На том свете

Лишь перед лицом смерти мы начинаем ценить то, что любим больше жизни. Рарити с удовольствием об этом расскажем, учитывая, что она умерла и всё в таком духе.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Огонек

Небольшая история, приключившаяся с Динки и Дерпи в канун Дня Согревающего Очага

Дерпи Хувз

RPWP-2: "За тысячу лет Эквестрия изменилась"

Луна вернулась в Эквестрию. Что ждёт её там?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Дети ночи

Милые дети, я вас заберу в место, где чары реальны…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Бес порядка

Одна старая история на новый лад.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

День Согревающего Очага или как подарок изменил мою жизнь

Небольшая зарисовочка на новогоднюю тематику. Решил немного отдохнуть от гримдарка и написать о пони. Комментируйте, шлепайте тапками. Присутствуют слезы, упоротость, 16+(не клоп!) и медведи с елками =)

ОС - пони

Не кричите на принцессу!

Не стоит забывать о манерах, когда разговариваешь с принцессой. Иначе...

Принцесса Селестия ОС - пони

Дело мастера боится

Твайлайт узнает, что Рарити нервничала, когда собиралась признаваться ей. Это не самая радостная новость.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Сказка о славном городе Троттингем

О развитом почти государственном образовании, построившем свое благополучие на весьма своеобразном фундаменте.

Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош ОС - пони

Игра разума.

Небольшой фанфик-размышление. И кусочек для чего-то большего.

Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
1 3

2

— Может, вернемся назад? — жалобно, но без особого энтузиазма ныл Джаспер.

Солид глянул на него с плохо скрываемым раздражением.

— Если хочешь — возвращайся. Ты же сам увязался за нами.

— Успокойся, Солид, — Роуз старалась говорить тихо, но настойчиво. — Мне вот тоже страшно, это нормально. Джаспер, идем вместе, только не шуми.

Они пробирались по темному, спускающемуся вниз коридору. Стены и пол были выдраены до стерильного блеска. Вокруг царила какая-то неестественная, больничная чистота. Аккуратная безликость холодных кристаллов.

На глубине двух этажей уже не было слышно криков и стонов из комнаты для допроса. Даже цокот копыт — и тот словно растворялся в вязком киселе полумрака.

Но вот где-то впереди послышался далекий настойчивый гул. Солид и Роуз переглянулись и, не сговариваясь, поняли друг друга — уже близко. Еще каких-то несколько десятков метров вниз по коридору, и они окажутся в «северном колене».

Стараясь ступать как можно тише, Солид слышал, как громко колотится его сердце. Приближался момент истины. Кульминация всех бесконечно долгих месяцев подготовки.

Все должно пройти идеально: рабочие в инженерном отсеке получили точные указания, заключенный, приставленный сегодня на дежурство в «северном колене», получил к тому же паек на три дня и гарантии безопасности. Маршруты патрулей были тщательно проверены — ни что не должно помешать побегу.

Дойдя до конца коридора, Солид осторожно заглянул внутрь — так и есть, внутри никого. Никого живого.

«Северное колено» называли так за странный поворот: из пыточной сюда спускался ровный, как стрела, тоннель, который затем делал резкий крюк и вновь уходил наверх практически параллельным маршрутом. Однако на этот раз проход вел уже в город.

Таким образом, чтобы выйти из комнаты допросов на улицу, нужно было или как-то пройти сквозь толстые стены внутреннего лагеря, или спуститься вниз и тут же подняться, но уже с другой стороны.

Сам же поворот располагался тут не просто так. На «острие» колена находилась небольшая комнатка, в которую и заглядывал Солид.

Тихий гул работающих механизмов исходил именно отсюда. Посреди комнаты был установлен длинный конвейер. Нескончаемой вереницей на нем лежали тела кристальных пони. Изможденные, тощие, избитые и покореженные, они скорее напоминали восковые статуи некоего скульптора-авангардиста. Безучастные глаза давно остекленели, в приоткрытых ртах недоставало зубов, окоченевшие конечности цеплялись друг за друга, создавая жутковатые сплетения.

Покоясь на конвейерной ленте, тела страшным грузом равномерно выезжали через проем в стене откуда-то из соседней комнаты. Конвейер длинной змеей несколько раз извивался, проходя через «северное колено», и уходил в другую стену, ниша в которую была перегорожена магическим барьером. Таким же, каким была окружена вся Кристальная Империя.

Равномерное движение ленты не прекращалась ни на секунду. Одно за другим, тела убитых кристальных рабов въезжали в перекрытое магией окно. Барьер издавал негромкое шипение, и с другой стороны, в маленькой каморке, оседал легкий кроваво-красный туман.

С некоторых пор Сомбра решил отказаться от печей, заменив их быстрой и безотходной «магической утилизацией». Заключенные же называли ее просто «сито». Теперь нужно было лишь время от времени вычищать комнатку за барьером от медленно скапливавшейся там бордовой слизи.

— Никого, — тихо проговорил Солид. — Вы готовы?

Он сосредоточенно взглянул на сестру и Джаспера. Роуз напряженно кивнула, толстый пони испуганно промямлил:

— Ты первым пойдешь?

— Да, — Солид старался не смотреть на ленту конвейера. В лагере он привык ко многому, но все равно зрелище было не из приятных. — Сперва я. Проверю, все ли в порядке. Затем уже вы. Второе окно будет держаться чуть дольше, так что должны успеть.

Солид еще раз раздраженно взглянул на Джаспера. Тот съежился и энергично закивал.

— Не беспокойся, братец, — Роуз вымученно улыбнулась, показывая свои худые бока: — Уж поверь, мы как-нибудь да сумеем туда протиснуться.

По лицу Солида пробежала тень безрадостной улыбки.

— Хорошо. А теперь тише. Первое окно будет с минуты на минуту.

Они прижались к краям коридора, внимательно всматриваясь в дальний конец «колена», где барьер с равномерным шипением поглощал тела их бывших товарищей.

Сомбра был единственным единорогом в Империи и, разумеется, не мог постоянно поддерживать нужное напряжение. Поэтому источниками энергии для защитных полей служили кристаллы, добываемые на шахтах. Рабы сами приносили ресурсы для своих оков. Такое положение дел Сомбра находил весьма остроумным.

Кристаллы, в свою очередь, довольно быстро истощались и требовали регулярной замены. Солиду пришлось отдать свой двухдневный паек, чтобы узнать, когда будет ближайшая замена кристалла, питающего утилизационный барьер в «северном колене». А потом он три месяца вне очереди отработал на шахте, чтобы в канцелярии «случайно» поставили две замены подряд с разницей в пятнадцать минут.

Звук работающего конвейера чуть изменился и Солид почувствовал на плече копыто сестры.

— Удачи, — шепнула она на ухо.

Лента замедлила свой ход и, немного погодя, вовсе остановилась. Магическая завеса пару раз моргнула и пропала. Кристальный пони галопом рванул вперед.

Где-то далеко, на несколько этажей выше, один из инженеров зашел в комнату, уставленную длинными рядами подключенных энергокристаллов. Найдя кристалл под номером 73, пони сверился с записями, аккуратно вывинтил его и положил в левую седельную сумку.

Затем воровато оглянулся по сторонам. Удостоверившись, что никто не смотрит, достал из правой сумки заранее приготовленную замену и вставил ее в разъем.

Конвейер снова пришел в движение, магический барьер был восстановлен — подача тел продолжалась, словно ничего и не случилось.

Солид едва заметно вздрогнул, когда за его спиной снова раздалось шипение. Он почувствовал, как на шерсть оседает неприятно-теплый туман. Кристальный пони внимательно осматривал изнутри небольшую комнатушку, скрывающуюся за барьером. Нишу, предназначенную для сброса отходов утилизации. Раз в пару месяцев барьер отключали, чтобы помещение можно было старательно вычистить.

На дальней стене, скрывавшейся в полумраке, Солид нашел вентиляционное отверстие. Оно было почти под потолком. Собравшись с духом, пони оттолкнулся задними ногами и подпрыгнул.

Ему с трудом удалось зацепится передними копытами за край. В свои лучшие годы Солид без проблем подтянулся бы, но сейчас он был слишком слаб для этого. Сил хватало только на то, чтобы висеть.

Пони стиснул зубы и стал помогать себе задними ногами. Скользкая стена мешала нормально упереться, но Солид не сдавался. Превозмогая боль, он сумел чуть приподняться и немного сдвинул вперед правую переднюю ногу. Затем левую. Угол вентиляции больно врезался в тело. Пони до судорог напряг мышцы и еще усердней стал царапать стену задними копытами. Спустя минуту напряженного карабканья, все было кончено — Солид сумел забраться в вентиляционную трубу.

Он пару раз глубоко вздохнул, чтобы выровнять дыхание, и пополз вперед.

Вентиляционная шахта оказалась тесной, ржавой и холодной. Места едва хватало на то, чтобы понемногу ползти. После пережитого напряжения тело требовало отдыха, напоминая о себе тупой ноющей болью в каждом мускуле. Нужно было расслабиться и полежать. Восстановить силы, ведь им предстояло еще долго ползать по узким проходам.

Солид увидел недалеко впереди решетчатую сетку, закрепленную в стене. Преодолев еще пару метров, пони осторожно заглянул в просвет между прутьями.

Перед ним снова оказалось «северное колено», однако теперь он смотрел на комнату сверху вниз, со стены коридора, ведущего наружу. Честер заранее предупредил ни в коем случае не соваться туда. Близость свободы была обманчива — снаружи выход охранялся парой часовых. Другое дело вентиляция.

Солид немного сдвинулся и скосил глаза, пытаясь увидеть дверной проем, за которым прятались сестра с Джаспером. Проход в комнату допросов был в тени, и пони не мог ничего толком разглядеть. Надеясь, что шум работающего конвейера его не заглушит, Солид осторожно постучал копытом в жестяную стену вентиляционной шахты. Два удара, пауза, удар, снова пауза и еще два удара. Из темного коридора, испуганно озираясь, выглянул Джаспер, неловко помахал копытом куда-то в пустоту и вновь скрылся в тени.

Значит услышали. Солид снова чуть сдвинулся, чтобы прилечь поудобней. Теперь остается только ждать, когда барьер еще раз отключится. Потом, когда все трое будут тут, можно продолжить движение.

Про выход, скрывающийся за барьером, Солид узнал от Честера Кентаро. Кто же еще мог рассказать такие вещи? В искусстве владения информацией Честеру не было равных, он знал лагерь как свои четыре копыта: где можно выменять немного сухой травы, куда спрятаться во время проверки бараков, как симулировать голодный обморок, чтобы попасть в лазарет. Честер единственный знал все входы и выходы из лагеря: всегда появлялся, когда становилось совсем туго, и исчезал, когда карательные отряды прочесывали лагерь, выкрикивая фамилию «Кентаро».

Честер был сердцем лагеря. Его зачарованным талисманом на счастье.

Сквозь гул работающего сита Солид услышал какие-то странные звуки. Вроде бы голоса, но ведь тут точно никого не должно быть. Пони приник к решетке, стараясь разглядеть источник звука. Коридор в комнату допросов? Нет, там все так же темно и спокойно. Неужели из коридора наружу?

Кристальный пони осторожно попробовал отползти назад, чтобы заглянуть в соседний проход. Пятиться в узкой трубе было намного трудней, чем ползти вперед, но кое-как, извиваясь змеей, Солид сумел передвинуться. Теперь его взору предстал уходящий вверх коридор, по которому спускались трое военных.

У Солида перехватило дыхание. Он как завороженный следил за приближающимися фигурами. Те быстро шли, о чем-то оживленно переговариваясь. Самый большой из троих тащил на спине что-то похожее на тело пони. «Может несут еще одного бедолагу на утилизацию? Но почему тогда вне очереди?» — подумал пони, внимательно смотря через прутья решетки.

Конвейер вновь начал замедлять свой ход. Бракованный подмененный кристалл окончательно истощился. Лента с неприятным лязгающим звуком дернулась раз, другой, и замерла в неподвижности. Магический барьер снова отключился.

Военные, вошедшие в «северное колено», насторожились. Здоровяк бесцеремонно сбросил у входа свою ношу, которая с глухим стуком упала на кристальный пол.

— Дежурный! — донесся до Солида раскатистый бас. — ДЕЖУРНЫЙ! В чем дело?

— Свалил, небось, — пискнул ему в ответ тот солдат, что был пониже.

Третий военный молча подошел к конвейеру и уставился на тела.

— Да что с тобой сегодня такое, — окликнул его писклявый. — Мертвяков, что ли не видел?

Военный обернулся, собрался что-то ответить, но тут из темноты второго коридора выскочил Джаспер.

С необычной для своей комплекции быстротой он помчался к конвейеру и стал карабкаться на груду тел. Солдаты, сперва опешившие от столь неожиданного вторжения, наперебой рванули к беглецу. Тот теперь скакал прямо поверх тел мертвых товарищей, стремительно приближаясь к отключенному магическому барьеру.

Пони с писклявым голосом бросился Джасперу наперерез, но в этот момент из темного коридора раздался громкий окрик. Солдаты обернулись как раз вовремя, чтобы увидеть Роуз, выходящую на свет.

Солид почувствовал, как его сердце замерло. Глухой безысходностью накатило осознание того, что он, запертый в этой проклятой трубе, ничем не сможет помочь сестре. Только наблюдать.

Здоровяк продолжил преследование Джаспера, тогда как двое остальных бросились к Роуз. Та умудрилась увернуться от неловкого удара писклявого и заехать ему копытом прямо в ухо. Но второй солдат явно был более проворен. Каким-то неуловимым движением он скользнул за спину беглянке и двумя точными ударами по задним ногам вывел ее из равновесия.

Солид зашелся в немом вопле и краем глаза заметил Джаспера. Тот уже добрался до кровавой комнаты, перелез через проем с неработающим барьером и стоял, испуганно взирая на происходящее. К нему грозно, но медленно скакал самый большой из солдат.

— ДА НЕ СТОЙ ТЫ! — что есть силы закричал Солид, понимая, что глухой крик из трубы наверняка потеряется в общем гвалте. — ПОМОГИ ЕЙ!

Джаспер на мгновение застыл, а затем перевел умоляющий взгляд под потолок, к решетке вентиляции.

— РОУЗ! — в бессильной ярости надрывался Солид, зажатый в металлической коробке трубы. — СПАСИ ЕЕ!

Джаспер нерешительно переминался с ноги на ногу, переводя беспомощный взгляд то на несущегося к нему здоровяка, то на Роуз, которую уже скрутили двое солдат. Казалось, пони вот-вот побежит ей на выручку, но он продолжал стоять, только беззвучно открывая и закрывая рот.

Огромный солдат подбежал к конвейеру, забрался на него и стал протискиваться в нишу к Джасперу. Это вывело того из оцепенения и заставило попятиться к стене, на которой вверху зиял выход вентиляционной шахты.

Солдат с тупым рыком пытался дотянуться до беглого раба, когда все внезапно закончилось. Конвейер вновь пришел в движение. Правая передняя нога, часть плеча и голова, отрезанные восстановленным барьером, упали прямо перед кристальным пони, сжавшимся в клубок от страха. Остальная часть солдата, подталкиваемая движущейся лентой с шипением въезжала в барьер, орошая Джаспера легким теплым туманом.

Двое солдат несколько секунд опешив смотрели на то, как исчезает тело их товарища, а затем, пару раз ударив Роуз, потащили ее обратно в комнату для допросов.

Солид в бессильной ярости бился о стенки вентиляционной шахты, до крови раскусив себе губы. Он знал, что видит сестру в последний раз. Сквозь мутную влагу слез он изо всех сил старался разглядеть Роуз, но последнее, что он запомнил, была метка молчаливого солдата — свернувшаяся клубком змея.


Солид проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо.

— Роуз! — прошептал он, еще не совсем отойдя ото сна.

— Нет, это я, — пони узнал встревоженный голос Джейд. — Солид, вставай скорее. Джаспер покончил с собой.