Огранённая красота

Рэрити никак не удаётся придумать новый дизайн для платья. Она сомневается в достигнутом успехе, который у неё есть, ей начинают не нравиться её ранние работы. Она пытается понять, в чём же причина, но сможет ли она вновь обрести вдохновение и потерянные силы для дальнейшей работы?

Рэрити Эплджек ОС - пони

Кожаная Пони

Страшные приключения ожидают Флаттершай. Выдержит ли её невиная душа испытания или сдастся на милость судьбы и Охотника? Любая ошибка может стоить жёлтой шкурки.

Флаттершай

Спасти Эквестрию! 3

Одна упущенная деталь способна привести к катастрофическим последствиям. Судьба Эквестрии вновь легла в руки и копыта отважных героев, но смогут ли они и в этот раз спасти страну? Артуру предстоит столкнуться с тем, что способно непоправимо сломать его изнутри...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Ксенофилия: Блюз Кантерлот

Принц Блюблад — бесполезный дворянин. Он всегда был бесполезным дворянином. Но Блеклое Поветрие ненадолго сделало его полезным дворянином. Ему нужно с кем-то это обсудить, но где найти кого-то, достаточно знатного? А как насчёт наместника Кантерлота? И пойдет ли этот разговор на пользу? В конце-концов, это же Блюблад… События рассказа происходят после "Исхода Блеклого Поветрия".

Принц Блюблад Человеки

Яблочные семена

По всей Эквестрии прокатилась волна неурожая и голода. Эпплблум придумала, что можно с этим сделать.

Эплджек Эплблум

День зимнего солнцестояния

Зарисовка из жизни пегаса, что выпускает снег. (пролетать мимо)

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

War of the Swarm: Outcast

Эквестрия — милый дом для пони, страна умиротворения и спокойствия. Это то, как Эквестрию представляем мы. Но как же она выглядит в глазах чейнджлинга? Какая она на самом деле? Какие тайны хранит?

Другие пони ОС - пони Человеки Кризалис

Клин клином вышибают (Writetober)

Отношения между Землёй и Экви улучшаются с каждым днём. Пони торгуют, помогают людям налаживать сельское хозяйство и улучшать погодные условия. Земля и Россия в частности поставляют в Эквестрию природные богатства, чтобы пони сохраняли собственные. Но этим отношения двух миров не ограничиваются - и даже зло может стать добрее, исправиться, проявить себя во благо.

Человеки Король Сомбра

История о том, как пони изменили мир.

Повесть о главном герое, которому приходит идея, а также шанс на её осуществление.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Это

Успешно убедив дракона покинуть пещеру, Твайлайт и подруги возвращаются в Понивилль. Но внезапно к единорожке заходит героиня дня, Флаттершай, желая о чем-то спросить.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк

S03E05
Глава 2. Город Глава 4. Церемония приветствия

Глава 3. Легенда

Глава 03. Легенда

Пробуждение нагрянуло внезапно и весьма жестоким, как мне казалось, способом: яркий солнечный свет резанул по моим смеженным векам, мгновенно развеяв и без того слабенький сон. «Что за бред? В моей любимой пещере всегда царит полумрак! Не просто же так я напрягался, передвигая целые валуны гравиполями и собственными лапами?» Невероятная тяжесть, сдвинуть которому не под силу даже урагану. Немного ужаснувшись тому, что могло вдруг произойти, я раскрыл глаза и, стараясь не шевелиться, осмотрел окружающее пространство... и облегченно выдохнул. На мгновение воспоминания о том, как Защитник покинул родное гнездо и очутился в другом измерении вылетели из моей головы, но теперь же послушно вернулись, успокоив разбегавшиеся мысли.

— Уже проснулся? — раздался насмешливый голосок.

"Щит!".

— Она определенно издевается, — задумчиво произнес я в пустоту, нарочито медленно поворачивая голову, чтобы встретить взглядом единорожку.

~

Целый день мы разговаривали на интересующие нас темы. Честно говоря, меня очень впечатлило то, насколько же мне повезло встретить такой выдающийся ум вот так вот, сразу. Еще, конечно, надо бы удивиться тому, что буквально за один день я обрел друга в этом мире, но после полученной информации это было ой как непросто сделать. Дело в том, что устройство Эквестрийского общества разительно отличалось от остальных, виденных мною. Взять хотя бы ту же Твайлайт. Не каждый день ведь встречаешь единственную ученицу коронованной особы? Вот именно, это событие должно заявить о себе в какой-нибудь форме: прислуга, пренебрежительное отношение к другим, дорогое жилье в конце концов! Должно, но только не в Эквестрии. Пока Твай сама не упомянула это, я даже представить себе этого не мог.

Но ладно, это еще цветочки, теперь сравним население Веродара и этого измерения, людей и пони (точно, совсем забыл, что маленькие лошадки именно так и называются): у первых все социальные отношения построены на взаимном недоверии, подчинении и послушании, а у вторых все было в точности наоборот. Нет, власть тут тоже фигурировала, куда же без нее, но вот такого ужаса, как "слепое подчинение", здесь и в помине не было. Каждый сам, по своей воле, шел под опеку другого и мог в любой момент уйти. Такие средства сдерживания, как угрозы, либо насильное привязывание рабочему месту здесь отсутствовали. Отношения разноцветных поняш строились на взаимном доверии, дружбе. Все дружили со всеми! У меня никак не получалось в это поверить, поэтому в мои планы резво вошел пунктик "познакомиться с местными", оттеснив "выстроить гнездо" на второй план.

— Эй, не надо меня так пугать! — теперь уже нормальным, слегка подкрашенным возмущением голосом сказал я, передними ногами стягивая вишневого цвета плед в попытке подняться в кровати. Не вышло. Только что рефлекторно призванный щит оказался не совсем обычным, а гравитационным, не только надежно защищая меня от внешних воздействий, но также ограничивающий мои собственные телодвижения.

Вредная фиолетовая поняша звонко захихикала, прикрыв рот копытцем и приподняв парящую в телекинетическом поле книжку, которую, похоже, читала до этого. Помнится, я упоминал, что обзавелся другом? Так вот Твайлайт и была им, поэтому мне позволено было сделать небольшую шалость. С тихим шипящим звуком гравитационный щит принял форму диска, а затем метнулся вперед и несильно ударил по ножкам стула, на котором сидела единорожка, в результате чего та с громким вскриком рухнула вперед, прямо в объятия темного сияния. Короткий приказ и щит, теперь уже с грузом, подлетел к моей кровати, зависнув точно с ней вровень.

— Испуг за испуг, — весело проговорил я, показав удивленной Твай язык, а затем резво скатился со своего ложе и растянулся на полу, вовремя увернувшись от пролетевшего прямо над головой оранжевого спелого яблока.

— А ты ловкий, — одобрительно произнесла несостоявшаяся метательница и снова захихикала, — научишь меня такому заклинанию?

— Сейчас не выйдет, моя магия не полностью оправилась.

В подтверждении сего факта передо мной вспыхнуло темное облачко и мгновенно исчезло, оставив после себя неясные очертания.

— Правда? — похоже ее огорчило это известие, — жаль... Но потом-то ты покажешь, да?

Немного помотав головой, чтобы прогнать остатки сонливости, я вновь посмотрел в большие фиолетовые глаза единорожки, которые, кстати, были очень похожи на мои (зеркало не врет), и кивнул.

— Несомненно, не волнуйся об этом.

Эх, впервые меня приглашают в свой дом девушки за просто так, хотя не, вру. Конечно, Твайлайт сделала это ради получения бесценных, как ей кажется, знаний о драконах, и чтобы лишний раз понаблюдать за "попаданцем", но все равно для меня это находится в разряде "просто так". Поначалу было немного неловко, но когда она показала мне, что кроватями городская библиотека располагает в количестве, превышающем одну штуку (сильно сказано, на самом деле их две), да и находятся они в разных комнатах, я решил согласиться, лишь бы не видеть эти умоляющие глаза. Ррр... сильнейшее оружие женщин (кобыл?)! "Ничего, еще парочку дней и я сделаю себе собственное гнездышко, где и поселюсь, вдали от надзирательницы, вооруженной яблоками."

Ладно, хватит размышлений, пора выдвигаться в свет. Держу пари, некоторые из пони, кто видел меня этим утром, теперь очень интересуются странным незнакомцем без меток, да и к тому же удостоившемуся чести получить аудиенцию у самой ученицы солнечной принцессы. Ах да, совсем забыл. Эквестрией управляют две пони-принцессы, одна, как я понял, великий маг Света и управляет солнечным светилом, двигая его по небосводу (!), другая же повелевает луной и ее стихия — Тьма, хотя, правильнее использовать другое название — Ночь. Принцесса Селестия и принцесса Луна, два сильнейших мага в этом мире, правят целой страной, не играя роли серых кардиналов, как в Веродаре, или же представляя собой некий тайный орден, как в Эврале. Ужас! Как у них сил-то хватает, не пойму. А еще каждой из них уже очень и очень много лет, легенды гласят, что более тысячи точно, и хотя Твайлайт не сомневалась в этом, но убедить меня у нее не вышло. В любом случае познакомиться с ними имело смысл.

— Я пойду прогуляюсь по городу, ты не против?

— Вообще-то против, сначала тебя надо сводить в больницу, — сказала "надзирательница", захлопнув, наконец, книгу, — все же ты сильно ушибся.

"Да ты издеваешься? Я даже дал себя исследовать с помощью магии, а она все не успокоится".

— Ладно, первым делом загляну в лечебное заведение, теперь можно?

— Пожалуй можно, но, — единорожка хитро прищурилась, — под надзором.

Шумно вздохнув, я, в лучших традициях драмы, закатил глаза к потолку и негромко поскулил. Что же это такое? Первая встречная (ну, почти первая) просто берет, и указывает, что мне делать, а я еще и слушаюсь ее? Воистину на меня не похоже.

— И еще, — она запнулась, задумавшись, — надо заглянуть к Ра... к моей подруге-модельеру; может, у нее есть что-нибудь, чтобы прикрыть твой круп.

«Эй, здесь же все ходят без одежды, разве нет?»

— Зачем?

— Ну, — вот теперь она, а не я, смутилась; раунд за мной, — чтобы закрыть твои метки, точнее, их отсутствие, но если ты не хочешь...

«Хочу, конечно хочу».

— Я не против, но только у меня пока что нет денег.

И действительно, надо бы занять себя чем-нибудь, а то привык, что деньги зарабатывают другие Защитники, у которых это входит в специальность, позволяя своим более воинственным собратьям свободно выполнять свои обязанности.

— Деньги? Что ты! Мы же с ней друзья, она не берет плату за помощь, поверь!

— Что?! да ты шутишь!

Похоже, что мое искреннее удивление порядком позабавило поняшу, потому как немного задумчивое выражение на ее фиолетовой мордочке стерлось хитрой улыбкой.

— Вовсе нет, пойдем, я покажу тебе, — сказала она, сверкнув смешинками в глазах, — ты так забавно удивляешься простым вещам, что мне и вправду хочется поверить, что твоя легенда правдива и ты действительно из другого мира.

Ясен пень я не отсюда! И вообще это, должно быть, сон. Нет, серьезно! Слишком все хорошо: такая дружелюбная хозяйка, приютившая заблудшего странника, даже не спросив его имени в начале, а затем предложившая безвозмездную (!) помощь своей подруги (!!), как будто точно знает, что та не откажет. А затем еще удивительные рассказы о том, что солнце и луну двигают по небу богоподобные правительницы этой страны, а погоду вообще, о Тьма, делают в Клаудсдейле — пегасьем городе.

Самый лучший способ разорвать сновидение — поранить свое тело, что я и сделал незамедлительно, чиркнув острой кромкой копыта одной ноги по черной шкурке другой. Маленькая алая капелька послушно появилась из ранки, словно молотом пробив в моей голове навязчивую мысль: "Это реальность".

— Ладно, предположим, мы пойдем в больницу, как ты, несомненно, очень желаешь. Тогда ответь на вопрос, к какому именно врачу? — странная, можно сказать глупая мысль, но она могла хотя бы оправдать столь необычно-дружеское поведение Твайлайт.

— Как к какому? К нашему разумеется! У нас только один доктор в городе, медсестры не в счет, — весьма правдоподобно удивилась та.

"Ага, но скрывать свои намерения у тебя получается не очень".

— Так, а еще он решает проблемы психологического характера, верно?

— Разумеется, — вновь смутилась единорожка.

"Ясно".

— Ты считаешь, что я сошел с ума?

Мой спокойный взгляд встретился с ее. Конечно же: абсолютно черный единорог, каких, наверное, тут мало, да еще и без специальных меток, владеющий недоступными для обычных поняш знаниями, появляется словно бы из ниоткуда и задает странные вопросы о социальном устройстве, на которые даже жеребята знают ответ.

— Н-не совсем, — отчаянно покраснев пролепетала та, — то есть, может быть, но с небольшой вероятностью... ну ты понимаешь, да?

— Ох, еще как понимаю, — я предполагал что-то в этом роде, — пошли тогда, пройдем "курс сумасшедшего".

С показной уверенностью я развернулся и резво сбежал по лестнице вниз.

— Приве-е-ет! — прожужжал голос у меня в ушах и розовое нечто в стремительном рывке, преодолев не успевший соткаться защитный барьер, прыгнуло на меня, сбив на пол. Вновь ударившись спиной, я испытал чувство дежавю, но в сей раз сознание не потерял, а потому начал рефлекторно действовать. Быстрая подсечка одновременно разведенными задними и передними ногами вынудила розовую пони (да, это тоже была кобылка), упасть на меня сверху, а затем несильный захват, быстрый перекат и вот уже я возвышаюсь над этим розовым чудом, победно ухмыляясь. Конечно, так делать нельзя, но старые привычки не так то просто растерять, да и поняша, что странно, выглядела весьма счастливой.

— Что за грохот? — послышалось снаружи, и в комнату влетела радужногривая пегаска, с которой мы виделись утром.

— Эээ, привет, — сказал я, растерянно, вставая с моей мимолетной противницы.

— Ух ты! Ты так классно умеешь делать! Я тоже так хочу! — провела новую акустическую атаку розовая, немыслимым образом извернувшись в воздухе и вновь встав на все четыре. Впрочем, надолго ее не хватило и она принялась прыгать вокруг меня, заставляя возмущаемый магический щит переливаться множеством оттенков фиолетового.

— Привет, черный! Гляжу, ты неплохо провел денек с Твайлайт, а? — улыбаясь проговорила пегаска, непонятно как удерживающая себя в воздухе. "Удивительно".

— Ты на что намекаешь, Рэйнбоу? — подала голос спустившаяся за мной хозяйка библиотеки, таща на себе две сумки, свисавшие по обеим сторонам спины. Я уж было собрался дерзить в ответ, но появление "надзирательницы" вынудило меня захлопнуть рот и молча внимать.

— Как на что? — непритворно удивилась летающая пони, — осмотри, какой красивостью он себя окружил! Твоя школа верно?

— Да-да-да, он ведь брал у тебя уроки? — вставила свою лепту ни на секунду не успокаивающаяся розовая кобылка.

— Нет, что вы, это его личная магия, я такой не видела раньше! — отмахнулась единорожка и повелительно толкнула меня в круп, приглашая идти вперед. Я подчинился и вышел за дверь, ради шутки понурив голову.

~

«Ааааа! Уберите от меня это розовое недоразумение!» Она не просто прыгала вокруг не замирая ни на секунду, заставляя щит трепетать, но еще и безудержно говорила, в результате чего я не выдержал и оградился от внешних звуков. Целых пять секунд тишины, а затем Твайлайт, которой бесконечная болтовня Пинки Пай (вроде так зовут это розовое радио) была совершенно нипочем, заметила, что я передвигаюсь абсолютно бесшумно (звуковая завеса работает в обе стороны), и не нашла ничего лучше, как постучать копытцем по едва заметному фиолетовому свечению. Будучи очень напряженным, поле среагировало мгновенно: сгустившись до матового черного шара, оно полностью скрыло меня от спутниц, и вообще от всего окружающего мира. Ммм... я раньше совсем не осознавал ценность таких вот моментов блаженной тишины. Никого не вижу, ничего не слышу, замечательно! Но все хорошее когда-нибудь да кончается, поэтому сфера, повинуясь короткому приказу, в момент распалась на тысячи маленьких искорок, растворившихся на ветру. Выглядело эффектно.

— Что такое? — как можно более участливо постарался спросить я, молясь Тьме, чтобы мое желание оглушить это розовое тельце и спрятать его куда-нибудь подальше не отразилось в моем взгляде.

— Колдовать опасную магию на улицах городов вообще-то не дозволяется, — немного суровым тоном произнесла моя фиолетовая "наставница", к счастью даже не заглянув в мои глаза, — а я даже не знаю, что делает твоя сфера.

Последние слова были произнесены совсем отлично от других: в них сквозило... желание? Жажда познания?

— Акустическ... эээ ... звуковой барьер, не позволяющий магу слышать окружающий мир, но при этом делая его абсолютно бесшумным, а еще щит имеет слабое сопротивление физическому воздействию, в чем ты могла убедиться, когда постучала по нему. Итак, твое мнение о безопасности данных чар? — эта фраза была произнесена с улыбкой: даже несмотря на то, что Твайлайт сама представляла из себя лектора-во-плоти, она была непрочь поучиться и у других, поэтому высказывания в подобном стиле буквально гипнотизировали единорожку.

— И совсем это не смешно, — мгновенно смутилась та, когда у меня уже плохо получалось сдерживать смешинку, все равно постарайся пока что не использовать магию, хорошо?

— Окей, — не удержавшись, я использовал распространенное выражение из Храма, — никакой магии, пока врач не разрешит.

Странное, неожиданно веселое настроение овладело мной. Все окружающее понемногу начало напоминать мне большой розыгрыш. Не сон, нет, ибо небольшая ранка на ноге все еще саднила, но какой-то спектакль, в главной роли которого играли три разноцветные пони. Как-то легко шло общение, Рэйнбоу и Пинки периодически обменивались осмысленными фразами, не в пример попыткам розовой сжечь мой мозг, даже Твайлайт иногда, когда отрывалась от наблюдения за мной, поддерживала зарождающиеся дискуссии, и все это происходило при единороге, которого они знают менее одного дня. Забавно, интересно и... страшно. Если в этом мире есть такие, кто может беззастенчиво наживаться на чувствах других, то им здесь будет очень и очень вольготно.

— Эй, черный, как тебя зовут-то?

Вот уж не ожидал так не ожидал. Радужногривая пегаска спустилась (в буквальном смысле) с небес на землю и теперь вышагивала рядом, немного застенчиво на меня поглядывая. На всякий случай я посмотрел на Твайлайт, но та лишь незаметно кивнула и сосредоточенно посмотрела на дорогу. Бросила меня, предательница!

Эх, ну ладно. В любом случае наше знакомство состоялось бы.

— Полное имя или краткий вариант для друзей? — почему-то мне показалось, что потянуть разговор будет неплохой идеей.

— Давай оба, — встрепенулась та.

"По-королевски потянул".

— Ну... Твай знает меня под именем Найт. Полное же имя — Ночная Фурия.

В этот момент произошло событие, о котором я смел только мечтать: Пинки внезапно перестала прыгать и замерла, уставившись на меня изучающим взглядом. Я, в свою очередь, удивленно посмотрел на нее.

— Ночная фурия... — в ее глазах появился странный блеск, — скоро увидимся!

Мгновенно развернувшись в прыжке розовая пони галопом поскакала куда то к центру города, через пару секунд исчезнув из моего поля зрения.

— Эмм... и что это было? Я ее оскорбил чем-то? — мой бедный разум пребывал в недоумении.

— Нет, чер... Найт, просто вскоре тебя ожидает Пинки-вечеринка, мужайся, — откровенно издевательским голосом произнесла пегаска и с места рванула вверх, в очередной раз поразив меня своими летательными навыками.

В растерянности я обратил взор на единорожку, но увидел лишь то, как она безуспешно пытается спрятать свою улыбку.

— С меня хватит, пойдем быстрее уже к твоему доктору, а то мне начинает казаться, что я и вправду сошел с ума.

Твайлайт кивнула и рысцой побежала вперед, сотрясаясь в беззвучных порывах смеха.

~

Больница выглядела на удивление опрятно, чисто, и вообще была именно тем, чем называлась, а не каким-нибудь частным заведением, в котором только и делали, что сдирали с пациентов деньги. Везде, во всех уголках витала аура спокойствия и умиротворенности, никаких бегающих больных, вечно куда-то спешащих служащих, ропчущих очередей и прочих основных атрибутов людских лечебниц. Мягкие зеленые тона стен весьма гармонично сливались с голубизной потолка, создавая ощущение безопасности, чувство того, что тебе здесь помогут. Некоторые медсестры-поняши приветливо улыбались, некоторые с сочувствием смотрели на мой круп, туда, где должны были бы быть метки, а некоторые... впрочем, неважно. Моя фиолетовая спутница провела меня мимо стойки с умного вида единорожкой, лишь кивнув ей, а затем несильно постучалась в аркоподобную дверь, почти такую же по форме и размеру, как и в ее библиотеке.

— Войдите, — послышался спокойный, уверенный в себе голос. И да, что удивительно, он явно принадлежал жеребцу.

Твайлайт толкнула дверь, мягко нажав на нее копытцем, и мы вошли в кабинет, видимо, главного врача.

— Здравствуйте, мистер Хатстоун, — Твай произнесла это столь обыденным, немного жизнерадостным голосом, как будто это был не пони, старше и мудрее ее, но друг-ровестник.

Высокий единорог, чуть пониже меня, серо-зеленого цвета с серебристой гривой и хвостом явно производил впечатление повидавшего виды пони. На крупе у него красовалась метка в виде шприца, что мгновенно вызвало у меня неприятные ассоциации.

— Приветствую, мисс Спаркл, — учтиво кивнул тот, а затем посмотрел на меня, но, увидев наличие отсутствия меток на черном теле, издал странный звук, отдаленно напоминающий покашливание и вновь сосредоточился на моей спутнице.

— Извините, но вынужден напомнить, что не в моей компетенции решать проблемы с метками, исключение — меткосыпь.

— О, нет-нет, вы все не так поняли, просто... — Твайлайт искоса на меня глянула, а затем подошла к доктору вплотную и начала что-то ему нашептывать.

Эх, работала бы "мембрана", никто бы не смог просто так шептаться, но сейчас мне лишь оставалось стоять и усердно делать вид, что суть их разговора мне неизвестна. Если я еще не разучился предугадывать события, то эти двое сейчас обсуждали, как распознать мой недуг и устранить его, не причинив вреда так называемой личности. Но это чисто мое мнение, основанное на своем личном небольшом опыте работы психологом.

— Ладно, мисс Спаркл, тогда оставьте нас наедине, пожалуйста, — наконец сказал доктор нормальным голосом, поворачиваясь ко мне и жестом (кивок головой) приглашая сесть на стул весьма забавной формы: волнообразная передняя кромка и дыра в основании спинки (наверное, для хвоста) делали этот предмет мебели отличным от виденных мною ранее. Что ж, попробуем сесть на это.

— Я буду ждать тебя снаружи, — окликнула меня моя фиолетовая спутница, после чего послышался приглушенный хлопок двери.

"Снаружи кабинета или здания?"

— Итак, — неспешно начал серо-зеленый единорог, усевшись напротив в точно такой же стул, — мое имя вы уже, наверное, знаете, а вот ваше мне неведомо. Я, конечно, понимаю, что спрашивать имена у тех, кто повзрослел, но не носит метки, невежливо, но все же хотелось бы узнать, как к вам обращаться.

"Ах вот почему почти никто не интересовался моим именем..." Ладно. Это будет безмолвный бой, из которого мне стоит выйти победителем, чтобы завоевать доверие поняш, а иначе, не дай Тьма, упекут еще в психушку, откуда сбегать придется... ужас.

— Найт.

— Хорошо... Найт, — док явно не ожидал столь быстрого и короткого ответа, — скажи мне, зачем ты записался ко мне на прием?

— Записался? — моя правая бровь непроизвольно поползла вверх, — мне казалось, что меня привели сюда почти что насильно и мой визит неожиданность для вас.

Собеседник довольно ухмыльнулся.

— Ты ведь понимаешь, зачем ты здесь?

— О, я не питаю на этот счет никаких иллюзий, мистер Хатстоун, — «пора начинать плести правдоподобную чушь, чтобы побыстрее пройти столь опасный момент моего пребывания в этом измерении», — проблема в том, что я совершенно не помню, кем я был и что делал, как будто только вчера родился, так что мое поведение, очевидно, вызывает определенные вопросы.

— Стало быть частичная амнезия, — задумчиво произнес серебристогривый единорог, а затем его рог засветился мягкой, такой же серебристой аурой и пребывающее доселе в покое перо неизвестной мне птицы взлетело, обмакнулось в чернильницу и совершенно само принялось строчить что-то на листке, лежащем на середине стола.

"Сделай каменное лицо, в этом мире многие умеют использовать телекинез, прими как данность".

— А еще что-нибудь тебя беспокоит? Боли в голове? Странные сны или же непонятные голоса?

"Ты забыл добавить сюда спонтанные всплески магии и асинхронные каналы подпитки заклинаний, а еще врачом зовется, ага".

— Ничего более, только немного спина побаливает. Случился тут инцидент один...

— Мисс Спаркл рассказала об этом, — док успокаивающе кивнул, — хоть ее лечащая магия пока что слаба, но в целом я доверяю ее вердикту относительно твоей абсолютно здоровой спины.

— Это, безусловно, радует...

— Но всё же твоя история, Найт, очень различается с той, что ты поведал нашей общей знакомой, — прервал он меня, — в чем дело?

Хаос! Я был готов к этому, но все равно покрылся холодной испариной, если можно так выразиться относительно тела пони. Теперь импровизируем по-крупному. Глубоко вздохнув и мысленно попросив Тьму, чтобы она ниспослала мне удачу, я начал говорить:

— История о мирах — правда. Похоже, что я был когда-то кем-то, но ничего рассказать про это сверх того, что уже есть, не могу. Наверное, виноват один из древних порталов, которые я, будучи юным, случайно открыл (о Тьма, что же я несу?), пропав из Эквестрии на долгое время, после чего вернулся, зная много необычных вещей, но при этом не помня, что со мной происходило.

Серо-зеленый единорог уставился на меня в совершеннейшем недоумении.

— Ты не лжешь, не выдумываешь, не фантазируешь?

"Что-то одно, а может, и всё вместе?"

— Тут уже вам решать, а мне больше добавить нечего.