Исповедь крестоносца

Орден крестоносцев , плывший в Палестину в очередной крестовый поход, попадает в Эквестрию. На религиозной почве епископом развязывается «священная война». Историю рассказывает крестоносец Годфрид, бывший рыцарь Ордена, спасённый местной целительницей и искупивший свои грехи перед ней и народом эквестрийским.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Стража Дворца

Тёмный город

Он очнулся без памяти о себе. В номере отеля, не помня, как в нем оказался. За ним охотится полиция, поскольку подозревает его в убийствах. А также странные бледные пони в черных плащах. Ему сказали бежать. А он хочет найти ответы о себе и своей жизни, даже не подозревая о том, что эти ответы станут раскрытием тайны Тёмного города, в котором не бывает солнца.

ОС - пони

Истории Лас-Пегасуса. Адвокат Беатрикс.

Казино устало ждать, Чарли. Так что появятся сборщики, и станут вас трясти. Вы же знаете, как они работают. Приходят к вам в офис, устраивают сцены. Вопят, чтобы отдали их деньги. А когда на вам вопят двое огромных парней ростом по семь футов и требуют взад свои денежки, это может несколько расстроить."(Марио Пьюзо "Дураки умирают")

Трикси, Великая и Могучая

Неотправленные письма Твайлайт Спаркл

Твайлайт пишет письма Селестии. Только вот далеко не всегда они полны оптимизма и счастья.

Твайлайт Спаркл

Две части целого

У всех есть свои внутренние демоны. Чьи-то сильнее, чьи-то слабее – а у кого-то они мысленно издеваются над его друзьями, раз за разом. Может ли это продолжаться вечно? Могут ли ужиться в одном разуме психопатка и пони, в жизни не желавшая другим зла?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Тысячелетний родственник

Два месяца спустя после посещения Кристалльного Королевства (переименованной Империи), на пороге дома Спаркл появляется нежданный визитер в балахоне. С шоком опознав в нем Сомбру, Твайлайт оставляет его у себя, поскольку тот больше не горит желанием влезать в магические разборки. Теперь единорогу придется искать свое новое место в этом мире, попутно наверстывая то, что он пропустил за тысячу лет изгнания.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Последний полёт

"Чем выше летаешь - тем больнее падать" Рэинбоу Дэш всегда была упрямой и немного заносчивой. Она выделывала сотни опасных для жизни летательных трюков, и в какой – то момент решила превзойти саму себя. Она решилась на самый опасный и отчаянный номер, которому, увы, было суждено стать последним…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз ОС - пони

Последнее сияние фиолетовой звезды

Попробуй увидеть себя лежащей в грязи, неспособной втянуть воздух ртом, булькающим от непрекращающегося потока крови, и ощущающей как глубоко в сердце гаснет последняя искра надежды. В один прекрасный день на Твайлайт напал убийца. Раненая и обессиленная, чувствуя близкое и предмогильное дыхание смерти, ей предстоит вспомнить свое ужасное прошлое. Только от нее зависит, переживет ли она этот день... События фанфика разворачиваются после самого начала 7 сезона сериала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони

В лаборатории

“Put your arms around me, fiddly digits, itchy britches, I love you all”. ("Frank")

Твайлайт Спаркл Спайк

Луна - твой дом

Каково это быть на луне? Видеть как близкие твои умирают? И разделять эту участь с самым ужасны существом на планете! Или оно не такое уж и ужасное? А что если оно просто не понимала, что творит? И вдруг оно пыталось защитить меня?..

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Найтмэр Мун

Автор рисунка: MurDareik
2 Эпилог

3

Острие скальпеля аккуратно, почти без нажима, прошло по намеченной линии. На предварительно выбритой части шкуры показались первые капли густой крови. Солид осторожно промокнул их салфеткой и продолжил надрез.

Ведя лезвие точно по контуру, кристальный пони старался сосредоточится лишь на своей работе. Перелом позвоночника, перебитая нога и множественные повреждения внутренних органов, вызванные падением с большой высоты. К счастью, пациент смог пережить удар, а значит, хотя левую заднюю ногу придется отнять, хороший протез решит проблему. К несчастью же, этим пациентом был Джаспер.

— Зажим, — пони, не оборачиваясь, попросил ассистента.

Прихватив поданным инструментом края шкуры, Солид осторожно вывернул их, обнажая сплетения мышц и жировых отложений. Еще пара надрезов скальпелем и снова нужно убрать выступившую кровь.

Солид смотрел на беспомощное тело, старательно подавляя приступы душащей злобы. Остатки врачебной этики растворялись в понимании того, что перед ним лежит заклятый враг, ненавидимый столь искренне и столь самозабвенно. Больше чем солдаты, и даже больше чем король Сомбра.

Конечно, все они были виновны, но именно этот пони, громоздкой тушей развалившийся на операционном столе, так не вовремя рванулся к свободе. Именно он, подставив Роуз, и копытом не пошевелил, чтобы помочь ей.

Солид немного развел края раны и зафиксировал их расширителем. Затем поставил пару катетеров и сделал еще несколько точных движений скальпелем.

Перед глазами на мгновение вновь появилась картина неловко бегущего к спасению Джаспера. Кончик лезвия едва заметно дернулся. Солид замер. Нужно быть аккуратней, нельзя поддаваться эмоциям. Сделай он надрез всего парой миллиметров левее, и пациент никогда больше не сможет пошевелиться.

Стараясь отогнать эту мысль, пони удобней перехватил опасный инструмент и продолжил операцию. Нужно отрешиться от всего личного. Перед ним всего лишь пациент.

Солид старательно проводил одну за другой точные линии. Он отчаянно сопротивлялся, но едва не произошедшая врачебная ошибка прочно засела в мозгу, отвлекая на себя внимание. Ведь это будет даже не месть, это… справедливость. Просто чуть дернуть головой. Никто не заметит, не осудит. Никто не узнает.

Три года ночных кошмаров. Три года пустой беспросветной тоски. Именно Джаспер виноват в этом. Он убил Роуз и приговорил Солида к медленной пытке пустотой. А теперь его нужно спасать? Спасать.

От самоубийства.

Пони чуть отстранился от стола, глубоко вздохнул и зажмурился, еще крепче сжимая скальпель. Тяжелое дыхание с глухим присвистом вырывалось из груди. Мир бывшего лагерного заключенного окончательно рушился без той единственной призрачной цели, составлявшей извращенное подобие смысла жизни.

— Доктор Флинт, вы в порядке? — словно откуда-то издалека раздался голос ассистента.

— Да, да. В чем дело?

— Вы… кажется, плачете. Мне вас подменить? — молодой жеребец удивленно смотрел на старшего хирурга.

— Нет, — Солид взял из стопки еще одну салфетку и отер слезы.

Теперь он точно знал, как следует поступить.

— Это от перенапряжения. Подай, пожалуйста, пилу.


Джейд нервно дернулась и обернулась, когда спустя три часа открылась дверь операционной. За это время пони успела наизусть запомнить каждую вазу и каждый излом пропахшей лекарствами кристальной плитки.

— Как он?

— Выкарабкается, — устало ответил Солид.

А потом улыбнулся. Кобылка посмотрела на него удивленно и недоверчиво. Даже вымученные и усталые улыбки были редкостью в Кристальной Империи. Не говоря уже об искренних.

— Трудно было?

— Еще как, — проговорил Солид, продолжая улыбаться каким-то своим мыслям.

Джейд еще никогда не видела своего друга таким спокойным и умиротворенным. Казалось, что усталость после напряженной операции придала его чертам некое благородство. Постоянная сутулость сменилась непринужденно-горделивой осанкой, плечи распрямились, и в целом пони-хирург выглядел словно помолодевшим.

— Главное, что все закончилось, правда? — Джейд попыталась поймать его взгляд. А затем внезапно даже для самой себя предложила. — А пошли на ярмарку?

— Куда? — удивленно переспросил пони, снимая с себя больничный халат.

— Сегодня будет Кристальная Ярмарка! Ну, как в детстве. Говорят, они даже нашли Кристальное Сердце!

— Кто «они»? — переспросил Солид, все еще ничего не понимая.

— Помнишь, я рассказывала, что с утра ко мне заходила лавандовая единорожка с маленьким драконом?

Солид недоуменно приподнял бровь, но кивнул.

— Так вот, они с еще какими-то подругами прибыли сюда из Эквестрии. И планируют провести Кристальную Ярмарку!

— И отыскали Сердце? — пони не мог поверить своим ушам. Джейд восторженно закивала.

Когда-то Кристальное сердце было символом, объединявшим жителей Империи и дававшим надежду в часы невзгод. Сотни лет этот могущественный артефакт снова и снова помогал поколениям кристальных пони дарить силу добра всей Эквестрии. А затем пришел Сомбра.

Все те годы мрака и тирании сердце находилось на центральной площади, на самом видном месте. Безжизненный кусок кристалла, которым оно стало без подпитки со стороны пони, был выставлен напоказ. Как насмешка. Как напоминание всем тем, кто пытался сохранить воспоминания о счастливом прошлом.

А затем, в день восстания Честера Кентаро, Кристальное Сердце исчезло.

Долгие месяцы поисков ничего не дали, хотя пони обыскали каждый дом и каждый подвал. Едва ли под куполом остался хоть один квадратный дюйм неосмотренной территории. Все было безрезультатно.

Со временем многие смирились с утратой. А затем привыкли. Кристальный пони вообще ко многому может привыкнуть.

Выйдя на улицу, Солид и Джейд удивленно остановились, не веря своим глазам. Всего за несколько часов их отсутствия улицы в округе преобразились до неузнаваемости.

Невесть откуда появились полосатые шатры и лавки ярмарочных продавцов. Вдоль всей улицы были расставлены яркие стенды и подиумы. Разноцветные ленты, залитые теплыми солнечными лучами, весело трепетали на ветру. Невдалеке, за столиком летнего кафе, кто-то активно обсуждал заказ. Со стороны центральной площади легкий ветерок доносил возбужденный гул толпы и праздничную музыку.

Солид пару раз ошеломленно открыл рот, явно собираясь что-то сказать, а затем с жадностью втянул в себя свежий весенний воздух.

— Кому флюгельгорн?! — раздался громкий призыв с другого конца улицы.

Что-то неясное шевельнулось в глубине души кристального пони. Он беззвучно прошептал, словно пробуя на вкус, это странное слово из полузабытого сна: «флюгельгорн».

Пони как завороженный пошел вперед. Джейд, еще не отошедшая от удивления, инстинктивно последовала за ним.

— Флюгельгорн! — еще раз прокричала из-за прилавка голубая пегаска с гривой какого-то невообразимого цвета.

— Мне флюгельгорн! — вторила ей ярко-розовая земная пони, одетая в нелепый, но забавный наряд шута.

Солид остановился, ошеломленно смотря на странного вида трубу. Конечно же! Ну как можно было забыть звук флюгельгорна?

— Что с тобой? — раздался удивленный голос Джейд.

— Роуз в детстве ходила в музыкальную школу.

Солид перевел взгляд на Джейд и только сейчас заметил, как блестят от навернувшихся слез ее пронзительно-голубые глаза. Пони ободряюще улыбнулся и произнес с едва уловимой ноткой горечи:

— Она ужасно играла.

Несколько следующих часов пони просто гуляли по городу, не переставая удивляться простым, но совершенно забытым мелочам. Кристальная ярмарка своим задорным гвалтом разгоняла вязкую пелену тягостных мыслей, стирая годы тирании и воскрешая счастливые детские воспоминания. Усталые жители Кристальной Империи, много лет не видевшие ничего подобного, преображались на глазах, в буквальном смысле искрясь от давно утраченного счастья.

У одного из прилавков Джейд долго с интересом наблюдала за тем, как продавщица, молодая белая единорожка, создавала изящные поделки из простой соломы. На небольшом постановочном рыцарском турнире Солид признался, что в детстве они с друзьями часто играли, представляя себя так же сражающимися перед публикой.

Ближе к вечеру жители Кристальной Империи стали стягиваться к центральной площади. Солид и Джейд подошли, когда основная толпа уже собралась и все взгляды были устремлены наверх, к балкону центрального шпиля. По нестройным рядам кристальных пони прошла волна нервозности. Обернувшись, Солид заметил, как улыбки подходивших сменяются более привычной взгляду хмуростью. Теперь она казалась чем-то чужеродным.

— В чем дело? — спросил Солид у стоящего по соседству жеребца. — Что-то не так?

Жеребец поднял взгляд полный напряженной неуверенности.

— Говорят, Кристальное Сердце оказалось подделкой. И… и говорят, что король Сомбра возвращается.

Сомбра. Страх, казалось уже совсем отступивший, мертвой хваткой пережал горло. Краем глаза Солид заметил, как Джейд и еще несколько стоящих рядом кобылок сжались при одном упоминании этого имени. Сам произнесший это жеребец испугался своих слов и затравленно прижал уши.

Словно подтверждая страшные слова, защитный барьер Империи несколько раз мигнул, обнажая выжженные пустоши сотням испуганных взоров. Где-то в толпе Солид услышал плач жеребенка.

— Это ведь не может быть правдой? — тихо спросила Джейд, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. Правое переднее копыто выдавало нервозность, едва различимо барабаня по кристальной мостовой.

— Конечно же нет, — поспешил успокоить ее Солид.

Он не верил своим словам, но ведь Сомбра исчез три года назад. Король не мог все это время провести под куполом. А вне его… Никто, разве что кроме аликорнов, не сможет прожить тысячу лет.

Толпа продолжала заметно волноваться. То и дело были слышны чьи-то сдавленные всхлипы, перекрываемые все нарастающим гулом перешептываний. Одни со страхом вытягивали шеи и озирались по сторонам, другие, напротив, съеживались и впадали в оцепенение.

— Не волнуйтесь, настоящее кристальное сердце уже в пути! — раздался откуда-то с балкона голос с незнакомым грубоватым акцентом.

Солид отметил про себя, что даже у него получилось бы соврать намного убедительней. Громкое заявление лишь усилило волнения в толпе.

— Ну вот видишь, я же го… — Солид не успел закончить, когда защитный барьер окончательно перестал существовать.

Небо сбросило свою напускную красоту и окрасилось в честные мрачные темно-коричневые тона. Холодный ветер северных равнин с неистовой силой пронесся по всей Кристальной Империи. Где-то возле исчезнувшей границы земля покрылась сетью черных разломов.

Кто-то в ужасе закричал. Вопль подхватили десятки других голосов. Пони, стоящий слева от Солида, забился в конвульсиях и упал на мостовую. Где-то впереди послышался нестройный топот тех, кто стремился укрыться в домах.

Помогая подняться упавшему бедолаге, Солиду услышал взволнованный шепот Джейд:

— Надо уходить, сейчас начнется давка.

Жеребец сосредоточенно кивнул, в его глазах вспыхнули холодные огоньки лагерного прагматизма:

— За мной.

Они галопом поскакали через площадь. Солид мчался впереди, расталкивая обезумевших от страха кристальных пони, давая своей подруге возможность прорваться через ряды мечущихся в панике тел. За их спинами кристальную мостовою прорезали широкие трещины, из которых тут же вздымались ввысь огромные уродливые кристаллы угольно-черного цвета. Переведя взгляд еще выше, Солид заметил, как кристальные наросты стали появляться на стенах близлежащих домов.

Над площадью раскатом грома прокатился чудовищный хрип:

— ГАРРР! МОИ КРИСССТАЛЬНЫЕ РАБЫ!

Движение на площади мгновенно прекратилось. Кристальные пони все, как один, в ужасе пали ниц на мостовую. Он действительно вернулся. Это правда. А значит — это конец.

Солид тоже упал, закрыв глаза и трясясь всем телом. Этот голос. Кошмарный, проникающий в самые потаенные уголки сознания. Разносящий в клочья все желание сопротивляться голос.

Ужасный рык мгновенно разрушил барьеры, которые пони так старательно возводил последние три года. Солид чувствовал себя совершенно беззащитным и беспомощным. Словно опять запертым в узкой вентиляционной шахте. Дикий, животный страх заставлял его лежать зажмурившись, прижав уши и закрыв голову передними ногами.

— АРРР! КРРИССТАЛЬНОЕ СЕРДЦЕ! ОНО МОЕ!!!

Сердце? С трудом соображая, пони повторил про себя это слово. Но ведь артефакта нет в Империи.

Борясь с желанием еще сильнее вжаться в мостовую, Солид приоткрыл глаза. Оглядев площадь, заполненную придавленными страхом кристальными пони, он перевел взгляд в небо. Как раз вовремя для того, чтобы увидеть рассекающего небеса розового аликорна. Ослепительной вспышкой блеснул кусок кристалла, который та несла перед собой.

— Не может быть, — пораженно прошептал пони, забыв обо всем.

Поднимаясь с колен, Солид неотрывно наблюдал за тем, как аликорн заложила крутой вираж и стремительно помчалась к земле.

— Узрите! Кристальная принцесса! — раздалось откуда-то издалека.

Солид тоже разглядел метку на боку аликорна, но не верил своим глазам. Королевский герб с кристальным сердцем. Все происходило слишком быстро: Джаспер, вернувшийся Сомбра, а теперь сама кристальная принцесса с подлинным артефактом. Кристальный пони чувствовал, как тонет в стремительно вращающемся водовороте событий.

Тем временем аликорн приземлилась и направилась к центру площади. Под ее копытами жалобно хрустели осколки поддельного кристального сердца. Принцесса устало выдохнула и установила подлинник на пьедестал.

— Кристальное Сердце возвращено! Используйте силу своей любви, чтобы король Сомбра вернуться не смог! — голос аликорна, громкий и уверенный, вывел жителей Кристальной Империи из оцепенения.

Оглянувшись по сторонам, Солид увидел, как пони один за другим закрывали глаза и склоняли головы в почтительном повиновении. Они вспоминали любимых, которых потеряли, и тех, ради кого еще стоит продолжать жить. Вспоминали простые радости Кристальной Ярмарки. Жители Империи воскрешали в своей памяти самые чистые и светлые события прошлого. Все то, что, несмотря на старания Сомбры, так до конца и не забылось. Воспоминания, которые кристальные пони пронесли сквозь года, через все невзгоды и ненастья.

Сердце в центре площади начало вращаться. Теплые лучи магического света окутали древний артефакт. Подпитываясь силой любви кристальных пони, свет с каждой секундой становился все ярче и ярче.

Солид тоже закрыл глаза и преклонил колено.

— Честер, — где-то справа едва слышимо произнесла Джейд.

— Роуз, — беззвучно прошептал Солид.