Автор рисунка: MurDareik
Глава 6 8-12 главы: achtung - спойлеры ahoy!

Глава 7

Я вздохнул, глядя на спящую пони. На этот раз под пули мы не полезем.

Твайлайт была удивительна – я никогда не слышал ни о чём подобном телепортации, которую она использовала. Но, если она использовала ту же физику, что и я, перемещение такой массы на большое расстояние истощит любого чародея. Если бы она не прервала последнее заклинание, сомневаюсь, что произошло бы что-то хорошее. Магия – это не игрушки.

«Чёрт, я устал». Сейчас я ещё в состоянии что-либо делать, но вряд ли этого хватит на пару дней. Я хотел спать, но знал – если лягу, проснусь не скоро. Меня лишь раз попытались застать врасплох спросонья, но тогда я успел проснуться и был сильно недоволен тем, что не дали поспать.

Бросив взгляд на карман, я достал и проверил кристалл. Достаточно обнадёживало то, что он всё ещё указывал то же направление. Остальные пони постепенно возвращались в комнату. Никто не удивился виду спящей Твайлайт.

– Хорошо, пора поговорить о волшебнике, с которым мы столкнулись. Твайлайт думает, что это Трикси и, пока мы не можем утверждать обратное, это будет рабочей теорией. Твайлайт не слишком углублялась в детали, поэтому я хочу, чтобы вы рассказали мне всё, что знаете о ней.

Результаты дискуссии были различными, но скучными. Для существ, по виду неспособных на проклятия, эти пони оказались на диво изобретательны по части оскорблений. Никто из них, даже Флаттершай, не могли сказать ничего хорошего о Трикси, но, задав побольше вопросов, я получил достаточное представление о её способностях.

Учитывая использованные ей методы борьбы с Малой Медведицей, она была не то чтобы жестокой, но оказалась заложницей обстоятельств. Не знаю как в Эквестрии, но человек в похожей ситуации вполне может решить, что ему уже нечего терять. Её завышенное высокомерие могло быть следствием проблемы с самооценкой, и, если она не ценит свою жизнь, то может навредить Спайку просто из вредности.

Я чувствовал, что гнев возвращался из глубин сознания, но снова отогнал его. Пони начали обсуждать, что они будут делать, когда найдут Трикси. Я перебил:

– Мисс Рэрити, не могли бы вы выключить свет, как только соберётесь спать?

– Конечно, но зачем? – выражения остальных пони также отражали любопытство.

Я чувствовал себя Мистером Наукой в комнате, полной детьми.

– Не могли бы вы? Я сразу расскажу. – Она по-прежнему выглядела сбитой с толку, но её рог засветился и свет в комнате погас.

– Отлично, – Пробурчала Рэйнбоу. – Ничего не видно. Ты собираешься объяснять нам план в такой обстановке, бесстрашный лидер?

– Эй, – я нахмурился. – Для тебя – Мистер Бесстрашный Лидер. Я требую уважения, заслуженного или нет. – Была пара смешков, но, казалось, что большая часть аудитории с ней согласна. – Итак, Твайлайт очень устала, поэтому дадим ей немного поспать.

Я поднял руку, чтобы сразу отвергнуть все протесты, но темнота была против меня.

– Что? Да ладно, скорость – это то, что нам нужно. Мы должны выдвинуться как можно быстрее, если хотим поймать Трикси.

Ноль баллов за правильный ответ на вопрос, чьё это высказывание.

Я покачал головой.

– Нет. То, что нам нужно – эффект неожиданности и сила. Скорость важна, но Твайлайт не в состоянии путешествовать. Мы подождем ещё час и выдвинемся.

– Разумно, – пробормотала Флаттершай. – Но почему мы должны выключать свет?

Глаза начали привыкать к темноте и я видел, как она нервно оглядывается по сторонам.

– На случай, если Трикси следит за домом Рэрити. Это маловероятно – скорее всего, она где-то скрывается вместе со Спайком, но имеет смысл не давать ей никаких шансов. Кроме того, что будет, если кто–то увидит мой силуэт в окне? Но пока мы может разговаривать. Все довольно обеспокоены, но я хотел бы получить больше информации, прежде чем предпринимать что-либо. Твайлайт упоминала о Принцессе, значит у вас монархия?

Рэрити тактично покашляла.

– Если быть точно, то у нас Двоевластие. Эквестрией правят две бессмертные Принцессы. Селестия – королева дня, управляет солнцем. И Луна, её младшая сестра, правительница ночи, контролирует луну.

Это подняло мой интерес, и я задал еще несколько вопросов. О Селестии они говорили спокойно, но казалось, что они не решаются говорить о младшей сестре. Я не давил, но чувствовал, что за этим скрывается нечто интересное.

Следующий час пролетел незаметно. По крайней мере, для меня. Рэйнбоу быстро наскучили разговоры, и она вызвалась побыть часовым на улице. Когда я усомнился в том, что она может быть достаточно тихой и незаметной, она предложила мне сделать то, что я посчитал анатомически невозможным. Как для людей, так и для пони.

Пинки Пай пыталась участвовать, но тоже потеряла интерес и отправилась «построить что-нибудь». Это прозвучало довольно–таки зловеще, но она поклялась (запутанной рифмованной клятвой про полёты и кексы), не привлекать ничьего внимания и ничего не ломать. Оставшиеся продолжили рассказывать об Эквестрии и её жителях, а я в ответ рассказал про землю и людей. Я пытался излагать помягче, но некоторые вещи на это просто не тянули. Я вскользь упомянул о современных конфликтах, но войны в прошлом, казалось, ничем не удивили их. Они слышали легенды о прошлом Эквестрии – ещё до того времени, как к власти пришли Принцессы. Наиболее удивительно, что это не имело ничего общего с войнами и насилием.

– Население больше шести миллиардов? Как такое может быть? – уставилась Рэрити в недоумении.

Я кивнул.

– Может. Это относительно свежие данные. После индустриальной революции стало возможным производить достаточно вещей. Производить еду и медикаменты, которые избавляли людей от большинства болезней. Население стало расти по экпоненте. Мы довольно… – я подыскивал более приличное слово. – Плодовиты.

– Чё-чё? – спросила Эпплджек.

Ну, если тонкие намеки не работают…

– У нас очень хорошая рождаемость. Ты знаешь, откуда берутся дети? – она покраснела, а я усмехнулся.

– Время выдвигаться, Мистер Дрезден? – прозвучал новый голос позади меня.

«Иисус Христос! – сердце чуть не остановилось. – Какого дьявола Пинки так подкрадывается?!»

– Что? – мой голос соединял усталость и раздражение, но это не охладило её веселья. Она улыбнулась и повторила вопрос. Я вздохнул и посмотрел на часы, механизм которых заставлял меня поражаться технологиям. Прошло чуть больше часа.

– Хорошо, выдвигаемся.

***

– Не могу поверить, что вы позволили мне проспать целый час! Ты обещал, что я отдохну всего несколько минут, – сказала Твайлайт долбаный пятый раз.

– Нам нужно было переждать час, чтобы убедиться, что за нами не следят, – ответил я долбаный пятый раз. – Мы уже достаточно далеко от Понивилля?

– Нет. Оставайся под иллюзией пока мы не доберёмся до леса. Я не хочу вернуться в город, в котором разъярённая толпа рыщет в поисках монстра.

Сон помог, но Твайлайт по-прежнему оставалась усталой и раздражительной. Разтак переэтак, помягче–то можно сказать?!

Я вздохнул. Остальные пони вели себя тихо большую часть пути, но порой доносились смешки: они явно слышали нас. Твайлайт дала понять, чтобы я не шумел. Так как это было справедливо, я старался говорить тише.

– А какие боевые заклинания вы знаете?

– Я думала, что наш план не предусматривает боевых действий? – спросила она. Я зыркнул на неё, но это был не сарказм.

– В следующий раз враги будут действовать согласно моему плану, но это в следующий раз. Сейчас вы должны быть готовы к любым ситуациям, – она кивнула и, клянусь, поставила отметку в уме. – Итак, мне нужно знать, на что вы способны.

Я уже имел неплохое представление об участниках группы. Рэрити владела иллюзиями и тонкой магией, наряду с ловким телекинезом – бард. Эпплджек была самой сильной в группе – паладин. Рэйнбоу была быстрой и хорошо подходила для тыловых атак – точно вор. Флаттершай было сложно с чем–то сравнить, но, с учётом таланта в медицине, я бы назвал её клериком. Пинки… была в классе самой себя. Твайлайт владела серьёзными навыками, но смогла бы она перенести их на поле боя?

Она на мгновение задумалась.

– Итак, я могу телепортироваться – так что брошенное в меня не попадёт. Могу создать временный щит, который отразит большую часть магии. Также я очень хорошо владею левитацией. Достаточно того, что я смогла поднять Малую Медведицу, – она остановилась и встряхнула головой. – Я знаю очень много заклинаний и могу их перечислить. Большинство из них может быть использовано в битве так или иначе, но ни одно из них не создавалось как боевое.

Я кивнул. То, чего я и ожидал. Что–то, что действительно задержит Трикси. Или, как я понял, большинство единорогов. Я решил скрыть сведения об этом мире, когда вернусь домой. Многие существа захотели бы попасть сюда – обильная добыча и отсутствие конкуренции.

Я немного задумался и чуть не споткнулся о свой посох. «Чёрт! Всё из-за долбаных нервов». Сохраняя рост в шесть футов – даже под магическим плащом – было нетрудно осторожно передвигаться по библиотеке, но Твайлайт сейчас двигалась в темпе и мне было сложно не запинаться. Я понимал, что не должен ничем выдавать себя сейчас, но моё терпение подходило к концу.

Я заткнулся и следовал за Твайлайт, стараясь не свалиться куда-нибудь. Это было затруднительно, но мы достигли опушки леса прежде, чем я сломал одну из ног. Я раскрыл плащ, ломая иллюзию и пустил магию через посох, заставляя вырезанные символы засветиться ярко-оранжевым. Когда группа ступила в темноту, Твайлайт и Рэрити оживили свои рога, добавляя белое, почти флуоресцентное свечение.

Флаттершай нервно оглядела окружающие деревья. Я не виню её. Я видел достаточно жутких вещей, так что могу сказать, среди них не было ничего страшнее, чем ночной лес. Тонкий полумесяц едва светился, оставляя мир во мраке. Даже наш свет освещал лишь нашу группу, делая тени в лесу, за пределами освещённого пространства, огромными и угрожающими. Я переместился в голову группы и достал кристалл свободной рукой. Светящийся слиток повернулся и указал на тёмное сердце леса.

Не говоря ни слова, я начал идти. Остальная группа последовала за мной. Иногда одна или другая пони что-то говорила, но никто долго не трепался. Мрачный лес вокруг нас, казалось, заглушал всё, что мы говорили.

Рэйнбоу вызвалась полететь вперёд на разведку, но я не разрешил ей. Навес над головами был достаточно плотным: взлёт и посадка были бы опасны. Она сказала, что это не проблема, но я не стал переоценивать её силы. Кроме того, ветви были настолько толстыми, что я сомневался, что она сможет отыскать группу снова, со светом или без него.

Через полчаса похода вглубь леса мы были вынуждены притормозить. Здешний подлесок был невысоким, но нам всё ещё нужно пробираться сквозь кусты, крапиву и какие-то странные синие цветы, которые пони обошли по широкой дуге.

Ветер шумел между деревьев, добавляя жуткое ощущение дыхания и шелеста лесных существ вокруг нас. Не один раз у меня было тревожное ощущение слежки, но когда я оборачивался, то не видел ничего, кроме теней. По коже начали бегать мурашки, но я уже бывал в подобных ситуациях.

Твайлайт выглядела напуганной, но решительной. Рэрити чувствовала себя крайне некомфортно и, похоже, не только из-за того, что мы шли через лес, а ещё и из-за жутковатой обстановки. Колени Эпплджек слегка подрагивали, но она не говорила ни слова и сохраняла спокойное выражение лица. Рэйнбоу, похоже, сходила с ума от того, что ей приходится идти пешком, и не скрывала этого: её крылья вздрагивали при каждом порыве ветерка. Но она была идеалом спокойствия по сравнению с Флаттершай. Бедная пегасочка была в центре группы и я практически мог слышать, как бьётся её сердце. Её крылья плотно прижались к телу и она вздрагивала, слегка похныкивая, при каждом странном шуме или отдалённом звуке. Мне было жаль её, но я не знал, что поделать. Все подруги сказали ей что–то обнадёживающее, но она всё ещё была напугана. Кроме Пинки, как я понял.

Любительница вечеринок замыкала шествие и странно молчала всё это время. Я обернулся посмотреть – она медленно шла, копошась в седельной сумке. Я чуть было не повысил голос, чтобы спросить, но передумал. Пинки была Пинки – даже такой тормоз, как я, догадается об этом рано или поздно. Моя новообретённая мудрость была доказана несколько минут спустя.

– Эй, мистер Дрезден!

Я вздохнул и обернулся. Я успел сделать это наполовину перед тем, как что-то на высокой скорости врезалось в лицо. Я упал на задницу, выронив посох. Это не было больно, но застало меня врасплох. Что бы это ни было, оно попало в рот. Я облизнул губы и почувствовал вкус… глазури?

– Упс. Похоже, я прицелилась чуть высоковато, но сработало!

Все уставились на неё, храня испуганную тишину. Она стояла на задних ногах, держа что-то, что было пугающе похоже на базуку. Оно лежало на плече и имело достаточно большое дуло, чтобы я мог просунуть кулак. Пока я таращился, Пинки взвела своё оружие и поток розовой глазури заполнил ствол.

– Зацените, реактивный кексомёт! – закричала сумасшедшая маленькая пони и нажала на спуск, забрызгав лицо Флаттершай кексом с розовой глазурью.

– Пинки! Какого сена ты творишь? – закричала Эпплджек на свою хихикающую подругу.

Глаза Пинки сузились и она улыбнулась:

– Так ты ещё и сопротивляться будешь? Скушай кексик! – она запустила ещё одну порцию в рот ковпони с очень высокой точностью. Её друзья ахнули и их рты стали лёгкой мишенью для её кондитерского оружия.

Настал момент, когда у всех, кроме Пинки, лицо было залеплено глазурью. Я нарушил молчание смехом, настолько громким, что напугал окружающих птиц. Пинки неудержимо засмеялась вместе со мной. После того, как остальные отковыряли остатки глазури с лиц, они присоединились к нам и лес заполнился эхом нашего веселья. Через минуту или чуть позже здравомыслие дало о себе знать, и я быстро зашикал на всех. Я прислушался – умение скорее умственное, чем магическое – но в лесу ничего не шевелилось. Кристалл настойчиво указывал в прежнем направлении. Он стал ярче, но и близко не дошёл до полного свечения. Если повезёт, Трикси недостаточно близко, чтоб услышать нас.

Я повернулся как раз, чтобы увидеть, как Пинки ест кекс прямо из дула своего кексомёта. Я чуть не рассмеялся вновь, но сдержался.

– Так это и есть загадочное нечто, которое ты сооружала?

– Ага! – весело защебетала Пинки. – Ты сказал взять что-то, что будет полезным в бою и я не могла подумать о чём-то более полезном, чем кексики, но я не могла просто подносить поднос с ними к каждой пони в самом сердце эпичной битвы со всеми теми ниндзя, так что я сделала этого малыша, с помощью которого могу отправить кексик куда угодно в пределах сотни ярдов!

Она буквально подпрыгивала от счастья и все ещё раз усмехнулись.

– Эт так мило с твоей стороны, – сказала Эпплджек сквозь смех. – Я б предпочла какое-нить предупреждение, прежде чем ты отправишь ещё один кекс в мою сторону, но это ужасн смешно, Пинки. Думаю, таки есть причина, пчему ты Элемент Смеха.

Я моргнул. Это было что-то новенькое.

– Что? – остальные пони остановились и уставились на меня.

Твайлайт ткнула копытом себе в лицо:

– Девочки, вы целый час болтали с ним и даже не подумали поговорить об Элементах Гармонии?

– Ну, если честно, Твайлайт, мы провели большую часть времени, обсуждая нашу древнюю историю и его – современную. Про Элементы как-то не упоминалось.

Твайлайт вздохнула и кивнула в мою сторону:

– Ох, ладно. Шестеро из нас являются носителями самой сильной магии во всей Эквестрии, Элементов Гармонии. Каждая из нас представляет собой одно из качеств Гармонии. Пинки Пай – смех, Флаттершай – доброта, Эпплджек – честность, Рэйнбоу Дэш – верность, Рэрити – щедрость, и я – Магия, основа.

Какое-то время я молчал.

– Нет.

– Что? – Твайлайт выглядела озадаченной.

– Нет. Я не принимаю этого, – я закатил глаза и скрестил руки. – Чародей из другого измерения открыл дверь в волшебную страну, заполненную говорящими пони, и первая, кого он встретил, случайно оказалась носителем древней и священной силы. Потом эти двое и её друзья, также владеющие этой силой, должны спасти кого–то, кто дорог ей, от ревнивого соперника? Ты шутишь? Если Кирби сделал это в Арканосе, я выхожу из игры! Это сюжетец дряного фентезийного романчика!

– На самом деле это… – начала было Пинки, но Твайлайт перебила:

– Я признаю, что это звучит… неправдоподобно. Но это не изменит правду. Это происходит на самом деле.

Я потёр лицо:

– Знаю, знаю… Просто не мог оставить это так, не сказав ни слова. В любом случае, нам надо идти.

Я сделал всего пару шагов перед тем, как Твайлайт вновь заговорила.

– Что, ты будешь просто игнорировать это? Элементы – это основа, на которой построена вся Эквестрия.

– Да, – сказал я с невозмутимым видом. – Я очень хорошо умею игнорировать. Погляди, например, как я проигнорировал факт, что кексомёт Пинки слишком большой, чтоб уместиться в её седельной сумке.

Все повернулись как раз вовремя, чтобы увидеть, как Пинки упаковывает гигантскую кексовую базуку в одну из маленьких сумок. Они все продолжали таращиться, а она лишь пожала плечами и захихикала.

Я проверил кристалл ещё раз и начал движение.

– Ладно, это было забавно, – бросил я через плечо. – Но теперь нам нужно вести себя тихо. Помните, неожиданность – наш ключ к успеху.

Все пони кивнули с гораздо большим энтузиазмом, чем несколько минут ранее. Мы продолжили нашу прогулку по лесу, но теперь она не казалась такой страшной. Ветер был скорее одинокий, чем страшный и атмосфера была не такая пугающая. Случайное хихикание нарушало тишину, но в основном раздавался лишь шум наших шагов.

Через некоторое время мы вышли на большую поляну. На её дальнем конце, в тени, было какое-то движение. Я попросил Твайлайт и Рэрити погасить свои огни и позволил своему ослабнуть. Мне понадобилось немного времени, чтобы привыкнуть к темноте, но минуту спустя я смог рассмотреть пару… существ.

– Кто это? – прошептал я, не ожидая ответа.

– Они, эм… мантикоры. Похоже на новосозданную пару, – сказала Флаттершай. Я повернулся взглянуть на неё, но у неё внезапно прорезался интерес к собственным копытам. – Имею в виду – посмотри, у самца едва появилась грива. Они, наверно, пытаются создать стаю в этой части леса.

Я положил кристалл обратно в карман и крепче ухватился за посох:

– Итак, каковы шансы того, что мы станем их обедом?

– Н–нет, – Флаттершай запнулась. – Они могут напасть на одного или двух пони, но нас слишком много. Кроме того, тебя они никогда раньше не видели, так что будут осторожны. Пока мы не побежим, они не станут преследовать нас.

Я посмотрел на нее с удивлением. И это маленькая пегасочка, которая парой миль назад дрожала от страха? Сейчас это была другая Флаттершай.

– Ладно, – сказал я. – Но наблюдай за ними и скажи если у них появится интерес к нам.

Я ещё немного посмотрел на них и перевёл внимание на кое-кого другого.

– Итак, Дэш, ты всё ещё хочешь слетать на разведку?

– Ещё бы! Дай мне размяться, – крылья расправились и она начала серию упражнений. – Я держала их сложенными слишком долго и не хочу, чтобы их свело, если я не разогреюсь.

Мы начали обговаривать план поиска, но это было неожиданно прервано.

Раздался внезапный звенящий звук, который, казалось, пришёл из ниоткуда и в тоже время отовсюду, разносясь эхом по лесу. Он принёс небольшой магический диссонанс, мистический эквивалент звука ногтей по доске.

Флаттершай беззвучно упала на землю.

– Флаттершай! – воскликнула Твайлайт, бросаясь к подруге. Грудь пегаски поднималась и опускалась, а лицо исказилось от боли. Она хныкала, очевидно, в агонии, но я не видел каких-либо ран или других причин.

– Что случилось, Флаттер…

Озабоченность Пинки была прервана другим звуком, идентичным первому. Она остановилась на середине прыжка с резким криком боли и упала на землю. Я развернулся в поисках угроз, но ничего не заметил. Только этот звук и следы магии. Это не было похоже ни на один вид тауматургии, который я когда-либо видел. Ближайшее, что походило на увиденное – и это было весьма тревожно – заклинание взрыва сердца Виктора Селла. Но что-то настолько мощное требовало физического присутствия. Как бы это ни было болезненно, но мои новые друзья оказались крепче, чем выглядели и эта боль казалась переносимой.

– Выходи драться со мной копытом к копыту, трус! – закричала Рэйнбоу. – Давай!

Мягкий звон прошёл сквозь лес – Эпплджек оказалась следующей. Она стиснула зубы, а на лбу проступили бисеринки пота. Похоже, она некоторое время сопротивлялась, но, как и двое других, упала со сдавленным стоном. Мы потеряли уже трёх пони, и у меня было чувство, что это ещё не всё.

Рэйнбоу пыталась помочь Флаттершай подняться, когда настал её черед. Вскрикнув, она дёрнула крыльями и упала. Её мышцы сжимались и дергались, когда она пыталась пошевелиться, но не могла – её разум не контролировал тело из-за боли.

Меньше чем через секунду Рэрити, хныкая, упала, свернувшись в позу эмбриона. Остались только Твайлайт и я. Остальные пони всё ещё лежали на земле, парализованные агонией. Её лицо побледнело, когда друзья один за другим пали, но сейчас я видел ярость, растущую в глазах. Рог начал светиться и я почувствовал её защитное заклинание.

– Твайлайт, – начал было я, – что происхо…

Но меня прервали. Звук раздался вновь, но теперь он был другим. Вместо звона, это был жестокий удар молотом по земле. Твайлайт дрожала, как будто она пострадала, но держалась. Другой удар – она подлетела, как от удара в живот. Она упала на колени, и я поспешил к ней. Но до того, как успел добежать, звук разбитого стекла заполнил поляну и она упала с лёгким вздохом.

Пока я смотрел на падение, что-то во мне кричало грубой злостью. Я не знал, что произошло. Я не знал, как исправить это. Я беспомощно стоял, пока шести беззащитным пони было больно. Я позволил своему посоху тускло светиться, но не вовремя, чтоб избавить меня от возможности видеть слёзы на лице Твайлайт, смесь ярости и боли.

Рёв вернул меня в реальный мир и я развернулся. Как раз вовремя, чтобы увидеть одну из мантикор, бегущую к нам. Видимо, шесть лежащих пони были слишком заманчивой жертвой, чтоб проигнорировать её. Я сжал посох так сильно, что костяшки пальцев побелели, а дерево под ними протестующе заскрипело. Ярость сфокусировалась на приближающемся животном как линза, когда я приготовил свои заклинания. Я не мог использовать огонь – это было слишком заметно и над ним легко было потерять контроль. Я не мог спасти своих друзей от монстров, чтоб потом сжечь их в лесном пожаре. Выплеснуть эту силу… Да, это будет хорошо.

Руки скользнули к низу посоха и я выждал, пока монстр окажется достаточно близко, чтобы можно было пересчитать его зубы. Я качнул посохом как бейсбольной битой, выпуская с криком вызванную силу с криком.

– Forzare! – заорал я.

Головка импровизированной дубинки влетела в плечо мантикоры с силой автомобиля, едущего со скоростью 50 километров в час. И я имею в виду большой автомобиль – пару тонн хорошей детройтской стали, а не одну из этих дряхлых импортных развалюх. С болезненным хрюканьем существо улетело через поляну и врезалось в дерево. Её приятель гневно взревел, и я повернулся к нему. Самец был чуть крупнее и, когда он тащил свою задницу, его когти оставляли глубокие борозды. Я почувствовал, что оскалился, широко и убийственно. Я собирался провернуть кое-что более хитрое. Немного силы и физики врезались в зверя снизу, превратив его движение вперед в неконтролируемый полёт. Он проплыл над всеми шестью пони. Я побежал ему навстречу, перехватывая посох в верхнюю позицию. Как только мантикора упала на спину, я качнулся вниз, как будто используя кирку. Кончик посоха светился, как метеор, когда я накачивал в него всё больше и больше энергии.

– Forzare! – Вновь завопил я, с первобытной яростью в голосе.

Мантикора подняла обе лапы, чтобы защититься от удара, но их прибило к груди моей неудержимой атакой, и я услышал скрип и хруст костей под напряжением. Я развернул посох, не давая существу времени на передышку, и выстрелил тупым магическим копьём в центр тела. Оно прокатилось по земле, хлопая крыльями, как у летучей мыши, и оставляя следы на траве. Его супруга медленно поднималась на ноги и я мог прочитать жажду убийства в её глазах. Не обязательно сегодня. Оно могло уйти, но уже запомнило наш запах. И вернётся. У него были лишь задатки интеллекта, но оно было знакомо с местью.

Я зарычал. У этой штуки не будет и шанса. Я приготовил новую атаку. Они могут быть крепкими, но э т о им не пережить. Я собирался спустить с привязи весь ад на этих тварей, когда тоненький голосок остановил меня:

– П–пожалуйста, не надо…

Я взглянул через плечо. Флаттершай пыталась подняться, глядя на меня глазами, полными слёз. Я был разбит. Мой разум воевал с самим собой.

«Я не хочу, чтоб она видела это. Мантикора должна умереть в кровавом месиве, но ей не нужно это видеть. Только не нежной Флаттершай.»

«Но, – сказал мой гнев, – ты хочешь, чтоб она жила. Эта мантикора убьёт и съест её без малейших угрызений совести. Она живёт очень близко к лесу и ты не всегда сможешь быть рядом. Лучше пусть она живёт, ненавидя тебя, чем умрёт, думая о хорошем.»

Я устал видеть, как люди страдают, когда я не мог спасти их. Я сделал свой выбор.

Всё это – мой гнев, разочарование, печаль и сострадание – собрались вместе, и я выплеснул это в рёве. Ни единого слова нельзя было различить в той первобытной волне, которая вырвалась из моего горла. Ветки взлетели в воздух, трава прошлась волной от меня и обе мантикоры прижали уши, защищаясь от этого звука. Весь лес подхватил мой голос и эхом разнёс его на большое расстояние. Я замолчал и уставился в глаза зверя. Он не понимал меня, но я хотя бы говорил голосом, чуть более вменяемым, чем недавний крик.

– Эти пони под моей защитой и да поможет мне Бог, если вы когда-нибудь хотя бы дотронетесь до них. Я убью тебя и твою подружку, а потом съем ваши сердца, – я суживал глаза, пока они не стали маленькими щелями, и оживил посох. Вырезанные руны вспыхнули ярче и ужаснее, чем огни Ада. – А теперь проваливайте!

Мантикоры бежали от внезапной вспышки света медленно и мучительно, но так быстро, как только могли. Я послал маленькое магическое копьё вслед за ними, дабы закрепить урок, и был вознаграждён болезненным визгом, который быстро сменился поскуливанием.

Я испустил долгий вздох. Если бы я убил, невинность Флаттершай умерла бы. Я повернулся, чтобы увидеть, как остальные пони приходят в себя. Большинство смотрело на меня с неприятной смесью трепета и страха. Кроме Твайлайт, которая одарила кивком и улыбкой… благодарности? Я уже привык к этому.

Я вздохнул – похоже, все пони в порядке, хотя Рэрити жаловалась на головную боль, и я подумал – не переусердствовал ли с голосом. Я занялся кристаллом. Я был так увлечен им, что даже сразу не заметил Флаттершай.

– Как ты посмел…

– А?.. – интеллигентно сказал я.

– Как ты п о с м е л?! – закричала она, хлопая крыльями и уткнувшись своим лицом в моё. – Я знаю, что мантикоры опасны, но ты не должен был калечить их, хулиган! Если бы ты зарычал на них и поднял свой свет в самом начале, они бы ушли без боя! А теперь? У самки как минимум сломаны рёбра, судя по тому, как она дышала, и я могу сказать, что ты сломал ей переднюю ногу. Но ей ещё повезло по сравнению с самцом! Ты не заметил, как больно ему было до того, как ты выстрелил последним заклинанием? Обе передних ноги сломаны, если не раздроблены, и ты сломал его грудину! Что скажешь в оправдание?!..

И это была пони, которая с трудом могла заговорить раньше?! Я был ошеломлён её трансформацией, а ведь поначалу я едва согласился с Твайлайт взять её с собой. Пока она продолжала, моя злость начала возвращаться. Я спас их жизни, стоял против двух хищников, в два раза больших, чем каждая из них и это была благодарность? Мой гнев одолел и я встретился с ней взглядом. Ладно… Она хотела отчитать меня за парочку сломанных костей? Почему бы ей не посмотреть на настоящее насилие и настоящую боль?..

На заднем фоне я услышал панический крик Твайлайт:

– Флаттершай, нет!..

Её глаза были такого же цвета, как ледовой кристалл, и в них было столько же тепла. Почти моментально новое ощущение охватило меня. Я не один раз создавал битвы в своём сознании и раньше, но это было что-то другое. Флаттершай просто существовала как природный факт, и была везде, как гравитация. Я был поглощён непреодолимым страхом и желанием успокоить сердитую пони перед собой. Я попытался отвести взгляд, чтобы сломать это нечто, но не смог. Я почувствовал начало Взгляда и её лицо утратило злость, превращаясь в шокированное от происходящего. Я вновь попытался вырваться, но её сознание не отпускало меня.

Прежде чем я успел случайно травмировать ещё одну пони, фиолетовое свечение оттолкнуло её, ломая зрительный контакт. Я пошатнулся, когда сила взгляда Флаттершай пропала. Свечение рога Твайлайт исчезло ко времени, когда в моей голове прояснилось, и я заметил, что остальные пони уставились на меня.

– Что?

– Ничё… – начала Эпплджек. – Прост я никогда не видела, чёб Флаттершай использовала свой взгляд на кого-т раньше.

– Несомненно, – добавила Рэрити. – Тебе повезло, что Твайлайт спасла тебя от полной силы. Свити Белл говорила, что она даже смотрела им на василиска.

– Да, повезло, – застонал я, пытаясь избавиться от адреналинового всплеска. – Со мной всё в порядке.

Твайлайт была занята разговором с Флаттершай. Я вернулся к своему кристаллу для ещё одной попытки и заметил, с немалым количеством неудовольствия, что он начал мерцать. Один магический круг, немного квази-латыни и пара минут вернули полную функциональность. Было некоторое сопротивление, но он всё ещё указывал прежнее направление. Похоже, дракончик не переместился.

Время, проведённое в одиночестве, помогло успокоиться. Может я и переборщил со злостью, но ничего не мог с этим поделать. Насилие в отношении к женщинам, детям, и, видимо, пони, нещадно стучит по моим кнопкам убийственной ярости. Я посмотрел на остальных членов группы, в надежде на то, что мой отрешённый вид не слишком их напугал. Хотя, одна пони явно была расстроена по другой причине.

Флаттершай вновь подошла ко мне, но на этот раз Твайлайт буквально пришлось толкать её. Я устало улыбнулся. Она застенчиво улыбнулась в ответ, но эта улыбка быстро превратилась в хмурый взгляд, который прятался за чёлкой. Она что-то пробормотала, но это было слишком тихо для разговора.

– Давай ещё раз? – я нахмурился, закрыл глаза и Прислушался.

Она вновь заговорила, на этот раз куда более слабым голосом, но я услышал.

– Тебе жаль, что пришлось кричать на меня и использовать взгляд? И ты надеешься, что мы всё ещё можем оставаться друзьями, и что я не прекращу вести вас к Спайку? – она, похоже, удивилась, что я всё услышал, но с энтузиазмом кивнула. Челюсть Твайлайт упала. Я вновь улыбнулся. – Я тоже прошу прощения. Я не должен был встречаться с тобой взглядом. Я был чуть больше, чем немного сердит, и не мог адекватно соображать. Не бойся, я не оставлю вас, пони. Мы ведь друзья, так?

Её улыбка была непередаваемой красоты. Я почувствовал, как сердце тает быстрее, чем лёд в доменной печи. Последняя капля злости просто растворилась, как утренний туман в ярких солнечных лучах. Этого было почти достаточно, чтобы заставить меня игнорировать небольшое чувство вины за то, что чуть не поставил её на место. Забудьте про котят, теперь пони – новый эталон умиления. Приветствуйте наших обожаемых повелителей!..

Твайлайт лишь покачала головой:

– Как, во имя всей Эквестрии, ты услышал её? Я не разобрала ни слова.

– У чародея есть свои способы, – ухмыльнулся я.

– Это означает, что ты не расскажешь? – она прищурилась.

Я рассмеялся:

– Ты уже и так знаешь многие из моих секретов, падаван. Оставь немного на потом, – я ещё пару раз усмехнулся, глядя на выражение её лица, но потом задумался. – Есть идеи, что это был за звенящий магический звук?

– Да, – сказала хором вся шестерка. Я моргнул. «Что ж, это интересно.»

Твайлайт откашлялась и, после кивка остальных, заговорила:

– Мы не знаем как, но каждая из нас чувствовала одно и то же. Элементы Гармонии были уничтожены какой-то вредоносной силой. Я не могу понять, какой, но чувствую, что это мне знакомо.

– Погоди, – я поднял руку. – Я-то думал – вы и есть Элементы. Как они могут быть уничтожены?

Она покачала головой:

– Мы не Элементы как таковые, но связаны с ними. Они являются частью нас так же, как мы – часть их. У Элементов есть физические проявления, которыми мы должны обладать, чтобы получить доступ к их силе.

Я открыл было рот, чтоб перебить её, но она предвидела мой вопрос:

– Они выглядят, как пять ожерелий и тиара. В каждом установлен камень, который соответствует нашим кьютимаркам, – сказала она, поворачиваясь и показывая шестиконечную звезду на крупе.

«Так вот как они называют татуировки на своих задницах. Я не хотел спрашивать об этом – подумал, что это было бы странно».

Обеспокоенность прокатилась по её лицу:

– Но Элементы должны быть в безопасности в Кантерлоте. Что там могло произойти?

Я покачал головой:

– Трикси могла. Или кто-то, кто стоит за похищением Спайка, – она удивлённо уставилась на меня и я продолжил. – Это происходит прямо сейчас: слишком много для совпадения. У Трикси есть какой–то план мести. Разрушение источников вашей силы похоже на хороший способ начать, – Тут я понял, что ляпнул и обеспокоенно посмотрел на неё. – Ты уверена, что всё в порядке?

– О, не волнуйся. Элементы не могут быть уничтожены навсегда. По крайней мере, ни одной силой, известной мне. Кроме того, я чувствую, как мой Элемент восстанавливается. Мы справимся.

Я почувствовал, как уважение к ней усилилось. Крутая девочка.

– Хорошо, – я заговорил громче. – Пора идти дальше. Извини, Рэйнбоу, но у нас нет времени ждать результатов разведки. Мы тихо идём отсюда и единственный свет, который будем использовать – мой, – Я подсветил руны на посохе мерцанием энергии и мягкий оранжевый свет охватил нас ещё раз.

– Все готовы? – они кивнули. – Отлично.

Мы отправились и, спустя два долгих часа, наконец-то нашли это место. Я убрал свет и присел в тени, изучая то, что лежало перед нами. Лес закончился на краю разрушающейся скалы, лозами уходя вниз, в темноту. Я едва мог видеть другую сторону огромного искусственного каньона. Там когда-то был карьер, или шахта, или что–то ещё, но лес начал ставить всё на свои места очень давно. Стены были покрыты лианами, из всевозможных трещин торчали растения. Какими бы интересными руины не были, они были ничем по сравнению со зданием, стоящим в центре.

Это был самый настоящий замок, вырвавшийся прямо из детской сказки, или даже из мира Диснея. Он имел башни, зубцы, стрелковые бойницы и ров, в комплекте с подъёмным мостом и решёткой на внешних воротах. Старый карьер был незначительным, но если земля была так далеко, как я думал, то он был огромным, больше сотни футов в высоту и гораздо шире, чем выше. Кристалл указывал прямо на него без малейших отклонений. Это больше было похоже на сбывшееся желание маленькой девочки, чем на тёмное логово злого гения. Но красивый или нет, он всё ещё выглядел крепким и защищённым. Войти будет нелегко, и я понятия не имел, что делать дальше. Я делал много интересных вещей в жизни, но штурма крепости среди них не было.

Я отозвал из памяти всё, что могло помочь. На ум пришла лишь «Принцесса-невеста», но у нас не было сжигающего плаща. «Ну, не стоит откладывать. Давайте развлечёмся штурмом замка!..»

Я махнул остальным следовать за мной. Мы едва сдвинулись, как перед нами выросла тень. Она буквально поднялась с земли, принимая объём. Я посмотрел на неё и подготовил свою магию, но был уверен, что это всего лишь сигнал. Это сложно описать – оно было сделано из чистой темноты – но мне показалось, что оно улыбнулось, когда заговорило.

– Добро пожаловать! – оно говорило со всем талантом и показушностью карнавального зазывалы. Несколько небольших фейерверков взорвались за ней, и оно жестом показало на замок. Прежде, чем кто-либо успел что-то сказать, оно вновь заговорило, и голос стал более шелковистым и угрожающим. – Воистину тёплый прием, Твайлайт Спаркл и друзья. Это – замок Сильверстар, дом величайшего единорога всей Эквестрии, Тёмной и Всемогущей Трикси!