

Выпив очередной стаканчик виски, Октавия резко схватилась за рот и побежала в сторону туалета.

 — За мой счёт, Грин, — сказала Винил перед тем, как уйти к своей новой знакомой.

 — Правда, это было не очень весело, — единорожка улыбнулась, — по крайней мере тебе...

Наконец, выйдя из кабинки, Октавия умылась в раковине и пошла в направлении выхода. Винил тот час перекрыла ей путь:

 — Знаешь, тебе лучше не возвращаться в клуб, это видно по твоему состоянию.

 — И что ты предлагаешь? — пони уставилась на неё как маленький ребёнок на взрослого, который объясняет математические формулы.

 — Ну... я могу сопроводить тебя до дома, — Винил довольно ухмыльнулась.

 — Ладно, твоя взяла.

 — О, Тави, как же это было легко, — единорожка усмехнулась. — Я помню каждую секунду, что мы были вместе, надеюсь, что ты тоже.

Винил и Октавия шли по парку, разговаривая о сплетнях Кантерлота. В конце концов они устали и уселись на скамейке.

 — Я всегда любила твои глаза, твои фиолетовые глаза...

Две кобылки случайно поймали свои взгляды.

 — Я не понимаю, как ты могла ко мне что-то чувствовать...

Они долго смотрели в глаза друг дружки, когда Октавия подалась вперёд и подарила своей спутнице поцелуй.

Винил подняла копыта к своим губам, шепча:

 — Лучший день в моей жизни... — очнувшись, она почувствовала, что у неё пересохло в горле. — Тави, я знаю, что ты всегда была против, но... — единорожка левитировала к себе бутылку виски и немного отхлебнула. — я не могу, тебя здесь нет, а значит, я делаю, что хочу. Прости...

Октавия лежала в кровати, пока её, нет, не подруга, а нечто большее готовила завтрак.

 — Это был сюрприз....

Когда единорожка вернулась в комнату к своей особенной пони, то уронила поднос около входа, увидя свою соседку в сексуальном белье. Конечно, это было странно: пони, которая всегда ходила без одежды, вдруг надела бельё... Впрочем, Винил это даже очень понравилось:

 — Т-ты уверена, что м-мы не спешим?

 — О, Винил, не будь такой скромной. Я знаю, что тебе это понравилось, тем более, мы встречаемся уже месяц с лишним.

 — Хотя, — диджей улыбнулся и стал медленно подходить к кровати, — ты права!

 — Тави, — по щеке Винил скатилась одинокая слеза, — нам было вместе хорошо, мы понимали друг-друга, не смотря на то, что разные. Я во всём виновата, это я всё испортила, я совершила ошибку, из-за который мы больше никогда не увидимся...

Серая кобылка металась из комнаты в комнату, ища свои ноты, пока не нашла их в левитационном поле своего диджея:

 — Винил, отдай!

 — Зачем? — единорожка вся сияла, когда видела, что её любовь пытается поймать ноты в воздухе.

 — Ты же понимаешь, как для меня это важно! — Октавия, осознавая, что её попытки тщетны, перешла на обаяние. — Винил, пожалуйста, отдай.

 — Эй, ты используешь свои глазки, зная, что я не могу тебе в такие моменты отказать! Так же не честно!

 — Винил, — кобылка приблизилась к диджею вплотную так, что обе слышали свое дыхание, — пожалуйста.

Единорожка, не теряя времени, страстно поцеловала виолончелистку. Октавия искала подходящего момента, когда оторвалась от губ единорога и побежала к нотам.

 — Я так не играю, — Винил состроила грустную рожицу и стала смотреть вслед уходящей подруги.

 — Я люблю тебя! — Октавия улыбнулась, произнося эти слова и убежала.

 — Такие простые слова, которые застряли комом в моём горле... — ещё больше слёз лежало на щеках единорожицы, которая тщетно пыталась не обращать на них внимания.

В тот день Октавии объявили о том, что она отправится по всей Эквестрии с туром. Каждую секунду она мчалась по квартире, в поисках всех своих вещей:

 — О, Селестия! Я так счастлива!

 — Что в этом такого? — недоумевал диджей.

 — Винил, ты серьёзно? Это же мечта всей моей жизни! И вообще, я надеялась, что ты будешь рада... — последние слова Октавия грустно выделила.

 — Конечно, я рада за тебя, Тави, — единорожка обняла самую близкую в её жизни пони.

 — Тави, прости, прошу, прости! — нервы были на исходе. Винил поднялась и стала ходить по комнате, левитируя рядом телефон с фотографией Октавии.

Каждый день Октавия репетировала, не останавливаясь, изредка, если ошибалась. Под глазами были мешки, она репетировала даже ночью.

Винил не выдержала и стала кричать на всю комнату, обливаясь слезами:

 — Я видела всё это! Я видела, как ты сходила с ума! Я ничего не предпринимала, ссылаясь, что скоро всё будет хорошо, но всё пошло наоборот!

Винил никак не помогала своей подруге, просто наблюдала. В конце концов они поссорились. Обе не догадывались, что это, наверное, их самая последняя ссора:

 — За что мне такое наказание как ты!

 — Я не наказание! — единорожка старалась не повышать голоса, пытаясь успокоить особенную пони.

 — Ты — наказание! Тебе на всё плевать, ты веселишься! Когда ты станешь серьёзнее, когда?!

 — Я пытаюсь!

 — Ни черта ты не пытаешься! — Октавия задыхалась от гнева, но очнувшись, словно после сна, спросила: — Винил, ты любишь меня?

 — Если бы не я, то всё было бы хорошо, мы бы были до сих пор вместе!

 — Д-да, — диджей сразу растерялся.

 — Я хочу услышать это, — Октавии становилось легче, она начинала улыбаться.

 — Я должна была это сказать! Я хотела! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!

Ответа не последовало. Улыбка Октавии тут же пропала, а она промолвила последние слова:

 — Теперь всё ясно...

Винил смотрела вслед уходящей подруге, не говоря не слова.

 — Я ненавижу себя, слышишь?! Ненавижу! — Винил уже создала вокруг себя лужу слёз, после чего плюхнулась на неё. — Тави, я не прошу тебя меня простить... Я просто хочу, чтобы ты вернулась. Я знаю, что надеюсь зря... но... я жду тебя и буду ждать, пока не помру... Просто вернись, — она протянула копыто к выходу и заплакала ещё сильнее, теряя контроль и разбивая телефон.

Она ждёт, но знает, что её особенная пони больше не вернётся...