Первая Зима Зекоры

Зекора уже давно известна жителям Понивилля (в частности - спасибо М6 за помощь в знакомстве с ней). Но... Зебра же жила в Вечнодиком Лесу еще до приезда Твайлайт, верно?

Зекора

Когда мне было тридцать

Рейнбоу Дэш - тридцать лет. Но ее дни ничем не отличаются от любого дня, недели, месяца или года, что остались позади.

Рэйнбоу Дэш

Понивиль 84

Может ли утопический рай, в котором проповедуют любовь и понимание, сделать пони действительно счастливыми? Правда ли секрет всеобщего довольства заключается в общедоступном бесплатном здравоохранении и открытом правительстве? Твайлайт Спаркл намерена противиться этому счастливому миру из чистого принципа. Вскоре она знакомится с пони по имени Трикси, и они начинают украдкой встречаться, чтобы презирать и ненавидеть друг друга в тайне от всех. Как долго их "ненавистническое гнёздышко" будет оставаться незамеченным? Будут ли они вынуждены столкнуться лицом к лицу с опасностями Министерства Любви и таинственной Комнаты 101?

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Шайнинг Армор

Расскажи мне про Эквестрию

Сказки - одно из самых чудесных изобретений. Потому что они остаются с нами даже тогда, когда всё остальное исчезает бесследно, а вокруг стоит такая тьма, что укрыться от неё можно только под столом.

ОС - пони

Авторские права

Средних лет юристка, пожилой учёный и молодая принцесса спасают Эквестрию от исчезновения.

Твайлайт Спаркл Человеки

Мы просто пили чай

Что делает Селестия большую часть времени? Правильно! Ничего! Просто пьёт чай...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пух и перья

Житие аликорнов полно сюрпризов...

Твайлайт Спаркл Спайк

И я спросила, почему

Ни один пони не остается прежним, оказавшись свидетелем гибели своего коллеги по работе, независимо от того, кем он для него был. Сегодня погиб молодой, целеустремленный новичок, недавно принятый на работу. В своем последнем издыхании он кричал так ужасно и душераздирающе, что все рабочие, слышавшие его, едва ли могли заснуть той ночью. И Рейнбоу Дэш не стала исключением. Но не спит она не только из-за этого. То, что тревожит ее теперь - намного, намного хуже: это ее слова, которые она сказала после.

Рэйнбоу Дэш

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод V: Конец Цикла

Фух, ну вот мы и добрались до последней части этой истории. Готовьтесь к поворотам, новым персонажам и эпичному финалу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис

Один день из жизни Дерпи

Обычный день из жизни Дерпи

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Автор рисунка: Siansaar
Глава 10. Прогулки под луной Глава 12. Бытовая магия

Глава 11. Будь собой

Глава 11. Будь собой

Как и ожидалось, мое появление в городе не прошло незамеченным: мягко приземлившись на пыльной дороге, ведущей прямиком к ратуше, я с удивлением обнаружил, что на улице никого нет и все дома были закрыты вплоть до ставен на окнах. Ни глазеющих мордочек, ни вжавшихся в стены от страха пони, либо же крестьян с вилами наперевес, как рисовало мне воображение — ничего. Лишь маленькие клубы пыли, поднимаемые легким ветерком на пустынной улице, показывали, что время еще не замерло для меня...

— Нда, я ожидал, что меня встретит хоть кто-то.

Развеяв путы, щит и пригнув шею к земле, я дождался, пока мой наездник спешится и снимет с моих боков болтающиеся там два вязанных мешка, и только потом прогнулся дугой, разминая несколько затекшую спину. К счастью мне удалось сдержать довольный рык, который смог бы еще больше усугубить мое положение.

— Мне это знакомо, пойдем, — поманила меня Зекора, встряхнувшись. Тюки на ее боках подпрыгнули, звякнув содержимым, но не упали, и, довольно кивнув, полосатая пони направилась прямиком к разукрашенному домику, что был одновременно и ателье и жилищем прославленной модельер. Вздохнув, я еще раз оглянулся в поисках хоть одной души, но потерпел поражение и поплелся за проводницей, всецело ей доверившись.

Возможно, не стоило устраивать этот фарс, а просто прийти с повинной и отправится на принудительное лечение? Или же уговорить Твайлайт не трогать меня, либо вообще переждать у себя в гнездышке... Хотя что уж там, сделанного не воротишь.

Спустя пару минут пешей прогулки по городу мы оказались напротив хорошо знакомого мне строения: возвышающийся над нами домик выглядел как маленький дворец, щеголяя множеством интересных архитектурных решений.

— Сейчас заглянем к Рарити, мне ей надо кое-что отдать, — повернувшись, сказала зебра, — а затем пойдем прямиком к мэру города, чтобы она тебя познакомила с остальными.

Я сдержанно кивнул и всерьез задумался о том, надо ли мне оно? Мне казалось, что уже сам факт наличия всадника смягчит мой "устрашающий" вид, но нет, все почему-то попрятались по домам.

Из размышлений меня выдернул странный звук, с которым моя полосатая проводница постучала в дверь: как будто с каждым соприкосновением дерева и копыта вдалеке разбивалось очередное окно. Повнимательнее прислушавшись, я обнаружил, что звук исходит от мешочков зебры, которые неестественно прыгали при каждом ее движении. Хм...

— Рарити, ты дома? — крикнула полосатая пони, опустив копыта.

В ответ на это из глубин здания послышался шум возни, после чего за дверью что-то звякнуло и она отворилась, представив нашему взору взлохмаченную Рар, чья распущенная грива закрывала хозяйке пол-лица.

— Ах, привет, Зекора, прости что так долго, — пробормотала та, движением ноги убирая упавшие локоны с глаз, — ты принесла мне...

Когда она заметила меня, ее глаза расширились и единорожка просто плюхнулась на круп, уставившись на меня круглыми от удивления (а может, и страха) глазами.

— Др-дракон?

Несколько секунд пристально разглядывая трясущуюся, словно осиновый лист, белую пони, я покачал головой и шумно вздохнул.

— Так, все, Зекора, я передумал. Не надо водить меня к мэру и вообще, извини, что потратил твое время.

На глазах у двух удивленных кобылок мое тело ярко засветилось, а затем сжалось до размеров взрослого единорога, вспыхнув напоследок фиолетовым. Тут же в ногах почувствовалась сильная слабость и первая теплая капелька поползла по шерсти вниз, неприятно щекоча меня на всем своем пути.

"Хаос, что же я за идиот! Веду себя так, словно нахожусь где-нибудь в Веродаре..." Развернувшись, я направился прочь от испуганной хозяйки магазинчика моды, стараясь особо не припадать на передние ноги. Но, что удивительно, далеко мне уйти не удалось.

— Найт, постой! — донесся до меня голос модельерши.

Удивленно обернувшись, я уставился на нее, пытаясь понять, что пошло не так. Единорожка стояла в такой позе, словно намеревалась пуститься за мной в погоню, но при этом на ее очаровательной мордочке застыло какое-то грустное выражение.

— Прости, пожалуйста, что обидела тебя, — Рарити чуть подалась вперед, перешагнув порог дома, а затем наклонила голову в смущении, — просто я не знала, что дракон — это ты...

Мое тело окаменело настолько, что слабое ощущение передних ног перестало выделяться на фоне всего остального. Она... извинялась? О Тьма, мое поведение! Ну почему они настолько необычны, что у меня никак не получается вести себя подобающе? А еще, кажется, я понял, как влиться в это общество в другом своем теле.

— Рарити, ты меня совсем не обидела, — мне захотелось подойти к ней и прислониться к ее мордочке — странный жест, который не считался интимным, но подумав, я все же решил не поворачиваться до конца, дабы не пугать ее своими увечьями, — скажи, а теперь ты испугаешься, увидев дракона вновь?

Забавное наблюдение: город начал постепенно оживать, пони выходили из своих домов, опасливо озираясь по сторонам и, в частности, в мою сторону. Похоже, они ожидали, что тот черный дракон начнет тут все крушить, таскать пленников и вытворять прочие непотребности, и неочевидное отсутствие каких-либо звуков вынудило их усомнится в своих догадках и проверить все лично.

— Ну разумеется, нет, — несмотря на трагичный вид, фыркнула модельер, — теперь-то я знаю кто он есть на самом деле.

— Отлично, — я улыбнулся, призывая остатки энергии в руну и подмигивая Зекоре, при этом по-прежнему стоя к ней в пол-оборота.

Вспышка и по городу будто прокатилась оглушающая волна: все, кто был рядом, замерли и уставились на появившегося из ниоткуда черного нарушителя спокойствия.

— В таком случае не могли бы вы меня проводить на ферму Эпплов?

~

— Сколько живу на ферме, а с таким работником вместе тружусь впервые, — покачала головой бабуля Смит, вороша что-то в раскрытой перед ней сумкой.

— Если хотите, могу всегда принимать этот облик, — улыбнувшись, сказал я, отпивая сок из кружки, удерживаемой в воздухе темно-фиолетовым полем.

— Мы не вправе тебя просить об этом, Найт, — произнесла с другого конца стола ЭйДжей, подозрительно косясь на мои порезы, — эх, где тебя так угораздило?

Я опустил голову, в очередной раз оглядывая уже затянувшиеся ранки. И почему это всех так волнует? Ну подумаешь, выглядит страшно, но мне же ведь совсем не больно и я прекрасно контролирую свои эмоции в этом плане... не понимаю.

— Да просто порезался, ничего особенного, — попытался отмахнуться я, но наткнувшись на пристальный взгляд оранжевой земнопони спешно продолжил, — со мной приключился небольшой курьез в странном полуразрушенном замке, что в Вечносвободном.

— Замок Двух Сестер? — переспросила фермерша, пожирая меня неверящим взглядом, — и что же ты там делал?

— Прозвучит странно, но я просто мимо пролетал, — насупился я, опустив передние ноги вниз, чтобы они не привлекали к себе ненужного внимания, — я вообще-то живу в лесу, так что волей-неволей местные достопримечательности становятся мне знакомы.

— Живешь в лесу? Ух ты! — неожиданно донеслось со стороны. Повернув голову, я увидел жеребенка с бантиком на голове, выглядывающего из соседней комнаты с таким выражением лица, будто за мной сейчас стояла принцесса Луна.

Хм.. учитывая недавние обстоятельства, это вполне возможно. На всякий случай я окинул взглядом место позади меня, но не увидел ничего необычного: досчатые стены и потолок, окрашенные в незатейливые монотонные цвета. Обычный деревенский домик, каких на моей памяти Защитник повстречал полно.

— Эплблум, дорогая, не приставай к гостю, а помоги лучше найти наши повязки, — произнесла старейшина семейства, закончив копошиться в сумке и положив ее, судя по звуку, куда то в один из многочисленных шкафчиков, — не помню уже, куда девала их в последний раз.

Маленькая пони было кинулась к шкафчикам на другой стороне комнаты, но была остановлена своей сестрой:

— Блум, сестренка, возвращайся в постель, — тоном, не терпящим возражений, сказала Эплджек, вставая со стула, — я сама позабочусь об этом.

Сделав обиженную мордочку, поняша с бантиком исчезла за дверью, показав напоследок своей сестре длинный язык, когда та отвернулась. Я усмехнулся: настоящая семья, простая жизнь, которая, увы, была недоступна для меня; хотя, должен признать, мне довольно приятно находится в такой умиротворяющей обстановке. Но роль моя совсем другая... да и поздний вечер на дворе, а меня Твайлайт ждет для очередных занятий.

— Ладно, спасибо вам за прекрасный ужин, но, к сожалению, оставаться более я с вами не могу, ибо меня ожидают дела, — встав из-за стола я коротко кивнул Маку — брату Эплджек, мол, завтра тоже буду, и направился к выходу, стараясь сильно не хромать.

Но, как водится, просто так уйти не удалось.

— Притормози кобылок, черный, — требовательно окликнула меня оранжевая пони, несильно пихнув меня копытом в круп.

— А? — я резво обернулся, пребывая в непонятках насчет того, как она так быстро подошла, — что-то еще?

— Да, — она сняла с согнутого переднего копыта два белых куска ткани, подозрительно похожих на коротенькие бинты, взяв из в зубы и протянув мне, — фот, фосьми их и нажень.

Аккуратно подхватив предложенные предметы телекинезом, я подвесил их в воздухе между нами и с удивлением посмотрел на ЭйДжей.

— Обвязки на ноги от ран и переломов, и довольно неплохие, — подал голос Макинтош, буквально на секунду опередив свою сестру, которая вот-вот открыла рот и тут же его захлопнула, — мне помогали, и не раз.

— Надевай-надевай, это меньшее, что мы можем тебе предложить за твой самоотверженный труд, — улыбаясь, произнесла бабуля Смит, одним своим копытом указывая на другое, именно в том месте, где находились мои ранки.

Эээ... Это, конечно, необязательно, да и работая в облике дракона ритуальные раны на теле пони никак не мешали, что все Эпплы никак не могли понять, но вот сам факт такого подарка... Одновременно ошарашенным и смущенным взглядом я осмотрел все собравшееся семейство: пожилую пони, раскачивающуюся в роскошном кресле-качалке, большого красного жеребца, медленно уплетающего яблочный пирог и одну из первых встреченных мною пони, оранжевую хранительницу гармонии — Эплджек. Все трое дружески улыбались и никто не собирался делать никаких упреков, мол, решай быстрее, а то передумаем...

— Хорошо, спасибо большое! — Конечно, разочаровывать столь добродушных хозяев не хотелось, поэтому я применил чары и мой рог тускло засветился...

Выражение мордочек у пони сменилось на радостное, когда два "бинта", переливаясь моей темно-фиолетовой аурой, заняли подходящее им место, полностью прикрыв собой порезы, так сказать "облагородив" мой внешний вид. Не удержавшись, я тоже широко улыбнулся и махнул всем на прощание копытом, одновременно крупом толкнув входную дверь.

Как приятно, оказывается, иметь место, где можно спрятаться от мирской суеты и просто поговорить с простыми жителями мира сего...

~

На следующий день мне удалось встать пораньше обычного и уже через час бесцельного гулянья по утреннему Вечносвободному у меня родилась довольно неплохая идея.

Я неспешно летел к домику-дворцу, в котором обитала, судя по словам Твайлайт, очень большая ценительница драгоценных камней. Подо мной медленно проплывали величественные деревья, окутанные слабым утренним туманом, будто покрывалом. Несколько черных пятнышек стартовали с земли, когда моя черная тушка пронеслась совсем близко, настолько, что высокая трава примялась, пустив своеобразную волну по кругу. Единственная мысль, крутившаяся сейчас в моей голове гласила: лететь далеко и холодно. Недовольно фыркнув, я попробовал ослабить встречный ветер магическим щитом, выставив темную полусферу перед собой и поддерживая ее в воздухе. Получилось, мягко скажем, не очень: хоть потоки холодного воздуха и перестали бить мне в лицо и грудь, но они с остервенением принялись лупить по щиту, существенно замедляя скорость полета и высасывая мою энергию. Недовольно всхрапнув, я развеял заклинание и взлетел чуть выше, собираясь применить другое, но то, что открылось мне за далекими деревьями, сбило меня с толку, вынудив остановиться на месте, покачиваясь вверх-вниз с открытым ртом.

Короткий бросок у самой земли и я сижу в густых кустах, наблюдая настолько странную картину, что до сих пор глазам не верилось: передо мной протекала небольшая лесная речка, на берегу которой сидел самый, что ни на есть настоящий медведь и ритмично хлопал по воде лапой, а сбоку от него, тесно прижавшись к мохнатому телу, сидела знакомая мне пегаска, что то ему говоря. Вот, медведь с особым усилием ударил по воде, а затем нагнулся и буквально вонзил лапу в воду, да так быстро, что я непроизвольно вздрогнул и подался назад. Через мгновение мне стало ясно, что они тут делали вдвоем: с довольной мордой зверь вытащил неподвижную рыбу и бросил ее куда-то за спину. А затем принялся молотить речку дальше...

"Вот это да! Интересно, а в облике дракона у меня это выйдет сделать?" В памяти начали всплывать события, когда я вместе с другим Защитником вел небольшой отряд бойцов сквозь незаселенную местность, плотно укрытую густым и, местами, вовсе непроходимым лесом. Идти пришлось очень долго и еда была на исходе. Казалось бы, в облике тенекрыла я мог полетать по округе и добыть что-нибудь, я даже порывался это сделать, но меня образумил командир отряда: перемещаться необходимо было скрытно, а значит никаких полетов, и, учитывая непроходимость местности, никакой охоты в принципе. Пришлось голодать, а ведь речки и озерца встречались повсеместно, но кто же знал...

Встряхнувшись, я отогнал воспоминания прочь и тихо пошел восвояси, чтобы затем незаметно взлететь.

В город я влетел больше похожий на сосульку, мне даже показалось, что при приземлении во мне что-то хрустнуло. Немногочисленные пони на улицах почти не обратили на меня никакого внимания, разве что какая-то старушка предложила накинуть на спину странную теплую вещь, подозрительно смахивающую на плед, на что я с улыбкой помотал головой. Удивительный народ Эквестрии удивлял меня все сильнее и сильнее.

Мой путь пролегал по маленькой косой улочке, ведущей к площади перед домом Рарити. Как я ни старался, а запомнить расположение домов моих знакомых у меня получалось плохо, поэтому первым делом я приземлялся на главной площади в центре, а затем ориентировался по указателям. Ужасно, конечно, но зато работает, поэтому и сейчас мое черное тело медленно, но верно перемещалась в сторону намеченной цели...

~

После того, как я произвел впечатление на половину жителей Понивилля, таская на своей драконьей спине кадки с яблоками, к моему второму облику все сразу попривыкли, по крайней мере перестав пугаться при каждой встрече. Но была тут и другая сторона медали: Твайлайт теперь смотрела на меня волком, ясно давая понять, что при следующей встрече простыми описаниями различных чар я не отделаюсь. И это, к сожалению, оказалось правдой. В тот же вечер мой фиолетовый инквизитор буквально силой уволок меня на задний двор, где подверг страшным пыткам. Поначалу Твай хотела проследить за ходом трансформации с помощью каких-то хитрых приборов, припечатав ко мне с десяток штуковин с присосками, но затем, после моих длительных увещеваний и сгоревших в потоках перестраивающейся энергии механизмах, единорожка любезно согласилась просто записывать, что видит.

В третий раз вернув себе облик единорога, я не удержался и плюхнулся на круп, устало уставившись в землю. Конечно, мое тело пребывало в нормальном состоянии, но вот запасы энергии были маловаты после таких сложных заклинаний...

— Я больше не в состоянии, а мне ведь еще домой добираться, — жалобно потянул единорог, сверкнув рогом, — пощади.

— Можешь остаться на ночь у меня, — произнесла Твайлайт, исписывая уже который лист бумаги, — но если ты совсем не можешь продолжать, то тогда закончим на этом.

— Поддерживаю.

С видимым усилием я встал на все четыре и походил по кругу, разминая уставший после преобразований организм. Интересно, и много Твайлайт выудила полезной информации из этого странного эксперимента? Я прекрасно знаю, как выглядит заклинание смены облика со стороны: все мое тело принимает будто бы призрачный облик, становясь ярко-белым, затем по частям изменяется, продолжая светиться, после чего в последнем магическом импульсе принимает физическую форму. Довольно просто, если не принимать во внимание символьный состав руны. И что же в этом можно углядеть для себя необычного?

— Пойдем в дом, мне хотелось бы обсудить с тобой одну вещь, — нарушила поток моих мыслей единорожка, притянув к себе все мое внимание. Бросив свои упражнения, я повернулся к ней, уставившись на нее в непонятках.

Собрав все свои записи в небольшую стопку, окутанную мягким фиолетовым светом, она махнула хвостом, мол, иди за мной, и направилась ко входу в живое дерево-дом. Мне ничего не оставалось, как пойти за ней, пытаясь догадаться, о чем сейчас пойдет речь.

— Я получила письмо от принцессы Луны насчет тебя, — с ходу удивила меня Твайлайт, достав с одной из многочисленных полок белый сверток, являющийся, видимо, вышеописанным предметом. На ее лице было написано: "ты должен мне множество ответов", причем решимость настолько прослеживалась, что я внутренне усмехнулся.

Демонстративно развернув свиток перед собой, она прокашлялась, взглянула на меня чуть насмешливым взглядом и начала громко декламировать:

— ...сим дражайшую первую ученицу своей сестры я прошу приглядеть за новым гражданином Эквестрии, известном как Ночная Фурия, помочь ему выбрать дом, если пожелает, а также найти занятие. И пожалуйста, попроси его рассказать тебе о своей истории. Не забудь также про наш небольшой эксп.. хм, это уже не то — она нервно мазнула по мне взглядом и сосредоточилась на том, чтобы бережно уложить письмо обратно на свое место.

— Что-что там про эксперимент? — улыбнулся я, глядя как единорожка ощутимо занервничала.

— Это... это неважно, — выдохнула она, движением копыта поправляя чуть сбившуюся гриву, тем самым придавая себе более уверенный вид, — сейчас речь пойдет не о мне.

— Да ладно, — я сделал попытку увильнуть от разговора, приблизившись к единорожке и взглянув ей прямо в глаза, — а по-моему кое-кто что-то скрывает...

— Найт, прекрати, — она оттолкнула меня копытом, как мне показалось, неохотно, после чего сделала серьезное лицо, — это просьба самой принцессы, а ее игнорировать нельзя.

— Принцессу или просьбу?

— И то и другое, — фыркнула единорожка и выжидающе на меня уставилась.

Поняв, что сопротивление бесполезно, я отошел от нее, лег прямо посреди комнаты и положил голову на вытянутые ноги, позволив себе роскошь полностью погрузиться в раздумья.

О Тьма, ну почему я должен это говорить? Почему? То, что я есть на самом деле, разительно отличантся он Найта нынешнего. И нет бы жить в счастливом неведении, надо же узнать правду... И принцесса еще влезла со своей просьбой... Вот услужила, так услужила, даже сказать нечего.

— Твайлайт Спаркл, ты точно хочешь знать то, что изменит твое отношение ко мне навсегда? — предпринял я последнюю отчаянную попытку избежать судьбоносного разговора.

— Да, — она заметно дернулась, будто от электрического удара, и сглотнула, — как бы то ни было, раз Луна захотела, чтобы я это узнала...

— Луна-Луна, — я покачал головой, — а свою наставницу ты спросила?

— Слова обеих сестер для меня равноценны, — с некой толикой пафоса произнесла Твай и махнула копытом в неопределенном жесте, — так что, считай, согласие Селестии есть.

— Хорошо, — я грустно покачал головой, — только учти: будет много насилия.

"Вот же Хаос!"

~

Моя настоящая история, только сильно урезанная в тех местах, о которых мне было стыдно и попросту боязно рассказывать столь миролюбивому существу, давно отзвучала, и теперь я сидел на крупе прямо напротив Твайлайт, играя с ней в гляделки. Мне было не о чем размышлять, пока я пытался угадать мысли единорожки, а она их совсем не демонстрировала, крепко задумавшись и, видимо, ведя нешуточный спор сама с собой где-то внутри, за гранью доступного мне. Отчаявшись дождаться реакции, я материализовал перед собой мерцающую руну так, что она зависла четко между нами, и принялся понемногу ее изучать. Еще тогда, в пещере, где я получил свою метку и мне открылась "Дуговая молния", меня очень удивил символьный состав руны, но изучить его поподробнее времени все как-то не находилось. Теперь же его было вдоволь, и потратить на стоящее дело вполне можно было.

— Стало быть, ты говорил правду, когда мы впервые встретились? — прервала затянувшее молчание единорожка, оторвав меня от созерцания магического рисунка. Это было немножко неожиданно... и ожидаемо. Подняв глаза на Твай, я развеял ставшую ненужной руну и, выждав секунду, медленно кивнул, после чего моя собеседница вновь задумалась.

— Но почему... почему ты пришел именно в Эквестрию? Мы ведь не подходим для вашей, так называемой "защиты". Какова твоя цель? — взволнованным голосом обрушила на меня вопросы Твайлайт, и вновь неожиданно. Собравшись было призвать руну вновь, я развеял зачатки заклинания, и невольно вздохнул.

— Верно, Эквестрийский народ не нуждается в нас, в частности, во мне, — начал я говорить, заметив, что пони вся напряглась, будто готовая сражаться, — и никто не собирается трогать ваших правителей.

Будучи первой ученицей одной из коронованных особ, Твайлайт была предана ей настолько, что готова была на все ради нее и не раз, судя по рассказам Эплджек, рисковала собственной жизнью по той же причине. Из-за этого, а также того, что основная цель моего ордена — свергать верхушки власти, я посмел предположить причину волнения Твай и нанес упреждающий удар...

— Но по твоим рассказам получается...

— Ты упустила одну важную деталь, — мягко перебил я ее, — мое появление здесь — случайно.

Вновь она призадумалась, забавно прикусив нижнюю губу, после чего вздрогнула всем телом и расплылась в улыбке. Признаться, это меня ошарашило.

— Теперь понятно, — она встала и подошла ко мне почти вплотную, взглянув прямо в глаза, отчего по всему моему телу пробежала искра, — раз тебе доверяет Луна, то не вижу причин не делать этого и мне. Прости, что не заставила тебя нервничать. Мир?

— Мир, — удивленный до отказа, произнес я и ощутил, как мне на шею легла ее ножка. "Что это?... Мне следует сделать также?".

Немного помявшись я все-таки поднял свою переднюю правую ногу и положил ее на фиолетовую фигурку, прижавшись на мгновение к ее мордочке своей черной щекой.

— Но я должна все рассказать подругам, — сказала она, освободившись от объятий и отойдя чуть в сторону, — иначе это будет нечестно по отношению к ним.

— Твоя воля, — устало кивнув, я повернулся в сторону двери и распахнул ее телекинезом, а еще через мгновение за моей спиной начали свой прекрасный танец два звездных полотна в форме крыльев, — только учитывай последствия, первая ученица Селестии, а я полетел спать.

~

На короткий стук в мне ответил детский голосок, предложивший войти. Усмехнувшись про себя я толкнул дверь телекинезом, на что тут же откликнулся мелодичным перезвоном входной колокольчик, и зашел внутрь, увидев перед собой белого жеребенка.

— Привет, Найт! — веселым голосом вскрикнула она, улыбнувшись во всю ширь, — а моей сестры еще нет, ты ведь к ней?

— Само-собой, — я немного смутился, — прости за вторжение, потом зайду, — развернувшись, чтобы уйти, я неожиданно был остановлен маленькой единорожкой, которая буквально вцепилась в меня, надежно обвив своими передними ножками мою заднюю.

— Подожди не уходи, — произнесла она в ответ на мой недоуменный взгляд, — сестра скоро вернется, можешь пока посидеть с нами.

— Нет, Свити, право, мне не хочется мешать тебе своим присутствием... я вдруг поймал себя на мысли, что не до конца дослушал жеребенка, — погоди, ты сказала с нами?

В подтверждение некоторым моим догадкам из прохода, ведущего на кухню выбежали два недостающих элемента неразлучной троицы и мгновенно напали на меня, использовав тот-же прием, что и единорожка...

— Привет!

— Здравствуй, Найт!

— Не уходи.

— Останься.

...в результате только передняя правая нога осталась без живых оков, после чего запоздало захлопнулась защитная сфера, окружив нас своим темным крылом.

— Так, девочки, будьте добры, слезьте с меня, — пришлось сконцентрироваться и развеять щит вопреки орущим рефлексам, — меня это немного... пугает.

Разумеется, они даже не сделали попытки пошевелиться, по-прежнему удерживая меня, словно кандалы, на одном месте.

— Ты же останешься? — пропищала Эплблум, глядя на меня большими умоляющими глазами.

— Тогда отпустим! — вторила ей Скуталу — маленькая пегаска оранжевого окраса, очень напоминающая мне Рэйнбоу: такой же целеустремленный характер, спортивный склад ума и маниакальное желание быть всегда и везде первой...

"Ну и угораздило же меня, однако!".

— Ладно, только позвольте мне подвигаться, прошу.

С радосным визгом троица отлепилась от меня и выстроилась в один ряд перед дверью, тем самым окончательно заблокировав мне дорогу назад.

Глубоко вздохнув, я пошевелил немного затекшими конечностями и осмотрел жеребят пристальным взглядом. Судя по рассказам Твайлайт и ее подруг, а также по озорным мордочкам, смотрящим на меня удивительно невинными взглядами, испытание мне сейчас предстоит нелегкое...

Однако выход из положения, как обычно, нашелся внезапно, и когда хозяйка, наконец, соизволила вернуться в дом, то ее глазам предстала довольно необычная картина.

— Найт, девочки, что вы тут происходит? — услышал я знакомый голос и обернулся, увидев его прекрасную обладательницу, замершую на месте с открытым ртом.

Немного помотав головой, чтобы развеять приятную полудрему, я аккуратно, чтобы Свити Бель, расчесывающая мою гриву, не свалилась, встал на все четыре ноги и повернулся к белой единорожке.

— Ждем тебя, конечно! — мгновенно воскликнула моя "наездница", не дав мне даже рта раскрыть, а затем я почувствовал, как ее передние ножки обволакивают мою шею, а мордочка зарывается в гриву, — Найт согласился побыть с нами, пока тебя не было, — ведь правда?

"Согласился, ага".

— В каком-то роде.

~

Честно говоря, удивление почти такой же силы, которое сейчас наблюдалось у Рарити, настигло когда-то и меня, когда я, отчаявшись успокаивать гиперактивных жеребят, просто развалился на полу и вызвал чистую руну. Кто бы мог подумать, что такая простая магия намертво примагнитит к себе внимание всей неразлучной троицы и послужит спасительным инструментом для того, чей опыт общения с детьми болтался на уровне "редко"?

Магический ромб, освобожденный от привязки к каким бы то ни было заклинаниям, довольно трепетно реагировал на прикосновения, мгновенно украшая точку касания небольшим белым пятнышком. Сий мольберт был по достоинству оценен меткоискателями и они ненадолго оставили меня в покое, подарив столь желанную передышку. Но только лишь ненадолго...

— Найт, можно одну просьбу? — совсем рядом раздался детский голосок единорожки, вынудив меня приоткрыть один глаз.

"Свити Бэль", — тут же подсказало сознание. Самая воспитанная и, пожалуй, самая здравомыслящая из этой троицы. Уж ее просьбы не будут такими странными, как например: "я хочу посидеть в твоей пасти, когда ты — дракон", — Скуталу, или же: "наколдуй и мне крылья, ты же можешь", — Эплблум.

— Да?

Единорожка немного потопталась, прежде чем спросить:

— А можно я расчешу твою гриву? Мне так хочется, но сестра не разрешает прикасаться к своей...

~

— О Селестия! Найт, как ты это сделал?, — вывела меня из воспоминаний хозяйка дома, по-видимому, вернув себе дар речи.

— Сделал что? — непонимающе переспросил я, быстренько провернув в голове события прошлых тридцати минут, и удивленно приподнял бровь, не вспомнив ничего необычного.

— Как ты не понимаешь? — шутливо закатила глаза Рарити, указав копытом мне за спину. Обернувшись, я увидел, что двое жеребят мирно спали, развалившись друг на дружке, а перед ними мерцала исписанная руна, немного покачиваясь в воздухе. Причем, судя по всему, на ней был нарисован какой-то единорог.

Я обернулся, немного потупив взгляд.

— Ну, я всего лишь дал им порисовать...

Свити сдавленно хихикнула, а затем спрыгнула с меня и деловито пошла к своим подругам, оставив меня отчитываться перед единорожкой в гордом одиночестве.

— Ничего себе "всего лишь"! — ахнула модельер, двинувшись в моем направлении, — я, порою, трачу целый вечер, чтобы лишь успокоить их и загнать в кровать, не говоря уже о том, чтобы они заснули. Рассказывай, — ее мордочка оказалась напротив моей и наши глаза встретились, — как ты это сделал?