Созвездие Лопаты

Посвящено небезызвестной среди нас пони-игре от кампании Геймлофт XD Шуточное посвящение и не очень шуточное повествование, тащемта... :)

ОС - пони

Пегасья трагедия

Печальная драма о том, как юная пегасочка почти обрела свое счастье, но оно выскользнуло у нее из копыт. Ее радужногривая подружка хочет ее утешить, объяснив, что она ни в чем не виновата, но нет таких слов, которые остановили бы слезы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай ОС - пони

Тайные чувства Флаттершай.

Все мы знаем очень тихую жёлтую пегаску, которая боится даже собственной тени. Что ж, так оно и есть. Флаттершай очень чувствительная пони. Она уже давно любит особую пони, но признаться ей трудно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Энджел

Райский Ад

Когда-то давным-давно Твайлайт попала в Ад. Всё было не так уж и плохо. Если уж по честному, то всё было даже здорово. Там была библиотека! Большая. Типа, больше-чем-Вселенная, вот какая большая. Но потом Твайлайт выгнали из Ада, и теперь она в депрессии. Есть только одно логическое решение: Твайлайт, взяв с собой не сильно жаждущую помочь Старлайт, собирается вломиться в Ад и добраться до библиотеки. О, это будет непросто — найти одно конкретное место среди бесконечного количества измерений, как правило, достаточно сложно, но бесконечные знания, которые там находятся, слишком привлекательны, чтобы отказаться. Твайлайт найдет эту библиотеку, даже если это будет стоить ей жизни (особенно учитывая, что Ад далеко не самое худшее место). Ну что здесь могло бы пойти не так?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Одержимость

В результате неудачного эксперимента с неизвестным заклинанием, в сознание Твайлайт попадает сноходец из мира людей.

Твайлайт Спаркл

Поздравляем наших мам

Понификация рассказа Ирины Пивоваровой "Поздравляем наших мам"

Скуталу Свити Белл Другие пони

Сказка об аликорне

Детская сказка о том, как аликорн победил зло

Как пони познакомились с бризи

Бризи милые и добрые? Как бы не так! Что, не верите мне? Тогда присаживайтесь к костру и я расскажу вам как все есть на самом деле.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Подвал

У пришельца из иного мира много тайн и секретов. Даже слишком много, по мнению Рейнбоу Дэш! И она намерена их все разгадать, начиная с загадочной железной двери в подвале дома этого че-ло-века. Может, там и есть что-то страшное, но эй, это же Рейнбоу Дэш, а она ничего не боится! Правда, ведь, ничего?

Рэйнбоу Дэш Человеки

Brave New World was Born to Die!

Киберпанковая Эквестрия

ОС - пони

S03E05
Глава 17. Окунись во Тьму Глава 19 (ч.1). Радуга в пустыне

Глава 18. Суета

Пробую свои силы в новом жанре. Надеюсь, получилось приемлемо.

— ... а потом я отвез Лит к границе, где еще такая маленькая деревушка, наполовину скрытая в чаще...

— Миствуд, я бывала там, — подала голос Рейнбоу, но, уловив грозный взгляд Твай, мгновенно захлопнула рот и не стала продолжать.

— И что дальше, ты ее просто отпустил? — подхватила эстафету ЭйДжей, игнорируя свою фиолетовую подругу.

— Да, а затем вернулся сюда, прямо вам в копыта.

Сжатая история моих похождений, откуда были выкинуты все излишние подробности, была теперь рассказана и я отвернулся ото всех, сделав вид, что надулся.

— Ладно вам, девочки, вы же его обидели, — вступилась за меня лимонная пегаска, — на самом деле, если эта чейджлинг оказалась хорошей, почему он должен был делать ей плохо?

— Просто передать в копыта стражи — в этом нет ничего плохого, — вновь взяла инициативу Твайлайт, поднявшись и принявшись ходить по комнате, — кто знает, что бы она с тобой могла сделать, разрушься твой барьер?

Я проследил за ее, в общем-то, нервными движениями, и тихо вздохнул, бросив тоскливый взгляд за окно, где полным ходом шла подготовка к предстоящей свадьбе. Событие, что обещало стать одним из самых заметных в не самой серой жизни города, было для меня, словно учебник — узнать и почувствовать обычаи пони, сравнить их с теми, что видел раньше, да и просто неплохо провести время — чем не замечательный отдых перед тем, что собирался делать дальше?

— Она была такой же, как и ты, Спаркл: обычной пони; напуганная и очень слабая из-за этого, их, особого голода, — я тоже встал. — И если вы собрались раскритиковывать мое решение, то я намерен сейчас лучше слетать переговорить с принцессами, чем все это выслушивать.

Рог окружило фиолетовое пламя, осветив дворцовую комнату, в которой мы сейчас сидели, ярким, нереальным светом, и, спустя пару секунд, я уже мог взмахивать призванными магическими крыльями.

— Постой, — пошла на попятую ученица Селестии, коснувшись моего плеча своим копытцем, но тут же его отдернула, словно обожглась.

Я удивленно выгнул бровь, не ожидая такой странной реакции. Мой взгляд скользнул на место касания, где красовалась лишь моя черная шерстка, не более, а затем на залившуюся пунцовой краской Твайлайт.

— У нас тут скоро состоится свадьба, не желаешь помочь? — быстро произнесла Рарити, даже кашлянув, чтобы привлечь мое внимание. — Мне как раз нужен доброволец для... ммм, таскания тяжестей.

— Нет, прости, — я покачал головой, дивясь про себя столь странному поведению, — мне на самом деле надо на прием к Селестии, да и стоит узнать о чейнджлингах побольше, как-никак собираюсь наведаться к ним в гости, но грядущее мероприятие я не пропущу... что вы на меня так смотрите?

Шесть пар огромных удивленных глаз неподвижно уставились на меня. Все до единой пони, даже вечноактивная Пинки, замерли, словно решили прикинуться изваяниями. Я даже начал пятиться к окну, так, на всякий случай.

— НЕТ! — отчеканила фиолетовая единорожка, засветив свой рог, — не смей даже думать о таком, я тебя не пущу.

Все мое тело окутало свечение, неожиданно сильное, и немного приподняло над землей, полностью обездвижив.

— Обещай мне, что ты никогда не отправишься в логово зла, обещай немедленно, иначе никуда не сдвинешься!

Она встала, широко расставив ноги, и направила рог прямо на меня.

— Твай, ты что? — ЭйДжей подошла и аккуратно тронула ее копытом, — он же просто пошутил; так ведь? — обратилась уже ко мне.

— Чейнджлинги страшные и злые... — тихо вторила ей Шай, остальные же просто плюхнулись на круп, попеременно глазея то на меня, то на свою разбушевавшуюся подругу.

Я же, пребывая в несколько экстремальной обстановке, мог лишь тихо сходить с ума.

— Видишь, он молчит, а молчание — это согласие. Отпусти его, — продолжила оранжевая пони, при этом прожигая взглядом почему-то именно меня.

Этот взгляд...

— Что с вами случилось, девчонки? — спросил я, невзирая на несколько напряженную ситуацию, — что они с вами сделали?

— Напали, сражались с нами, — подала голос Рарити, встряхнув роскошной гривой и встав рядом со своей рогатой подругой в такую же воинственную стойку, — их королева подчинила себе брата Твайлайт и победила Селестию, и если бы не своевременная помощь Кейденс, то все бы было очень, очень плохо.

— ...она бы выкачала любовь из всех и каждого, погрузила бы Эквестрию в ужас своего правления, — подхватила моя пленительница, — она — зло, чудовище, и ты собираешься направиться в ее логово?

— Она сделала это не просто так, — совсем неожиданно вырвались слова, практически не спросив у меня разрешения.

— Откуда ты знаешь, а, черный? — взъярилась ЭйДжей, — это с тобой они дрались? Тебя взяли в плен?

"А какого, собственно, Хаоса, я тут оправдываюсь?"

— Нет, Эплджек, меня беспрепятственно пустили в город и даже выложили путь до дворца красной ковровой дорожкой, — произнес я спокойным голосом, и словам моим вторил пронзительный звон разрушенного заклинания единорожки, — но даже если вам чейнджлинги и кажутся опасными, что не так на самом деле, вы не вправе запрещать мне вершить собственную судьбу.

Я подошел к окну и легким толчком распахнул резные деревянные створки, впустив свежий вечерний воздух. Тут же, почуяв запах свободы, затрепетали магические крылья.

— Мы всего лишь беспокоимся за тебя, глупый, Твайлайт беспокоится, — тихо произнесла Пинки, прижав розовые ушки к голове.

— Кто знает, что может тебя там ждать? — Рарити подошла и аккуратно тронула полураспахнувшееся крыло, вернув его в обычное, сложенное состояние, — прости, если обидели тебя, но мы и вправду не хотим...

— ...чтобы Защитник оставался тем, кем он должен быть?

— Нет, я не это имела ввиду... — она чуть отпрянула, опустив голову.

Я глубоко вздохнул, повернулся и окинул взглядом кобылок, отметив про себя одинаковые расстроенные мордочки.
"И растопился лед сердца его".

— Я понимаю ваши чувства и отнюдь не собираюсь рисковать собой просто так. Должно пройти некоторое время прежде, чем я наведаюсь в гости к Лит, и оно будет потрачено с пользой, поверьте мне.

Живая тень выпрыгнула из-под меня, и, метаясь от пони к пони, приподняла каждой их опущенные головы, а затем вернулась ко мне, свернувшись клубочком на спине.

— И не расстраивайтесь попусту ни в коем случае, — я улыбнулся, — тем более вас ждет мероприятие, на котором грустным кобылкам не место, не так ли?

~

Не часто мне приходилось это замечать, но птичье пение на фоне лесной тишины звучало более, чем прекрасно. Особенно, если вокруг меня не лес, но королевский сад. Даже удивительно как-то: может, он зачарован? Я точно знал, что совсем недалеко сейчас происходило довольно шумное мероприятие, но здесь, в кругу природы, стояла тишина, словно и не существовало мира за его границами вовсе.

Та самая скамейка, расположенная под раскидистым деревом, на которую мне указала Селестия, пустовала, поэтому я просто улегся на нее и прикрыл глаза, наслаждаясь прекрасной мелодией этого места; ожидая.

Довольно странно прозвучит моя просьба на фоне недавнего разговора с подругами. Героини Эквестрии, чьи сердца полны храбрости (ну, почти), боялись за меня, считая, что я сам себя защитить не в состоянии; и после этого я хочу взять Твай с собой в... хм, не самый безопасный, но зато интереснейший поход. Наверное, все же не стоит? И почему так странно ведет себя фиолетовая единорожка в моем присутствии, а главное, почему для меня это так заметно? Ведь, не сосредотачивая на этом внимание, это сложно увидеть...

Мои размышления прервали хлопки больших крыльев, явно не принадлежащих птице. Я приоткрыл один глаз, чтобы посмотреть, что это такое снизошло на землю...

— Подвинься, — коротко бросила белая аликорн, сложив свои крылья и направившись ко мне.

Я аж подскочил, спрыгнув со скамьи, и встал на месте, с перепугу полностью скопировав дежурную стойку местной стражи.

— Спасибо, но я не настолько большая, — улыбнулась принцесса, усевшись на пригретое место и похлопав копытом рядом с собой, — садись, не бойся.
"Не бойся, ага, после такого-то".

Но все же, пересилив необъяснимый страх, я примостился рядом, ощутив даже тепло, что исходило от бока Селестии.

— Прежде всего, мне бы хотелось задать тебе пару вопросов, а потом уж перейдем к твоим темам. Ты не против?

Я отрицательно покачал головой, мол, "не против", и навострил уши.

— Отлично, — она усмехнулась, — столь немногословен... Буквально десять минут назад ко мне прибежала моя лучшая ученица, и сообщила, что некий черный единорог собирается лично отправиться в улей чейнджлингов.

Я посмотрел на нее несколько обиженным взглядом и горестно вздохнул.

— И вы собираетесь мне запретить это?

— Надо бы, мой маленький пони, — ничуть не смутившись откликнулась она, задумчиво уставившись вперед, где, посреди кустов притаился ее питомец — феникс Филомена, чудесным образом не воспламенив вообще ничего, — это — довольно необычный народ. Они питаются положительными эмоциями, и чтобы заполучить их, готовы пойти на что угодно... Да что я рассказываю, ты и так это, наверное, знаешь.

Она дождалась, пока я кивну, а затем продолжила:

— На самом деле, вот уже несколько десятков лет я пытаюсь собрать экспедицию в те земли, но постоянно что-то препятствует: то нет достаточно подготовленных пони, то, по прошествии некоторого времени, просто забываю об этом.

— Забываете? — перебил я ее, не удержавшись.

— Да, представь себе, Найт, моя память отнюдь не безгранична, — весело проговорила аликорн, подмигнув мне, — к примеру, я уже не помню, что было в моде сто лет назад, что ели, пили, даже каких пони я любила...

Я показательно наморщился.

— Селестия, прошу, не надо таких подробностей.

— А что такое? — притворно удивилась принцесса. — Ты собираешься в место, где каждая кобылка — без пяти минут совратительница, и не выносишь такие темы?

— Я способен эффективно защищаться от посягательств на собственное сознание, и именно вы и открыли во мне эту способность, — я фыркнул, принимая игру короны, — на крайний случай обращусь в тенекрыла. У него, по крайней мере, нет влечения к пони и им подобным.

Селестия тихо рассмеялась, распахнула крыло и неожиданно притянула меня к себе, надежно спеленав своей белой оперенной простыней.

— Ты забавный. Когда сестра взахлеб рассказывала об ее "ручном дракончике", я не могла до конца понять о чем речь, но теперь все ясно.

Я хотел было открыть рот, но туда тут же попыталась попасть воздушная грива принцессы, которая вдруг, совершенно незаметно, решила течь в мою сторону. Пришлось молчать и принять надутый вид.

— Мои пони слишком почитают меня, а с недавних пор и мою сестру, — продолжила она, словно ничего необычного и не произошло, — и лишь с немногими можно поступить так, как сейчас с тобой. Ты — словно наш маленький брат, с которым можно поиграть, отвлечься от всей этой мирской суеты.

Небольшой мерцающий щит отделил цветные локоны от моего лица, встав между нами непреодолимым барьером.

"Игрушка для богинь, почему бы и нет? С другой же стороны..." Признаться, теплые объятия принцессы, столь могущественного существа, были весьма приятны и даровали ощущение абсолютной безопасности... Наверное, стоит, ради дружбы с ними, сделаться тем, кем они хотят меня видеть?

— Не буду скрывать, мне довольно приятно общаться и с вами, Селестия, и с вашей сестрой, но чтобы изменять ради этого себя...

— Сие не требуется, Фурия, — аликорн сложила крыло, но отодвигаться не стала. Немного подумав, я тоже остался на месте, бок о бок с солнечной пони. — Просто оставайся собой, ну и навещай нас время от времени; посидим за чашечкой чая, ты расскажешь о своем мире, я — о своем, — мечтательно возведя очи к небу, она вздохнула и покачала головой, — но позже, конечно, ведь сейчас нас ждут более сложные, земные проблемы.

Земные проблемы... Я уставился на Филомену, что сейчас вытворяла в своем убежище что-то невообразимое: набрав откуда-то небольших веточек, она свила себе некоторое подобие гнезда и совершенно комфортно в нем устроилась, при этом по-прежнему не прожигая ничего своим огненным телом.

— Продолжая прошлую мою речь: на самом деле я не просто не против твоей прогулки в улей чейнджлингов, а очень даже за. Я хочу узнать, почему они атаковали нас. Их мотивы, требования, отношение к Эквестрии — все, что может быть полезным. Ты сможешь выяснить все это?

Я удивленно взглянул на принцессу, совершенно не ожидая от нее такого. "А, впрочем, уже столько раз ловил себя на удивлении, направленном на короны, что пора бы и привыкнуть".

— Вообще-то это будет скорее дружеский визит, но раз это так важно для вас... Я постараюсь.

— Вот и хорошо, — она улыбнулась, — если тебе понадобится что-нибудь необычное, смело спрашивай у меня, Луны, или дворцового распорядителя; и, разумеется, я поговорю с Твайлайт, так что о ней можешь не беспокоиться. А теперь, давай перейдем к твоей просьбе.

~

Свадьба розовой аликорн и высокого статного жеребца-единорога — брата Твайлайт, прошла более чем неплохо... И, к моему разочарованию, вовсе не отличалась от таковых, скажем, в том же Веродаре. Единственное, что можно отметить — молодожены покинули столицу на карете, запряженной пегасами. В принципе, счастливый билет для меня, потому что мне понадобилось всего каких-то полминуты, чтобы развести Спаркл на приватный полет — тихое и незаметное преследование ее брата, куда отправились лишь фиолетовая единорожка и тенекрыл.

— Я так счастлива за него, что не передать словами, — уже в который раз донесся со спины радостный писк, вынудив меня опять вспомнить Хаос и забраться еще выше, чтобы почетный эскорт нас не услышал.

— Да, Твай, я понял, честное слово, — тихо пробурчал я, мерно работая крыльями, — сдается мне, мы уже на солидном расстоянии от Кантерлота, девчонки волноваться не будут?

— Нет, я предупредила, что буду поздно. Давай еще чуточку полетаем за ними, а?

"Это будет продолжаться вечно". Я кивнул.

Воздух становился тем прохладнее, чем выше мы забирались, поэтому вскоре мне пришлось подогревать себя, чтобы моя наездница не замерзла. "За ее состояние теперь отвечаешь ты", — фраза Селестии не давала мне покоя. С ума сойти, я ведь теперь — королевский маг — телохранитель первой ученицы принцессы Селестии Эквестрийской, личный тайный агент Эквестрии, и, в придачу — ручной дракон Луны. Столько всего на меня свалилось...

Быстро улегшись на левое крыло, я избежал встречи с объемистой темной тучкой, нагло притаившейся перед нами на фоне ночного неба, и, заметив, что карета принялась медленно снижаться, юркнул вниз, под аккомпанемент судорожного вздоха поняши.

— Они, похоже, направляются во-он в тот городок, — я вытянул левую лапу в направлении указанного объекта, мерцающего сотней огоньков, — там меня заметят почти сразу, стоит сворачиваться.

Каков бы черный я не был, но если меня подсветить снизу, то любой, даже самый слепой, сможет разглядеть.

— Уже улетаем? — немного грустно переспросила пони. — А ты не можешь... Ну, немного с другой стороны подобраться?

Приметив удобный выступ на небольшой скале, что тщетно пыталась дотянуться до неба прямо под нами, я аккуратно приземлился и сложил крылья на спине домиком, куда тут же заползла Твай, спасаясь от ночной прохлады.

— Могу. Укрыть нас невидимостью и летать над городом до самого рассвета — всегда пожалуйста... Но стоит ли это нарушения их личной жизни?

Даже не глядя себе на спину, почувствовал, как кобылка поникла.

— Наверное... но мне так хочется! Я ведь его сестра, я волнуюсь за него. А вдруг с ним что-нибудь случится?

— Принцесса зацелует до смерти, а? — я оскалился и улегся на брюхо, вытянув лапы перед собой. Если честно, очень хотелось потянуться, но если сделаю это, моя наездница скатится с меня, словно с горки.

— Прекрати, — она легко ударила копытцем по моей бронированной шее, — это не смешно, если бы ты был младшей сестрой, ты бы меня понял.

Вот теперь я уже тихо засвистел, на грани хохота.

— Скорее всего, но я никак не могу ею быть, хотя бы потому, что родом даже не из Эквестрии.

Кобылка повозилась немного, устраиваясь поудобнее, и зарыла задние копытца в складки моей хвостовой перепонки. Щекотно.

— Это не проблема, Найт, — произнесла она, закончив шевелиться, — попроси Селестию, и, думаю, она не откажется тебя усыновить.

— Зачем мне это? Мне и одном... Погоди, — до меня вдруг дошел смысл ее фразы и я даже взглянул себе за спину, чтобы убедиться в реальности происходящего, — что ты сейчас сказала?!

Это было столь неожиданно, что я даже вздрогнул всем телом, конвульсивно схлопнув крылья.

— Эй, сделай шалашик обратно, в нем было так тепло! — шутливо возмутилась Твай, прижавшись ко мне всем телом, — я не говорила ничего необычного, не надо драматизировать.

— Ты сейчас сказала... Хаос, вашими совместными усилиями я уже не знаю что и думать-то о принцессах, — напрягши маховые мышцы, я вернул укрытие для поняши на место, — вроде бы две великие пони, что возродили Эквестрию из пепла и живут в ней уже очень много лет, но ведут они себя со мной, словно две маленькие девочки: одна хочет сделать ручным зверьком, а вторая, похоже, личным малышом...

— Скорее уж учеником, — засмеялась она, весело шкрябая ножками по моей чешуе, — зато будем вместе изучать магию дружбы. Только представь себе: какие великие открытия можно свершать, комбинируя твои знания и мудрость принцессы!

"Как эффективно нейтрализовывать неугодных и как хорошо управлять страной. Воистину сильная комбинация, ага".

— Спасибо, Твай, за предложение, но я уже иду путем Ночи и Гроз, и сворачивать совсем не собираюсь. Пусть силы дружбы оплетают тебя и твоих друзей, мне же это немного чуждо.

— Но тебе же это понравилось! — в миг потеряла поняша хорошее настроение. — У меня ведь тоже есть, как ты говоришь, своя особая магия, но и эта мне дается, пусть и не очень хорошо, но все же.

Несильно качнувшись, я, на мгновение, приподнял Твайли над собой телекинезом и улегся на бок, свернувшись калачиком. Тихо пискнувшая от неожиданности кобылка поначалу попыталась вырваться, но затем, когда я опустил ее прямо в объятия своих лап, успокоилась и даже прикрыла глаза от удовольствия: все же это намного лучше, когда тепло идет отовсюду, а не только снизу. Улыбнувшись, я накрыл ее своим крылом.

— Ты принижаешь свои способности, а также преувеличиваешь мои. Я всю сознательную жизнь, будучи Защитником, посвятил двум своим стихиям, и совершенно уже не способен познать еще одну так же хорошо. Другое дело ты, — я аккуратно почесал ее по спинке самыми кончиками когтей, услышав в ответ звук, отдаленно похожий на мурчание. — У тебя есть к этому талант и силы.

— Ммм... это было безумно приятно, — потянула единорожка довольным голосом, развалившись, словно в собственной кровати, — должна признать, что на тебе довольно мягко лежать... Ой, — она встрепенулась, — ты ведь не против?

— Нет конечно, — успокоил ее, еще раз очень мягко проведя по ней лапой.

"Надо же, многие заводят себе питомцев специально, чтобы было, кого погладить, а я, вот, нашел себе поняшку и почесываю ее лезвиями, что способны без труда перерубить небольшое деревце".

— Талант и силы... — продолжила она разговор, нежась в тепле, словно жеребенок, — ты красиво сказал, но на самом деле это, в большинстве случаев, совсем не так. Две самые сложные битвы в моей жизни: с Найтмэр Мун и с Дискордом, прошли с участием Элементов Гармонии. Небольшие ситуации, требующие сколь угодно малого применения волшебства, я преодолела, но стоило лишь мне столкнуться с чейнджлингами без этих легендарных побрякушек, — она вздохнула, — провал.

— Мой путь тоже не был усыпан розами. Пару раз дело доходило даже до того, что моим товарищам приходилось вытаскивать едва дышащее тело из самого дворца Хаоса, Тартара по вашему, и лишь вера в собственные силы, единение со стихиями, помогли мне пройти все испытания и стать тем, кого ты сейчас видишь.

— Большую живую печку, — мечтательно произнесла она, свернувшись клубочком.

— Грозного дракона, что способен одним лишь криком оглушать других, — обиженно ответил я ей, легонько стегнув задней кромкой крыла по фиолетовому крупу.

В целом, разговор на этом и окончился, не считая гневных возмущений отшлепанной пони и прямого удара задними копытами по крылу, что чуть не оторвал мне его. Я лежал, не в силах придумать, как правильнее предложить единорожке составить мне компанию в грядущем путешествии, а она, похоже, просто разомлела и уснула, тихо посапывая.

Я чуть приподнял крыло, чтобы получше разглядеть удивительно милое и уютное зрелище: фиолетовый клубочек, издающий тихие-тихие звуки, настолько малозаметные, что даже ночные птицы, редкие гости здесь, в горах, без труда перекрикивали ее. Как забавно все это выглядит со стороны, наверное... Крыло медленно вернулось обратно, укрыв спящую, а я попытался вернуться к своим невеселым мыслям.

И почти преуспел в своем начинании, но тут, совершенно неожиданно, кто-то невидимый словно постучался в невидимый же купол, что раскинулся вокруг меня. Самое забавное, что я его не поднимал...

— Войдите, — произнес первое, что пришло в голову, а затем ошалелым взглядом наблюдал, как синяя аликорн появляется буквально из воздуха, окруженная ореолом серебристого сияния.

— Спасибо, что разрешил войти в твой сон, — молвила она, улыбнувшись, — можно задать тебе вопрос?

Я все еще смотрел на нее пустым взглядом, не в силах осмыслить происходящее. "То есть, я все это время спал?" Не удержавшись, даже заглянул под крыло, и, о чудо, никого там не оказалось.

— Не говори мне только, что удивлен, — вздохнула она, покачав головой.

— Не скажу, не хватит слов, — я встал и прогнулся дугой, потянувшись, — я сейчас вообще-то не должен спать, тем более это место... — только сейчас обратил внимание на то, что вокруг была зеленая поляна с мягкой землей вместо скал, да и небо было немного сиреневого цвета, — скажем так, оно несколько отличается от того, на котором я нахожусь.

— Оно и неудивительно, — многозначительно сказала аликорн, — сны не могут быть реальностью.

— Порой, со мной случаются и такие казусы, принцесса, — я потоптался на месте и, передумав куда-либо ходить, плюхнулся обратно на место, — после того, как вы получите ответ на свой вопрос, разбудите меня, хорошо?

Она кивнула и уселась напротив, заглянув мне в глаза. Не знаю, что Луна хотела, но вряд ли она что-нибудь там увидела, кроме удивления, что сама же на меня и навела.

— Просто хотела узнать, что с Твайлайт Спаркл. Ее подруги волнуются и попросили меня поискать в стране грез, и я даже нашла, но она не пускает меня в свой сон.

— Она спит под защитой. Это могло бы быть причиной, — я вытянул передние лапы и положил на них голову.

— Возможно... Всякое может быть. Итак, ты знаешь, что с ней, где она?

"Сны-сны-сны, как живые картины, что можно рисовать прямо на ходу".

Потребовалось лишь немного усилий, чтобы изображение вокруг нас поблекло, а затем и вовсе исчезло, уступив место другому. На этот раз мы парили в воздухе, очень близко к дракону и его наезднице, что спали сейчас сном младенцев, лежа на серой неуютной скале.

— Не думал, что получится, однако ж, — я поднял голову и оглядел свое творение. Картина из моей памяти была абсолютно статична, но это совсем не помешало Луне понять все много лучше, чем если бы я попытался что-то рассказать. Она кивнула, сделав таинственную мордочку, и ярко сверкнула рогом, растворившись в множестве искажений.

~

Светлый волнистый щит мерцал и переливался напротив меня, так и дразня метнуть в него что-нибудь убойное, и я даже приготовил уже "Импульс", но ждал, потому, что фиолетовая единорожка, которая держала эту магию, еще не подала сигнал. Фиолетовые завихрения на моем роге были столь сильны, что заставляли гриву и хвост развеваться, трепетать в потоках воздуха. Не требовалось большого воображения, чтобы догадаться, что Твайлайт выглядит примерно также.

— Я готова! — послышалось из-за барьера и я с выдохом облегчения отпустил чары, что стремительным потоком унеслись вперед. Черный луч ударился в щит, раскинув в стороны сотни малых лучей-рикошетов, но ничего особого более и не сделал, оставив сияющую поверхность целой и невредимой.

— Как себя чувствуешь? — крикнул я кобылке, удовлетворенно отметив результат своей атаки.

Через пару мгновений нежно-фиолетовые чары развеялись, обнажив немного взмокшую, тяжело дышащую поняшу.

— Такое ощущение, что сейчас лопну, — произнесла она, низко опустив голову и перебрав передними ножками, чтобы не упасть.

— Высвободи энергию, любым способом, это поможет, — я встряхнулся и соткал вокруг себя полупрозрачную сферу сине-белой магии молний, — выстрели в меня чем-нибудь.

Она мотнула головой, чтобы перекинуть гриву на другую сторону, и подняла ее, недоверчиво на меня взглянув. Наверное, для нее просьба от меня атаковать меня же звучала очень необычно, поэтому я поспешил улыбнуться, и даже показал язык прежде, чем сфера сгустилась, значительно прибавив в мощи.

— Ты сам попросил, — услышал я ее голос, после чего мой щит сотряс удивительно сильный удар, заставив его заискриться и побледнеть.

"Вот это сила! Даже как-то странно, что единорожка, с ее сокрушительным лучом, будет для нас щитом, а не я".

— Ты жив?

Взбрыкнув, я нанес несколько ударов по сфере своими передними копытами, разорвав ее в клочья, и предстал перед кобылкой довольным и улыбающимся.

— Более чем, Твай, более чем. Меня не так-то и просто отправить на тот свет с одного удара, так что можешь сильно не волноваться на этот счет.

— Не запрещай мне волноваться, ведь я всегда буду это делать, — она смешно потерла носик сгибом ноги и еле удержалась от того, чтобы чихнуть, — ну и пыли мы тут развели!

Как-то до этого и не замечая ничего вокруг особого, я вдруг осознал, что в воздухе вокруг нас витало много-много мельчайших частиц, поднятых с земли ураганами наших чар, а на земле красовались две небольшие воронки.

— Ага, надо бы сходить помыться, а то прибудем в город в прикиде из песка с землей...

Я встряхнул головой, чтобы выбить сор из гривы, и с надеждой посмотрел вдаль, где, среди величественных диких деревьев, притаилось мое гнездышко с уютной купелью внутри.

— Мы уже возвращаемся? — не до конца доверяя происходящему переспросила Твайли, встав точно на линии моего взгляда, — а как же обещанные тобой чары магического доспеха?

Со вздохом оторвав взгляд от горизонта, я опустил его на единорожку и постарался сделать его столь усталым, насколько это было вообще возможно.

— На сегодня с нас обоих хватит. Не очень люблю магическое истощение, а оно мне может очень даже светить, ведь мне еще надо на своей спине тащить тебя в Понивилль.

— Это совсем необязательно, — надула она губки, — я и сама могу спокойно добраться до города.

Я хмыкнул и пошел под широкое дерево, что раскинуло свою листву очень хорошо и правильно, создав большую удобную тень. Недолго подумав, кобылка двинулась следом.

— В таком случае Спайк с меня шкуру спустит, ведь я обещал ему лично передать тебя в лапки.

— Я поговорю с ним, он не обидится, — парировала она, удобно развалившись в корнях, — либо можем вместе пойти пешком, и это также не будет плохим решением.

— Ну уж нет, извиняй, пешком идти мне просто лень, да и долго выйдет, — я плюхнулся совсем рядом с поняшей, привалившись к немного теплой волнистой коре, — к тому же, что толку делать что-либо из последних сил, когда можно все это перенести на завтра?

Создавалось ощущение, что дерево, которое укрыло на от нещадно палящего солнца, было живым и гудело, словно внутри был какой-то механизм. Не удержавшись, я постучал по стволу, но услышал в ответ лишь немного обиженный стон.

— Знаешь, пожалуй, ты прав, — вдруг ошарашила меня пони, хихикнув, — но в таком случае ты повезешь меня сначала туда, где можно хорошенько отмыться, а то Спайк будет очень недоволен новой грязи в столь замечательно убранной библиотеке.

"Однако".

— Договорились, моя маленькая пони, — не смог устоять перед искушением попробовать стиль общения принцессы, — в таком случае, не желаешь немного поплескаться в Ночной купели?

И вновь дракон, опять с наездницей, я мчался в сторону своего неприметного места обитания, перебирая в уме, как бы это странно не звучало, варианты дверей, которые можно было бы поставить за защитный слой; чисто из эстетических соображений. Обычные деревянные, что использовали пони, не подходили ввиду своей, в основном прямоугольной, либо аркообразной формы, а других вроде бы и не было. Обтянуть кожей, как я делал это раньше, понятное дело, тоже не вариант, а больше ничего придумать и не мог.
"Надо будет кого-нибудь спросить в Кантерлоте. Там точно есть мастера подобного".

— Когда мы отправляемся? — донеслось со спины, заставив меня вынырнуть из пучины рассуждений и вернуться в реальный мир; при этом было ощущение, что меня оглушили. Пришлось встряхнуться, чтобы прогнать неприятные ощущения.

— Когда узнаешь все необходимые, (которые я посчитаю таковыми, заклинания, и будет готова парочка нужных артефактов. В астральных мирах пребывать неподготовленным — не самая лучшая затея.

— Зато столько всего нового и интересного! — она опять превратилась в радостного жеребенка, которому родители дали конфетку и разрешили поиграть с огнем или водой, — а там будет еще кто-нибудь, помимо стражей артефакта?

— Скорее всего нет, — я отрицательно покачал головой, не особо задумываясь о том, увидела ли этот жест Твай, — я даже не могу представить, кто способен выжить в таких условиях.

Совершив два финальных взмаха, я спрыгнул на землю, мягко спружинив лапами, и обычной своей хищнической походкой устремился к сокрытому входу.

— К тому же, вряд ли мы встретим кого-либо намеренно, потому-что местные могут быть враждебны нам, а лишних неприятностей добывать не стоит.

— Ты так говоришь, словно мы отправляемся в Тартар, — подвела черту поняша, после чего принялась "расцеплять" магические путы, удерживающие ее в седле.

Она аккуратно соскользнула с моей шеи и самостоятельно направилась в мое гнездо, пройдя защитную руну, словно нож сквозь масло, при этом не получив и толики магического воздействия. Я в очередной раз хмыкнул, дивясь про себя этой странной аномалии, и применил обратную смену облика, оказавшись внутри пещеры уже в теле единорога.

Практически все как и в тот раз, с Лит, только почему-то теперь я был выгнан из своей уютной ванной, ибо "мне нужно место, чтобы нормально почиститься". Более того, пришлось отгородиться непроницаемой взору черной стеной, потому-что единорожка вдруг начала краснеть и смущаться, а затем и вовсе спряталась в ночной воде так, что лишь голова торчала над поверхностью.

"Удивительно".

Зато теперь я мог закончить руну перехода, чем и занялся, развернув ярко-белый рисунок перед собой.

И все же, как просто было уговорить Твайлайт на столь необычное и, может быть, пугающее мероприятие для пони. Наверное, Селестия была права, когда сказала, что такой опыт будет бесценен для ее ученицы? Настоящие сражения ждут нас там, а не те блеклые дуэли, что пышным цветом расцвели по всему Кантерлоту и за его пределами; и пусть большинство разрушений буду приносить я, но ставить и поддерживать щиты — тоже сложное и довольно захватывающее занятие, требующее сил и сноровки. А самое главное, за чем, собственно, собрался идти я, и чем соблазнилась фиолетовая кобылка — неизвестный артефакт, чьи силы и эффекты пока еще нам неведомы... Тяга драконов к могущественным вещицам столь велика, что может поспорить на равных даже с желанием Твай изучать что-то новое, поэтому последнее время меня словно кто-то подстегивал, заставляя концентрировать внимание на процессе перехода из Эквестрии в астральный мир, а также на поисках быстрого пути обратно.

— Я закончила! — оповестила меня пони и процокала к дальней стороне пещеры, где по-хозяйски зарылась носом в углубление-хранилище.

Ненужная более матовая стена развеялась, заполонив ненадолго все помещение маленькими темными облачками, и я, наконец, смог вздохнуть спокойно, вновь ощутив себя одним целым со всем своим гнездом.

— Хорошо. Тогда, давай быстренько перекусим, и я подкину тебя до библиотеки, а затем займусь уже рунами.

Сдвинув ногой магический рисунок в сторону, я неспешно отправился к фиолетовому крупу, торчащему наружу, в то время как передняя, для меня сокрытая, часть кобылки полностью исчезла в зеве моего "подвальчика". Забыл ей сказать, что раз я сильно поднял свою магию, то простое и, в принципе, ненужное более хранилище в старом его понимании кануло в летах, уступив место новому, улучшенному и наделенному ночной магией аналогу. Теперь в банальном с виду углублении красуется крошечный синий кристаллик, до которого надо лишь дотянуться магией...

— Твай, вылезай оттуда, у меня тут все изменилось.

— Я заметила, — тут же глухо отозвалась она, — секундочку.

Круп шевельнулся и через пару мгновений моим глазам предстала немного растрепанная, но зато безукоризненно чистая после недавнего купания поняша.

— Мне казалось, ты сделал там где-то секретную кнопку, — несколько виновато призналась она, — иначе с чего бы вдруг то углубление так расширилось, что я туда смогла пролезть?

Я усмехнулся и вытянул переднюю левую ногу вперед, указав точно на ту самую "секретную кнопку", тускло мерцающую в свете пламенеющих белых линий по стенам моего гнездышка.

— Твай, посмотри туда.

Дождавшись, пока она обратит свой взор на одинокий сапфир, я собрал немного энергии в рог и выстрелил ею точно в синюю цель. Показалась яркая вспышка, в свете которой сформировалась небольшая фиолетовая сфера, что принялась медленно и грациозно выплывать наружу.

— Просто немного магии вот по этому камешку, ты почти угадала — я улыбнулся, — а теперь отойди, пожалуйста.

Кобылка послушно попятилась, при этом не отрывая взгляда от сферы, а та, в свою очередь, почуяв достаточно свободы, резко разрослась и подернулась рябью, обнажив свое содержимое.

— Вот это да... — Твай, видимо, намертво влипла в пол и теперь только титаническим усилием можно было ее сдвинуть отсюда, — откуда у тебя эта штуковина?

Помимо еды, воды, денег и прочих хозяйственных вещей, окруженная несколькими золотыми цепочками, разноцветными тряпочками и дорогими моему сердцу кулонами с чешуйками Арста и Градара — лучшими товарищами по ордену, в центре всего этого великолепия плавала, злобно сверкая руническими лезвиями, моя глефа; "Крыло ночи", любимое оружие...

— Моя прелесть и гордость, частичка Найта, — произнес я, аккуратно растолкав прочие предметы и нежно схватив отполированное древко зубами. Глефа, ведомая магией, тут же принялась подстраиваться под меня, выпустив из основания лезвий маленькие иссиня-черные лучи, что сразу же кинулись оплетать меня, словно сеть. Когда я выбрался из сферы и отошел обратно, "Крыло" ярко засветилось, изменяя форму, и уже через пару секунд в моих зубах висело оружие, которое с удобством мог использовать даже единорог.

— Я знаю, что оружие эквестрийцам чуждо и противно, но ты попробуй отринуть предубеждения и взгляни на красоту, грацию этой вещи, — я повернул глефу на бок и медленно, но верно вдел копыто в рогатую выемку сбоку от древка, а затем встал на три ноги, помахав оружием в воздухе. Руны на стали излучали свой особый свет, и после каждого резкого движения оставляли за собой размывчатый, быстро растворяющийся в воздухе дымчатый синий след.

— Это очень красивая вещь, — совершенно искренне произнесла поняша, зачарованно наблюдая за танцем двух лезвий, — между прочим, оружие у нас — предмет искусства, и в большинстве своем, не учитывая копья, хранится в музее.

Сделав еще пару быстрых взмахов, я опустил ногу на землю и глефа, ощутив мое небоевое настроение, со слабым железным звоном схлопнулась, полностью задвинув древко внутрь стального шарика посередине.

— Такую красавицу мне жалко кому-то отдавать, тем более мы с ней родственные души, — я улыбнулся воспоминанием, а затем встряхнул головой и потянулся к парящим в воздухе связкам ароматной свежей травы, — а теперь, когда я похвастался, время немного подкрепиться?

...Время собирать еду, чем больше — тем лучше. Настало утро следующего дня, а я уже бродил по Вечносвободному в поисках хорошей съедобной травы, чтобы создать запасы для грядущего путешествия. "Крыло" приятной тяжестью давило на правую переднюю ногу, даруя ощущение силы и могущества. Теперь пусть хотя бы один агрессивно настроенный местный обитатель сунется ко мне — мне есть чем отмахаться.

Прямо как в старые, совсем не добрые, но оттого не менее приятные времена, только разница лишь в том, что я сейчас один, без отряда хорошо тренированных лучников за спиной. Хотя... кому они нужны здесь, в Эквестрии? Даже Вечносвободный, со своим диким нравом, не столь опасен, чтобы ходить здесь под охраной.

Мое внимание привлекла большая, красивая и, на вид, сочная трава, растущая сплошной стеной вдоль границы луга и деревьев. Ощущая мои желания, глефа раскрылась, готовая к действию. Я широко улыбнулся, в мыслях танцуя, и взмахнул ногой, к которой крепилось "Крыло". Лезвия пропели свою особую песню, и пучки травы, отрезанные совершенно легко, неспешно принялись опадать на землю.

"Просто сказка".

К гнезду я возвращался уже с сумками, набитыми искомым доверху. Вчера я обещал Твай, что научу ее еще парочке заклинаний... Поэтому совсем неудивительно, что она уже ждала меня, гуляя кругами перед входом в мой дом.

— Ты очень рано, могла бы и подольше поспать, — бросил я с ходу, нацепив на себя обычное выражение морды.

Она вздрогнула, обернулась и расслабленно выдохнула; наверное, думала, что я очередной зверь диковинный из Вечносвободного.

— Я просто раньше легла, вот и выспалась. К тому же, — она бросила оценивающий взгляд на мою ношу, — так у нас с тобой будет больше времени для тренировок.

— Несомненно, — я усмехнулся и отодвинул широкий лист, прикрывавший собой спуск в пещеру, — но сначала надо упаковать и убрать наш будущий рацион, да и мне не помещает немного очистить хвост, потому-что... — я встряхнул упомянутой частью тела, откуда тут же вылетели парочка колючих и очень-очень приставучих шариков с какого-то очередного необычного растения.

Кобылка улыбнулась и кивнула.

Упаковать... Сильно сказано. Мы с Твайлайт довольно быстро разделили всю траву на двадцать примерно одинаковых пучков, после чего я убрал свежесозданные "пайки" в специальную сумку-изумруд и закинул его в то же самое хранилище, к своему синему собрату.

К сожалению, в астральных мирах, обычно, совсем не случается так, что пригодная пища встречается хотя бы где-то, поэтому приходится тащить с собой столько всего. И хорошо бы, если бы только еда...

— Слушай, — произнес я, довольно лихо нарезая привезенные с фермы ЭйДжей яблоки глефой, — Твай, а ведь я совсем забыл набрать питье в городе... Похоже, тебе придется подождать здесь, пока я не слетаю в Понивилль и не возьму несколько бутылей с водой.

— Совсем необязательно, я сама схожу, ведь мне почти делать-то и нечего сейчас, — откликнулась она, судя по звукам, поднимаясь с моего гравитационного щита, на котором лежала последние десять минут, — ты ведь не будешь против?

"Забавно, а?"

— Разумеется, нет, ты мне как раз немного времени освободишь, — я кивнул приостановив на время танец лезвий, и обернулся, чтобы, Тьма знает зачем, еще раз взглянлуть на кобылку, — и не забудь, пожалуйста, что никакой сидр нам не нужен. Можно взять немного сока, но не больше пары-тройки бутылочек, хорошо? Отдавай предпочтение воде, но, желательно, в не самых больших вместилищах, чтобы не было необходимости тратить уйму времени на одну лишь распаковку.

— Да, я поняла.

— Главное, не бери больше, чем можешь унести. Маленький, но важный пункт.

Поняша кивнула и, широко взмахнув хвостом, поскакала к выходу и совсем скоро я уже не мог ее расслышать.

"Быстрая, однако".

Улыбнувшись своим мыслям, я вновь раскрыл схлопнувшуюся было глефу и продолжил терзание фруктов, превращая более-менее круглые плоды в небольшие дольки.

Подготовка, тренировка, сон. Цикл, что наложил на меня оковы на ближайшие три дня. Мои мечты о том, что, помимо защитных чар, Твайлайт научится эффективно атаковать врагов, с каждым разом все меркли и меркли, пока полностью не растворились об вялый сверкающий шарик, что на самом деле должен был гореть, словно солнце. Никакие ухищрения не помогали, единорожка честно старалась, да и я не отлынивал особо, но нормальные боевые чары у нее никак не желали сплетаться; наверное, из-за изначально мирной натуры эквестрийских пони. В конце-концов я сдался и бросил эту затею, ведь щиты у кобылки получались много прочнее, да и за каких-то два дня она умудрилась создать собственный образчик, который с гордостью мне и предъявила.

Энергетическое поле бледно-фиолетового цвета, прямо как аура единорожки, похожее на гигантские соты, невозмутимо и неподвижно парило в воздухе, скрывая за собой гордую улыбку. Для меня ее общество было очень неожиданно, ведь это время она обычно проводила с подругами, а я просто валялся на ближайшем к гнезду дереве, лениво наблюдая за закатом.

Конечно же, какой-то там закат не мог соперничать с созерцанием медленно продвигающейся к моему дому Твай, окруженной довольно странным (это для меня) щитом, поэтому когда она добралась до самого входа, я спрыгнул со своего любимого места на самой верхушке, и, мелко-мелко работая магическими крыльями, спланировал вниз.

— Ну, хвастайся, если я правильно все понимаю.

Я подошел ближе и внимательно уставился на барьер, немного плеснув на него магии, чтобы проверить его на прочность. На удивление, это был самый обычный, ничем не примечательный защитный слой, поэтому вскоре мое внутреннее удивление отразилось на моей морде.

— Я эксперементировала с "Платьем" (так она назвала мой "Магический доспех", перекроенный на лад магии Души), и получилось вот это, — несколько виновато произнесла кобылка, погладив щит копытцем.

— На вид ничего необычного, я не понимаю.

— Это просто, — она улыбнулась, — помнишь, ты говорил, что обычные магические щиты свободно пропускают разные материальные объекты?

Быстренько перебрав в уме события последних дней, я кивнул, но все еще продолжил оставаться с недоумевающим видом.

— Смотри, — Твай телекинезом подхватила камешек, что лежал у меня под ногами, и с разгону запустила в себя. Ярко сверкнул барьер, отбив снаряд в сторону, а затем на месте попадания появилось небольшое светлое пятнышко; ничего красочного более не произошло.

Наверное, у меня сейчас челюсть поехала вниз. Спохватившись, я понял, что это действительно так, и быстро водворил ее на место, пока единорожка не заметила. Такое мощное заклинание защиты... Даже мне необходимо использовать как минимум два щита: обычный и гравитационный, чтобы обеспечить уровень сохранности моей шкурки на позиции "как можно более безопаснее". Ну а Твай... Самородок, иначе и не скажешь.

— Забудь про прошлые неудачи с атакой, — я улыбнулся и плюхнулся на круп, — защита — вот твой конек. Я за все свое время, что провел в Храме, а потом и в измерениях, не сделал на этом поприще столько, сколько сделала ты за эти дни. Объединить физическую и магическую защиту в одно... Во имя Ночи, это очень и очень круто!

— Спасибо. Ты не представляешь, насколько приятно слышать эти слова, — ее мордочку также озарила улыбка, и она в один взмах головой разбила свои чары на мелкие-мелкие кусочки, предоставить нам возможность нормально видеть друг друга, а затем тоже уселась на землю, уперев взгляд в меня.

Странно это... Я поймал себя на том, что разглядываю поняшу, словно экспонат. Такие большие, выразительные глаза, немного острые забавные ушки... Вздрогнув, я попытался отвести взгляд, и получилось это совсем не с первого раза.

— П-пойдем, я покажу тебе, как открывать портал на маяк, — произнес фразу, что давно плавала в неспешном потоке мыслей, и которой я хотел встретить кобылку... О Тьма, что со мной не так?

— Пошли, — откликнулась она, забавно покраснев.

Трудно было работать, когда неведомое тебе очень мешает, но мы справились, и теперь Твайлайт, ценой огромных затрат энергии, могла вполне сносно использовать экстренную телепортацию к маяку. Комплекс рун, запечатленный на стене, служил точкой, куда необходимо было целиться, чтобы попасть из астрального мира обратно в Эквестрию, и чтобы создать это великолепие, я потратил целый день.

Итак оставалось совсем немногое: проверить все, что необходимо с собой взять, затем перепроверить (поручу сие Твай, ведь это она придумала, пускай теперь отдувается), чиркнуть письмо Селестии, оповестить подруг, чтобы не волновались, ну и, собственно, открыть дверь-портал.

Первый пункт выполнить было относительно легко: вся еда плавала в магической сумке-изумруде, а вода в его синем собрате. Никакая одежда нам не была необходима, а оружие торчало из наших лбов; ну и глефа на моей ноге, да. Различные дополнительные "рюшечки", броня и прочие извращения для знающих толк... для столь небольшого путешествия такие серьезные приготовления вовсе не нужны. А вот, кстати, перо и чернильницу я не взял.

— Твай!

— Да? — послышалось снаружи моего гнездышка. Кобылка что-то там делала с каким-то инструментом, очень похожим на концентратор энергии звезд, что родом из Веродара. В целом, просто убивала время, ожидала, что она мне рано или поздно понадобится.

"Вот и понадобилась".

— У тебя есть писчие принадлежности?

— Перья, чернила, бумага? Есть. А тебе зачем?

Вернув ненормально тяжелые камни-сумки со всем необходимым на место, в хранилище, я повернулся к выходу и попытался взглядом выцепить фиолетовое тельце.

— Говорят, если растолочь бумагу и залить чернилами, подогретыми на костре из перьев, получается очень вкусно.

Снаружи донесся смешок и через пару секунд требуемые вещи грациозно вплыли внутрь, поддерживаемые фиолетовой аурой.

— Премного благодарен.

"Итак, инструменты есть, но что же писать?" Я задумался, машинально принявшись грызть несчастное перо. Принцесса просила сообщить ей тогда, когда мы уже вот-вот отправимся в путь, но что именно должно быть в письме — этого она не упомянула.

"И, Хаос, как же сбивает то ощущение, что испытываю, когда гляжу на Твай".

— Найт, я ухожу. Меня еще Рарити ждет и госпожа мэр, — вновь послышался голос кобылки, — во сколько завтра встреча?

"Не хочу ее отпускать, эх...".

— В середине дня жди меня у себя, я сам залечу.

— Хорошо.

Удаляющееся цоканье. Тишина.

Быстро написав в письме всего два слова: "В пути" и подписавшись своим именем, я скатал бумагу в трубочку и улегся на парящий в воздухе гравитационный щит, погрузившись в раздумья.

Раздумья ничего путного не дали, лишь понаделав еще больше вопросов, поэтому в ночь, которую, по-идее, должен спать, я воспарил над лесом на магических крыльях и устремился к старым развалинам, где когда-то в древности вместе правили Селестия и Луна.

~

Замок встретил меня тишиной и спокойствием, наделенным сущностью ночной стихии. Две косых башни, проигравшие безмолвный бой с тяжестью времен, все еще гордо охраняли огромные парадные ворота. Но вот сами ворота подвели своих стражей: некогда красивая каменная арка развалилась, витая железная решетка проржавела насквозь и частично превратилась в пыль, а от двух гобеленов по бокам остались жалкие клочки. Время всегда берет свое.

Ощутив всем сердцем древность этого места, величие старой магии, что поддерживала постройку, пусть и не так хорошо, как раньше, я мгновенно успокоился и вступил на потрескавшиеся ступени, намереваясь пройти этот путь до конца, чтобы разобраться в самом себе. Парадный зал, чернеющие дыры, кое где еще сохранившие в себе куски факелов, зачарованные доспехи, на поникенах... Развалины-развалины-развалины. Прыгая, словно кролик, периодически подмахивая призванными крыльями, я преодолевал комнату за комнатой, коридор за коридором, стремясь добраться до тронного зала. "Возможно, надо как-нибудь походить тут, чтобы просто полюбоваться, а то, ведь, живу совсем рядом с самым настоящим памятником, и ничего о нем не знаю".

Пришлось протискиваться сквозь щели в дверях, иногда расталкивая ногами тяжелые дубовые створки, но как бы ни были запутаны ходы, я приближался к своей цели — маленькой секретной комнатке, чей вход находился в самом большом и величественном зале некогда красивого дворца.

Выломанный кусок стены, где неудачно "пристенился" один тенекрыл, встретил меня, словно старый друг, безмолвно указывая верное направление. Пройти сквозь ту дверь, затем вперед, через разбитую комнату с обвалившемся потолком, дойти там до конца и вновь двери...

Как и в тот раз, тронный зал меня поразил до глубины души своим размером. Огромное пространство, где мог развернуть свои крылья даже Градар... для чего оно было нужно? Сотни пегасов, что парят над троном, держа в копытах копья, или же трубы? Попытавшись представить, какого это, иметь такой оркестр над головой, я улыбнулся и двинулся к левой части стены.

Повернуть тот канделябр, а затем сразу отодвинуть стул у стены (хоть бы он не развалился), и тайная дверь, вроде бы, должна открыться. Проделав необходимые манипуляции, я вперил взгляд в фальшивую каменную стену, но она даже и не подумала шевелиться, пребывая на месте, словно настоящая.
"Странно, может, это было на другой стороне?"

— Ты забыл, что повернуть надо оба канделябра, причем, одновременно, — послышалось сзади, и каменная громада, дрогнув, начала отъезжать в сторону.

Луна стояла сзади меня, все как обычно, и предстала перед моим взглядом, когда я обернулся, с хитрым выражением мордочки. Картину дополняло то, что аликорн была окутана в прекрасный плащ с белой каймой, цветом повторяющий ее гриву.

— Почему ты встал? Иди, если собрался.

Я пожал плечами и зашел в темный зев, оказавшись в знакомой комнатке, освещаемой лишь слабеньким лучиком лунного света, что пробивался сквозь узкое окно. Все здесь было также: пыльный шкаф, минимум мебели, алтарь, разве что в прошлый раз, вроде бы, на столике стояли огрызки свечи.

Тяжелый металлический звук заставил меня вздрогнуть: "дверь" захлопнулась, и из прохода показалась ночная пони.

— Расскажи мне, почему ты пришел сюда, что хотел увидеть?

Я покачал головой, засветив свой рог. Через пару мгновений посреди комнаты завис яркий полумесяц, наполняя ее своим чарующим сиянием.

— Я... не знаю. Мне надо разобраться в себе, нужно место, где я мог бы соединиться со своей стихией и ощутить себя.

— И ты выбрал этот старый замок, — она села прямо на каменный пол и наклонила голову набок, — почему?

— Наверное потому, что здесь наша с тобой магия особенно сильна? — я сделал круг и поднял голову, стараясь ощутить потоки Тьмы. Живые тени, прячущиеся в самых темных уголках, отзывчивые, и нисколечко не злые, они принялись осторожно собираться вокруг, одержимые моим зовом. Неожиданно, копыто, что легло мне на плечо, помешало сфокусировать чары и тени, призрачным вихрем раскрутившиеся было вокруг меня, разлетелись в стороны, словно испуганные зверьки.

— Ты пытаешься переложить все на магию, — произнесла Луна, слегка надавив ногой, вынуждая меня сесть, — но попробуй сейчас просто подумать, рассказать мне о своей проблеме. Наверное, я смогу помочь, а может быть и так, что ты поймешь все сам. Хорошо?

— Вообще-то я просто хотел, как выражаются многие, "помедитировать", — я подчинился и уселся на пол, прямо напротив принцессы, — но раз вы... ты предлагаешь мне помощь...

Я на секунду замер, обдумывая сей вариант. Проблема, с которой я еще пока не встречался, но Луна, тысячелетнее существо, вполне могла знать, в чем суть.

— Расскажи, не бойся, ночь умеет хранить секреты, — улыбаясь, мягким голосом подбодрила меня она.

"Ну... ладно".

— Все началось еще тогда, когда я сражался на арене Кантерлота с Роуз Файром. Ты знаешь, почему я победил?

Она кивнула.

— Эта эмпатийная связь как-то странно повлияла на меня. Во многом это вылилось в то, что я стал задаваться вопросом: "Почему именно Твайлайт, а не кто-то другой?", и чем больше думал об этом, тем сильнее я понимал, что вовсе и не против этого.

— И? — подогнала меня аликорн, блеснув хитринкой в глазах.

— А дальше, — я вздохнул, обращая мысленный взор к событиям недалекого прошлого, — дальше начинаются отклонения в моем нормальном поведении, такие как, к примеру, невозможность порою оторвать взгляд от Твай, словно она меня околдовывает. Может, она тоже чейнджлинг? Одна из...

Пришлось прервать мою речь, потому что Луна, совершенно не соответствуя высокому статусу принцессы, громко расхохоталась, даже распахнув крылья, чтобы не упасть. Любопытные тени, подобравшиеся к самой границе круга света, излучаемого призванным полумесяцем, испуганно отпрянули, вжавшись в стены и слившись со своими бездушными сестрами, и я покачал головой, мысленно постаравшись их успокоить.

— Это могло бы быть смешно, если бы не наше грядущее путешествие. Астральные миры — совсем не то место, где можно вот так просто распускать свое внимание и подчиняться неведомым желаниям.

— Неведомым, да ладно? — глубоко вздохнув, аликорн мгновенно успокоилась и придала себе более-менее невозмутимый вид, — это очень даже нормальные, самые обычные желания для пони, да и не только для них.

Вот сейчас я почувствовал, что начинаю злиться, и опустил взгляд, решив лучше созерцать живую тень, что темным клубочком устроилась вокруг моей передней ноги.

— Ты на самом деле не понимаешь, что с тобой происходит, или разыгрываешь меня? — продолжила она, немного дрожа от пережитого приступа веселья.

— У меня не тот характер, чтобы шутить на серьезные темы, Луна.

— Что ж, тогда я знаю ответ на твой вопрос, — она вздохнула, — другое дело — хочешь ли ты услышать его?

— Само собой! Не за этим ли я бодрствую в свою последнюю спокойную ночь на ближайшие дни?

— Ах, даже так? — она аж подпрыгнула, быстро подобрав меня телекинезом, совсем как игрушку, и отнесла на алтарь, — тогда, думаю, магия этого места поможет тебе выспаться за эти жалкие часы.

— Луна, уходить от ответа второй раз подряд — уже нечестно.

Я даже не брыкался, позволив манипулировать моим телом как угодно, лишь прожигал ночную кобылу взглядом все это время.

— Я знаю. Может, Селестия права, когда твердит мне, что после заточения я стала похожа на жеребенка? И лучше уж мне учиться жить заново прежде, чем становиться принцессой?

Мой взгляд из обиженного резко стал недоумевающим.

— Вообще-то ты и так сейчас принцесса, разве нет?

— Титул, пустое, — Луна фыркнула, а затем подошла к моему ложе и сняла свои оплетающие чары, — прежде, чем я скажу тебе, в чем заключается твой недуг, позволь сделать одну вещь.

— Ну, эм... Позволяю.

— Тогда закрой глаза, расслабься, — тихим и спокойным голосом буквально пропела аликорн, накрыв меня своим крылом, — дыши спокойно, представь, что ты паришь высоко-высоко в воздухе, освещаемый светом Селены...

— Ты убаюкать меня хочешь, Луна?

— Почти.

Внутренне удивляясь тому, что сейчас происходит, я послушно смежил веки и расслабился, растянувшись на спине. Тень, которой я, видимо, понравился, юркнула рядом, примостившись под боком.

"Словно питомец".

— Молодец. А теперь представь, что рядом с тобой стою не я, но Твайлайт Спаркл. Представил?

Это не составило для меня большого труда, ведь разум в последнее время, мне на зло, пытался

подкинуть ее образ всюду, о чем бы я не думал. Немного улыбающаяся фиолетовая мордочка...

— Да.

— Не говори, потеряешь момент, — ночная кобыла положила сгиб копыта мне на лоб, немного задев рог, который тут же засветился: зарождались рефлекторные чары защиты.

Я кивнул, вновь замерев и представив единорожку. Итак...

Через секунду моих губ коснулись бархатные губки принцессы.