Разделенная любовь

Мини-пьеса в стихах

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Арьергард

Молодой единорог оказывается в весьма патовой ситуации. На помощь никто не придет, за стенами злобные бунтовщики, а вместо еды в повозке...

Другие пони Стража Дворца

Моя маленькая подушка

Представляю вашему вниманию небольшую, но очень милую ламповую историю по новому поколению пони, в которой шерифа Хитча поймали пегасы и в качестве наказания он был вынужден стать подушкой для принцессы Пипп.

Другие пони

Залатанная жизнь

Даже в такой мирной стране, как Эквестрия, есть много существ, которых ты не захочешь повстречать. Но некоторые из них хотят встретить тебя.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Триггер

Преступления, хоть редкие и не слишком серьезные, в Эквестрии случались и раньше, но ряд недавних происшествий в столице поставил стражей порядка в тупик. Почему пони, на первый взгляд не имеющие никаких мотивов, стали совершать поступки, угрожающие жизни и здоровью других, да еще и проявляя при этом владение совершенно несвойственными им навыками? Ограничится ли география подобных случаев Кантерлотом? Не связано ли происходящее с таинственным врагом Принцесс, преследующим непонятные цели? И главное – кому довериться, когда каждый может оказаться врагом?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Стража Дворца

Усталые путники на Каэлуме

Принцесса Рарити считала, что ее жизнь идеальна. Привольные дни в замке, друзья повсюду, и самая восхитительно прекрасная телохранительница, о которой она могла мечтать. Но когда обрушивается трагедия, она и ее возлюбленная должны столкнуться с фактом, что рано или поздно, хотят они или нет, все маленькие принцессы однажды должны стать королевами. Восьмой и заключительный рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Переспать с королевой

Угодив из ледяной пустыни в тюрьму, королева ощутила потребность в постоянном обществе.

Человеки Король Сомбра

Мертвая тишина...

Он остался один...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Переносчик Войны

Порой надо быть аккуратнее со своими мыслями, они ведь иногда сбываются. Меня зовут Марк Гиблер. И я хотел бы поведать вам невероятную историю собственного сумашествия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

По образу и подобию своем

По образу и подобию своему: Подчас даже добрые поступки и благородные устремления могут пойти во вред. Рерити хочет сделать как лучше, получится ли у нее?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Автор рисунка: MurDareik
Глава 2. Понивиль или тонкий аромат ванили

Глава 1. Пункт назначения.

– Наконец-то! — крикнул пони от порога, буквально ворвавшись в собственную квартиру и едва не забыв закрыть дверь.

Но сделал это так сильно, что последняя громко хлопнула. Мать, сидящая на диване, и сестра, играющая подле, подпрыгнули от неожиданности.

– Наконец-то свобода! От всех контрольных и экзаменов. Отучился! — Жеребец столь сильно изливал радость, совершая пассаж(коротко – это рысь с укороченным шагом) на месте, что трюмо качалось, как от ветра.

– Сдал? — спросила его мать, откладывая свою любимое занятие и бросаясь в прихожую, попутно ловя опасно накренившуюся стойку для одежды.

Окинув все взглядом, она убедилась, что больше ничего не падает, и приготовилась радоваться за сына.

— Еще как сдал! Только… Чап, чап, — зачмокал он губами, попутно отыскивая источник вожделения. — Пить захотелось.

Жизнетворная жидкость, которую так жаждал темный пони — кувшин с водой, тихо стоял на столе в зале. Вайт хотел было уже пройти в комнату, но преградившая дорогу мать коротко указала на коврик у двери. Жеребец быстро вытер копыта и, совершая маневр вокруг родительницы, умудрился по дороге поцеловать ее. Глядя на него, сестра бросила игры, чтобы жадно и лаконично поинтересоваться:

– Сколько?

– Четверка, — ответил брат продолжая отхлебывать. – Самая хорошая, средняя оценка в дипломе.

– Так мало? – сказала юная желтая пегаска зависая рядом.

– Больше не удалось, Фастер, — ответил тот и, поставив кувшин обратно, пожал плечами. – Такой вот я.

– Что теперь будешь делать? — спросила единорожка, вернувшись на диван откуда была согнана в спешном порядке вернувшимся сыном. – Куда пойдешь?

– Несколько дней отдохну, а потом рвану в Понивилль.

– Вот так сразу? А почему туда? – Темно-синяя кобылка с желтой гривой поглядела на сына чуть искоса. Тот отвел глаза – прямых взглядов он не любил.

– Именно сразу, к тому же, я устал от городской жизни за все эти годы. Хочу пожить спокойно. – Жеребец потерся о шкурку матери.

– Ты у меня совсем взрослый, — сказала та, попытавшись потрепать сына по загривку.

– Ма-а-ам, — протянул он, — не надо. — Летающая рядом сестра хихикнула в копыто. – Ничего смешного, — буркнул тот ответ.

Аккуратно отстранившись от жеста, он сел на стул стоящий рядом со столом.

– Один поедешь? — спросила мать, садясь обратно и подхватывая телекинезом творчество.

– Нет, — ответил единорог. – Думаю взять с собой Фастер.

Кобылка чуть не уронила вязание.

– Вайт, сынок, ты оставляешь меня одну?

Темный пони на мгновение опешил, но тут же спохватился и попытался «залечить» ситуацию:

– Не волнуйся. Как приеду на место, напишу обязательно. На данный момент сниму с тебя груз заботы и взвалю его на свои плечи.

– Совсем, – дрожащий голос заставил напрячься жеребца, – совсем взрослый стал, — причитая, единорожка отложила вязание. – Казалось, только недавно баюкала его. – Кобылка поглядела на копыта.

– Ма-а-ам! – снова завел свою пластинку темный пони. – Я давно это решил.

– А на что ты жить там собираешься?

– У меня все продумано, — ответил единорог. – На данный момент накоплено достаточно битов. Когда приеду, возьмусь за любую работу. Ну, а потом…

Темно-синяя пони всхлипнула.

– Мам. Ну не надо, а? – Белорогий подошел к родительнице и сел на диван рядом. По другую сторону приземлилась сестра. – Ты прекрасно знаешь, что я не люблю таких сцен. — Кобылка всхлипнула еще раз и погладила сына по голове.

– Все в…в порядке, н…не волнуйся, — ответила она, едва сдерживаясь. – Это слезы счастья.

Неожиданно раздался звонок.

– Я открою, — сказал он и потопал в прихожую.

Послышался щелчок замка и, поскрипывая петлями, дверь отворилась. На пороге стоял голубошкурый пегас с глазами нежно-зеленого цвета. Рядом с ним бок о бок стояла Килли Дрим — кремового цвета единорожка с темно-оранжевой гривой — первая школьная любовь Вайта .

– Фан Аматур? ( англ: amateur of fun= любитель шуток) – удивился единорог показано, едва завидев школьного товарища. – Нам вас не хватало.

– Вайт Хорн? – парировал пегас.

– Что тебе надо? — спросил темный пони с не скрываемой ноткой раздражения в голосе.

– Не очень-то ты вежлив, Хорн. – В ответ единорог поморщил нос. – Ну да ладно, я не шутить пришел.

– Сынок, кто там? – послышался голос из глубины квартиры.

– Это мисс Капс Лок заходила, — ответил он, глядя на зеленоглазого, но тот хранил каменное выражение лица, — соли просила. Сейчас закончу.

– Соли у нас мало.

– Хорошо, мам, – ответил темный жеребец.

– Говори быстрее, что надо? – сказал он, вновь посмотрев на голубошкурого.

Тот попытался сделать каменное выражение лица повторно, но получилось плохо – настроение было отличное, но подпортивший его прямой взгляд драконьих глаз оппонента заставлял блуждать где-то за спиной единорога, пытаясь отыскать неведомую точку опоры.

– Не очень-то ты любезен, – сказал Аматур в своем заносчивом тоне, пытаясь восстановить «статус кво».

Более высокая социальная ступенька заставляла строить из себя высокородного пони.

– Заслужил, — коротко бросил единорог.

Тот факт, что родители пегаса были работодателями матери Вайта заставляло учитывать свое положение, но время от времени приходилось ставить на место нахала.

– Как скажешь, — ответил пернатый, расценив, что худой мир лучше доброй ссоры. – Но, учитывая какой сегодня день, предлагаю забыть школьные обиды и пойти отметить столь знаменательное событие всей компанией. Я плачу. – Как доказательство, пегас потряс переметными сумками под цвет его шкуры, в которых что-то звякнуло.

– Спасибо за столь щедрое предложение, — ответил белорогий подпуская в ответ «щепотку льда». Постоянные шутки голубошкурого пони над его персоной все школьные годы заставляли держать ухо востро, – но я останусь в кругу семьи.

– Как пожелаешь, – раздражено бросил просивший. – Привет, красавица. – Фан снова смотрел куда-то за спину единорога. Вайт обернулся — за ним, стрекоча крыльями в воздухе висела Фастер. – Хочешь конфетку?

Пегасочка ничего не ответила. Только хмыкнула в ответ, едва улыбнувшись краешком рта. Темный жеребец мысленно благодарил Селестию и мать за посланную ему понимающую сестру. Поняв, что замысел с вечеринкой в лице Вайта оказался провалом, задрав нос, пегас и компания не спеша спустились по лестнице. На последок, Килли, оттянув веко, показала ему язычок. Проводив глазами процессию, темный пони вернулся в комнату.

– Это был он? — вопросительно глядя на сына, спросила родительница.

Жеребец плотно сжав губы выдохнул и коротко кивнул головой.

– Если можно, мам. Не станем это обсуждать.

Темно-синяя кобылка понимающе кивнула и, отложив вязание, пошла на кухню. Через некоторое время послышалось звяканье кастрюли, стук ножа по разделочной доске, засвистел чайник.

– Обедать! – раздался голос где-то через полчаса. Жеребец к тому времени ушел к себе в комнату и развалился на кровати. – Мыть копыта и за стол.

Последующие несколько дней, что Вайт отвел себе для отдыха, пролетели как один — сбор необходимых документов, проверка «золотого запаса», постоянные оханья и аханья матери, которые словно ножом играли по нервам единорога, и все это действо происходило под невозмутимым взором сестры. У юной пегасочки нервы, казалось, были из стали. Наступил день отъезда. Как не хотел сын видеть расстроенное лицо матери, но ничего не мог поделать. Подхватив чемоданы, вся троица двинула на вокзал. Добравшись до поезда, все расселись согласно купленным билетам.

– Поезд отправляется, — раздался голос проводника через несколько минут. – Просьба провожающим покинуть вагоны.

Расцеловав детей на прощанье и плохо скрывая слезы темно-синяя пони покинула вагон. Все время, сколько позволяла длина платформы, единорожка бежала рядом с поездом и махала платком. Далеко позади остался вокзал и потянулись, казавшиеся бесконечными, километры дороги. Под мерный стук колес, под бормотанье Фастер, устроившей на соседнем сиденье кукольный спектакль, Вайт заснул коротким сном, без сновидений. Из забытья вырвал голос проводника:

– Прибываем. Кантерлот.

Жеребец резко проснулся. Некоторое время тупо смотрел на него и, наконец сообразив, что случилось, сделал знак сестре. Та, быстро собрав все в небольшие седельные сумки, двинулась следом за братом.

Вокзал шумел словно разбуженный муравейник. Десятки пони – единороги, пегасы, земнопони всевозможных расцветок — сновали туда и сюда. Найдя кассы, жеребец подошел к свободной.

– Два билета до Понивилля, пожалуйста, – спросил он у кассирши.

– Двадцать пять битов, — ответила та и достала пару незаполненных бланков.

Темный пони поискав глазами перевязь чемоданов, которые поставил рядом с собой, наткнулся на сестру которая уже держала на копыте небольшой перевязанный мешочек.

«Какая же она у меня сообразительная», — подумал Вайт и подхватил магией монеты.

Отсыпав нужную сумму он протолкнул их в окошко. Те исчезли с быстротой молнии.

– Имя? – спросила кассир.

– Вайт Хорн, — ответил жеребец.

– Ее? – спросила строгая пони, указывая на желтую пегаску.

– Фастер Винг.

Темно-сиреневая земнопони, дама в возрасте, что-то быстро написав на билетах, просунула их единорогу.

– Простите мэм, — как можно галантнее обратился жеребец к кассиру, держа в белом облачке магии талоны на проезд, — А…

Поправив очки и сохраняя невозмутимый вид она постукала копытом по билетам на прилавке.

– Все, что надо знать, написано на здесь. Не задерживайте очередь.

За ними уже собралась толпа из пяти-шести пони. Извинившись за задержку и подхватив чемоданы он двинул в указанном направлении. Фастер, благодаря своему размеру, никому не мешая, летела рядом с братом.

– Та-а-ак, — протянул Вайт, глядя на стенку где висело расписание, параллельно поглядывая на билеты, — все правильно. Нужный нам поезд прибывает на шестой путь. – Бросив взгляд на огромные вокзальные часы, добавил: — У нас есть полчаса на все про все. Чем займемся?

– Давай перекусим, — предложила пегаска.

Единорог влез под перевязь чемоданов, глянул на Фастер и подхватил копытом ее седельные сумки. Сестра категорически отказалась. Помотав головой, она постукала копытцем по полу, приказывая вернуть взятое на место. Ему ничего не оставалось, как согласно кивнуть в ответ и пойти в кафе. Едва они успели сесть за свободный столик, как к ним подкатила официантка – бежевая земнопони с медного цвета гривой, в белом чепчике и переднике того же цвета.

– Что будете заказывать? – поинтересовалась она вкрадчиво, держа на одном копыте блокнот, а на другом карандаш.

Вайт посмотрел на Фастер и, немного подумав, ответил:

– Моей сестре сок и имбирное печенье, — пегаска удовлетворительно кивнула головой, — а мне ромашковый чай и яблочный пирог.

Записав все, кобылка в ту же секунду исчезла с глаз. Чтобы не скучать, темный пони сотворил иллюзию – две вилки воткнутые в корочки от хлеба. Изображая чьи-то ноги они отплясывали незамысловатые фортели. За сим занятием его и застала вернувшаяся официантка.

– Ваш заказ, сэр.

– Спасибо.

Доев все, что принесли, до крошки и, решив, что съеденного им вполне хватит, Вайт потребовал:

– Чек, пожалуйста.

В ту же секунду, появившаяся словно из-под земли кобылка сунула ему под нос исписанную цифрами бумажку.

– Восемь бит? Вполне нормальная цена! — удивился единорог. — Я думал, будет больше.

– Мы стараемся держать планку, — ответила официантка услышав голос довольного клиента.

Едва они вышли из здания, как оживилась сестра:

– Братик, — сказала пегаска указывая куда-то копытом, – давай купим.

Проследив взглядом за Фастер, Вайт заметил лоток с цветами. Подойдя ближе, он увидел, что за прилавком сидела пожилая единорожка. Белая как снег – от кончика носа и до кончика хвоста, в темных очках и большой соломенной шляпе.

Жеребец окинул взглядом товар: почти все семейство полевых цветов присутствовало здесь. Собранные в небольшие, аккуратные букеты, они приятным цветовым разнообразием радовали глаз. Заметив, что жеребец мучается с выбором пожилая пони вкрадчиво поинтересовалась:

– Ищете что-то конкретное?

– Здесь все прекрасно и сложно отдать предпочтение чему-либо.

– Давай возьмем это, — сказала Фастер указывая на один из букетов.

– Хороший выбор,- сказала единорожка, — полевой клевер. Даже будучи засохшим он сохраняет свой внешний вид таковым, словно его сорвали недавно. Будете брать?

Единорог согласно кивнул.

– Два серебряных бита пожалуйста.

Отсчитав требуемую сумму он забрал букет. Собираясь уходить Вайт напоследок еще раз окинул взглядом товар и,заметил среди всего цветочного великолепия один невзрачный на вид цветок. Нераспустившийся, похожий на розу, но без шипов, с необычными лепестками напоминавшими на вид сердце. Некоторое время раздумывая, единорог наконец решился спросить:

– Простите мэм, а что это такое?

Сестра, оторвавшись от созерцания купленного букета посмотрела в указанном направлении.

– Я вижу вы заметили. Желаете купить?

– Не думаю мэм, — честно ответил Вайт, — уж очень он невзрачный на вид.

– Я вас понимаю юноша. Некоторые, кто спрашивал, отказывались именно поэтому. Если вы согласитесь, я расскажу вам одну легенду связанную с ним.

Мягкий, обходительный тон собеседницы задавал прекрасное настроение.

– А сколько он стоит?

– Двадцать бит.

– Так много?

– Уверяю вас. Вы не пожалеете.

Мучаясь с выбором темный пони посмотрел на сестру.

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – упрашивала его Фастер.

Глядя, как у пегаски «горят» глаза, жеребец сдался.

– Я беру его.

– Вот и хорошо.

Рассчитавшись с продавцом белорогий забрал цветок, который тут же перехватила сестра.

– Я весь во внимании мэм.

Сев рядом Вайт внимательно слушал. Даже Фастер, доселе летающая, приземлилась на чемодан.

– Когда тот, — продолжила кобылка, поправив съехавшие очки, — кому подарен этот цветок, находит свою любовь, он распускается.

– А как он называется? — спросила пегаска угадав следующий вопрос брата.

– Капля любви, юная леди.

– Красивая легенда, — подытожил темный пони.

Неожиданно, разрывая создавшуюся идиллическую картину, раздался голос из динамика:

«Поезд на Понивиль прибывает на шестой путь».

Поблагодарив единорожку и подхватив чемоданы, пони пошли занимать места. Отойдя на несколько шагов, Вайт, обернувшись, хотел помахать на прощание, но цветочница была занята с очередным клиентом.

– Милая пони… — сказал он, ни к кому не обращаясь.

Гудок прибывающего локомотива напомнил о себе. Почесав лоб, жеребец поспешил на посадку.