Волшебная Ночь

— Я… могу помочь? — конёк медленными шажками направился к другу. Никогда он ещё не видел кого-либо из своих товарищей в ТАКОМ состоянии. Его сердце разрывалось, когда он смотрел на содрогающийся в немых рыданьях силуэт того, кого привык считать другом… Галлус сжал кулаки и с силой стиснул челюсти. Он хотел прогнать этого наивного сопляка, но при этом… не хотел. И не мог. — Прогуляемся? — спросил вдруг грифон, резко повернувшись. И, не дожидаясь ответа, подхватил друга под руки и вылетел в окно.

Другие пони

Конец света

В конце света нет ничего страшного. Честно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

Свиток маленького дракона

Маленький дракончик ищет и находит себе новых друзей среди пони.

Дорога в Изумрудный город

В большом городе на берегу океана жила маленькая пони. Она не понимала, зачем появилась здесь, но старалась выжить в новом мире; не помнила многого о своей прошлой жизни, но старалась вспомнить. И не замечала, какие события начали разворачиваться вокруг неё.

Дерпи Хувз ОС - пони

Завод Поиска Судьбы

Однажды в Понивилле строят завод, который помогает найти кьютимарку...

Эплблум Скуталу Свити Белл

Впустить свет

А.К. Йерлинг не может написать ни строчки. Может друзья ей помогут?

Дэринг Ду

Король Сомбра: Тьма двух миров

Как бывает после частых и удачных походов, злодеи заканчиваются или не торопятся возвращаться. Жизнь возвращается в свое нормальное скучное русло. Твайлайт, получившая титул принцессы и силы аликорна, откровенно наслаждается жизнью в своем замке с повзрослевшими друзьями. Но в катакомбах стоит новая интересная игрушка — портал в другой мир. Да и все ли зло принцессы разогнали под углам? Кто знает. Может тьма уже рядом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Диамонд Тиара Лира Другие пони ОС - пони Человеки Король Сомбра

Светлячки

Что будет, если у вас отнимут все, кроме светлячков?

Рэйнбоу Дэш

Не смотри, не верь, не знай

Смотря ты можешь увидеть. Увидев ты можешь поверить. Поверив ты можешь узнать. Тогда тебе конец.

ОС - пони

Додж блюз

Что будет, если в мире людей случился конец света, а последнему представителю человечества некуда идти, кроме того мира, куда забросила судьба. А что если он не совсем жив и не совсем мертв? Просто вместо сердца мощный движок, а вместо крови- масло и бензин.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

S03E05
Глава 11. Будь собой Глава 13. Сумеречный лес

Глава 12. Бытовая магия

Глава 12. Бытовая магия

— Ну, возможно, это как-то связанно с магией, — залепетал я, отпрянув, — или девчонки просто устали за день...

— Сестренка, Найт, — окликнула меня Свит, избавив от необходимости объяснять необъяснимое, — помогите мне дотащить их до кровати!

Облегченно вздохнув, я повернулся и посмотрел на то, как белый жеребенок пытается толкнуть свою крылатую подружку передними ножками. Выходило у нее, мягко скажем, не очень, поэтому я поспешил вмешаться, подняв пегаску в воздух телекинезом, а затем бережно уложив себе на спину. Спящую Эплблум также подняло в воздух голубое мерцание, и Рарити прошла мимо, унеся за собой парящую земнопони с бантиком, словно привязанный воздушный шарик. Коротко взглянув на Свити Бэлль, на что та сразу кивнула, мол, иди за сестрой, я подмигнул ей и проследовал за хозяйкой вглубь дома.

~

— Итак, Найт, что же привело тебя сюда? — молвила синегривая единорожка, появившись из двери с подносом, медленно плывущим в телекинетическом поле.

Запах, исходящий от него, мне определенно понравился, поэтому я вдохнул полные легкие прекрасного аромата... а затем бесшумно и быстро выдохнул, вспомив о цели своего визита.

— Одну секундочку, сейчас покажу.

На мгновение сосредоточившись, я представил руну "пространственного кармана" и начал переливать в нее энергию.

— Если это какое-то заклинание, то тебе лучше обратиться к Твайлайт, — заметила Рарити, ставя передо мной чашку с "лунным чаем" и тарелочку с пирожками, — она лучше меня в них разбирается.

— Не принижай свои способности, — миг, и пространство сбоку от меня исказилось чернотой, выплюнув на заранее возведенный малый гравитационный щит мешочек с содержимым, над которым я работал довольно долго. "И вот, настал момент триумфа".

— И что же это? — поинтересовалась моя собеседница, пристально разглядывая плавающий в темном сиянии предмет.

— О! Всему свое время, — удержаться от пафоса не получилось, — позволь сначала рассказать небольшую историю.

После памятного события, когда я впервые появился в Понивилле в драконьем облике, мне довелось почувствовать странные самоцветы, которые Зекора принесла Рарити, после чего встал ребром вопрос: что это за штуковины такие, от которых моя аура начинала мелко вибрировать, словно резонируя с ними. Поздно вечером мне удалось выкроить немного времени, чтобы залететь к зебре в гости и поближе познакомиться с "туманными лепестками" — серыми прозрачными камнями, удивительно легко реагирующими на любую мою попытку применить к ним магию. Настоящие аккумуляторы энергии, алхимические реагенты, чьи свойства вполне можно было использовать в своих целях. Узнав о существовании "лепестков", я сделал половину дела. Оставалось только разрушить физическую оболочку, сконцентрировать потоки Тьмы... и благополучно подзабытое в Веродаре знание о создании стихийных камней пригодилось вновь.

Из невзрачного вязанного мешочка, словно из душащей его клети, величественно выплыл плод моих ночных исследований: небольшой прозрачный камешек пепельного цвета с множеством граней, удивительным образом искажающих синее мерцание, источник которого находился где-то внутри, недосягаемый для обычного взора. Размером сие чудо было чуть-чуть поменьше, чем большинство красовавшихся вокруг на различных платьях самоцветов, но по красоте не уступало им, и даже давало фору. По крайней мере мне так казалось и очень хотелось верить, что мое мнение правдиво.

— "Слеза ночи", уникальный камень магического происхождения, — произнес я, левитируя драгоценность на "подушечке" из темной энергии к единорожке, — необычных свойств не наблюдается, не особо хрупкий и прекрасно поддается огранке.

"Слеза" неподвижно зависла между нами, аккурат над центром стола, освещая все вокруг слабым синим сиянием. Судя по выражению мордочки Рарити, сказать что-либо она была не способна, поэтому я, усмехнувшись про себя, продолжил:

— Работа на ферме довольно неплоха, но мне хочется заниматься чем-то еще, что будет приносить пользу, — гравиполе изогнулось, покачав мерцающий груз вверх-вниз, — поэтому я вспомнил навыки, полученные мною давным-давно и реализовал их на практике.

— То есть ты не был воином? — с сомнением переспросила собеседница, не отрывая глаз от "слезы".

— Видимо, Твай не все вам рассказала, — я покачал головой, вздыхая: это не то, о чем хотелось сейчас говорить, — в мои обязанности также входило лечение раненых, разведка, а также контакты с населением и прочие вещи, суть которых поймет лишь принимавший участие.

— Как интересно, — потянула Рарити очнувшись и отпивая из своей чашки ароматный серебристый напиток, — теперь я начинаю понимать, почему Твайлайт не хочет выпускать тебя из библиотеки.

Моя морда, наверное, вытянулась в удивлении. "Интересно?". И это интересно? Даже подробностей не прозвучало, а она говорит такое.

— Брось, у тебя не получается, — усмехнулась единорожка, покачав головой, — или ты действительно не понимаешь, почему нас так интересуют рассказы о других местах, других пони, других судьбах?

— Нет, — я помотал головой, взглянув на самоцвет, о котором все на мгновение незаслуженно забыли.

— Многие пони, в частности я и девочки, большую часть жизни живут в одном и том же месте, изредка выбираясь куда-нибудь на совсем короткий промежуток времени, — начала вдохновленно рассказывать единорожка, так что я сразу понял: парой слов тут дело не обойдется...

В общем: Эквестрия делилась на три больших региона: центральный, большим пятном охватывающий всю середину и немного восточную часть; пограничный — неширокой полосой бегущий вдоль границ и частично распространившийся на южные курорты, и северный — захватывающий все остальное. Жизнь пони во всех трех регионах несколько различалась. Северные народы часто перемещались с места на место, избегая встреч с особо жестокими бурями, в то время как южные избегали периодических приливов. В центральной же части ненастья, сподвигающие пони куда-то уходить с насиженных мест были редкостью, так что жизнь текла очень спокойно, даже слишком спокойно.

— ...нет, конечно заниматься всегда есть чем, но иногда хочется все бросить и уехать далеко-далеко, — Рарити мечтательно закатила глаза, — в Зебриканию, например, заглянуть, или в пустыни Эквина к сфинксам...

— Тут еще и сфинксы есть? — моему удивлению не было предела. Получается, что мифические крылатые львы тоже не являются лишь легендой?

— Ну конечно же! Каждый жеребенок... — она запнулась, посмотрев на меня долгим взглядом, на что я лишь усмехнулся, — почему тебя это удивляет? У вас там что, нет такого?

Я неопределенно пожал плечами, предвкушая, как отнесется единорожка к моим словам, которым суждено сейчас будет увидеть свет.

— В Храме не то что сфинксы, но даже пегасы и единороги считаются выдумкой, а про аликорнов даже и сказок-то нет, — я поднял чашку и отпил немного замечательного ее содержимого, наблюдая реакцию белой пони, очень схожую с моей недавней. Ситуация выходила довольно забавной: рассказывать самой, что ни на есть, живой единорожке, что она — всего лишь легендарное существо, сказка, которую рассказывают детям на ночь.

— Как у вас там все странно, — наконец выдохнула поняша, а затем подхватила с подноса еще теплый пирожок и откусила кусочек, при этом умудряясь удерживать его телекинезом, — а кто же ты тогда?

— Единорог, — после короткого раздумья произнес я, кажется догадавшись, куда клонит моя собеседница.

Признаться, сeй вопрос меня несколько обескуражил. Хоть Твайлайт, а значит и все ее подруги, знают, кто такой Найт на самом деле, еще ни одна из них не задавала таких провокационных вопросов. Придется объяснять, что такое "червоточина", механику работы которой до конца не понял еще никто: ни Защитники, ни любые другие маги из множества измерений. Архимагия, доставшаяся нам по наследству, причем даже неизвестно кто ей пользовался раньше: руна заклинания была просто высечена на каменной стене.

— Но ведь ты не настоящий, да? — спросила она, смутившись, — ой! Прости, если обидела...

— Такой же настоящий, как и ты, — я улыбнулся: догадка верна, — просто для каждого из миров мое тело изменяется таким образом, чтобы соответствовать местным. Согласись, вы бы очень удивились, если к вам бы пришел дракон, изъясняющийся на незнакомом языке?

— Ты помнишь мою реакцию... — выдохнула Рарити, аккуратно поставив опустевшую чашку на стол, — полагаю, она не будет сильно отличаться от других.

— Верно, поэтому мы вот так и делаем, чтобы сильно не смущать тех, кто нас видит, — подвел я черту под этим разговором, больше напоминающим урок, а затем перевел взгляд на "слезу", нежно блестевшую в солнечном свете своим, особым светом.

Рар замолчала, видимо, обдумывая все то новое, что узнала от меня, а потому мне выдалась спокойная минутка, чтобы подумать над ситуацией. Итак, когда все из шести подруг узнали обо мне всю правду, они поняли и приняли это, а не погнали взашей, за что я до сих пор был им очень благодарен. Возможно, не обошлось без влияния царствующих особ, но в любом случае дружба поняш была весьма искренней, так что за мое будущее можно было особо не волноваться. Кстати насчет будущего: вскорости мне необходимо было посетить столицу этого государства — Кантерлот, чтобы выискать побольше информации о минувших и возможных событиях, в которых мое участие пришлось бы весьма кстати, но появиться там хотелось бы с соответствующей подготовкой, а то Хаос ногу сломит разбираться, кто там важная персона, кто негативно относится к магам Тьмы, есть ли там секты какие-нибудь, либо же просто меня растерзает на куски местная элита, узнав, что я состою в хороших отношениях с первой ученицей принцессы Эквестрийской... Хорошо бы подбить на это дело Твай, тем более это доставит ей немалое удовольствие. Двойная выгода.

— Но каков же ты на самом деле? Ты же был кем-то до того, как стал единорогом? — развеяла мои думы Рарити, вновь задав вопрос, на который отвечать не очень то хотелось. А ведь придется...

— Я на самом деле тот, кого ты видишь, и никто иной, — терпеливо начал я, стараясь подбирать максимально простые определения, — да, у меня есть два настоящих облика, словно две маски... — отчего-то мне захотелось просто взять и продемонстрировать ей свои воспоминания, но это чревато не самыми приятными последствиями, поэтому пришлось вздохнуть и продолжить дальше, — нет, не так, это... это как принцессы, точно! Одна из них — воплощение дня, когда как другая есть ночь, это ты понимаешь?

— Да, но я не могу уловить связи, — покачала головой модельер, — при чем здесь ты?

"Уф, кажется, нащупал верную ниточку, чтобы размотать клубок непонимания".

— Представь что у вас есть только один аликорн, который меняет свой окрас и метку с восходом и заходом солнца. Он же остается самим собой, несмотря на внешность, так?

— То есть ты хочешь сказать...

— Подожди мгновение и ты все поймешь, — мягко перебил я ее, — теперь представь себе, что Эквестрия и Храм — это день и ночь, а я — тот самый меняющийся аликорн... Только не аликорн вовсе — пришлось дополнить фразу, чтобы она не вызывала лишних эмоций.

— Значит, ты меняешь свое тело в зависимости от мира?

"О Тьма! Воистину в конце концов!".

— Именно так, — кивок, улыбка, — а что насчет второго облика...

— Дракон! — прозвучал голосок со стороны и в комнату галопом вбежала маленькая белая единорожка, сходу прыгнув на пустующий деревянный стул, причем настолько быстро, что несчастный предмет мебели со скрипом проехал некоторое расстояние, уперевшись в подставленный мною гравитационный щит. При этом пришлось одновременно перехватить "слезу" телекинезом, чтобы не упала ненароком...

— Свити, ты что, подслушивала? — тут же вскинулась старшая единорожка, вперив в сестру осуждающий взгляд, — разве ты не должна быть сейчас со своими подругами?

— Они обе спят, к тому же у вас намного интересней, — не растерялся жеребенок. — Ух ты! — ее внимание привлек самоцвет, освободившийся от моей темно-фиолетовой ауры и теперь вновь болтающийся на гравитационной подушке, — а это что такое?

— Сестра, у нас серьезный разговор, не мешай, пожалуйста, — наставительно отчеканила Рарити, мельком взглянув на меня, — ложись вместе с ними, или сходи в гости к Флаттершай...

"Что? Нет! Упускать такой шанс нельзя!".

— Погоди, Рар, пусть она останется, — обратился я к старшей единорожке, незаметно подмигнув младшей, — в конце концов я пришел, чтобы проконсультироваться с тобой, но лишнее мнение никогда не помешает.

"Итак, наконец-то интересующий меня вопрос".

— Но наш разговор...

— Продолжим его позже, если ты не против, — опять пришлось перебивать, но ситуацию необходимо было прояснить, — меня Твайлайт еще ждет, так что временем мне располагать не приходится.

— Хорошо-хорошо, — немного, как мне показалось, смущенно кивнула моя собеседница и продолжила: — извини, что я столь настойчива... Так что же ты хотел узнать?

Допив, наконец, свой чай, я кивнул хозяйке в знак благодарности, а потом взял булочку и маленькой темной дугой заклинания разрезал ее пополам, подтолкнув половинку к жеребенку.

— Мне хотелось бы узнать, что ты думаешь о "Слезе ночи". Возможная его цена, где может применяться, места сбыта и все такое прочее... — начал я вспоминать все то, чему меня учил Арст — мой друг-Защитник.

~

Я медленно брел по городу, кивая горожанам в ответ на приветствия, но мысленно находясь довольно далеко отсюда, в Раниусе, если быть точнее.

Удивительное королевство, настоящий рай для романтиков: тут вам и рыцари на белом коне, и ведьмы, живущие, правда, мирно, помогая деревням с урожаем, изгоняя хаотических созданий и вообще делая внушительный список добрых дел; король и королева тоже причитаются, обязательно в золоте, но теперь уже, слава Тьме, не во крови; церковь стихии света, инквизиция... В общем, довольно продвинутая цивилизация, в которой, к сожалению, мало кто использовал силу других стихий. Было невероятно сложно адаптироваться, приходилось скрываться, либо обходиться без явного проявления магии, пока кто-то не догадался представить нас как зверей из Темнолесья (Вечносвободный был некоторым аналогом, но только более приветливым к путникам). И вот тогда, когда я и Рэйн шли в ближайшее поселение, он показал свои творения: два яйцеобразных камушка, имеющие удивительную чистоту и приятный глазу голубоватый свет.

На первый взгляд — наипрекраснейший самоцвет, но потом, когда мы добрались до места назначения и принялись торговаться, я был крайне удивлен, насколько низко был оценен шедевр ювелирного искусства. И только позднее мне удалось привыкнуть к этому, когда я сам начал понемногу создавать самоцветы.

И вот сейчас я тщетно пытался задавить свои стереотипы насчет "Слез ночи", когда услышал, кому мне порекомендовала продавать их Рарити.

"Дворцовый ювелир".

Это невозможно, Хаос его раздери! Однако ж реакция поняши, когда я подарил ей этой самый камушек в благодарность за сшитый когда-то костюм, а заодно и за будущий, довольно красноречиво говорила, что она не врет. Да и причин врать у нее нет, так что... "Нет, надо определенно посоветоваться с кем-нибудь, кто приближен ко двору". Вот только из моих знакомых на эту роль походила лишь Твайлайт, в чьем вкусе я несколько сомневался. В любом случае надо сделать еще одну слезу в качестве образца, но пока-что у меня есть более срочные дела, а создать самоцвет всегда успеется.

Загадочные явления, происходящие в досягаемости моего тела и разума всегда находили у меня отклик, вне зависимости от их природы. Вот и теперь, лишь довелось мне узнать, что Флаттершай обладает способностью устрашать животных взглядом... Выпустив магические крылья, я, на глазах у двух удивленных пони, подкинул себя в воздух прыжком и стремительно полетел в сторону старого дуба, где мог бы быть ответ на интересующий меня вопрос. Сомнений у меня было много, но не принимать во внимание, что магия Эквестрийских пони во многом отличалась от магии Защитников, было нельзя.

Подобравшись к самому окну, я быстро заглянул внутрь, отметив жуткий беспорядок и спешащего куда-то дракончика, после чего сложил крылья на спине и приземлился, оставив после себя небольшое облачко темных частиц. Итак, Твайлайт была дома, что не могло не радовать.

— Спайк!

Мой окрик заставил малыша подпрыгнуть от неожиданности и резко обернуться, из-за чего мне не удалось сдержать ухмылку: совсем недавно Твай буквально заставила меня входить без стука в дверь, "Потому что мы друзья, а друзья не ведут себя, как незнакомцы...", даже не смотря на резонный аргумент с моей стороны, мол, это правило вежливости. И вот, мне захотелось попробовать изменить своим принципам, сделав то, что от меня хотела фиолетовая единорожка. Результат моего действа стоял сейчас, удивленно глазея на меня своими драконьими глазами. Видимо, хозяйка этого дома не предупредила своего ассистента обо мне, а малыш уже настолько привык бегать и открывать дверь, что просто не мог осознать факт моего внезапного появления непосредственно внутри библиотеки.

— Ты не мог бы сказать, где сейчас находится Твайлайт? — решил я несколько разрядить обстановку, сразу задав интересующий меня вопрос.

— Да, она... наверху, — выговорил он, явно находясь в прострации, — ну... это все, или еще что-то?

— Все, — улыбка окрасила мое лицо, — спасибо.

Итак, она наверху, а значит, там происходит очередной эксперимент. Не хотелось бы ей мешать, потому как единорожка просто так обычно этим не занимается... Мой взгляд упал на винтовую лестницу, ведущую на верхний ярус дивного дерева. "Кажется, Градар хотел себе домик на дереве. Интересно, что он скажет на это?". Вздохнув, я двинулся вверх по ступенькам, от нечего делать распуская и складывая два магических полотна на моей спине. Удивительно ощущение, будто ты и вправду управляешь магией силой желания, хотя "крылья " — лишь ее физическое воплощение.

— Привет, Найт, — прозвучало из-за стены книг, а спустя секунду оттуда высунулась радостная фиолетовая мордашка, — представляешь, я определила, что обычный магический барьер может частично рассеивать любое воздействие на него!

— Правда? — я вновь улыбнулся, подойдя ближе, — продемонстрируй.

Зная характер единорожки, такая заинтересованность с моей стороны ей очень даже по нраву. И вправду: она засветилась от счастья, словно звезда в безоблачную ночь, повернувшись и уперев мордочку в книгу, начав подготавливать чары. По правде говоря, я и сам начинал ощущать себя лучше, когда Твай была счастлива, что не могло не настораживать. "Что-то со мной не так", — с этими мыслями я уселся подле фиолетовой поняши и принялся терпеливо ожидать.

— Вот, смотри! — спустя немного времени и вновь с энтузиазмом произнесла она, оторвавшись, наконец, от увесистого фолианта, гордо блистающего золотым переплетом, — это невероятно, но заклинание и вправду работает.

Сосредоточившись, она засветила свой рог, создав маленький пузырек магии, который затем разросся почти в три раза, став размером с мою голову.

— Защиту поставить? — учтиво поинтересовался я, раглядывая скромного размера прототип защитной магии, как совсем недавно Рарити — "Слезу Ночи".

— Да, это бы мне очень помогло, — откликнулась Твай, зажмурившись и сосредоточенно что-то колдуя, отчего ее рог периодически вспыхивал белым огнем Души.

Неопределенно хмыкнув, я окутал себя и поняшу темным мерцанием, а затем поставил два барьера, заключив нас в своеобразную "чашу". Если что-нибудь пойдет не так, это вряд-ли поможет, но от мелких неприятностей защитит уж точно.

Тем временем шар единорожкиного заклинания начал переливаться розовым светом, покрывшись десятком ровных красноватых полос.

— Кажется, вот так оно и должно выглядеть, — задумчиво сообщила мне Твай, вытирая сгибом ноги пот со лба, — сейчас проверим, если ты не против.

— Действуй.

Бросив на меня короткий взгляд, полный благодарности, поняша наклонила голову, направив рог точно в сферу. Выглядело это довольно красиво, хоть картины пиши, но не хотелось бы оказаться на месте полосатой сферы, в которую, издавая мелодичный звон и ярко мерцая, устремился луч уже боевого заклинания. Затем послышался короткий треск и комнату озарила вспышка, заставив оба моих защитных заклинания сгуститься, чтобы принять на себя тысячи крошечных пучков энергии, в которые превратился цельный когда-то поток.

— Это было... впечатляюще! — сказал я чистую правду, когда общий хор наших чар вконец утих, предоставив нам возможность слышать друг друга.

Две темных магических стены сильно потускнели, приняв в себя основную часть урона, но при этом окружающая нас обстановка совсем не изменилась. Ни темных пятен выжженного, отнюдь не слабым заклинанием Твайлайт, дерева, ни разрушенных предметов мебели, ни опаленных книг, ни-че-го. Насколько мне удавалось судить по плачевному состоянию двух магических щитов и обоих барьеров, поток энергии должен был, как минимум, пробить противоположную стену, снося все на своем пути. Но в любом случае это было действительно потрясно!

— Спасибо, — произнесла единорожка, оглядывая, как и я до этого, библиотечную комнату.

Ее блуждающий взгляд остановился на темной материи моих чар, а затем обратился ко мне, став вопросительным.

— "Антимагический панцирь", — ответил я на ее немой вопрос, быстренько развеивая все, что создал, — тяжело сейчас объяснить, что это такое.

— У нас впереди еще много времени, — скептически произнесла она, указывая копытом на окно, в котором виднелось солнце, только-только начинающее сваливаться за горизонт.

— Верно, но я пришел не просто так.

— Ах да, — она сокрушенно вздохнула, будто бы и не было сейчас удачного эксперимента, — извини, просто иногда я бываю немного настойчивой.

Ее рог ярко засветился и все книги одновременно поднялись в воздух, образовав ровное кольцо вокруг нас, принявшись медленно кружить, словно часть огромного механизма.

~

Она была просто невероятно любознательна! А еще, как потом призналась, очень хотела "побыть мне полезной". Неведомо, чем я заслужил такое, но в любом случае эти два фактора сыграли мне на "копыто": всего половина часа прошла с момента предыдущего эксперимента, а Твай уже была готова к следующему!

— Заклинание может получиться каким угодно, — предупредил я ее, и работа закипела...

Идея была довольно смелая: создать магию, которая могла бы соперничать со "взглядом" Флаттершай — удивительным даром, позволяющим подчинять себе, либо же пугать до состояния полусмерти диких животных. Сама пегаска не особо распространялась об этом, но по рассказам ее подруг, в частности Твайлайт, мне удалось понять принцип его работы, создав руну-прототип заклинания. Но, к сожалению, ей определенно не хватало еще одного элемента, который я точно не знал, да и, наверное, не мог вообще знать. Страх, отпугивание — синонимы можно подбирать сколько угодно, но такой символ определенно отсутствовал в библиотеках Храма: уж слишком странную функцию он в себе несет. Напугать можно и простой демонстрацией силы, ну а на врага, окружившего себя хоть каким-то, сколь угодно слабым щитом, воздействия на психику становятся бесполезны. Тем не менее здесь, в Эквестрии, такая штука будет очень кстати, и мне хотелось в это верить.