Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Антифуррь

Вдохновлено произведением "Антигеймер" Денисова с использованием вселенной этого автора. Вот скажи, читатель, не желаешь ли ты стать фуррём? Да не просто фуррём, а таким, каким захочешь - хоть антропоморфным лисом, хоть тавром, хоть... Пони-пегасом? Мне вот нравится последний вариант, в конце концов, я же Хеллфайр! Проблема только в том, что за новое тело тебе нужно будет заплатить упорным трудом, несущим опасность для жизни, здоровья и психики. Но оно того стоит, уж поверь.

Другие пони ОС - пони Человеки

Брони и их сны

Брони - фанаты мира "их маленьких пони". Они живут в обычном мире... Но что, если Луна сможет наладить связь с ними и Эквестрией? Хотя бы во сне?

Принцесса Луна Человеки

Пробуждение

Поставить на кон всё что у тебя есть и всё равно проиграть. Что может быть хуже этого? Лишь осознание того, что те, кто доверился тебе давным-давно мертвы, а ты проиграла по всем статьям. И все что остаётся - влачить жалкое существование в надежде на месть. Надежду призрачную, едва уловимую, но такую желанную. Данная история является прямым продолжением «Солнца в рюкзаке», который в свою очередь приходится спин-оффом «Сломанной Игрушке», рекомендую прочесть первоисточники.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони Человеки

Новый дом солдата

Планета Эквус. Мир, где процветает магия, дружба и гармония. Вот уже тысячи лет на Эквусе процветает объединённое королевство Эквестрия, где проживают в мире и согласии земные пони, единороги и пегасы. Но внезапно в космическом пространстве Эквуса появляется человек. Этот человек пришёл не из своего дома, а из совершенно другого, чуждого ему мира, который чуть не разорвала на куски война. Этот человек - воин. Он заблудился в поисках своего дома. Воин, израненный, прибывает в мир, которому чуждо такое понятие как "Война". Может это теперь его новый дом?...

Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Маяк-14

Один день из жизни хикки на Богом забытой космической станции.

Дерпи Хувз ОС - пони

Мои маленькие принцессы: Королева Коробкии и ужасная Драпони

Вероломное нападение на жителей маленькой, но гордой страны Коробкии! Ужасная драпони Селестия кружит над городом в поисках печенья сокровищ. Только бесстрашная королева Луна и стойкие защитники государства, вооружённые смертельно точными подушко-катапультами смогут остановить вторжение!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Steamwork Equestria / Паровая Эквестрия / Эквестрия-на-Пару

Действие происходит в Эквестрии, где совсем нет магии. Но есть хитроумные машины, которые делают такие вещи, что от волшебства не отличишь, хоть и работают на пару. Почти steampunk, если угодно.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Зелье Тайны

Южная Эквестрия. Небольшое поселение пони, практически не имеющее связи с цивилизацией. Здесь живёт и занимается практикой молодая травница - Грин Лив. Порой бывает что некоторые обстоятельства складываются так, что жизнь может резко пойти по совершенно другой колее. Эта история о том, что даже самое тихое место может стать эпицентром значимых событий, о том, что даже самая заурядная личность может повлиять на глобальные события.

ОС - пони

Колобок. Поворот не туда

Он катится.

Эплблум Скуталу Свити Белл Дерпи Хувз Найтмэр Мун

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 16. Прикоснись к Свету Глава 18. Суета

Глава 17. Окунись во Тьму

Ie nev — я реален
Ashu! — пока! прощай!
Варх — понячий аналог рыцаря (warhorse)

Несколько дней почти полного одиночества... Лишь Твайлайт иногда заглядывала в мое гнездо, чтобы спросить что-нибудь, либо же просто поболтать, но и это продолжалось недолго: мне необходимо было время, чтобы настроить все самые важные свои заклинания. Та дуэль с Роуз Файром... Меня банально угнетала мысль, что какой-то маг, не имея достаточно опыта, был способен выиграть бой со мной так легко, поэтому-то я и изолировался в Вечносвободном, дни и ночи перестраивая и доделывая руны, приводя их в порядок. Как результат, мой репертуар боевых и не очень заклинаний увеличился почти вдвое. Очень сложные, узкоспециализированные, особо разрушительные — любые заклинания, которые я посчитал нужными, встали на мое вооружение.

Теперь, когда по силе я почти сравнялся с Найтом Веродарским, понадобилась практика. Одним из немногих (одновременно и многих) мест, где это можно было сделать — был так называемый Астральный мир.

Скорее не измерения, а их кусочки, астральные миры всегда были своеобразными полигонами для тренировки боевых навыков и способностей к выживанию моих товарищей по ордену. Каждый такой мир был уникален, и всегда содержал в себе загадку: какой-нибудь древний артефакт, не обязательно сильный (наш наставник — глава храма — носил на шее медальон, поддерживающий тепло в небольшом радиусе) но от этого не менее желанный, ведь собирать коллекцию из таких раритетов — самое распространенное хобби среди Защитников. К сожалению, артефакты защищали сами себя: будучи запертыми в своих особых ларцах, они проецировали энергию хаоса вокруг, создавая условия для появления отвратительных, порой, очень сильных существ, которые и служили им невольными стражниками. С другой стороны, таких не жалко было уничтожать; не убивать, нет, а именно — уничтожать, ведь порождения хаоса не имеют собственной души; у них нет жизни, лишь жалкое существование, наполненное единственным смыслом — служить своему господину. Простые куклы, механизмы, инструменты (назвать их элементалями язык не поворачивался: призванный магический конструкт имеет хоть какую-то связь с живым существом — призвавшем его магом), они не заслуживали пощады и никогда, сколько себя помню, ее не получали.

В принципе, путешествие в астрал мне еще и сверхнеобходимо, ведь здесь, в Эквестрии, мне почти ничто не угрожало, а безопасность расслабляет...

Сосредоточившись на мгновение, я представил, как широкие каскады молний разрывают в клочья темные небеса, освещая их тысячами ярчайших вспышек, как неистовствует великая стихия, сокрушая все на своем пути, и через пару секунд вокруг меня прямо, из воздуха, появились три вибрирующих шарика, зависнув ровно на месте.

Души молний, мои собственные элементали... Пусть они и не способны вытворять такое, что вытворял феникс на той дуэли, но все равно большая сила бурлила в этих белых сферах, испускающих крошечные линии во все стороны.

Удовлетворенно хмыкнув, я протянул переднюю правую ногу к неподвижной "душе", на что та незамедлительно ответила слабым разрядом прямо мне в копыто.

"Отлично".

Обведя взглядом свою пещеру-гнездо, я выцепил парочку необходимых мне предметов и телекинезом положил их в седельную сумку, что лежала рядом. Так, теперь немного еды, денег... Уже через пять минут мои прозрачные магические крылья,что делали меня похожим на аликорна, быстро несли меня к городку.

~

— Принцесса? — я оторопело глянул за дверь, освещенную магией ночной кобылы — единственный выход отсюда...

Рог Луны погас, как и творимые ею чары, и комната погрузилась во мрак. Точнее как во мрак... тенекрылы не так уж и плохо видят даже в абсолютной темноте.

— По крайней мере, в этот раз ты не убежишь от меня, — произнесла она совсем не заспанным голосом и, помогая себе крыльями, встала со своей кровати.
"Ну спасибо, утешила".

— А теперь, когда с тобой вроде бы все в порядке, расскажи мне, что же произошло тогда, на озере?

— На... озере?

Друг за другом, словно стояли в очереди и дожидались своего часа, во мне вспыхнули два сильных чувства: удивление — "Так этот сон взаправду был ее...", а затем страх. Страх, что принцесса все поймет не так и возомнит меня опасным хищником, который начнет вырезать пони, дай только волю.

— Полагаю, теперь ты мне поверишь? — с хитрой улыбкой произнесла аликорн, усевшись передо мной на призванную черную тучку.

Я кивнул.

— Итак, я слушаю, — она забавно подперла голову копытом, тепло улыбнулась и свесила крылья по бокам, тем самым придав себе вид, прямо скажем, не очень официальный.

— Ну... — подобное поведение короны уже не было чем-то необычным для меня, но все равно сбивало с толку, — в общем, когда мы с вами зашли в тот странный туман, то я, как бы это выразиться...

— Хотел попробовать меня на вкус? — томно спросила принцесса, полуприкрыв глаза.

Если бы драконы могли краснеть, то я, наверное, осветил бы алым сиянием все вокруг, а так у меня лишь округлились глаза. Ну а потом пришло чувство раздражения: ей легко шутить, а мне до сих пор надо приложить лишь толику усилий, чтобы представить, как нейтрализовать жертву и в какое место вкуснее кусать; чужая жизнь стремительно теряла цену.

— Хотел, — согласился я, — в прямом смысле.

— В прямом смысле... Ах вот оно что, — потянула Луна, вдруг как-то погрустнев, — неожиданный эффект. Даже хорошо, что ты сейчас не пони.

Я насторожился. Ее тон был явно необычным, и уж точно не негодующим, как ожидал ранее; лишенный ноток ярости, страха, он был очень похож на... сожаление?

— Этот "туман", как ты его назвал, притупляет разум, позволяя потаенным чувствам находить свой выход. Настоящий сон, когда мечты становятся реальностью, пусть и на короткое время.

— ...и хищник, что живет во мне, лишился своих оков, — я глубоко вздохнул, — понятно.

Просто замечательно. Получается, что каждый раз, когда мне придется засыпать в облике тенекрыла, то при пробуждении меня будет ждать зверский голод и мечты, далекие от мирной жизни бок о бок с пони? Словно в подтверждение моим мыслям в горле потеплело, что было эквивалентно бурчанию в животе у единорога.

— Я сожалею о сво... — она запнулась, словно ей щелкнули по носу, — то есть, прости меня, пожалуйста, Найт. Я не могла представить, что грезы подействуют на тебя так.

"Интересно, а как они должны были тогда подействовать?".

Я уставился на ночную пони, разглядывая ее, словно ответ на невысказанный вопрос заключался именно в ней. Она развалилась на своей тучке, совсем непохожая на величественную принцессу, да и тогда, во снах, вела себя, как жеребенок. И хоть передо мной сидела коронованная особа, но я ее не ощущал, вместо нее была самая обычная кобылка.

Самая обычная... Я нахмурился.

"Возраст обманчив", — прозвучал в моих мыслях голос Селестии, окончательно переводя мои мысли в новое русло, о котором, поначалу, боялся даже думать. Итак, тысячу лет Луна провела где-то далеко-далеко, не разговаривая, даже не встречаясь ни с одним живым существом. Столько времени чистого одиночества... По сути, она же недавно словно бы родилась заново!

— Я не могу не простить столь прекрасную пони, — я оскалился, на мгновение показав ровные ряды зубов, — и, если вы не против, это была больше моя вина, чем ваша. Не стоило мне вот так просто заваливаться к вам в кабинет.

— Это называется спальня, — она улыбнулась, хоть и немного грустно, но, по крайней мере, не с таким убитым видом, — и вообще, только очень близкие пони имеют право заходить ночью к кобылкам.

— Я — дракон вообще-то, так что мне можно, тем более, что сейчас день, — подхватил я эстафету у принцессы, и та издала тихий смешок.

— Странный ты, — произнесла принцесса фразу, которую, наверное, мне следует вырезать на камне, а потом носить с ним кулон, и с тихим шелестом расправляемых крыльев грациозно спрыгнула со своей пушистой платформы, — пойдем, со мной.

~

Передвигаться по лесу пешком и пролететь над ним по воздуху — две абсолютно разные вещи, поэтому уже вскоре я приземлился перед живой библиотекой, подняв на дороге небольшое облачко пыли. У меня совсем не было идей, как уговорить фиолетовую единорожку отправиться в путешествие по столь далеким, одновременно близким землям, поэтому я решил действовать по наитию, используя в качестве основного аргумента описание того, что мы сможем найти. Опасность, конечно, была не мала, но мой опыт и подготовка должны будут сделать свое дело, сведя риск к минимуму.

Примерно с такими, в общем-то, беспокойными мыслями я и подошел к аркообразной двери. Три живые тени тут же метнулись вперед, издав по дереву замысловатый перестук. Пришлось отступить чуть назад, чтобы не получить прямой удар в морду, если Твайлайт захочется вдруг открыть вход телекинезом.

Тишина... Ни цоканья копыт, ни ворчания, с которым мне обычно открывал Спайк, ни уханья Совелия... вообще ничего, словно в библиотеке не было ни души. Это странно. Обычно либо дракончик, либо питомец единорожки всегда были тут на случай посетителей, и никогда, сколько себя помню, это правило не нарушалось. Собравшись было уходить, я вдруг почувствовал, как мне на круп кто-то садится и удивленно обернулся. Довольно удобно устроившись на такой замечательной черной подушке, Совелий (легок на помине) неотрывно смотрел на живое дерево-дом. Заметив мой, в, общем-то, необычный взгляд, он призывно ухнул и показал крылом на вход.

— Хорошо, — я хмыкнул и, стараясь не уронить свой пернатый груз (лишняя предосторожность на самом деле), проследовал приглашению.

Библиотека встретила меня тишиной и идеальным порядком. Было видно, что единорожка полностью прибралась, прежде чем уйти, и даже извечные баррикады из книг, что множились, несмотря на все усилия Спайка, на этот раз отсутствовали.

"Что же могло такого произойти?", — спросил я сам себя, неспешно исследуя взглядом все внутреннее пространство дерева.

— Уху?, — требовательно угукнул пернатый, обращая на себя внимание. Не знаю, как Твайлайт и Шай могли понимать, что он говорит, но то, что он снялся с меня и перелетел на шкафчик с развлекательной литературой, говорило само за себя.

— Прости, Сов, я не за книгами, — внезапно меня осенило, словно идея в голове только и ждала того момента, чтобы красиво появиться в моей голове, — а ты, случаем, не знаешь, куда ушла Твайлайт?

Пернатый несколько раз угукнул, но заметив мой непонимающий взор, взмахнул крыльями и перелетел на рабочий стол, угукнув уже оттуда. Затем послышалось шебуршание бумаги. Заинтригованный, я подошел к столу и увидел, как питомец Твай увлеченно копается в пухлом томике — альбоме единорожки.

— Уху, — он поманил меня крылом, а затем указал на одну из фотокарточек, на которой красовалось изображение всей дружной шестерки.

— Все элементы Гармонии, так?

— Уху, — подтвердил филин, а затем перевернул еще пару страниц.

— Сел... Принцесса Селестия?

— Ух-ху, — в этот раз немного укоризненно, мол, уважай корону.

"Ага, как же, когда она сама меня попросила называть ее по-имени".

Дальше было изображение Кантерлота на фоне заката, а затем брат единорожки, розовая аликорн (Кейденс вроде), и, зачем-то, тронный зал, где опять же была солнечная пони.

— Девчонки отправились в Кантерлот, чтобы встретиться с принцессой, Шайнингом и Кэйденс?

— Уху, — кивнул филин и, захлопнув альбом, перелетел на книжный шкаф, прикинувшись там декорацией.

Я опять хмыкнул и, поблагодарив Совелия, а также пообещав ему вкусняшек, неспешно двинулся к выходу.

Значит, всю шестерку вызвали в столицу, или они сами туда поехали? В любом случае, что же мне теперь делать: остаться и подождать их прибытия, или самому отправится в город? Первый вариант более соблазнителен, потому что лень-матушка не дремала, но вот второй, сам по себе, интереснее. Мне же, в конце-концов, должно быть любопытно, что будут делать герои Эквестрии в непривычной им столичной обстановке?

— Уху? — окликнул меня филин, когда я уже тянул копыто, чтобы открыть дверь.

Обернувшись, я увидел, как пернатый показывает крылом на невесть откуда взявшуюся у него на шее бабочку.

— Принарядиться? Понял, спасибо.

Дверь, движимая живыми тенями, отворилась и я вышел на залитую солнцем улицу. Небольшой поворот головы и Кантерлот, который видно прямо отсюда, предстал передо мною во всей своей красе.

— Ладно, девочки, скоро увидимся.

~

Мы спускались по винтовой лестнице, которая, что удивительно, была шире, чем в башне Селестии, и свободно могла пропустить тенекрыла. Луна строго-настрого запретила мне менять облик, аргументируя это тем, что всегда мечтала о своем собственном драконе, и я мог, пусть ненадолго, исполнить ее мечту. Ну, раз осчастливить целую принцессу так просто, то почему бы и нет?

— Знаешь, — подала голос ночная кобыла, — а это довольно странно, идти сквозь возведенные собственнокопытно барьеры и чувствовать, что они не работают, хотя никаких ошибок допущено не было.

— У меня есть несколько вариантов на выбор, — я попытался ощутить присутствие чужой магии... и ощутил! Сплошная синяя пелена, на вид непробиваемая, но свободно пропускающая как принцессу, так и меня, — наша магия суть одинакова, я — дракон, а не пони, и третий вариант, проверенный Твайлайт Спаркл лично...

— Лично? Боюсь даже спросить, что она там сделала, чтобы это было "лично", — Луна на секунду обернулась, чтобы показать хитрую улыбку, — говори, не стесняйся.

— Луна... — укоризненно произнес я, старательно изображая оскорбленную невинность, — Спаркл каким-то образом, как бы это сказать правильнее... ну, родственна мне, и поэтому мои защитные чары ее свободно пропустили в мое гнездо.

— Родственна? В смысле...

— Нет, — поспешил прервать принцессу, пока ее не занесло, — это скорее духовное родство, а не то, о чем вы... ты, несомненно, подумала.

Она усмехнулась и промолчала, толкнув широкую дверь наружу.

Разговор возобновился лишь за небольшим обеденным столом. Точнее как за столом... Я был для него несколько великоват в своей текущей ипостаси, поэтому ел из корзины на полу, совсем как настоящий питомец. И знаете что? Я был вовсе не против, ведь впервые за долгое время я ел большую, настоящую, вкуснейшую рыбу! О Тьма, это было непередаваемое чувство, словно нашел что-то очень-очень ценное, но до того потерянное.

— Может, попросить сестру ввести должность "королевский питомец"? — задумчиво произнесла Луна, глядя куда-то под потолок, — хорошая оплата, личные покои во дворце, всегда в центре внимания...

Схватив зубами рыбину за хвост, я подкинул ее в воздух и, чуть подавшись вперед, поймал ртом, проглотив целиком, при этом издавая довольное урчание.

— ...бесперебойные поставки свежих морепродуктов, — она улыбнулась, явно входя во вкус, — только представь, целые ящики этой замечательной пищи! И все это будет твое, стоит лишь...

— Луна, пожалуйста, — тоскливо взглянув на почти пустую "миску", я встал на все четыре и выгнулся по-кошачьи, прямо как тогда, во сне, раскинув крылья в стороны, — я не могу быть драконом вечно: на поддержание облика расходуется магия, да и тенекрылы, одного из представителей которых вы можете сейчас наблюдать, очень свободолюбивые существа. Это чувство настолько глубоко во мне, что я до сих пор не могу его подавить.

— Жаль, — театрально, совсем как Рарити, вздохнула аликорн, — может, стоит приказать тебе?

Я усмехнулся и лег обратно на живот.

— Птицы не поют в неволе, да и к тому же, как ты сама сказала недавно, я не подчинюсь.

— Гвардия, арест?

"Мясо в панцире, ага".

— Большинство воинов так называемой "гвардии" даже сражаться толком не умеют, — парировал я, с наслаждением вытягиваясь на пушистом коврике, и закрывая глаза, — да и опыта у меня побольше, чем у большинства местных магов. Тяжело ребятам будет выколупывать меня из Вечносвободного.

— А если поймать тебя прямо тут, где ты не можешь скрыться?

— Меня Рарити ждет, и если я пропаду без вести, она тут поднимет такой визг...

Принцесса звонко рассмеялась и телекинезом метнула из своей тарелки в меня чего-то непонятное. Едва почувствовав проявление родной магии, а затем услышав сквозь смех звук броска, я быстро приподнял правое крыло, защищаясь от снаряда. Послышался шлепок и что-то липкое принялось стекать по тонким наружным чешуйкам.

— Прости, не сдержалась, — скороговоркой произнесла ночная пони, и в ту же секунду меня окутала синяя дымка, — сейчас уберу.

— Эм... Луна, — я вздохнул, собираясь с мыслями.

— Да? — прозвучал ее голос, сопровождаемый чуть слышным дребезжанием каких-то чар о чешую.

— Скажи, как мне стоит разговаривать с тобой? Ты — принцесса, но при этом ведешь себя...

— Как жеребёнок, не так ли? — послышался спокойный голос уже со стороны двери.

Резко, словно на меня собрались нападать, я открыл глаза и сфокусировал взгляд на большой белой пони, что стояла сейчас на входе. Ее появление было очень неожиданно.

— Не дергайся, мне не удобно, — тут же среагировала ночная пони на мои попытки встать и буквально пригвоздила меня к месту, не давая возможности даже просто пошевелиться.

Селестия же не обратила на большую черную тряпку никакого внимания, смотря только на свою сестру.

— Луна, к тебе пришел Сильвер Лай, серебряный единорог, говорит, что проехал пол-страны, только чтобы тебя увидеть, — сказала она, забавно улыбнувшись.

— Очередной ухажер, да? — немного, как мне показалось, усталым голосом произнесла Луна, одним финальным движением отклеивая остатки пищи от моего несчастного крыла, — а как он умудрился подбить тебя на разговор?

— Забавным способом, — белая аликорн прошла к нам и уселась рядом, почему-то с интересом теперь поглядывая на меня, — телепортировался прямо на балкон моего кабинета.

— Но твоя магия должна была отбросить его в исходную точку?

— Моя магия была полностью нейтрализована в тот момент, и именно поэтому я пришла сюда, — произнесла Селестия, и в следующую секунду меня окутало золотое свечение.

~

В этот раз я постеснялся финишировать "полет" рядом с городом, вместо этого затормозив перед туннелем в горе, который, если не врали карты, вел в один из многочисленных кварталов. Приняв обратно облик единорога и вытащив из сумки несколько полюбившийся мне серебряный плащ, я быстренько завязал на шее узел, по привычке наколдовал под ткань магические крылья и неспешно двинулся вглубь черного зева.

Чувство, что нечто странное ожидает меня в конце туннеля, появилось уже где-то на середине пути и становилось тем сильнее, чем ближе был выход. Преодолев уже почти все расстояние, когда до города оставались считанные минуты пешком, я места себе не находил и с трудом боролся с мыслью повернуть назад. Не может же быть так, что у меня боязнь закрытых помещений?

Как показало время, действительно не может. Первая интересная неожиданность случилась прямо около больших резных ворот, за которыми начинался, непосредственно, город. Во-первых, они были закрыты, что само по себе уже выдающееся событие: за время существования Кантерлота, судя по историческим книгам, их использовали по прямому назначению лишь десяток раз, каждый из которых был следствием чего-нибудь глобального. Сейчас же, вроде, никаких войн нет, засуха в принципе невозможна, эпидемии всяких болячек не грозят довольно чистоплотным поняшкам...

Крохотная черная ниточка протянулась вперед, аккуратно "запрыгнув" на неожиданное препятствие, а затем, пробежавшись немного по деревянной поверхности, нырнула в щель между створок. Никаких баррикад, подпирающих балок, ворота были просто закрыты и удерживались в таком состоянии... тележкой?

— Простите, сэр, город закрыт, — окликнули меня сверху.

Подняв голову, я увидел единорога в полном гвардейском обмундировании, наполовину свешивающегося из неприметного окошечка прямо в деревянной стене. Та легкость, с которой он, бескрылый, торчал над такой высотой, немного настораживала.

— Приказ ее величества, — продолжил пони, — можете подождать в гостинице неподалеку.

"Приказ Селестии? Все так серьезно?

И Твай с подругами там, внутри...

— Это туннель под горой и никаких домов, тем паче, гостиниц тут нет, — прокричал я в ответ, доставая из нагрудного мешочка подаренный Селестией медальон, — королевский маг Кантерлота, открывайте!

— Приказ ее величества, — повторился страж, даже не пошевелившись.

— Мы все будем держать ответ перед ее величеством в том случае, если вы не выполните мою просьбу, — "О Тьма, что я несу?", — я — за выломанные к Хаосу врата, а вы — за то, что не смогли этого остановить.

— Попробуй, — ухмыльнулся гвардеец и исчез, захлопнув за собой люк.

"Ты же ведь несерьезно? Несерьезно, да?", — прошептала одна часть моего сознания, когда как вторая, ослепленная наглостью этого пони, готовила "импульс ночи" огромной мощности. "Девчонки, которые стали мне друзьями, сейчас одни, там, а я не могу им даже капельку помочь, потому-что какой-то приказ ее Селестийства сдерживает меня?" Волна энергии прошлась вдоль моего рога и принялась собираться в шар, направляемая желанием поскорее увидеть шестерку. Ветер, который создавали творимые мною чары, заставлял мою гриву и хвост трепетать, а также поднимал в воздух и закручивал различные бумажки, какие-то невесть откуда взявшиеся деревянные и даже стальные обломки, прочий сор, создавая вокруг красивое и жуткое зрелище. Возможно именно оно, или банальный страх за свою репутацию и шкуру, послужили причиной того, что ворота дрогнули и медленно принялись расходиться в стороны.

С сожалением, что не удалось выплеснуть ярость на волю, а также с облегчением по этому же поводу, я развеял "импульс", который превратился в две тонких черных линии и хлестнул по стенам, развеявшись. Из открывшегося прохода, к моему вящему удивлению, вышла довольно красивая белая кобылка, без крыльев, рога, и не облаченная ни в какую броню, что было крайне необычно для гвардии. Ее походка, взгляды, которые она бросала, ухоженное тело — все говорило о том, что передо мной пони-аристократка. Причем довольно привлекательная аристократка, я бы даже сказал, аристократочка...

Закрыв на мгновение глаза и вздохнув, чтобы отогнать наваждение, я выдавил из себя блеклую улыбку и поправил чуть сбившийся плащ, который, походу, намертво пригвоздился к крыльям.

— Приветствую, королевский маг, — произнесла пони и по-особенному на меня взглянула, отчего по моей шкуре волной прошлись мурашки, а дыхание сбилось, — прошу прощения за задержку, следуйте, пожалуйста, за мной.

И как можно было не принять такое приглашение? Сдержанно кивнув, я пошел за пони, минуя сначала того самого единорога, а затем его крылатого напарника... И безразличие, безразличие витало в воздухе, словно и не было перепалки перед входом! Мой взгляд, брошенный на эти два бронированных изваяния, не вызвал совершенно никаких эмоций, и я тихо вздохнул, подивившись их бесподобной выдержке.

— Как вас зовут, о достопочтимый маг? — обратилась ко мне кобылка, когда мы дошли до выхода из туннеля. Осталось лишь преодолеть последний заслон в виде ступенек вниз и вот он — Кантерлот, блестящая жемчужина Эквестрии.

— Найт.

— Хорошо, Найт, — она усмехнулась и аккуратно, можно сказать, нежно, копытцем повернула мою голову к своей, — посмотри мне в глаза.

~

Как только магия принцессы коснулась меня, сработали защитные рефлексы, но щит, который только-только соткался, не продержался и доли секунды. Тут же пришло ощущение, что меня закинули в печь: солнечная магия обжигала, причем делала это весьма равномерно и качественно, хотя запаха подпаленной кожи еще пока не было. Собравшись с силами, я обратился к своему второму, волшебному сердцу и оно принялось подогревать меня, стремясь уравнять температуру.

— Потерпи немного, пожалуйста, — несколько напряженным голосом "обрадовала" меня белая аликорн, зажмурившись. Ей вторила несильная белая вспышка, после которой все вокруг затянула знакомая серая пелена.

"Опять?"

Опять. Вновь история повторилась: золотой обруч, черная туча, локальный шторм, ощущение свободы. Что-то внутри меня сопротивлялось чужеродной энергии, не давая ей как следует развернуться, и в этот раз я мог бы попытаться выяснить природу этого явления поподробнее. К сожалению, как только я сделал шаг вперед, все видение мгновенно пропало, выдернув меня в реальный мир.

Хотя... почему к сожалению? Реальность оказалась ничуть не беднее на сюрпризы. Моему взору, когда я, наконец, проморгался, предстала донельзя удивленная мордочка солнечной принцессы, окруженная почти такой же золотистой аурой, но только с вкраплениями темных и ярко-синих пятен.

— Ты отразил мое заклинание, — произнесла она очевидное, рассматривая меня, словно экспонат.

Пользуясь случаем, я поискал взглядом Луну, чтобы затем сбежать под ее крыло и оттуда уже в страхе глазеть на солнечную пони, но не нашел даже намека на ее присутствие и отполз чуть в сторону от Селестии.

— Совершенно бессознательно, — продолжила она свой монолог, — к тому же, разбил мои чары... да хватит зажиматься, я не буду ничего с тобой делать!

Услышав заветные слова, я убрал большое кожаное крыло со своей головы и попытался было несмело улыбнуться. Вышло... не очень.

— Возможно, я не все повидала в своей жизни, — принцесса встала и легким движением головы разбила наложенную на нее магию, осветив все вокруг яркой золотой вспышкой, — я не виню тебя в произошедшем, если ты этого так опасаешься.

"Она знает об этом что-то?"

— Селестия, подождите, — окликнул я ее, когда белая аликорн уже собралась оставить меня совсем одного в этой большой и неуютной комнате.

Она обернулась; в ее взгляде читался безмолвный вопрос.

— Если честно... — я немного замялся, — я и сам не очень хорошо понимаю, что происходит...

— Дай угадаю, — она улыбнулась, карикатурно поднеся копыто к подбородку, — ты попросишь меня объяснить тебе это, так?

— Это не смешно, принцесса.

— Нет, конечно нет. — На секунду обернувшись к двери, она что-то тихо шепнула и вновь устремила на меня свой пронзительный взгляд. — Думаю, Луна вернется еще не скоро, так что у нас с тобой есть немного времени...

~

Безмолвная схватка развернулась между мной и этой кобылкой-соблазнительницей. Ее чары, так похожие сейчас на то, чем "проверяла" меня Селестия, уперлись в черную тучу, огрызающуюся молниями в наступающий на нее зеленый пучок. И все это на сером фоне...

Конец всей этой вакханалии заклинаний был весьма ожидаем: когда я открыл, наконец, глаза, дабы вернуться в нормальный мир, то увидел весьма испуганную пони, "упакованную" в едва заметную фиолетовую пленку.

— Что ты сделал с Таи? — злобно прошипел кто-то сзади, после чего раздался крик, полный боли, а затем какой-то хруст и парочка зеленых вспышек.

"Потому что бить в спину можно только тогда, когда умеешь это делать".

Быстро прыгнув в сторону, я развернулся и созвал черные цепи, что соткались под моими ногами и, словно змеи, расползлись вокруг. И вот тут меня ждало первое серьезное потрясение.

Не стражники, и даже не пони стояли сейчас передо мной, но самые настоящие насекомые: хоть своими очертаниями они и могли бы сойти за эквестрийцев, однако, хитиновый покров, стрекозиные крылья, дырки в ногах и острые передние зубы портили все впечатление.

"Промедление — смерти подобно", верный принципу, что вбил нам в головы наставник, я с ходу размахнулся несколькими цепями и ударил ими по второму врагу, который, к его счастью, не догадался ударить мне в спину. Коротко прожужжав, высвобожденное заклинание ударило тварь в грудь, отбросив к стене, после чего обвило его путами Тьмы и замерло, слабо мерцая. "А теперь усни".

Второй противник, чье копыто задранной вверх ноги было надежно зафиксировано ярко-фиолетовым обручем где-то на уровне моей холки, судорожно пытался выбраться, дергаясь так, словно его жарили молнией. "Заманчивая мысль, кстати, но неосуществимая, пока я в Эквестрии". Те же чары испустили свои звенья, и еще одно тело отлетело к стене, потеряв сознание.

— Таи, значит. — Я медленно повернулся к поняше, запертой в ловушке собственного заклинания.

— Н-не н-надо, не надо! — пролепетала она, глядя на меня расширившимися от ужаса глазами.

На вид, обычная белая поняшка, но если присмотреться... Ее аура немного полыхала ядовито-зеленым цветом.

— Не надо было приходить сюда, не надо было останавливать меня.

Моим словам вторила слабая вспышка, источником которой был мой рог, и земнопони начала медленно заваливаться на бок, теряя очертания эквестрийки и приобретая взамен тело насекомыша, такого же, как и ее оглушенные друзья.

"Всего лишь усыпление, но кажется мне, это был не лучший вариант".

~

Аккуратно и тихо, прижимаясь боком к стене так, чтобы всегда оставаться в тени, я шустро продвигался к единственному городскому вокзалу, в тщетной надежде встретить там своих подруг. "Наверное, они прибыли в поезде и их там задержали... Х-хаос, надо хоть языка взять".

Странные существа, что встретили меня у ворот туннеля, бегали и летали по всему городу, изредка собираясь где-то кучками по пять-десять особей. Особенно большое их количество, словно рой насекомых, обращалось вокруг дворца, но оно и неудивительно: принцессы вместе стоят целой армии. Приходилось двигаться максимально скрытно, потому как с группой таких тварей я уже не справлюсь обычными чарами-глушилками, а брать кровь на свои копыта совсем не хотелось.

"Но это не значит, что я отступлюсь, если от этого будут зависеть жизни пони".

Очень повезло с тем, что большинство домов имело всякие бортики, выступы и прочие декоративные штуки, позволяющие мне иногда выходить даже на середину улицы не опасаясь, что "пелена" спадет с меня, выставив на обозрение этим насекомоподобным. Довольно удобно в случае, когда они сами, Хаос ведает зачем, идут, потирая своими хитиновыми боками каменные стены.

Как жаль, что сейчас не ночь. Ведь могла же Луна поднять свою подопечную, чтобы мне было легче перемещаться? А так... Я резко остановился на границе тени какой-то будки, прямо перед большой ромбовидной площадью, освещаемой солнцем почти везде. Путь закрыт, а о прорыве нечего и думать: незамеченным не проскочу точно, а вырубить всех, кто там ходит, просто нереально. Необходимо было соображать быстрее, потому-как "пелена" не дарует абсолютную невидимость, и странные искажения воздуха, создаваемые чарами, рано или поздно привлекут бы чье-то внимание.

Мой выбор пал на небольшой домик, ютившийся между двух торговых лавок. По идее, у них должны были быть двери между строениями, на крайний случай черный ход сзади, что поможет хотя бы преодолеть тупик. Оглянувшись на предмет наблюдателей (на самом деле больше из-за привычки, ведь насекомые вели себя невероятно беспечно, точно не ожидая такой наглости, как незримый единорог), я тихонько подобрался и запрыгнул в распахнутое окно, заглушив звук приземления чарами. Моим глазам тут же предстала довольно странная картина: на середине гостиной (если это была она) неподвижно сидел, уставившись вперед, хороший экземпляр насекомоподобного пони, а напротив него, также замерев, лежала изумрудная пегаска, накрыв своим крылом жеребенка. Весь вид кобылки говорил о том, что она боится, но не так сильно, как возможно. Видимо, насекомыш просто пришел, сел стеречь, и больше ничего не делал.

Свет от магических фонарей, что висели прямо над входом, попал на меня и разбил чары. Незримый плащ принялся рваться и сползать на пол, открывая меня перед взглядом других, и пони тут же заметила это, ее глаза расширились.

"Хаос!"

Магические крылья резко распахнулись, бросая меня вперед, прежде, чем насекомыш успел должно на это среагировать. Стремительный удар копытом в морду, усиленный темной магией, и хрупкое тельце, закованное в хитин, отлетело к стенке, глухо ударившись и медленно сползая на пол.

— Тихо! — зашипел я на пони, заметив, что та широко открыла рот, чтобы закричать, — сколько еще этих, — вытянутая нога в сторону моей жертвы, — к вам заходило?

— О-од-один, — заикаясь, пропищала пегаска, — честно-честно!

Темное щупальце метнулось вперед, пробежавшись по хитину, и отрапортовало, что "пациент скорее жив, чем мертв". Вздохнув про себя, "все обошлось", я приподнял оглушенного насекомыша телекинезом и подтянул поближе к себе.

— Скажи, о прекрасная хозяйка, здесь есть веревки, чтобы связать его?

— Связать?

"Нет, крылатая, чтобы сплести символ огня".

— Просто ответь на вопрос, у меня не так уж много времени.

Она на секунду зажмурилась, потом подскочила и бросилась к ближайшей двери, спровоцировав живые тени подо мной вытянуться в ее направлении. К счастью, опасения были напрасны: через пару мгновений пони вернулась, неся в зубах моток чего-то, сильно напоминающего бинт, только с кружевами.

— С ним все будет в порядке? — спросила пони, когда насекомыш стал крепко связан по ногам и крыльям.

— Наверное, да, — завершив процесс прикрепления получившейся мумии к стулу, я отпустил несчастный перевязочный материал и немного потуже затянул узлы, чтобы это существо точно не сбежало раньше времени, — оглушающие удары обычно не причиняют много вреда. Скажи, о пегаска, здесь есть какие-нибудь тайные пути на вокзал?

Похоже, ее немного удивил мой вопрос, а иначе такую задумчивую мордочку сложно объяснить.

— Сколько тут живу, но о таком впервые слышу, — ответила она, а затем, немного поколебавшись, добавила: — вообще-то ты можешь пройти через дома, но в любом случае тебе придется перебежать пару улиц.

— Это не проблема, — я улыбнулся, — ладно, закрой все двери и окна, бери жеребенка и прячься куда-нибудь подальше, и это насекомое с собой забери, оно еще с пару часов не очнется. Спасибо за информацию.

— Подожди! — не дала мне сделать даже шагу поняша, — ты ворвался в мой дом, смел одного из этих стрекоз к стене, связал его и просто так уходишь? А что вообще происходит, кто эти создания? Где гвардия, принцессы?

Хмыкнув про себя я толкнул тенью дверь и, на ходу сливаясь с окружающим пейзажем, быстро выбежал наружу. Ни к чему мне лишние споры, когда есть дело поважнее.

Поважнее... Интересно, а где на самом деле могут быть мои подруги? И что я буду делать, когда найду их? Помочь выбраться, а затем вернуться к принцессам?

На всякий случай пришлось обернуться, чтобы посмотреть, не совершила ли пегаска непростительную глупость, выбежав за мной. Несколько секунд напряженного вглядывания в дверь, к счастью, не предоставили мне возможности увидеть зеленую крылатую пони, и я, про себя радуясь этой маленькой победе, продолжил свой путь в тенях.

Следующую вынужденную остановку пришлось сделать уже совсем недалеко от вокзала. Я замер, укрытый с двух сторон каменными стенами, да еще и сверху каким-то деревянным навесом, что в совокупности давало очень неплохую маскировку и облегчало поддержку "пелены". На этот раз мой путь пересекал один из широких проспектов-лучей, как и ожидалось, плотно "населенный" насекомышами. Перебежать его незаметно не было никакой возможности, причем, на этот раз, фокус со зданиями не выгорит. Немного помявшись на месте, раздумывая над своими дальнейшими действиями, я заметил, как один (одна?) из насекомышей заинтересовался моим укрытием и неспеша двинулся в мою сторону.
"Или, может быть, изменить свои планы?"

Едва заметное темное облачко послушно замерло, окружив собой угол здания. Сам я очень медленно и аккуратно принялся двигаться в сторону одного из небольших переулков. Насекомыш, войдя в прямиком в зону действия моих чар, остановился и недоуменно посмотрел на пустое место, в котором явно что-то было, но, при этом, ничего не было. Затем его взгляд зацепился за небольшие искажения воздуха, развевающиеся надо мной, и он пошел прямо мне в копыта, с интересом разглядывая, наверное, новое для него явление природы.

Раздался короткий треск — готовое к действию заклинание сработало: облачко резко разраслось вширь, заслонив собой все пространство от дома до дома, а также сильно добрало в густоте, создав непроглядную завесу. Одновременно с этим я выпустил большой поток энергии, принявший форму черных веревок, и накинул их на ошарашенного пони-жука. Пару секунд короткой борьбы, и надежно, но, к сожалению, ненадолго связанный насекомыш парил кверх ногами рядом со мной, окруженный темно-фиолетовой аурой.

Со стороны проспекта послышалось множественное стрекотание, какие-то крики и топот, что подействовало на меня, словно заряд молнии в круп: необходимо было спрятаться, причем быстро. Я огляделся. Двери-двери-двери, большинством запертые. Окна с разбитыми стеклами, куда, походу, уже забрались. Подвал... Подвал? Подвал!

Тени метнулись вперед и приподняли люк так, что мне удалось в него втиснуться и втянуть за собой пленника. Крышка тут же с глухим стуком упала на место и мы оказались в полном мраке.

Грозы... Яркие вспышки, разрезающие небо огненными линиями, оставляющие страх в сердцах суеверных существ... Я открыл глаза. Три жужжащих шарика послушно зависли над моей головой, образовав почти идеальный треугольник. Свет, который исходил от них был достаточным, чтобы разглядеть всю окружающую обстановку, но при этом, из за игры теней, она предстала несколько мрачноватой.

"Что ж, тем лучше".

Редкие мерцающие частицы разлетелись вокруг, сформировав звуконепроницаемое поле.

Мой пленник висел абсолютно молча, смотря на меня своими синими глазами без зрачков. Немного сжалившись, я опустил его на землю и чуть-чуть ослабил черные путы, заодно уменьшив нагрузку и на свои магические резервы. "Души молний" — элементали стихии гроз, теперь подстраховывали меня: стоит лишь послать слабый оглушающий разряд, на который не нужно много времени и сил, как он будет усилен в несколько раз.

— Что ты теперь будешь со мной делать? — довольно приятным кобыльим голосом вдруг произнесла пони-насекомое, не совершив ни единого движения, не попытавшись даже сбежать.

Я удивленно уставился на нее: эта фраза застала меня врасплох. Те трое, что валялись сейчас без сознания около ворот, составляли с этим экземпляром очень большой контраст: отчаянная агрессия против полного безразличия.

— Это зависит от того, как ты будешь себя вести.

Возможно, в моем голосе все же проскользнула нотка неуверенности, потому как та невесело усмехнулась.

— А если плохо? Что ты сделаешь тогда, жеребец? — последнее слово было произнесено с некой толикой презрения.

Почему-то мне тут же вспомнились события далекого прошлого... "Главное, не выйти из себя. Кровь на копытах мне не нужна". Придав себе несколько отчужденный вид, я взглянул на пленницу взглядом, выражающим скрытую агрессию.

— Прежде, чем я перейду, непосредственно, к угрозам, я хотел бы сначала вежливо попросить ответить на все мои вопросы.

— Ни за что, — тут же откликнулась она, с вызовом взглянув мне в глаза, — лучше пытай, изнасилуй, убей, но ничего про свой рой я тебе не скажу.

Я сделал фейсхув правой, вскинув левую в жесте "ради Селестии, что ты несешь?", при этом пришлось взмахнуть крыльями (зачем они мне вообще были нужны все это время — не понятно), чтобы сохранить равновесие.

— Мне никак не интересен ни твой "рой", ни его секреты, — произнес я, аккуратно складывая магические полотна обратно под плащ, — помимо тех, которые напрямую относятся с вашим, в общем-то, нежеланным прибыванием в Кантерлоте... Что с тобой не так?

Глаза насекомыша расширились, словно за моей спиной открылись врата в какое-нибудь не самое приятное место и оттуда повалили обглоданные оживленные тела. В этих синих блюдцах читался такой ужас, что я даже невольно обернулся, чтобы проверить, все ли в порядке. Пустые каменные стены, плотно закрытая крышка люка, одинокая тумбочка и обломки лестницы — вот и все, на что можно было обратить внимание; ничего жуткого или необычного.

— Храни меня королева... т-ты аликорн? — моя пленница аж вжалась в обвивающие ее тени, причем с такой силой, что умудрилась, вопреки сопротивлению пут, сдвинуться чуть назад.

Я нахмурился и усилием вернул уперающееся всеми копытами тельце на место.

— Н-не надо, не трогай меня! — на этот раз она почти закричала, и голос ее был наполнен настоящим животным страхом, — я всего лишь простой чейнджлинг, я не хотела лететь на Кантерлот, клянусь королевой!

Я мгновенно сделал шаг назад, инстинктивно пригибаясь, чтобы казаться меньше и безобидней. Тут же обругав себя за подобное поведение, выпрямился и взглянул на свою пленницу уже другим, совсем не враждебным взглядом. "Хаос, а ведь она и вправду обычная напуганная пони, только странная немного с виду".

— Тогда почему ты здесь?

— У меня не было выбора! Слышишь! Просто. Не было... выбора... — ее голос утих, словно кто-то наложил на нее чары безмолвия, как и сама пони: она расслабилась и низко опустила голову.

"Ну что же, просто замечательно, Найт. Ты — непревзойденный мастер выпытывать информацию".

Что же теперь? Что мне делать в таком случае?

— Скажи, что бы ты сделала со мн... с другим пони, если бы поймала его в плен? Врать не советую.

Последние три слова подействовали на нее, словно хлыст: пони-насекомое вздрогнула всем телом и постаралась сжаться в комочек, все еще удерживаемая живыми тенями.

— Все как обычно, — тихо пролепетала она, — обернулась бы эквестрийкой, постаралась подружиться. Положительные эмоции других пони поддерживают в чейнджлингах жизнь.

Я удивленно приподнял бровь.

— Это правда! — вновь выкрикнула она, а затем опять вся сжалась, словно ожидая, что понесет кару за этот поступок.

— Тогда почему, когда я просто хотел войти в город, меня атаковали трое из твоего народа?

— Такого не может быть, — произнесла она глухо, — тебя должны были соблазнить и увести куда-нибудь, не более того.

"Соблазнить, говоришь?" Действительно, было такое, зато потом я взбеленился и раскидал их всех по углам.

— Э-эм...

И что сказать? "Прости, но твои друзья где-то там валяются, вроде бы даже живые, только вот не способные взаимодействовать с миром"? Х-хаос!

— Твайлайт Спаркл, тебе знакомо это имя?

— Нет...

— Эплджек, Рарити, Селестия в конце-концов?!

Она замерла и, не проронив ни звука, обмякла в черных путах, а затем подняла на меня свои глаза, постепенно наполняющиеся слезами.

— Я не хочу умирать! У меня дома семья, дети, которым необходима забота... Пожалуйста, отпусти меня!

Ее взор был столь жалобен, что все мои попытки собраться с силами проваливались в тот же момент. Не выдержав, я отвернулся, уставившись на душу молний, проплывающую вдоль одной из стен.

— У меня близкие друзья, тут, в городе, — тихо проговорил я, разглядывая жужжащий шарик, забавно потрескивающий крошечными ударами молний в мрачный камень, — они, может, в опасности, а я даже помочь им толком не могу. Просто ответь на мои вопросы, и будешь свободна, хорошо?

Молчание было мне ответом. Я глубоко вздохнул и засветил рог, отпуская живые тени на волю. С легким шелестом они разошлись в стороны от хитинового тельца, образовав чудную многолучевую звезду вокруг нее, да так и остались, ожидая новых команд.

— Теперь ты будешь говорить? Слово Тьмы, ты покинешь это место невредимой.

— Слово... чего? Ладно-ладно, — спохватилась она, поймав мой тяжелый взгляд, — хорошо...

"Твайлайт, я скоро".

— Итак. Что случилось с принцессами?

Возможно, это был неверный вопрос, и он подействовал на насекомыша как-то не так: она вновь вся сжалась, но теперь, в отличие от прошлых случаев, жалость у меня это не вызвало. До меня вдруг дошел весь смысл ее реакции. Она знала. Знала, но боялась произнести вслух.

Тени на огромной скорости метнулись к единственному выходу, со всей силы дернув крышку вверх. Магические полотна заструились за моей спиной. Два длинных скачка, прыжок и взмах... Огромный розовый купол, исходящий откуда-то со стороны дворца, настиг меня и припечатал к стене. Сила удара была такова, что каменная кладка потрескалась и сверху что-то с противным скрежетом упало...

"Жизнь замечательна", — пронеслась в сознании мысль, воплотившись в грязно-белый светящийся туман, что повертелся вокруг меня и улетел куда-то вверх. Вновь серая пелена вокруг, но на этот раз я точно помнил, что предшествовала ей отнюдь не попытка хоть как-то повлиять на сознание.

И что же мне сейчас делать-то? В прошлые разы было хоть какое-то развлечение, а сейчас — сполшная серость, куда не глянь. Уныло вздохнув, я плюхнулся на круп и принялся ждать конец этого видения, в уме перебирая возможные картины, что суждено будет увидеть, когда очнусь. Наверное... Твайлайт? Она выйдет предо мною из яркого нежно-фиолетового света, похожего на разлом в пространстве... "Хаос, — спохватился я, воочию увидев, как это происходит, — здесь любые мысли находят свои воплощения?"

— Найт, это ты? — произнесло "видение", медленно приближаясь ко мне. — Это и вправду ты, или мне кажется?

— Ie nev, — удивленно выдал я, осознав, что фиолетовая единорожка совсем не плод моего воображения.

Подбежав, она кинулась мне на шею и повисла, обхватив ее передними ножками. "Никакой тяжести, хотя что тут удивляться — призрачный мир". Все еще не до конца доверяя происходящему, я перенес вес на три ноги, обхватив передней левой поняшу. "Но тактильные ощущения весьма реальны".

— Я почувствовала, как ты вновь вышел со мной на связь, а потом словно бы видела тебя все это время, пока мой брат и Кэйденс не создали замечательное заклинание, вытолкнувшее чейнджлингов из Кантерлота, — оповестила меня пони, прижавшись так, словно мы не виделись как-минимум месяц.

— Розовый купол?

Она расцепила объятия и чуть отошла, немного покраснев.

— Да... А откуда ты знаешь?

Я удивленно приподнял бровь.

— Скажем так, именно он стал причиной того, что я потерял сознание.

— Потерял сознание? — единорожка испуганно обвела взглядом местность вокруг, и, судя по расширившимся от удивления глазам, увиденное ей было в новинку. "Чего не скажешь обо мне... мда".

— Мы, по идее, в моем сознании, если можно так выразиться, — упредил я ее вопрос, — а не в реальном мире, как ты, возможно, подумала.

— В сознании? — тихо переспросила она. — Но как?

— Откуда я знаю? — я покачал головой. — Время сейчас не на нашей стороне, так что давай оставим взаимные удивления на потом. Расскажи лучше, как вы там? Я недавно зашел в библиотеку где Совелий рассказал мне, что вы отбыли в Кантерлот, а когда прилетел сюда, столкнулся нос к носу с нежеланием этих насекомышей пускать меня в город. С вами все в порядке?

— С нами да, — несколько неуверенно ответила пони, — в целом, да...

— Селестия, Луна?

— С ними все хорошо, — кивнула пони, — а почему ты спрашиваешь?

"Все хорошо", — эхом пронеслись в сознании эти два слова, воплотившись в белесый туман, что волнами разошелся вокруг. Получается, мой опрометчивый рывок был столь напрасен, что даже сама мысль о нем звучала, как полный бред? Хорошо хоть, что меня, в силу особенности текущего состояния, не сильно волнует мое тело, лежащее где-то совсем без контроля.

— Есть причины, Твайлайт, поговорим об этом чуть позже, хорошо?

Наверное, самый желанный ответ был для нее сейчас — "нет", но, заметив, что серый мир принялся понемногу исчезать, она спешно кивнула и отошла назад, к разлому.

— Встретимся во дворце, — произнесла единорожка, после чего ее окутало яркое сияние, вынудив меня зажмуриться, а когда я все же смог открыть глаза, то увидел, что серость более ничем не нарушалась.

"Что же, подождем".

И вот, спустя несколько бесценных минут одиночества, пребывания в тюрьме собственного сознания, я ощутил, наконец, что реальность окутывает меня своим заботливым крылом. Дымка развеялась, словно на нее кто-то подул, уступив свое место абсолютной черноте, на которой, затем, словно художник рисует на чистом холсте, начали быстро появляться разноцветные пятна. И с осознанием реальности пришла сильная боль в голове...

"Восстановление", — первое побуждение к действию, что пришло мне на ум. Собравшись с силами, я попытался было зарядить руну, но что-то непонятное помешало мне это сделать, что-то не совсем нормальное...

Два клыка, что упирались мне в горло.

"Какого хаоса?". Я резко распахнул глаза, постаравшись, однако, не совершать лишних движений. Перед моим взором тут же предстали три гвардейца в золотой броне, нацелившие на нас свои отполированные до блеска золотые копья. И чернота подземелья. "Я что, свалился обратно в подвал? Или же меня сюда втащили?" за последнюю версию говорила повязка у меня на голове из моего же плаща, что свисал клочьями с правого бока, освободив магические крылья.

"Магические крылья... Это надо использовать".

— В последний раз прошу, сдавайся, и может быть, наша принцесса тебя пощадит, — проговорил страж, что посередине, не самым уверенным голосом. Я внутренне усмехнулся и принялся пересобирать руну крыльев, вызвав на них, тем самым, легкую синюю рябь.

Моя бывшая пленница, а ныне похитительница, лишь зарычала, демонстрируя готовность совершить кровавое действо, и указала своей ногой на проем люка (крышки не было; видимо, я немного перестарался).

Руна, что горела перед мысленным взором, на мгновение вспыхнула и залучилась энергией, демонстрируя свою готовность, и я тут же начал необычный акт чародейства. Чтобы мой рог не вспыхнул, излучая магию и выдавая меня с потрохами, надо было просто перенаправить ее из существующего источника в другой. Полотна за моей спиной сильно потускнели, но зато оттуда же сразу раздался тихий треск боевого заклинания.

Лишь теперь, опасность, что насекомыш с испугу осуществит непоправимое, отпала, и можно было говорить.

— Сделайте, что она просит, я сам с ней разберусь, — произнес я, изо всех сил стараясь удерживать чейнджлинга под действием паралича и, одновременно, не двигаться, сохраняя видимость, что именно она контролирует ситуацию.

— Но сэр, у нас приказ... — открыл было рот один из "бронированных красавцев"... и тут же захлопнул его, наткнувшись на мой, в общем-то, злой взгляд; да и ситуация способствовала, так что уже через пару секунд все трое захлопали крыльями и довольно резво вылетели вон.

"Что за бред, а главное, зачем я его вытворяю?", — примерно с такими мыслями я проводил трех пегасов взглядом, чтобы окончательно увериться, в том, что они не помешают, а затем аккуратно разжал хватку чейнджлинга у меня на шее и опустил черное (кстати, прямо как моя шерсть), тело на каменный пол.

Прекратив получать подпитку, чары паралича стали нестабильными и должны были вот-вот развеяться, а пока это происходило, я окутал себя облачком "восстановления", тихо наслаждаясь приятным ощущением, что создавала моя магия.

— Зачем ты это сделал? — глухо проговорила чейнджлинг, забавно шевеля всеми четырьмя ногами, видимо, пытаясь встать, — зачем отослал цепных псов Селестии?

— Тоже их не уважаешь? — несильная темная вспышка на моем роге и остаточный эффект заклинания развеялся с насекомыша, вернув ей полный контроль над телом. — Полностью с тобой солидарен, хотя ребята не виноваты, им просто не хватает опыта.

— Знаешь, это было бы смешно, если бы я не находилась сейчас одна в незнакомом городе, где, к тому же, все настроены враждебно по отношению к тебе, — однако ж, несмотря на все, она, хоть слабо, но улыбнулась, чего я и пытался добиться.

Теперь, когда мне точно было известно, что мои подруги в безопасности, а угроза успешно отражена, можно было расслабиться и нормально поговорить, для чего необходимо было подготовить почву.

— Я обещал, что ты выберешься отсюда целой и невредимой, ведь так?

— Так, но...

— Но я всего лишь обычный жеребец, какой-то пони, которому нельзя доверять. Кстати, это ты наложила повязку? — я указал копытом себе на голову.

— Да, я... Но ты не обычный жеребец, аликорн не может быть обычным жеребцом, — она немного смутилась, но по прежнему не подавала никаких признаков страха или отчаяния, что было само по себе достижением.

Я усмехнулся и демонстративно распахнул тусклые крылья, краешки которых уже принялись понемногу пропадать.

— Спасибо. И я не аликорн, — с этими словами я пустил легкую дымку по своему телу и крылья превратились в мельчайшую пыль, что стала медленно опадать, мерцая фиолетовым, — а теперь, когда мы провели вместе уже столько времени, позволь узнать, как тебя зовут?

Вот это прелесть... Сконфуженная и ошеломленная, она выглядела столь забавно, что если бы вместо нее была одна из подруг, я бы не смог удержался от смеха; а так лишь легкая усмешка могла выдать мое настроение. Ее лицо выражало поочередно столь разные эмоции, что невольно вспомнилась синегривая "королева драмы" и наше с ней первое знакомство.

— Лит. Меня зовут Лит. А тебя?

"Другое дело".

— Друзья зовут меня Найт, — я подошел к ней и протянул переднюю ногу, — хоть мы и разные, причем, ты даже не представляешь насколько, но после всего между нами не должно более быть враждебных отношений, а посему, мир?

Она посмотрела на меня как-то по-особенному, широко раскрыв свои голубые глаза, а затем вздохнула, кивнула и быстро-быстро, словно опасаясь обмана, цокнула своим копытом о мое. А затем по-настоящему, радостно улыбнулась.

Мастерица перевоплощений, Лит обратилась в какую-то земную пони столь быстро и качественно, что я, если бы мог, умер бы от зависти. Ни единого изъяна, лишь слабые отголоски магии, что воплощались в едва заметные зеленые всполохи ауры, открытые тем, кто мог видеть.

— Должен признать, твоя способность маскироваться весьма удивительна, — я внимательно рассмотрел ее мордочку, но не увидел сходства с таковой у чейнджлинга, даже клыки превратились в острые передние зубки.

— Так умеет каждый из нашего народа, — даже ее голос изменился, став тепепь более мягким, — а теперь, как мне отсюда выбраться?

— Сейчас что-нибудь придумаем.

Закончив осмотр серенькой пони с алой гривой и меткой в виде трех шестеренок, я хмыкнул и неспешно двинулся к выходу, на ходу подготавливая свой собственный способ на время поменять тело.

Вообще, это довольно странно, что кобылка-насекомое совершенно спокойно приняла новости о поражении ее народа в этой коротенькой войне... я бы даже сказал, она была немного рада этому. Никаких истерик, угроз и прочего, более того, Лит вела себя так, словно всегда попадала в такие ситуации, и безоговорочно мне верила.

Слабое темно-фиолетовое поле соткалось под моими ногами и неспешно двинулось вверх; своеобразный лифт, только не требующий каких-либо сторонних механизмов.

Только вот я не подумал, куда же именно девать насекомыша. С одной стороны, надо бы ее доставить в дом родной, а с другой... хотелось бы позадавать вопросы, но в таком случае придется пропустить встречу с Твай.

"Или же все-таки пойти на компромисс?"

— С вами все в порядке, мистер? — окликнул меня один из бронированных пегасов, когда мое черное тело явилось свету, в пару взмахов белоснежных крыльев оказавшись рядом со мной, — вас провести в больницу?

"Давай, моя дорогая руна, оживи".

— Спасибо, но нет, со мной все хорошо, — осмотрев небольшую улочку вокруг себя, где толпилось, наверное, с десяток стражников и в три раза больше зевак, я немного поразмыслил и полез в свою сумку телекинезом, шарясь там на предмет золотистого медальона.

— Вы в этом точно уверены? — насторожился крылатый пони, вздрогнув, когда мой рог особо сильно полыхнул темным пламенем.

— Вот, — искомый предмет выбрался из своего вместилища и подлетел к стражнику, — возьмите и подержите, если не сложно.

Надеюсь, знак королевского мага в кои то веки послужит регулирующим элементом, позволив мне осуществить задуманное, потому-что отбиваться от своих же, подозревающих во мне чейнджлинга, не хотелось вовсе.

Пегас, недоверчиво на меня уставившись, протянул копыто и взял золотистый предмет, как мне показалось, очень-очень аккуратно, а затем чуть не выронил его, когда меня внезапно окутало темное сияние; сам я при этом засветился, меняя свое тело.

"Интересно, а смогут ли поладить между собой Лит и Твайлайт... хотя бы на время? Или же лучше разделить наши встречи?"

Когда сияние развеялось, обнажив под собой черную крылатую рептилию, какая-то часть толпы отхлынула, но другие же напротив — заулыбались и подошли ближе. "Прогулка тенекрыла по Кантерлоту не прошла незамеченной". Стражник, что стоял передо мной, изумленно плюхнулся на круп, кидая быстрые взгляды то на мою чешуйчатую морду, то на украшение у него в копыте.

— Я заберу этого чейнджлинга с собой. Если что, ответ перед принцессами буду держать лично, — вытянув вперед лапу, я подцепил когтем медальон и поднес к себе, где его окружило небольшое поле, подвесив в воздух.

"Интересно, как скоро они осознают, какая наглость совершается прямо у них под носом?"

Опустив хвост в проем люка, я почувствовал, как в него вцепились четыре ножки и с силой потянул его обратно, вытащив, словно рыбку из пруда, серую пони.

— Садись на шею, замри, и, ради Т... Селестии, не кричи.

Крылья мелко-мелко подрагивали, заряженные магией до самых кончиков, и начинали понемногу искриться, отпугивая рядом стоящих стражников. Их копья, кстати, еще не были расчехлены, но во взглядах уже сквозило недоверие, вперемешку с врожденным страхом перед хищниками.

"Нет бы сейчас сидеть у себя в гнезде, так надо же было идти куда-то, искать себе приключения на свой чешуйчатый зад".

— Ashu! — последнее, что сказал я ошарашенному пегасу прежде, чем резко оторваться от земли с такой скоростью, что даже Рейнбоу посмотрела бы на меня с уважением.

Отсюда, с высоты драконьего полета, город смотрелся не так уж и плохо, как можно было бы ожидать от последствий вторжения. Создавалось ощущение, что чейнджлинги просто пришли и подавили сопротивление, на чем все, собственно, и закончилось. Совсем не так бы все обернулось, будь намерения захватчиков чуть более агрессивные... А каковы они, кстати, были на самом деле?

— И что теперь, мой варх-спаситель? — подала голос наездница, выпустив, наконец, мои бедные рога из мертвой хватки, — за нами сейчас будет погоня, и ты не сможешь оторваться.

"Конечно не смогу". Кое-как прикинув расположение своего гнезда, я прицелился и отпустил заклинание, что стремительным вихрем подхватило мое тело и с головокружительной скоростью потащило вперед.

Это чувство... Оно неописуемо. Именно во время "полета" я чувствую наибольшее единение с древним родом драконов. Вот бы когда-нибудь встретиться хотя бы с одним из них! Узнать о себе больше, выучить новые умения, померяться силами...

Вечносвободный проносился подо мной очень и очень быстро. Небольшие речки, полянки, луга, лесные массивы — все превращалось в размытое пятно, в котором было весьма сложно различить хоть что-нибудь.

"Стоп", — словно засланка, сама сформировалась в мозгу мысль, диктуемая рефлексами и я резко взмахнул крыльями. С тихим хлопком чары развеялись; мы с Лит теперь были совсем близко от Понивилля.

— Прости, что не сказал сразу, но мне хотелось бы поговорить с тобой, получить ответы на некоторые вопросы, ты не против?

Пришлось чуть подергаться в воздухе, даже сделать бочку, чтобы моя наездница ожила и подала хоть какие-то сдавленные звуки.

— Эй! — вновь раскрыл я пасть, "нырнув" чуть к земле, — ты вообще меня слышишь?

Серая пони завозилась на моей шее, а затем, зачем-то громко пискнув, еще сильнее сжала мои рога.

"Отлично, еще одна враждующая со скоростью". Надо будет прокатить Рэйнбоу, посмотреть на ее реакцию, потому как, к примеру, в Веродаре люди совсем не страшились "полета".

Обреченно вздохнув, я с усилием толкнул себя вперед и быстро полетел в сторону своего гнезда.

Даже приземлился я на сей раз аккуратно, мягко спружинив всеми четырьмя лапами, предварительно подняв под собой целый ураган из-за частых мелких взмахов, совсем как насекомое. Вход, скрытый листвой, но видимый для меня, манил внутрь, обещая приятную полутьму и свежесть чистого лесного ручья, воду которого можно использовать для создания недолговечной искусственной купели. Недолго думая, я, быстро переставляя лапы, втиснулся в проем вместе со своей полуживой наездницей и, успокоив охранную руну, вышел ровно на середину комнаты.

Небольшой шарик воды, окутанный моей фиолетовой аурой, неподвижно завис над головой пони, безмолвно ожидая команды.

— Не надо, я поняла, я сама, — неожиданно произнесла кобылка, встряхнув своей алой гривой.

Я удивленно приподнял бровь. Несостоявшийся принудительный душ, словно получив пинок от кого-то невидимого, не спеша поплыл на свое обычное место.

— Вообще-то я хотел просто привести тебя в чувство, но если уж ты собралась умыться...

— Это мне не помешает, ты прав, но все же хочется самой, — чейнджлинг, на секунду засветившись зеленым пламенем, вновь сменила облик на свой обычный и, не спеша, словно находилась у себя дома, пошла к моему "умывальнику".

Проводив ее взглядом (на этот раз у нее появилась довольно красивая грива, похожая на какую-то тягучую жидкость, или дымку, причем, тоже с дырками, как и в ногах) я хмыкнул и уселся на сформировавшийся гравитационный щит, дожидаться своей очереди.

"Интересно, и как такие существа смогли собраться с духом и напасть на Кантерлот, при этом преодолев сопротивление стражи, и даже самих Принцесс?"

— Послушай, Лит, мне надо будет отлучиться, надолго... — начал было я, но замер, увидев выражение мокрой мордашки насекомыша, которая мгновенно высунула голову из прохладных потоков и посмотрела на меня. Счастье, это было настоящее счастье, совсем не та эмоция, что должна была ею владеть после всего пережитого.

— Я смогу найти путь домой, будь уверен, — произнесла она довольным голосом, улыбнувшись так, что даже длинные и чрезвычайно острые ее клыки показались сейчас скорее красивыми, нежели опасными, — ты сдержал свое обещание, и я не хочу обязывать тебя сделать что-то еще.

— Вообще-то... А хотя ладно, слишком это все растянется, — я вытянулся на своем щите, ощутив полную расслабленность, словно ее навеял кто-то, — скажи, можно будет тебя навестить, там, у тебя дома?

Словно в нее попало оглушающее заклинание, Лит замерла, уставившись на меня немигающим взглядом синих глаз.

— Ты это серьезно? — произнесла она таким тоном, будто разговаривала с ребенком. — Или мне послышалось?

— Я все правильно сказал... вроде. Я хочу навестить тебя в твоем доме; это возможно?

Теперь она смутилась, и даже опустила взор, как, впрочем, и я после этого зрелища.

— Да, это возможно, просто... Не знаю, ты точно уверен?

"Нет, я просто так спрашиваю".

— Само собой, но если все так плохо, то я, пожалуй, воздержусь.

Резво спрыгнув со своей магической "подушки", я прошел к большой трещине рядом с устьем ручейка (плохая мысль была кинуть "виброшар" внутрь гнезда), и, прямо на глазах у чейнджлинга, создал своеобразный туннель для воды, чтобы она заполнила мою импровизированную "ванную".

— Вообще-то я не против, да и королева, думаю, тоже не воспрепятствует, просто уже несколько десятков лет в нашем улье не было почти ни одного пони. Между прочим, ваш народ, нас боится, — она покачала головой, — или ты на самом деле дракон?

— Нет, я пони, — сфокусировав молнии на одной точке, я добился появления "души молний" и мысленно попросил ее опуститься и подогреть воду, — просто очень неосведомленный. Я ничего не знаю ни про чейнджлингов, ни про ваши ульи.

— Вот как? — она внимательно, даже с некоторым интересом смотрела на мои манипуляции, — а ты знаешь, что мы, чейнджлинги, можем превращаться в тех, кого ты больше всего любишь, а затем притворяться ими очень длительное время?

Ее искривленный рог слабо сверкнул зеленым, а затем мой ментальный щит тоже сверкнул, но уже фиолетовым, обнажив сползающую по нему кляксу чар насекомыша.

— Знаю, одна из ваших уже попыталась взять меня под свой контроль, — я улыбнулся и смахнул копытом пятно, заставив щит вновь стать прозрачным, — как видишь, барьер держится до сих пор.

Вряд ли она хотела сделать мне что-то, скорее решила просто покрасоваться, поэтому, наплевав на все привычки, что буквально возопили о новых слоях защиты, я аккуратно опустил копыто в воду, чтобы проверить температуру. Спустя секунду над поверхностью торчала только моя голова.

— Ммм, — она замялась, удивленно уставившись на меня, — как ты это сделал?

— Искусство защищаться — первое чему меня научили, — я расслабился, ощутив, как расползаются в воде черные клубы моей магии, делая ее похожей на большую монотонную кляксу, — и, поверь, однажды попав под эти чары, мне совсем не хочется повторять опыт вновь.

— Но это безопасно, да и, тем более, что тут может быть неприятного-то?

— Возможно, ничего, — я уловил странные движения чейнджлинга, немного подумал и отодвинулся в сторону, позволив ей тоже забраться в темную воду купели.

Не сказать, что я смутился, ведь эквестрийские кобылки могут спокойно принимать ванну вместе с жеребцами, при этом не считая это чем-то интимным; однако ж удивлен все равно был: она забралась в непрозрачную странную воду, к жеребцу, которого едва знала, и теперь совершенно спокойно развалилась на мне, уперевшись своей твердой спинкой мне в бок.

— Тогда почему ты поддерживаешь свой щит? — буквально проворковала она, в момент разомлев под обновляющим эффектом моей стихии.

— Привычка, я очень не люблю контроль.

Я закрыл глаза и на секундочку представил себе, как сейчас странно мы выглядим со стороны... Два незнакомых существа, что общаются совершенно свободно и позволяют себе несколько более близкий контакт, чем диктуют нормы наших народов.

— Скажи, почему Ты ведешь себя так...

— Раскованно? — она усмехнулась. — Вызывающе?

— ...что-то в этом роде, да.

Лит зашевелилась, отодвинувшись, а затем я почувствовал, как она в буквальном смысле забирается на меня!

— Я всего лишь хотела тебе спину потереть, — пискнула чейнджлинг, когда длинная тень обвила ее тело поперек и чуть приподняла в воздух.

— Предупреждай в следующий раз, потому-что этого я никак не ожидал, знаешь ли, — повинуясь короткому приказу, чары развеялись, опустив насекомыша обратно мне на спину. — С чего это вдруг ты решила позаботиться обо мне?

Ее тельце, покрытое хитином, весило, однако, совсем немного, и не создавало особых неудобств. Острые копытца принялись прохаживаться по шее, вырисовывая там замысловатые узоры, и я, волей-неволей, расслабился, прикрыв глаза.

"Но лететь-то все равно надо: Твай волнуется, девчонки волнуются, и принцессы, наверное, заодно с ними".

— Чейнджлинги питаются хорошими эмоциями, — послышался ее звучный голос, изредка перемежаемый тихим стрекотанием стрекозиных крыльев, что вздрагивали, стряхивая с себя случайные капельки воды, — и ты, если можно так выразиться, "накормил" меня так, что хватит всей моей семье на несколько недель вперед. Я твой должник.

— Накормил? Но как, я же ничего не почувствовал.

Она усмехнулась и пересела чуть назад, уделяя теперь внимание спине.

— А это и не ощущается. Все существа поглощают эту энергию, просто мой народ, в отличие от других, умеет ее использовать.
"Использовать... А не очередной ли это аспект магии дружбы?"

— Слушай, Лит, — я уперся всеми ногами в скользкое дно и резко встал, потащив за собой чейнджлинга и вынудив ее пискнуть от неожиданности, — я рассчитывал ненадолго оставить тебя здесь, слетать в Кантерлот, к друзьям, вернуться и нормально поговорить, но, видимо, этому плану не суждено сбыться.

"Чем бы обтереться? А, хаос с ним, не столь важно".

— Я могу подождать, если ты так этого хочешь, — немного неуверенно ответила насекомыш, скатившись с меня, словно с горки, и уже на своих ногах с дырочками пошла за мной.

— Не хочу, потому-что знаю подруг, — я усмехнулся, представив, что же меня может ожидать по прибытии, как минимум, в розовые копытца. — Мероприятие может растянуться на долгое время, а у тебя там семья, дети... В общем, ты примерно знаешь, в какой стороне твой дом?

— Конечно! Я же тебе говорила недавно...

— Тогда — вперед, не будем терять драгоценные песчинки времени.

Оказавшись на улице, я обернулся драконом и легко, словно перышко, подсадил чейнджлинга на себя крылом.

— Если ты боишься скорости, советую тебе схватить меня за рога, Лит.