Когда мечта становится явью (Неудачное желание)

Что ты будешь делать если твои мечты сбудутся? А что если твои мечты не оправдают твоих надежд?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Король Сомбра Чейнджлинги

Пони костра и солнца

Моё прощание с Ольхой и Рябинкой.

ОС - пони

Борец с Чумой

Еще несколько лет назад я жил обычной жизнью ученого: делал открытия, изобретал что-то и т.д. Но в один день всё изменилось. В разных уголках Земли начали пробуждаться странные туманообразные создания, которые вселялись в людей и поглощали всё на своём пути, в прямом смысле этих слов. Я работал с лучшими учеными над изобретением оружия, но... я вышел в последний бой с «простой» катаной, а через несколько часов я заплатил своей жизнью за победу. Кто-то бы подумал, что это конец, но не в моем случае! Я попал в замечательный мир, но в не самую прекрасную его часть. Я стану тем, кто защитит этот мир и не даст ему познать печальную судьбу мира людей. Не важно, насколько это будет сложно, я просто сделаю это! (Рад критике, но в меру!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

То, что никогда не произойдёт

Представьте, что вы попали в Эквестрию. Но что, если эта страна будет не так сказочна, как в мультике? Очередной человек в Эквестрии? Да! Что бы вы делали, если бы туда попали? История, которую я бы сам создал, если бы она произошла со мной. История, к сожалению, которая никогда со мной не приключится. То, что никогда не произойдёт!

Другие пони Человеки

The Dresden Fillies: Странные друзья

Гарри Дрезден, единственный чикагский чародей, попадает в Эквестрию после того, как на него напали в Небывальщине. Твайлайт не сильно удивлена появлению их нового гостя, но беда назревает. Кое-кто планирует кое-что зловещее и отважной главной шестерке потребуется помощь Дрездена.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Трикси, Великая и Могучая Человеки

Два крыла

Неопытная путешественница по мирам, сбегая от проблем, по ошибке попала в Эквестрию в тело грифины. Думаете это весело? А вот ей не совсем...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Бессильные мира сего

Действие развернется спустя двадцать лет после конца 4-ого сезона. Эквестрия обрастает технологиями - наступает золотой век. И он. Фезерфолл. Упадок. Бессмысленность. Эти три слова стали истинными синонимами в его собственном воспаленном мозгу. А над Кантерлотом идет черный дождь. Но ради чего? Или кого?

Человек в дар

Дискорд обращается к Флаттершай с просьбой помочь ему с воспитанием своего нового питомца, и наивная пегасочка "соглашается". Однако вскоре выясняется, что необычный зверёк вовсе не такой дружелюбный, как предполагала пони, и вообще он не горит желанием быть чьим-либо питомцем.

Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

Люди в Эквестрии

Что будет, если Эпплджек обнаружит у себя на крыльце инопланетных захватчиков? Понификация рассказа А.Т. Аверченко "Люди".

Рэрити Эплджек Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 1. Переход Глава 3. Легенда

Глава 2. Город

Глава 02. Город

Такое ощущение, что каждая клеточка омывается этой приятной прохладой, вызывая невообразимое чувство полного покоя. Маленькая речушка, так вовремя подвернувшаяся, безропотно приняла меня в свои объятья, радуя прохладной, мягкой водой. Даже как-то странно, что она столь тепла в ночное время...

Маленькие плоские рыбки, похожие на кусочки разноцветной фольги, плавали вокруг, тыкаясь в неожиданное черное препятствие и вызывая у меня непроизвольные вздрагивания из-за щекотки. Слава Тьме, ушиб почти прошел и легкие касания этих беззаботных существ уже не вызывали неприятную пульсацию. И вот, во второй раз желание заснуть заявило о себе, но вновь было с позором выгнано из моего разума. Столь умиротворяющая обстановка манила, но действовать все равно было необходимо, поэтому я нехотя покинул воду, а затем плюхнулся на землю и принялся по ней кататься, вытирая мокрую шкуру об траву. "Как ребенок маленький, честное слово!" — прозвучал в голове надменный голос, который, впрочем, все равно достучаться до разума не смог. Все что я сейчас делал, было вынужденной необходимостью. Просто обтереться чем-нибудь как человек, или же кратковременно повысить температуру тела как дракон я не мог: оба заклинания смены облика не работали и требовали калибровки, поэтому такой нецивилизованный способ подходил лучше всего.

~

Медленно, словно не желая этого делать, спираль обнаружения раскрутилась вновь, представив моему взору множество серых отметин, изредка перемежаемых слабыми зелеными. Магия элементалей медленно угасала с наступлением утра, что было необычно.

Дальше и дальше разворачивались чары, не показывая ничего странного и заставляя меня трепетать от напряжения: приходилось тратить магическую энергию, чтобы постоянно исправлять так и норовившее сбиться заклинание. Передо мной зависла круглая руна, освещая пространство вокруг мягким фиолетовым светом. Три символа: Тьма, в виде месяца с исходящей из центра дугой, Зрение, в виде овала, пересеченного косой чертой, и Чувство — два соприкасающихся круга, сияли, испуская друг к другу тонкие линии. Вот эти самые линии и были слабым местом: если хоть одна из них погаснет, то "обнаружение" немедленно развеется, так что приходилось поддерживать их.

Странный я человек (единорог?): додумался искать признаки цивилизации заклятьем, а не умом, хотя можно ведь попробовать пройти вдоль реки, посмотреть, куда она приведет. Можно было двигаться по следам недавно встреченного незнакомца, преследовать... Хаос, я ведь даже не разглядел его! Просто помню его защитное поле, а затем свое, а затем ослепительный взрыв. Ах нет, определенно шерсть была фиолетовая... Надеюсь, он не пострадал; не хотелось бы, чтобы первый контакт закончился смертельным исходом.

Спираль жалобно звякнула, сообщив о достижении максимального радиуса развертки. Я обреченно вздохнул и принялся рассматривать местность вокруг, проверяя на скопление белых огоньков — признаков разумных существ. Внимательно оглядев местность, к своему разочарованию я не нашел вообще ничего и собрался уже было развеивать чары, когда заметил бледную-бледную искомую точечку... есть!

Мгновенно вычислив направление, я развеял заклятье и быстро поскакал в сторону лошадки, силуэт которой у меня даже получилось различить. Через пять минут упорных попыток преодолеть колючие кусты, мне удалось снова раскрутить спираль, пусть и маленькую, но все же достаточную, чтобы указать мне верное направление. Белый сгусток разгорался все ярче и ярче, недвусмысленно намекая на близость моей цели. И вот в этот момент я серьезно задумался: как мне разговаривать с незнакомцем? Мне ведь неизвестны их обычаи. Может, просто внезапно выйдя из листвы, я уже этим оскорблю его? Хотя где уж там: итак классный взрыв моего щита уже мог подпортить отношения с ним... Ладно, лучше уж буду действовать старым испытанным способом: делаем участливое лицо и играем роль личности с частичной амнезией.

Резко затормозив, будто ударился о невидимую стену, я придал тебе спокойный вид и неспешно пошагал сквозь растение с гигантскими листьями. Лишь оно скрывало меня от его глаз.

— Привет, — сказала зебра черному единорогу, фиолетовые глаза которого расширились от безмерного удивления.

— Зебра?! — выпалил единорог, совершенно забыв о своих планах и хоть сколько малых правилах приличия.

— Как видишь, — немного обиженно произнесла она и положила свежесорванный желтый бутон в сумку, — а ты кто? Ты не из Понивилля, верно?

— Понивилль, — я задумался, прикидывая, что же это может быть, — нет, я не оттуда, даже не знаю, что это.

— Как не знаешь? — теперь уже настала очередь зебры сделать ошарашенное лицо, — ты не знаешь о городе, находясь от него в пределах двадцати минут пути?

Кажется, единорог немного замялся, а затем сделал странное движение, как будто попытался копытом хлопнуть себя по лбу.

— Я не из этих мест и почти ничего не знаю, — он запнулся, — послушай, а ты веришь в удивительные истории?

Зебра покачала головой, затем развернулась и пошла по еле заметной тропинке, призывно махнув копытом.

— Пойдем, расскажешь по пути.

~

Удивительное существо. Моя любимая легенда, как ни странно, целиком состоящая из правды, сработала и на этот раз. Я просто сказал, что раньше не был единорогом и вообще не из этого мира, не упомянув, однако, зачем и с какой целью попал сюда. Зебра очень внимательно меня слушала, даже не делая попыток перебить плавную речь, а затем, когда рассказ был окончен, сочувствующе на меня взглянула.

— Вот как? Значит вот почему ты так странно себя ведешь... Кстати, ты ведь совсем недавно в Эквестрии, так?

— Ну, — я попробовал сделать голос чуть помягче, подружелюбней, в пух и прах разбивая свою маску некоторой отрешенности, — во-первых что такое Эквестрия?

— Наше измерение, если выражаться твоими понятиями, — последовал немедленный ответ.

Я немного помолчал, усваивая поступившую информацию. Итак, Раниус, Эврал, Веродар, а теперь Эквестрия. Четыре разных мира, три завершенных путешествия и одно новое, обещающее быть самым-самым необычным.

— А во-вторых, — единорог кивнул, — да, совсем недавно.

Зебра чуть повернулась и ткнула меня копытом в круп, вынудив мгновенно отпрыгнуть.

— Не бойся, ничего плохого с тобой не сделаю, — немного глумливым голосом произнесла та, а затем указала тем же самым копытом на своей круп, подчеркивая изображение солнца, красовавшегося там.

Хмм, действительно, довольно странно: поначалу я думал, что это что-то вроде татуировки, но затем зебра повернулась другим боком, на котором был абсолютно такой же рисунок, скопированный до мельчайших подробностей.

— Метки, — неспешно продолжила моя собеседница, — они присутствуют у каждого повзрослевшего пони, отражая их основной талант в жизни, мистический дар, как гласит легенда моего народа... и у тебя ее нет. Это может значить лишь одно: твоя цель в этой жизни еще не определена. Поэтому не удивляйся, если другие будут бросать на тебя косые взгляды.

— Эээ, — единственный звук, который получилось из себя выдавить: слишком много странностей, недомолвок, а еще зебра вела себя так, будто всегда встречала незнакомцев и совершенно меня не опасалась, — у меня появились вопросы.

Мы продирались сквозь темный кустарник, облепленный со всех сторон какими-то волосками.

— Я не справочник, — вместо ожидаемого произнесла собеседница, — мы совсем недалеко от города, там ты найдешь местную библиотеку, в которой есть вся интересующая информация.

«Город? Чуть появился, и сразу в город? Даже не знаю, с одной стороны лучше начинать осваиваться в деревне, а потом уже в поселениях покрупнее, а с другой что-то необычное манило меня, так что»...

— Хорошо, спасибо тебе, дальше я могу и сам.

Зебра вновь остановилась и повернулась ко мне, теперь уже внимательно изучая.

— Ну что ж, если ты не настаиваешь, я вернусь к своей работе, — она демонстративно подпрыгнула, в результате чего сумки на ее спине встряхнулись, — передай хозяйке, что ты от Зекоры и попроси ее подыскать тебе дом, она очень умная, справится.

— Хорошо, — разум уложил полученные знания на вымышленные полочки и выдал палец вверх.

Собравшись было уходить, я развернулся и немного смущенно спросил:

— Мы с тобой разговаривали как давние знакомые. Но позволь узнать, как тебя зовут?

— Вижу, ты плохо слушал. Догадайся сам... — загадочным голосом ответила та и быстро ускакала в лес, тут же ветвями загородивший любой обзор.

Эх... ну ладно.

~

Зекора (все-же я вспомнил, что она сразу перед нашим расставанием произнесла свое имя) была более чем права. Хотя... Начну, пожалуй, с начала.

"Обнаружение" быстро гасло, но обращать внимания на это уже не приходилось: белые сгустки были прямо перед носом; да что там сгустки, вымощенная камнем дорожка, а также деревянные указатели с надписью "Понивилль" весьма красноречиво показывали верное направление.

Пара минут галопом и вот я уже стою перед мостиком, за которым начинался город... и он был самым необычным, что я когда-либо видел. Во-первых, здания были сделаны в таком стиле, что выглядели игрушечными: яркие цвета, видные даже в предрассветных сумерках, небольшие размеры, вычурные украшения; во-вторых, домики располагались точно по кругу, а затем расходились спиралью, создавая ощущение, что городок полностью круглый. А в-третьих...

В-третьих местные жители, прогуливающиеся в столь ранний час, просто до глубины души поразили меня своим разнообразным видом: обычные лошадки, ростом чуть побольше, чем я; необычные, у которых был рог, как и у меня, а еще... пегасы. Настоящие крылатые пегасы! И если про единорогов были хоть какие-то предания, сказки, то крылатых коней абсолютно все Защитники считали пустой выдумкой, не стоящей даже капельку внимания. Но сюрпризы на этом не закончились: помимо того, что все жители были разных окрасов, причем их спектр не ограничивался всего десятью-двадцатью цветами, каждый из них носил на крупе свою собственную, уникальную картинку, изображавшую вообще что угодно, не поддаваясь моей логике. Всевозможные цветы, молотки, подковы, свитки, пузырьки... мимо меня пробежала оранжевая лошадка в шляпе и весело кивнула, проговорив что-то вроде "привет". Я смущенно улыбнулся и помахал ногой, изо всей силы надеясь, что этот знак тут тоже является неким символом приветствия. Когда она оказалась позади, мой взгляд скользнул по ней, отметив, что с обеих сторон были нарисованы по три красных яблока.

Ну ладно, удивляться до упора будем потом, а сейчас необходимо завершить маленькую прогулку и приступить к исследованию истории этого измерения. Раз есть библиотека, значит, есть письменность, что облегчало задачу во много раз. Хотя, ее еще найти надо...

— Эй, черный, — резко окликнули меня сзади, в результате чего вокруг меня самопроизвольно соткался щит.

О, Хаос, необходимо не выкатывать скрытые рефлексы наружу, а делать вид что ты безобидный, как плюшевая игрушка!

— Да? — как можно спокойнее произнес я, развеивая щит перед лицом той самой оранжевой, выглядевшей сейчас предельно удивленно.

— Ты маг? — спросила она, наконец справившись с собой.

Признаться, этот вопрос меня позабавил: только что использованное защитное заклинание отвечало на этот вопрос красноречивее моих слов, но все же надо быть вежливым в конце-концов?

— Ну, похоже, что так, — ответил единорог, приятно улыбнувшись, — разрешите узнать ваше имя?

— Эплджек, — без раздумий выдала та, — ты выглядишь взрослым, а почему у тебя нет меток?

Эх, надо было расспросить зебру поподробнее, да и прикрыть бока что ли, а то если вот так вот каждый встречный будет останавливать меня и бить вопросами в лоб, то до цели я не доберусь. Так, ладно, делаем грустное лицо...

— Не знаю, даже представления нет. Слушай, — меня вдруг осенила великолепная мысль, — а ты не могла бы показать вашу библиотеку? Мне сказали, что там есть ответ на этот вопрос.

— Кто сказал? — скептически спросила та, чуть наклонив голову вбок.

"Ой, иду по скользкой дорожке. Хорошо, что я всё-же вспомнил её имя".

— Ну, Зекора...

Очень хотелось бы, чтобы зебра обладала тут хорошей репутацией.

— Зекора? Так значит ты с ней знаком, — утвердительно произнесла лошадка, а затем пихнула меня в круп и рысью побежала вперед, — следуй за мной!

Замечательно, что многие еще спали, потому как я стремительно становился местной достопримечательностью: на меня глазели все, от мала до велика, кто шел (или летел) по своим делам. Невольно моя персона становилась тормозом городской жизни, приковывая к себе взгляд и мысль, вынуждая лошадок забывать, что они хотели сделать. Но, к счастью, моя спутница периодически, незаметно для меня (она так думала), строила гримасы особо приставучим зевакам, из-за чего те быстро отклеивались.

Итак, если отбросить все мои эмоции, то Понивилль выглядел весьма заурядным поселением: не особо крупный, дома были скорее уютные, чем роскошные, каких бы то ни было больших улиц не наблюдалось, а еще местная ратуша, про которую невзначай упомянула Эплджек, совсем не поражала взор своим величием и красотой. Хотя, может это везде так? Все строения обладают максимумом функциональности и минимумом красоты? А лошадки... Да, они смотрели на меня как на диковинку, но при этом вели себя просто, я бы даже сказал по-деревенски. Наметанный глаз всегда отличит село от столицы... И никогда разумного коня от человека. Вот же Хаос, а ведь большинство из тех, кто попадался мне на глаза, были кобылки! На всякий случай я обернулся назад, чтобы получше рассмотреть бродящих жителей... Только один жеребец — большой пегас с пепельно-серым окрасом, а все остальные принадлежали явно к противоположному полу.

Вопросы-вопросы-вопросы, а ответов все нет. Ненавижу подобные ситуации.

~

— Послушай, Эплджек, сколько нам еще идти?

Лошадка рассмеялась и хитро на меня взглянула.

— Похоже, что ты не смотришь по сторонам, верно?

Я удивленно изогнул бровь и вновь покрутил головой, теперь уже с целью найти что-нибудь неординарное. И нашел-таки. Большой деревянный столб с прикрепленными к нему стрелками, одна из которых гласила: "Библиотека", и указывала прямиком на огромное дерево, внутри которого были выдолблены окна и дверь, к которой мы не спеша приближались.

— Серьезно, дом внутри дерева? — мой озадаченный тон, похоже, повеселил лошадку, в результате чего она тихо хихикнула.

— Да. Все, кто в городе впервые, всегда удивляются именно этому зданию, а не, к примеру, нашей кондитерской, — она вытянула ногу куда-то в сторону, направляя мой взгляд.

Чуть повернув голову, я обнаружил, эээ... торт? О Тьма, домик в виде торта? Что это еще за причуда?

— Даже не знаю как среагировать. Он хоть из дерева построен?

Хорошо, что мое удивленное лицо (или все же морда?) не попалось ей на глаза, а то лошадка рисковала умереть от смеха.

— Конечно, не из теста же. Мы пришли, кстати.

Ну... Что тут скажешь? Пожалуй, что дерево было живым! Стоя уже перед самой дверью, я четко ощущал магические токи, поддерживающие рост и развитие этого "здания". Интересно, как выглядел тот, чей сумасшедший разум придумал все это?

— Твайлайт, ты здесь? Открой! — прокричала Эплджек, аккуратно выбивая дробь копытом по двери.

— Сейчас-сейчас! — произнес голос изнутри, после чего послышались какие-то странные звуки, как будто что-то где-то упало.

"Интересно, кобылка, или жеребец?" — подлила масла в огонь незнания моя мысль, но затем спешно изменилась: "щит!".

Темное мерцающее поле вновь соткалось предо мной, защитив заодно и мою спутницу. Неспроста, кстати: вышеописанная дверь засветилась еле заметным фиолетовым светом.

— Ничего не могу с собой поделать, — немного извиняющимся тоном произнес я, снова и опять усилием развеивая плод своих рефлексов.

Оранжевая лошадка лишь удивленно на меня посмотрела, а затем легонько толкнула дверь копытом, после чего странное сияние заметно усилилось и та, наконец, распахнулась, представив взору (ну конечно же) кобылку, но уже фиолетового окраса. Хм... фиолетового?

Память на мгновение унесла меня в прошлое, а именно к тому моменту, когда мой щит, взорвавшись, оглушил своего хозяина. Кажется, у того незнакомца был тот же цвет шерсти?

— Это ты? — вместо слов приветствия произнесла та, уставившись на меня расширившимися от удивления глазами.

Я не остался в долгу и в свою очередь приподнял бровь, рассматривая эту лошадку. У нее был рог, почти такой же, как и мой, но только покороче, идеальная, по меркам лошадок, фигура, большие глаза, в которых читалось не только удивление, но и сильная усталость, а еще на крупе с обеих сторон красовалась фиолетовая шестиконечная звезда, окруженная более маленькими белыми. Неожиданно я застал себя на мысли, что немного невежливо вот так разглядывать других в таких местах, и, немного покраснев, посмотрел единорожке в лицо... Чтобы увидеть, как она за один прыжок преодолела расстояние между нами и кинулась мне на шею, обняв ее передними ногами и прижавшись ко мне мордочкой.

— Прости меня, я не думала, что мое заклинание сработает вот так, — немного истеричным голосом произнесла она, разжав объятия и чуть отойдя, — как ты так быстро оправился?
"Навыки, которым меня обучила жизнь", — пронеслась в удивленном сознании мысль, воскрешая образ незнакомки-за-щитом. И верно, память не врала: это была та самая лошадка. Ее голос, позвавший тогда кого-то, был теперь легко узнаваем.

— Меня просто оглушило на время, ничего более.

— Оглушило?! — буквально вскрикнула она, из-за чего где-то внутри дома послышался глухой удар, очень смахивающий на падение чьего-то тела, а моя проводница отстранилась, — тебя буквально впечатало в дерево, на нем даже вмятина осталась! Удивительно просто, что оно хоть как-то осталось стоять, а не грохнулось прямо на тебя. Я уж думала, что все очень плохо и побежала за подмогой, — уже тише закончила она.

— Ну, не всё так плохо, как... — попытался было вставить слово я, но был прерван довольно необычным способом.

— Это тот самый жеребец? — произнес чей-то заспанный голос: из-за спины фиолетовой единорожки, которая, казалось, вот-вот заплачет, вышел... нет, конечно же вышла синяя пегаска, хвост и грива которой... хмм... Если честно, у меня отвисла челюсть. Многие лошадки уже успели примелькаться, так что некие устойчивые стереотипы уже сформировались: цвет шерсти по всему телу был одинаков, а у пегасов он распространялся еще и на крылья, на крупе были два идентичных рисунка, которые, впрочем, не повторялись между особями, рог у единорогов преимущественно был светлых оттенков (себя во внимание не беру), а грива и хвост (опять же кроме меня), в основном, разительно отличались от окраса всего остального тела, и иногда могли быть двуцветными, и даже трехцветными...

Так вот, из-за спины Твайлайт вышла пегаска, хвост и грива которой были семицветные! И повторяли собой радугу: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Мимолетный незаметный взгляд и вот я знаю, что ее метка — молния на фоне радуги. Хотя, как то даже неудивительно на фоне того, что мне уже довелось пережить.

— Да, Рэйнбоу, это он, — уже более спокойным голосом проговорила фиолетовая лошадка, речь которой просто сквозила сожалением.

"Рэйнбоу, хм? Пожалуй, можно было догадаться, как ее зовут".

— Жив-здоров, как я погляжу, теперь мне можно идти спать? — сказала она, широко зевнув и делая попытку протиснуться сквозь щель между мной и дверным косяком. Я немного отошел в сторону, получив за это благодарный кивок. Пегаска, освобожденная от давящих на нее стен, распахнула сильные голубые крылья и в пару взмахов буквально молнией унеслась за пределы моей видимости, вызвав у меня завистливый вздох: даже будучи в облике тенекрыла, мне было сложно взять такую скорость с места.

— Самый быстрый летун в городе, — с гордостью в голосе произнесла Эплджек, несильно пихнув меня бедром, — заходи, Твай уже давно ждет тебя в гости, так ведь?

Я буквально собственной шкурой почувствовал безмолвный разговор двух лошадок и с сочувствующим видом последовал "приглашению", войдя в просторное внутреннее помещение библиотеки.

"Арканеум!", — первая мысль, появившаяся у меня в голове и сразу же пожелавшая вырваться на свободу в устной форме: в памяти еще были свежи те гигантские башни в Сен'Тале — столице Веродара. Прямые, словно по линейке строенные, с бесчисленным множеством окошечек, эти огромные хранилища книг просто поражали своей грандиозностью. Там не было лабиринтов из книжных шкафов, напротив — внутреннее помещение было просторным и чистым, заставленным небольшими столами и креслами, а книги же покоились на множестве полок, покрывающих все стены внутри арканеума, словно обои. Удивительно зрелище! Я полагал тогда, что больше такое не увижу... пока не оказался там, где сейчас стою.

Размер этой библиотеки, бесспорно, поменьше, но в целом это была настолько точная копия Арканеума, что я даже испытал небольшой приступ ностальгии. Захотелось даже взять что-нибудь у местного архивариуса и сесть почитать. Стоп, а разве не за этим я сюда пришел?

— Скоро увидимся, сахарок, — произнесла Эплджек и закрыла дверь с той стороны, оставив меня наедине со смущенной единорожкой. Мой взгляд уперся в фиолетовую мордочку, изучая.

— Ой, — вдруг спохватилась та, словно очнулась от транса, — ты ведь голоден, да?

"Нет", — мгновенно родился ответ, которому, впрочем, не суждено было быть озвученным: услыхав знакомые слова, мой желудок угрюмо пробурчал, требуя даров. Предатель!

— Пожалуй, ты права... Твайлайт.

По хорошему надо было обратиться в человека, чтобы затем достать мою сапфир-сумку с едой, но заклинание не работало... Хаос!

— Хорошо, — она улыбнулась, — сейчас принесу что-нибудь.

Цок-цок-цок. Лошадка ушла наверх по лестнице, издавая копытцами этот забавный звук. Интересно, а здесь носят подковы, или даже не слышали о таких вещах?

— Спайк, ты спишь? — послышалось сверху.

— Да, Твай, сплю, — ответствовал ей явно детский голос.

Ребенок?! Что за... что тут делает детеныш лошадки? Мои инстинкты, подаренные заклинанием Червоточины, ясно говорили: фиолетовая единорожка немного младше меня, а значит не в состоянии пока что заводить жеребят, хотя периоды так называемой "охоты" уже начались. Брат? Гость? Хмм, возможно, но почему это меня вдруг стало волновать? А еще... я знаю уже одну обычную лошадку, одну пегаску, единорожку и даже зебру, и ни одна из них не удосужилась спросить мое имя!

Снова послышался забавный цокот, прервавший мои размышления. Твайлайт спускалась, аккуратно левитируя перед собой поднос с изумительно пахнущими пирожками.

— Телекинез? — на всякий случай уточнил я, во все глаза рассматривая редчайшее проявление магии. Сложность этого заклинания была столь высока, что многие (и я в их числе) предпочитали использовать гравитационные чары. Единорожка кивнула и поставила поднос на небольшой круглый столик, еще одним кивком приглашая меня сесть. Что же, это не составит труда.

~

— Итак, давай поступим так, — нарушил молчание я, дожевывая третий пирожок с, кажется, яблочной начинкой и внимательно изучая поведение Твайлайт, — сначала ты расскажешь, что случилось со мной после оглушения, а потом я продолжу, договорились?

— Да, — буквально выдохнула та и отвела взгляд, который жег неподдельным интересом, пресекая все ее попытки завести обычный разговор.

Я усмехнулся.

— Ладно, давай начнем, пожалуй, с моей краткой биографии...

И, о Хаос, с каждым словом я все яснее стал понимать, что рассказ про то, откуда здесь вдруг объявился черный единорог, занимал мою слушательницу гораздо больше, чем мои первые приключения в Эквестрии. Такая хорошо отточенная и много раз прошедшая проверку на прочность легенда сейчас явно давала трещину.

— ...ну и вот, когда я услышал твой голос, у меня сработал рефлекс и сознание само применило защитные чары, которые, к несчастью, спроецировались внутри твоих, что привело к взрыву, оттолкнувшему меня в дерево. Вот, дальше уже все не так интересно.

Как странно: обычно, меня не баловали излишней заботой о моей персоне. Многие, в Раниусе, Эврале, Веродаре, услыхав подобное, тут же отправляли Защитника в какое-нибудь место, которое, иногда просто, а иногда по недоразумению звалось лечебницей. А тут нате вам: поняли, приняли, пригрели... образно выражаясь, конечно.

— Ах вот как, я-то думала, что это мои заклинания были виноваты, — отпустила комментарий единорожка, задумчиво уставившись куда-то вдаль.

— Нет-нет-нет, — черный единорог яростно помотал головой, — здесь абсолютно и точно нет твоей вины, не кори себя понапрасну, хорошо?

Кажется, или она зарделась?

— Ну, если ты настаиваешь..., — улыбка окрасила ее мордочку, — стало быть, теперь моя очередь рассказывать?

«Всенепременно!».

Итак, с ее слов. Приложило мое тельце о дерево довольно прилично, в результате чего я лишился сознания (можно было догадаться, ага), после чего Твайлайт попыталась поднять меня телекинезом и дотащить до города, но, как она сказала: "странное синее сияние не давало этого сделать". На этом моменте я неопределенно хмыкнул: маг Ночи приобретает дополнительные способности, когда на небосводе исчезает солнце, к примеру, так хорошо использованный мной прием регенерации в воде, или же повышенное сопротивление к слабой магии и различным ядам.

— Продолжай, пожалуйста. Объяснения потом, — я заметил, что глаза собеседницы заблестели, и это был не страх перед неизведанным, нет. Это было желание узнавать. Конечно она постаралась поумерить свой пыл, даже отвела глаза, но скрыть увиденное от меня было уже невозможно...

— Эмм, — небольшая ее заминка подтвердила мои догадки, — ну, я тебя оттащила подальше от тропы и накрыла листьями, чтобы тебя не заметил никто, а затем побежала в город за помощью...

— А когда вернулась меня и след простыл, и ты подумала худшее, верно? — сказал я, ухмыляясь, но тем не менее сочувствуя этой лошадке: наверное, натерпелась страху, хотя весь ее рассказ больше смахивал на приключенческий роман, поэтому, не удержавшись, я дополнил его пришедшим в голову литературным штампом.

— Да, верно, ты нарочно это сделал?

Легкое шевеление фиолетовых ушек, нервно подергивающийся из стороны в сторону хвост, едва заметные вздрагивания шеи и мое возмутившееся защитное заклинание, готовое активизироваться по моему приказу в любой момент... Да, "встроенное" червоточиной чутье совершенно точно позволяло определить, что единорожка понемногу закипает от злости. Надо поаккуратнее выбирать выражения.

— Я очнулся, лежа один в чужом лесу, да еще и с некоторыми физическими повреждениями. Что бы на моем месте сделал бы обычный... Эээ... (Лошадка? Конь? Жеребец? Кобылка? Я — идиот!), ну, ты меня поняла, надеюсь?

Слабенький, словно (и наверное) рефлекторный кивок головой и легкая, понимающая полуулыбка. Я поймал себя на том, что начинаю замечать то, что замечать не должен. Единорожка явно поняла, в чем моя проблема, и стала хитро прищуриваться. Ну, по крайней мере, она перестала злиться.

— Сколько ты знаешь о нашем обществе? — проговорила та голосом, в котором чувствовалось какое-то скрытое торжество.

— Ты когда-нибудь видела тенекрылов? — не остался в долгу я, постаравшись изменить направление нашего разговора, стремительно превращавшегося в допрос, — что ты знаешь о них?

"Ничего".

— Эээ, ничего, — контрвопрос достиг своей цели, сбив ее с толку, — наверное, это есть в книгах. Могу посмотреть, если хочешь...

Вряд ли давным-давно исчезнувший вид драконов оставил на этом измерении свой след, хотя, если вспомнить как я сюда попал, небольшой, но все-таки шанс этого имеется. В любом случае у меня есть весьма ценная информация, на которую, словно на деньги, можно в данном случае обменивать необходимые мне знания. Меня не обманывала внешность единорожки: конечно, молодая, она могла показаться недалекой, но ее глаза, в которых прямо-таки светился разум, не позволяли ошибиться.

— Ты не найдёшь об этом ничего, но зато я могу рассказать кое-что... как насчет небольшой игры? — я подался вперед и положил ноги на стол, заговорщицки улыбнувшись.

— Игры? — она помотала головой, видимо, считая, что я шучу, — при чем здесь игра?

— Рассказ за рассказ, — приметив, что моя собеседница скорчила гримасу недовольства, я вернул себе обычное сидячее положение и сделал пометку в памяти больше так не делать, — краткий курс современной истории Эквестрии взамен на жизнь и повадки драконов рода тенекрылов, идет?

— Драконов? — ее взгляд на мгновение метнулся наверх, — ох, это будет прекрасно... Эээ...

— Зови меня Найт, — я попробовал угадать невысказанный вопрос, хитро уставившись на собеседницу.

— Ох, хорошо, Найт, — мое имя было произнесено столь необычно, будто Твайлайт пробовала его на вкус, — начнем?

"Несомненно"

— Да.