Хищник

"Я - пони", - уверенно сказал он, улыбаясь во все шестьдесят клыков. Мы поверили. Мы доверили ему свои жизни, когда страшный враг постучался в ворота нашего мира. Будет ли он верным другом или вонзит нож в спины доверчивых и наивных?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Погранпони

Обычный день обычного пони-пограничника.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони

Новый помощник

Этот рассказ был написан спонтанно, будучи навеян одной веселой песенкой. И больше редактировался, чем писался. Итак, один земнопони издалека (очень издалека) проделал долгий путь, чтобы, наконец, встретиться с воплощением своей мечты. Но что ждет его у цели, не может предугадать никто, и уж точно не он сам...

Эплджек ОС - пони

Айпи

Далёкое будущее. Айпи - Системный администратор торгового каравана, везущего очередной груз по безмолвному космосу...

ОС - пони

Королева Роя

Кантерлот свободен от чейнджлингов. Резонансное заклинание Кейдэнс и Шайнинг Армора изгнало Кризалис и её подданных обратно в Пустоши. И теперь, пока пони празднуют свадьбу принцессы любви и капитана дворцовой стражи, королева пожинает горькие плоды поражения.

Кризалис

Добрый народ

Да, фариси. Добрый народ. Знаю я о них. Слышал, их самки не летали — куда там, плыли по воздуху, а у самцов на макушке был золотой гребень. Всем нам, как меня наущали, лучше бы поучиться на их примере.

Финальная порция адреналина

Не так давно вышли последние эпизоды сериала про разноцветных лошадей. Но так ли просто дался нашим героям этот финал?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна

Твайлайт Спаркл ждет поезд

Принцесса Твайлайт ждет своих друзей, которые должны приехать в Кантерлот. Но когда поезд не прибывает вовремя, она, естественно, начинает опасаться самого худшего.

Твайлайт Спаркл Спайк

Просто поговорить с ней...

Брони любят, когда навязчивая Флаттершай пристаёт к Анону. Иногда это даже заканчивается хорошо.

Флаттершай Человеки

Сделка

Мир Гигаполисов. Она была никем: одной из миллионов искусственных существ, созданных на потеху людям. Пройдя через форменный ад, неожиданно оказалась на самом верху. По капризу судьбы и прихоти одного из небожителей. Но и здесь, в мире высоких технологий и огромных денег, её испытания не заканчиваются. Более того, в её жизнь раз за разом врывается прошлое, от которого так соблазнительно отречься раз и навсегда...

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава 1 - Взрыв над Понивиллем Глава 3 – Старые знакомые

Глава 2 - Кантерлот

2 Июля. 10:03 До Полудня.

После таинственного взрыва прошло две недели. На следующее утро после загадочной вспышки Твайлайт проснулась довольно поздно, когда часы пробили девять. Фиолетовая единорожка умылась, вышла из дома и… остолбенела. Она видела звёзды… много звёзд. Они проглядывали сквозь тёмно-синее утреннее небо, в точности повторяя вчерашние странные созвездия. Ещё больше Твайлайт поразили облака. Они выглядели крайне неухоженными, “рванными”. Создавалось впечатление, будто пегасы разозлились на понивилльцев и решили подпортить погоду на следующий день. Но тут же вставал вопрос, с чего вдруг? Солнце было ярко-алого цвета. Можно было бы списать необычный цвет дневного светила на ранний час, да вот только час был уже не ранний: восход был пять часов тому назад. Оно не грело. Это Твайлайт почувствовала практически сразу. Солнце практически не излучало тепла. Должно быть, это то облако, образовавшиеся, когда серебряная ракета разорвалась на части, аккумулировало и сдерживало излучения бывшего золотого светила. Хотя, кто знает, была ли вчерашняя ракета на самом деле. Может быть, и вспышки-то никакой не было? А Твайлайт и сейчас лежит в своей уютной кроватке и видит до жути реалистичный сон, грозящий обернуться ночным кошмаром. Твайлайт себя ущипнула. Нет, это не был сон.

— Нет, это точно реальность. Во сне ведь нельзя чувствовать боль. Или можно? — Порассуждав с полминуты, Твайлайт решила перестать копаться в философских вопросах, а попытаться найти ответ на жизненно-важный для всех пони вопрос: что это был за взрыв и не был ли он опасен для резидентов Понивилля.

Проходит две недели. За это время вопросов накопилось больше, чем ответов. Никто в Понивилле понятия не имеет, что же произошло на самом деле восемнадцатого июня, на закате. Все, с кем встречалась Главная Шестёрка, лишь пожимали плечами и надеялись, что всё лето не будет столько холодным, как сейчас. За две недели заметно похолодало. Твайлайт уже не выходила на улицу без тёплого шарфа, как и другие её знакомые. Резкая перемена климата встревожила Твайлайт Спаркл. Она уже отправила с десяток писем, в каждом из которых просила принцессу Селестию ответить хотя бы на один её вопрос о серебряной ракете. Проходит день, неделя… Ответа от принцессы нет.

Погода стала крайне нестабильной. Пегасы, несмотря на все их усилия, работали по ситуации, а не по графику, творя чёрт знает что.

— Рейнбоу, ты сейчас не занята? — Спросила как-то на днях подругу Твайлайт.

— Нет. Чего хотела?

— Рейнбоу, я хотела спросить, почему пегасы работают столь…

— Разрознено?

— Именно!

— Э-э-э… Ну понимаешь… Мы так и не получили метеорологический прогноз от Клаудсдейла, поэтому и работаем, как говорится, “по ситуации”… ну сама видишь, творится просто чёрт знает что: каждый делает, что считает нужным. Как результат, вот, — Рейнбоу обвела копытом небо. — Настоящий бардак! Ну, вот что это за облака такие, скажи ты мне?

— Вы так и не получили ни одного прогноза?

— Нет.

— Странно всё это.

— Да и не говори. Меня саму дёргают посреди сна, поспать нормально не дают. А с климатом и правда беда какая-то.

Раньше Клаудсдейл присылал метеорологический план один-два раза в день. На памяти Твайлайт было два или три случая, когда из-за технических проблем на производстве Клаудсдейл не мог обеспечить всех достаточным количеством облаков. Но опять же, когда такие инциденты случались, центр метеорологии в тот же день просил прощенья за доставленные жителям Понивилля неудобства, а на следующий день работа шла в обычном темпе. Ни одного сообщения из Клаудсдейла за полмесяца мэрия Понивилля так и не получила. Твайлайт была крайне озабочена этим обстоятельством. Должно было произойти что-то очень серьёзное, чтобы Клаудсдейл не вышел на связь. Мэр Грива заявляла, что всему произошедшему найдётся достойное объяснение и что в скором времени жизнь в Понивилле наладится. Но не только Твайлайт видела, как текли капли пота по её взволнованному лицу.

Что привело к резкому похолоданию, не мог объяснить ни один пони. Однако один факт оставался вне всякого сомнения: с каждым днём становилось всё холоднее и холоднее. Невозможно передать то безнадёжное выражение мордочки ЭпплДжек, когда деревенская пони осознала: все яблони, посажанные этой весной, вымерзли. Сад “Сладкое Яблочко” если и не был единственным источником дохода Понивилля, то оставался популярным среди туристов местом, где можно было запастись яблоками на месяц вперёд или вдоволь напиться восхитительного фирменного яблочного сидра. К тому же, кто откажется от разговора по душам с добродушной совладелицей амбара ЭпплДжек? Увы, теперь это всё кануло в лету. ЭпплДжек с Большим Маком, ЭпплБлум и бабулей Смит кое-как умудрились спасти небольшую часть урожая, но Эпплы боялись, как бы запасы продовольствия не иссякли.

У Флаттершай дела шли из рук вон плохо. Её зверушки, словно, все посходили с ума. Огромных трудов стоило пони успокоить своих питомцев. Однако проходил час, и суета, беспокойство и паника овладевали животными вновь. Флаттершай не знала, что ей делать.

Рарити же, напротив, перемена климата не особо беспокоила. Укутавшись в тёплый синий шарф, пони продолжала рисовать выкройки новых платьев. Она выполняла работу кутюрье и швеи без особых придирок. Пришивая один кусок ткани к другому, пони думала лишь о том, чтобы успеть сшить платье в срок. Её Опал же всё время спала, не обращая ни малейшего внимания на хозяйку.

Пинки Пай практически не заметила похолодания. Она была так увлечена своими заботами, что мёрзнуть ей просто было некогда.

Твайлайт уже собралась покупать билет на ближайший поезд до Кантерлота, когда увидела, что вокзальная касса закрыта на неопределённый срок. От сидевшего неподалёку пожилого пони темно-коричневого цвета с бежевой гривой единорожка узнала про то, что это была инициатива Доктора Хувса закрыть вокзал. А вот с какой целью Доктор это сделал, он не объяснил. Твайлайт немного насторожил этот факт. Пожилой пони добавил, что Хувс последнее время стал каким-то нервным, дёрганным, а позавчера он его видел в городском парке с каким-то непонятным устройством. Твайлайт решила, что Хувс должен что-то знать о взрыве, раз по его совету закрыли понивилльский вокзал. Пару раз, увидев, что фиолетовый единорог за ним шпионил, Доктор Хувс сбегал, оставив всё своё оборудование (это были три-четыре двухметровых ЭВМ) прямо посреди поляны. Но в конечном итоге Путешественник сдался и рассказал Твайлайт, что знал сам.

— Вот Вы где! Стоять! Теперь уж Вы точно не уйдёте от разговора, мистер Хувс! — сказала Твайлайт Спаркл.

— Но… но…

— Даже не думайте. Я не отпущу Вас, пока вы мне не дадите толкового объяснения, что происходит с погодой и небом над Понивиллем. И не думайте бежать! Рейнбоу Вас догонит, собьёт с ног и вернёт, и мы начнём с того, с чего начали наш разговор. — Твайлайт с каждым шагом всё ближе и ближе приближалась к бежевому пони с тёмно-коричневой гривой. Хувс медленно отступал, пока не упёрся крупом в один из своих металлических агрегатов.

— Да я и не собирался сбегать. Нет, правда!

— Да? — не поверила фиолетовая единорожка. — А чего Вы тогда от меня пятитесь?

— Видела бы ты себя со стороны, Твайлайт. Настоящий шизофреник! Глаза горят, грива растрёпана. С таким видом и Большую Медведицу напугать проще простого!

— Считаете меня шизофреником? Я Вас правильно поняла?!

— Твайлайт, послушай…

— А я не могу быть нормальной, когда на улице творится чёрт знает что и я понятия не имею, что именно! И никто не может!

— Твайлайт…

— Мне нужна правда, Доктор Хувс. Вы ведь её знаете, не так ли? Я всего лишь хочу получить ответы на интересующие меня вопросы.

— Значит, ответы… — Хувс вздохнул. — Ну, хорошо, Твайлайт. Я дам тебе ответы. Только лишь на те вопросы, на которые смогу.

Твайлайт не поверила своим ушам.

— Вау, Доктор Хувс, я и не думала, что смогу Вас так быстро убедить раскрыть мне все карты.

— Насчёт всех карт – ничего не обещаю, а насчёт уговоров… Мне надоело прятаться. Правда. Каждый раз, когда кто-либо замечает, как я провожу здесь свои эксперименты, мне ничего не остается, как бежать прочь сломя голову. За аппаратурой никто не следит, данные оказываются неточными, и весь эксперимент насмарку. Я уже порядком измотался за сегодня, так что убегать снова у меня нет никакого желания. Спрашивай что хочешь. Я постараюсь ответить.

— Ну, для начала, что это за штука? — Твайлайт показывает на огромный металлический шкаф за спиной Хувса. На его передней панели было несколько дисплеев, клавиатура, и многочисленные провода. В небо были направлены три причудливой формы антенны. Разноцветные лампочки то и дело загорались, а затем снова гасли. Их предназначение оставалось для единорожки загадкой.

— Это ЭВМ.

— Что?

— ЭВМ. Электронно-вычислительная машина.

— И что она вычисляет, позвольте спросить?

— Конкретно эта много чего: скорость и перемещение воздушных масс на разных высотах, уровень радиационного фона, точный состав воздуха, скорость света в данной среде, вычисление температуры поверхностей Солнца и Луны, а также служит простейшим приёмником гравитационных волн.

— Подождите, Вы сказали… гравитационных волн?

— Именно!

— Простите, Доктор Хувс, но это абсурд. Гравитационные волны были выдуманы физиками-фантастами, которые считали, что…

— … и гравитация, и электромагнитное поле состоят из схожих по свойствам частиц, а значит, в планетарным масштабах теоретически можно “настроиться” на частоту выбранной звезды или планеты и отправить закодированное сообщение. При этом скорость потока должна быть выше скорости света в сотни, если не тысячи раз, а процент искажений стремиться к нулю.

— Это невозможно, Доктор Хувс. И Вы, и я знаем, что ничто на свете не может двигаться со скоростью, превосходящей скорость света.

— С точки зрения классической физики, это так, Твайлайт.

— То есть, Вы хотите сказать, что всё таки можно создать особые условия, при которых возможно превзойти и абсолют мировой скорости? — Спросила она.

— Твайлайт, доказано, что при приближении к скорости света время замедляется. Тем не менее, многие учёные долгие годы были не согласны с этой теорией — да и сейчас несогласных хватает — потому что с практической точки зрения это пока неосуществимо. Нет доказательств. Как и остаётся недоказанным существование гравитонов, но мы ведь с тобой знаем, что они существуют!

— Что Вы хотите этим сказать, Доктор Хувс? — спросила Твайлайт.

— Я хочу сказать, что даже современная физика остаётся крайне не совершенной, когда мы говорим о приближении к константам. Моя задача сводится к тому, чтобы расширить область применения физических законов и доказать, что в этом мире иногда и невозможное становится возможным.

— Доктор Хувс, Вы меня только запутали. Какое это имеет отношение к тому взрыву?

— Который был две недели назад?

— Да.

— У меня есть одна теория, что могло произойти с Понивиллем… но, пойми меня правильно, это всего лишь теория и я искренне надеюсь, что дела обстоят совсем не так, как я думаю.

— Поделитесь своей точкой зрения со мной?

— Знаешь, что… — Хувс огляделся. — Давай поднимемся на ту водонапорную башню, я хочу, чтобы ты всё увидела своими глазами.

Через десять минут они вдвоём уже стояли на небольшом обзорном мостике. Пока пони поднимались по ржавой оранжевой лестнице, Твайлайт не покидало какое-то странное чувство. Наверное, это была смесь страха и волнения. Что же за теория не покидала голову этого странного учёного?

Хувс прикрепил бинокль к металлической подставке, заранее прикрученной к поржавевшим перилам, настроил его на максимально возможный фокус и пригласил Твайлайт взглянуть. Фиолетовая единорожка всмотрелась вдаль. Она видела знакомые поля, леса, горы… Стоп, горы! Они были другими, не такими высокими, без снежных шапок. Твайлайт только сейчас поняла, что рельеф гор изменился. Она продолжила поиски. В нескольких километрах от Понивилля плодородная земля резко обрывалась и начиналась безжизненная пустыня с засохшими кустарниками и потрескавшейся землёй. Твайлайт не могла всего этого видеть, находясь на земле, но стоило ей подняться на пятнадцать метров, как страшная правда предстала взору фиолетовой единорожки. Она перевела бинокль на Солнце. Оно по-прежнему было ярко-алого цвета. Были видны и звёзды странных созвездий. Твайлайт перевела бинокль на Кантерлот. Дворец был цел и невредим! Хоть одна хорошая новость за сегодня. Странно, но единорожке показалось, что тот был окружён полупрозрачным белым энергетическим куполом. Селестия никогда не рассказывала Твайлайт о такой системе защиты дворца. От чего же оборонялся Кантерлот? Кто готовит атаку на столицу Эквестрии?

— Что… что всё это значит? — спросила Твайлайт. Доктор Хувс поправил свой салатовый галстук.

— Пошли Твайлайт, это ещё не всё.

Хувс проводил фиолетового единорога до того места, где был припрятан его самодельный внедорожник “Джип”. Хувс скинул маскировочные ветки с автомобиля и завёл двигатель. Пони отправились в путь. Проехав КПП на выезде из города, машина продолжила свой путь на север. Поездка заняла менее получаса. Доктор заглушил мотор, когда они были всего в нескольких метрах от того места, где плодородная земля резко сменялась высушенной пустыней. Хувс встал правыми копытами на песок, а левыми на траву. Разделение почв было невероятно точным, словно кто-то решил очертить идеальный круг вокруг Понивилля, а затем выкорчевать всю траву за его пределами. Хувс пощупал землю, копнул небольшую ямку. Чёткое разделение почв прослеживалось и на глубине: слева чёрная земля, справа – золотой песок. Твайлайт нагнулась.

— Что это значит? Я не понимаю…

— Всё очень просто, Твайлайт. Ты не находишь никаких закономерностей?

— Закономерностей?

— Я говорю обо всех тех событиях, произошедших со дня таинственного взрыва, — Твайлайт приподняла левую бровь. Хувс пояснил:

— Смотри, красное Солнце, которое больше не греет, странное расположение звёзд, которые видны и днём, потеря контакта с окружающим миром, нервозность зверей и идеальное разделение плодородной и выжженной почв на границе Понивилля с остальным миром.

Твайлайт не поняла. Тогда Хувс положил копыто чуть выше своего крупа, указывая на Кьютимарку – песочные часы.

— Нет! — Вскрикнула Твайлайт. — Нет, нет, нет, нет, нет!

— Боюсь, что да, Твайлайт. Ядерный взрыв всё же был. Но то была не простая атомная бомба. Нечто намного, намного более мощное. Во время взрыва высвободившаяся энергия была на порядки больше прогнозируемой. Ракета не стала расцениваться на такую мелочь, как испепеление объекта. Вместо этого она порвала пространственно-временной континуум, перебросив Понивилль со всеми его обитателями в будущее… В очень, очень далёкое будущее, как видишь, — Хувс обвёл копытом окрестности.

— Нет, Доктор Хувс! Этого не может быть! Это… это невозможно!

— Это всего лишь моя теория, Твайлайт. Не более того. Но пока что все мои вычисления и эксперименты её подтверждают.

— Нет! — Крикнула единорог. — Понивилль не мог переместиться в будущее! Как минимум потому что… — Твайлайт запнулась на секунду, — Потому что я видела Кантерлот! Он цел и не вредим! Дворец не мог просуществовать на Земле миллионы лет. Он бы превратился в пыль!

— Я тоже видел Кантерлот, Твайлайт. И я с тобой согласен. Уверен, что теория лишь плод моего воображения и что принцессы в курсе произошедшего и смогут дать внятный ответ на вопрос о взрыве.

— Я отослала им с десяток писем, но не на одно принцесса Селестия так и не ответила.

— Возможно, она была занята чем-то важным. Я предлагаю тебе самой съездить в Кантерлот в ближайшее время. На улице всё холодней с каждым днём. Такими темпами в ближайшие несколько недель температура опустится до нуля. Захвати подружек, одной отправляться в столь далёкое путешествие дело небезопасное. Я оповещу стражников, оцепивших границы города, чтобы пропустили тебя. Продовольствием снабжу. Так же как и инструментами. На всякий случай, мало ли что может случиться. Всегда лучше перестраховаться.

Через час Твайлайт собрала своих подруг и Главная Шестёрка, выехав из Понивилля, направилась в сторону Кантерлота. Через полчаса, когда грунтовая дорога сменилась выжженной землёй, Рейнбоу и Флаттершай, запряжённые в деревянную колесницу, взмыли в небо. Продолжать ехать по земле было бессмысленно – колесница бы постоянно вязла в песке. И хотя такие перелёты отнимали кучу энергии у пегасов, это был единственный способ добраться до дворца. Пролетая над границей раздела почв, Твайлайт заметила, что железнодорожные рельсы заканчивались там же, где начиналась высушенная Солнцем земля. Перелёт занял чуть меньше четырёх часов. На протяжении всего этого времени Главная Шестёрка старалась высмотреть хоть одно живое растение, хоть один ручеёк под ними. Ничего. Единственное животное, встреченное пони отдалённо напоминало кенгуру или древесного волка. С высоты было трудно сказать наверняка. Флаттершай предложила спуститься, но Рейнбоу наотрез отказалась. И не потому, что взлетать было бы проблематично, а потому, что животное было явно дикое, и насколько оно могло быть опасным, оставалось лишь гадать. “Всегда лучше перестраховаться,” — говорил Хувс, и Шестёрка была с ним солидарна.

Наконец, они приблизились к Кантерлоту. Дворец как всегда блистал в своём великолепии. Столица и правда была окружена полупрозрачным белым энергетическим куполом. Рейнбоу к нему прикоснулась. На ощупь он был как стекло, а вот по физическим свойствам не уступал титану.

— Ну что за! Кто вообще возвёл этот купол? И как мы попадём внутрь? — спросила Рейнбоу Дэш.

— Смотрите! — сказала Рарити. Пони проследили взглядом, куда указывала их подруга. В метре от купола, с внутренней стороны располагался самодельный маятник: подвешенный за верёвку шар для боулинга.

— Что за чёрт! — удивилась Рейнбоу. Шар был отклонён от вертикального положения на сорок пять градусов и так и оставался висеть в этом положении. — О Боже… У меня сейчас мозг сломается. Твайлайт, как такое возможно?

Твайлайт приблизилась к стенке купола.

— Кажется, я знаю, зачем нужен это шар. Мне Хувс рассказывал.

— Этот чокнутый? Ну и для чего?

— Скажу когда войдём внутрь. Нужно кое-что проверить…

В паре десятков метров справа, находился входной шлюз. Это была большая пластиковая (или же не пластиковая, но сделанная из схожего внешне материала) труба, проходящая сквозь энергетическую стену защитного шара. С двух сторон шлюз был ограничен огромными круглыми дверьми, по двадцать сантиметров в толщину каждая. Труба была прозрачная, под потолком были видны распрыскиватели, соединённые трубами с синими баками. Шестёрка подошла к двери шлюза.

— Ну и как мы её откроем, Твайлайт? — спросила ЭпплДжек.

— Я думаю… — Твайлайт тяжело выдохнула. С двери слетел слой пыли.

— Смотрите! — сказала Рарити. На идеально ровной поверхности металлической двери проступило выгравированное изображение шестиконечной звезды. Точно такой же была и Кьютимарка фиолетовой единорожки. На концах звезды располагались пластины, с проделанным отверстием для подковы. Каждый пони приложил своё копыто к конкретному элементу. Звезда по контуру засияла нежным розовым светом, раздался щелчок, и дверь шлюза отворилась. Пони зашли внутрь. Как только Флаттершай последней переступила порог, дверь за ней захлопнулась, а из металлических форсунок под потолком повалил зёмно-зелёный газ.

— Какого? — сказала ЭпплДжек.

— Нейротоксины! Никому не дышать! — Выкрикнула Рейнбоу и грохнулась на пол, закрыв копытами мордочку.

— Я не думаю, что это нейротоксины, Рейнбоу. Скорее всего, это вещества дезинфекции.

После того, как газ перестал поступать, Главная Шестёрка услышала нарастающий электрический треск. Затем пони увидели, как из электрических катушек, расположенных на крыше шлюза, вылетела серебристая молния, ударила в шпиль одной из башен дворца, а затем, вдоль всего купола несколько раз сверху вниз пробежали электрические разряды, и всё стихло. Внутренняя дверь шлюза автоматически открылась. Как только пони вышли внутрь, они увидели, что шар для боулинга начал раскачиваться из стороны в сторону и не думал останавливаться.

— Какого сена! — удивилась Рейнбоу. — Твайлайт, что это значит?

— У меня есть подозрение, что энергетический шар мог служить границами распространения стазиса.

— Границами распространения чего? — Не поняла ЭпплДжек.

— Стазиса. Это особое состояние пространства, в котором время практически остановилось. При определённых условиях можно проникать в стазис, но… это крайне опасно. Есть шанс не вернуться. В стазисе время течёт намного медленнее, чем в обычном мире. На Земле могут пройти тысячи, миллионы, миллиарды лет, а в стазисе пройдёт от силы одна секунда, если не меньше.

— Что за чушь? Ты начиталась научной фантастики, таких вещей не существует! — сказала Рейнбоу Дэш.

— Я бы не была столь категорична, Рейнбоу.

— Что так?

— Хувс считает, что стазис существует, и у меня есть основания ему верить.

— Этому сумасшедшему пони? Не верю не единому его слову. Он сумасшедший, Твайлайт!

— Но он ведь смог объяснить существование стазиса с точки зрения современной физики в одной из своих книг! Та книга стала сенсацией!

— Ладно, допустим, стазис существует. Тогда мы сейчас находимся в этом самом стазисе, Твайлайт?

— Нет, Рейнбоу. Видишь, как ветер снаружи гонит песок? Энергетическое поле было дезактивировано, как только мы переступили порог шлюза. Не думаю, что оно вновь заработает.

— Тогда мы в безопасности. Ведь правда? — Твайлайт не ответила.

— Девочки, меня смущает одно обстоятельство…

— Что такое, Твайлайт? — спросила Пинки.

— Ни Селестия, ни Луна не стали бы подвергать такой опасности живых пони, как помещение в стазис живьём. Что-то тут не так, вам не кажется?

— Ох, Твайлайт, я уже и не знаю, во что верить, серьёзно, — сказала ЭпплДжек.

— Посмотрите на эти дома, — фиолетовая единорожка обвела копытом окрестности. — Мы были в Кантерлоте месяц назад. Разве они здесь тогда были?

— Нет.

— Я так не думаю.

— Точно нет.

— Вот именно!

— Что ты хочешь этим сказать, Твайлайт? — спросила Флаттершай.

— Я ещё не знаю, что произошло с миром, но в одном я уверена абсолютно – взрыв был не оптической иллюзией.

Пони направились по направлению к дворцу. Они шли по вроде бы знакомым улицам, но дома были другими. Главная Шестёрка не узнавала Кантерлот. Он был словно заново отстроен: классической формы здания чередовались с футуристическими постройками причудливых форм и размеров и громадными небоскрёбами, которые были копией тех высоток, что стояли в Мейнхэттане. Ни одного пони не было ни на улицах, ни в домах. Все окна и двери были распахнуты. Пони зашли в несколько домов, но никого так и не встретили. Шкафы, столы и кровати – всё осталось на своих местах, кроме личных вещей и средств гигиены в ванных комнатах. Ощущение было такое, будто бы жители просто вышли ненадолго и в скором времени обязательно вернуться. На улицах рядом с небольшими колесницами и телегами стояли обтекаемые автомобили пастельных тонов. Колёс у них не было. Твайлайт предположила, что эти штуки должны были передвигаться по воздуху, так как приборы на панели управления были схожими с теми, что устанавливают на дирижабли. Рейнбоу предложила завести один из таких автомобилей, у которого торчал ключ зажигания, и прокатиться по окрестностям, но ЭпплДжек убедила подругу не делать глупостей. Во-первых, если вдруг появится хозяин (в чём Твайлайт сильно сомневалась), он отведёт их прямиком в полицейский участок, а это – лишняя трата их драгоценного времени, а во-вторых, никто из шестёрки не умел управлять таким странным средством передвижения. Пони продолжили свой путь. Никто не знал наверняка, что произошло с Кантерлотом, но у каждого в голове рождалась своя теория, одна страшнее другой. Когда пони проходили мимо опустевшего супермаркета, Флаттершай случайно зацепила ногой лазер, и из-под земли вылезло табло голографической рекламы. Пони остановились.

— Вы боитесь, что деконтаминаторы не справляются со своей работой? — Произнёс мужской голос. На полупрозрачном экране появляется изображение нескольких пони в противорадиационных костюмах, опрыскивающих золотой песок тёмно-зелёной жидкостью. — Что купол устарел, и радиация может просочиться внутрь? — показан живущий полной жизнью Кантерлот и несколько испуганных пони, вертящие головами по сторонам. — Вы хотите обезопасить себя и свою семью от возможного риска? Пассажирский флот Фомальгаута представляет вашему вниманию жемчужину корпорации Аксиома – звездолёт класса C&L, названный в честь достопочтимых принцесс Селестии и Луны, поделившимися с нами необходимыми сведениями о биологическом строении земных пони. Звёздолёты класса “Аксиома C&L” обеспечат Вам и вашей семье мягкий перелёт на расстояние до пятисот световых лет! Межпланетная Миграционная Служба предоставляет широкий выбор из ста семидесяти планет, пятнадцать из которых в точности повторяют климат Земли. В их числе и Фомальгаут-3 так же известный как планета Портеквиин. Записавшимся сейчас представится возможность отправиться в увлекательный двухмесячный круиз по Млечному Пути! Это бесплатно! Общительный персонал, бассейн с хлорированной водой, солярий, восхитительная еда и увлекательные игры – всё это ждёт вас на корабле “Аксиома C&L”! Ховер-кресла позволят присоединиться и физически ограниченным лицам. И не зачем вставать! — показана семья пони. Внук кидает надувной мяч бабушке, сидящей на парящем кресле, и та с улыбкой на лице его ловит. — “Аксиома C&L” – ваш звездолёт-отель класса люкс! Не медлите! Пакуйте вещи и отправляйтесь в полёт прямо сейчас! Отдохните от изнуряющего ежедневного труда и страха, что эта ночь может стать для Вас последней! Доверьтесь профессионалам! — показана выжженная равнина в нескольких километрах от Кантерлота. Селестия и Луна машут взлетающему звездолёту. — Потому что с C. & L. даже космос не предел!

Голографический экран погас.

— “Потому что с C. & L. даже космос не предел…” — повторила Рейнбоу Дэш. — Неужели они и правда улетели к звёздам?

Шестёрка перевела взгляд на небо.

— Не знаю, Рейнбоу. Я не знаю…

Пони дошли до дворца. Во всех комнатах царил идеальный порядок. В отличие от деловой части города, сам замок остался точно таким, каким его запомнила Твайлайт. Те же витражи на окнах, те же канделябры… И здесь не было ни души. Тогда Главная Шестёрка поднялась в кабинет Селестии. Над столом из красного дерева висела картина с красивым белоснежным аликорном. Её грива была тёмно-коричневого цвета, а Кьютимарка представляла собой перо с чернильницей. Кем был на самом деле тот аликорн Твайлайт так и не узнала. Ей всё не хватало смелости спросить об этом принцесс. Обстановка кабинета была ей знакома, но некоторые вещи были новые, какие-то вроде бы переставлены… Около накренившегося портрета аликорна Шестёрка увидела четыре тревожных красных лампы. Пони обошли апартаменты принцессы Селестии и Луны. Каких-то вещей недоставало, какие-то были Твайлайт незнакомы. Но главное – кабинет выглядел чуть по-другому, чем тот, к которому привыкла Твайлайт. В этом же кабинете пони нашли несколько странных футуристических скульптур, своеобразные неоновые светильники и электронные замки на подавляющем большинстве дверей. Почему же все двери были распахнуты настежь? Если предположить, что рекламный щит говорил правду, то почему здесь не осталось ни одного пони? Врятли той же Селестии и Луне удалось бы уговорить всех без исключения жителей Понивилля покинуть родной дом. Что же заставило их это сделать? И раз уж теперь Главная Шестёрка знала, что дворец какое-то время находился в стазисе, то как долго? Допустим, теория Доктора Хувса верна, тогда сколько на самом деле прошло времени с момента взрыва? Месяцы, годы? Шестёрка пони подошла к рабочему месту наставницы Твайлайт Спаркл. Рядом с красно-жёлтым футуристическим светильником стояла фиолетовая полусфера. На её стеклянной поверхности было нанесено изображение шестиконечной звезды. Твайлайт приложила копыто к стеклу.

— Сканирование завершено. Личность установлена: Мисс Твайлайт Спаркл. Доступ разрешён, — произнёс женский голос. Над столом повис прямоугольный полупрозрачный голографический экран. Он показывал часть стола, портрет аликорна с красной гривой и мигающие красные лампы на стене. Начала играть торжественная музыка.

— Да выключи ты её уже, Кловерлиф! — раздался нервный голос Селестии. Затем показалась и сама наставница. Принцесса встала за стол, сняла с мордочки респиратор и тяжело вздохнула. Она провела копытом по растрепанной гриве и сказала в камеру:

— Здравствуй, Твайлайт Спаркл. Я искренне надеюсь, что ты получишь это сообщение. У меня очень мало времени, поэтому я буду кратка. У тебя наверняка масса вопросов о том, что же произошло, но… на все ответить я не успеваю. Прости. Пока у меня ещё есть время, перейду к сути. Подозреваю, что многие из вас ещё не до конца осознали, что же произошло с Понивиллем. Тогда, восемнадцатого июля… да это действительно была ядерная ракета. Если теория Хувса верна, то Понивилль вместе со всеми его жителями переместился вперёд во времени. По крайней мере, группа разведки обнаружила лишь огромную котловину в том месте, где должен быть город. Никаких обломков обнаружено не было. Так вот… за несколько лет до взрыва мы с сестрой приготовили этот энергетический купол для защиты Кантерлота от радиации и другого излучения в случае чрезвычайного происшествия. Если бы ты видела то, что видели мы в первые годы после того взрыва! Безжизненная пустыня и светящийся ночью песок, гонимый радиоактивными воздушными потоками… Мы пытались связаться с королевством Грифонов, Кристальной Империей… да с кем только не пытались! Ответа не последовало. Через десять лет автономного существования под куполом мы поняли: мы оказались в ловушке. Радиация и не думала ослабевать и в купе с рентгеновским излучением космоса уничтожила всё живое на Земле. Остались лишь мы, пони, навечно запертые под куполом. Я откапала старые чертежи Доктора Хувса. Вместе с учёными пони нам удалось построить передатчик гравитационных волн. Нет времени объяснять, что это. Спроси у Хувса. Он объяснит. Так вот, купол защищает от любого излучения, но есть одна проблема. Он был рассчитан всего на сто лет. Мы понимали грозящую нам опасность и принялись усыпать небосклон гравитационными лучами. И однажды прилетели они. Пони с Портеквиина, третья планета солнечной системы звезды Фомальгаут. Внешне они оказались идентичны нам, но строение внутренних органов отличалось. Они были намного выносливее нас. Мы установили контакт. Они пообещали прислать группу пони-деконтаминаторов, чтобы нейтрализовать смертельные гамма-лучи. Мы работали изо всех сил, трудились бок о бок… но тщетно. Прошёл век, а экологию на Земле восстановить так и не удалось.

— Принцессы, уровень радиационного поля внутри купола достиг сорока двух микрорентген в час. Надо уходить. Сейчас же!

— Дай мне ещё пять минут, Кловерлиф.

К Селестии присоединятся Луна, снявшая респиратор:

— Срок действия купола истекает. Он всё ещё защищает нас от пыли и ультрафиолета, но радиационный фон стал резко возрастать. Два дня назад он достиг тридцати семи микрорентген в час, а теперь поднялся до сорока двух.

— Земля больше не пригодна для жизни. Сегодня 14 апреля 2109 года. Мы улетаем на Фомальгаут. Я настрою купол на стазис, чтобы ты нашла дворец в целости и сохранности, сколько бы времени ни прошло, — По щеке Селестии протекла слеза. — До свиданья, моя преданная ученица Твайлайт Спаркл. Да пересекутся наши дороги в будущем.

— Прощай, Твайлайт, — произнесла Луна. Принцессы надели респираторы, и Луна остановила запись.

— Вот это поворот событий… — Твайлайт обошла стол и опустилась на пол, прислонясь к нему спиной. Единорожка закрыла копытами глаза. Из её глаз ручьями полились слёзы. Остальные пони Шестёрки подошли к ней, чтобы хоть немного успокоить.

— Твайлайт, не плачь, нам всем сейчас нелегко.

— Ты не понимаешь, ЭпплДжек! — Сквозь слёзы пробормотала Твайлайт Спаркл. — Их больше нет! Никого. Ни Селестии, ни Луны, ни кого бы то ни было ещё!

— Как ты можешь быть настолько уверена в этом? — спросила Рейнбоу. — Они ведь улетели!

— Солнце стало красным, оно больше не греет Землю, а улетели они всего лишь через сто лет после взрыва ядерной ракеты… — Твайлайт покачала головой. — Прошли миллионы лет, Рейнбоу! Они все умерли… Умерли много сотен тысячелетий назад…

— Но ведь считается, что принцессы бессмертны, — сказала Пинки. — Может быть, Селестия с Луной и сейчас живут где-нибудь на Портеквиине или другой планете?

— Не думаю, Пинки. Миллион лет – слишком большой срок.

— И всё таки наверняка мы не знаем.

— Даже если они до сих пор живы, во что я лично не верю, с их технологиями принцессы могут быть на любой планете нашей галактики! Врятли они бы предпочли провести пару миллионов лет на одной планете, имея возможность слетать, куда душе угодно.

— Я согласна с Твайлайт, — сказала Рарити, — Они бы не остались на одной единственной планете, имея в распоряжении звездолёты.

— Но тут возникает другая несостыковка, — сказала Рейнбоу. — Селестия упоминала про радиоактивное излучение, не позволяющее пони выйти за пределы купола. Но мы уже месяц, как живём… в этом будущем и ничего – живы.

— Я думаю, за столько лет радиация постепенно нейтрализовалась, а атмосфера могла восстановиться растениями, которым не страшны резкие перепады температур. — Ответила Твайлайт.

— Растениями? Что-то я не видела много растений по пути сюда, — произнесла Пинки.

— В любом случае, мы не сможем выжить, если останемся на этой умирающей Земле, — сказала Флаттершай. — Они ведь смогли отправить сообщение на звёзды, значит, и мы сможем.

В глазах Твайлайт загорелся огонёк надежды.

— Гравитационные волны… Если мы сможем разобраться в устройстве передатчика, с помощью которого жители Кантерлота призвали инопланетных пони, мы наверняка сможем связаться и с Фомальгаутом! Они наверняка нам помогут!

— Или сделают своими рабами навечно, — сказала ЭпплДжек. — Откуда ты знаешь, что пришельцы будут лояльны к нам? Тех, что забрали выживших в две тысячи сто девятом, уже давно нет. Сменились тысячи поколений. Мы не знаем, что твориться на Фомальгауте теперь.

— В любом случае, это наш единственный шанс на спасение. Понивилль согревает земля, накопившая тепло от ещё старого Солнца. Вчера ночью температура опустилась до нуля. Хувс прогнозирует похолодание до минус пяти-десяти градусов в ближайшие несколько недель. Затем станет ещё холодней. Мы все замерзнем, если останемся в Понивилле. Все пони должны переехать в Кантерлот. Находясь под куполом, нам уже ничего не будет угрожать.

— Ты в этом так уверена, Твай? — спросила ЭпплДжек. — А холод, радиация, пылевые бури?

— Как раз от всего этого и защитит нас энергетический купол! Нам нужно переехать в Кантерлот, если мы хотим выжить!

Главная Шестёрка вернулась в Понивилль к восьми часам вечера. Первым делом Твайлайт сообщила Хувсу, что его теория о перемещении во времени подтвердилась. Ещё она рассказала всё, что они смогли узнать о дворце под куполом, миллионы лет назад бывшим столицей Эквестрии, и о пришельцах, эвакуировавших планету. Доктор Хувс заворожено следил за всем, что ему говорила Твайлайт. Когда единорожка закончила, Хувс с криками: “Я знал!” убежал в сторону мэрии. Полтора часа он беседовал с мэром Гривой. Доктор Хувс говорил о необходимости немедленно эвакуировать город, пока не стало слишком поздно. Коричневый пони ссылался на тот факт, что Понивилль грела земля, перенесённая из далёкого прошлого, а через несколько недель она может охладиться настолько, что перенести ночной холод будет не в состоянии ни один пони. Госпожа мэр нервно проводила копытом по гриве, снимая пот напряжения. Рассуждения учёного были более чем логичными и похожими на правду. Грива просила Хувса не торопиться с выводами и проверить, идёт ли похолодание на самом деле или нет. Она просила его сделать всё возможное, чтобы обезопасить Понивилль и эвакуация в Кантерлот не состоялась. Хувс согласился подождать несколько дней, но он сразу же сказал: “Если похолодание подтвердится, Вам ПРИДЁТСЯ эвакуировать пони в Кантерлот, госпожа мэр”. Грива всю свою жизнь провела в этом городе. Уехать из него сейчас значило бы для неё навсегда распрощаться со своим прошлым. Всё в Понивилле было ей знакомо с детства: фонтан в парке, ратуша, небольшое озеро, на котором всегда было полно народу по выходным. Если Грива уедет из города, это будет означать только одно: она предаст Понивилль, а вместе с ним, и всё, раде чего она жила. При нынешнем положении вещей эта мысль звучала немного абсурдно. Эвакуировать тысячи понивилльцев, обезопасить их жизни – вот, что должно было бы волновать Гриву. Но госпожа мэр колебалась. Она всю свою долгую жизнь прожила в Понивилле, лишь изредка выбираясь куда-либо ещё. Она не могла навсегда оставить этот город. Просто не могла.

Прошло пять дней. За это время среднесуточная температура опустилась ещё на несколько градусов. Почва промёрзла, на окнах появились ледяные узоры. Понивилльцы поняли, больше ждать нельзя. В здании мэрии состоялось срочное собрание, посвящённое эвакуации пони в Кантерлот. На нём присутствовали все пони Шестёрки, госпожа мэр, Доктор Хувс и некоторые другие пони. Как не пришлось уговаривать Гриву, в итоге Хувс смог склонить пожилую пони на свою сторону. Было решено отправить небольшую экспедицию из двадцати охранников, чтобы те подготовили дворец и его окрестности к повторному заселению. Мэр Грива, по просьбе Доктора Хувса, сделала объявление на весь Понивилль, что из-за грядущего похолодания у жителей города есть одна неделя на то, чтобы упаковать вещи и отправиться в Кантерлот.

Ровно через неделю, четырнадцатого июля в девять часов утра, Конвой из нескольких тысяч понивилльцев покинул родной город и направился в сторону горы, где располагался Кантерлотский дворец. Пони собрали все свои необходимые вещи, забили досками окна и двери домов и, нацепив на себя большие походные рюкзаки, двинулись в путь. В Понивилле не осталось не души. Далеко не все пони сразу согласились покинуть родные дома и отправиться навстречу неизвестности. Многие резиденты боялись этого будущего, и страх заставлял их зажаться в угол. Дольше всего пришлось убеждать пожилых, не мыслящих жизнь на новом месте. Пони-подростки относились к переезду, как к новому приключению, пони средних лет, как к вынужденной необходимости, открывающей дверь в новый таинственный мир, а для пони преклонных лет переезд был сравни смерти. Они не представляли себе, как можно покинуть свой родной уютный дом с тёплым камином, как можно отказаться от тихой жизни в пользу опасностям и страхам, таящимся в этом давно забытом всеми мире. Мэр Грива по просьбе Доктора Хувса лично уговаривала пожилых пони не паниковать, начинать паковать вещи и готовиться к экстренной эвакуации из города. Хувс считал, что таким образом у них больше шансов уговорить всех жителей Понивилля отправиться в Кантерлот в течение недели. Многие ругались на госпожу мэр и Хувса, кто-то запирался и говорил, что родился в этом доме и в нём же желает покинуть этот мир, когда закончится запас дров. Но так или иначе, всех удалось уговорить покинуть город, хоть это и не было легко для мэра Гривы. Она сама расставалась с Понивиллем со слезами на глазах, подозревая, что сюда они больше никогда не вернутся. У Твайлайт, также как и её подружек было подавленное состояние. Каждая из них отдала бы всё на свете, только бы проснуться от этого ночного кошмара, вернуть всё на свои места.

Поход занял три дня. Три долгих дня по выжженным много веков назад радиацией холмам и бывшим устьям рек. Дорога выдалась крайне тяжёлой. Психологическое давление сказывалось на пони также отрицательно, как и невыносимая стужа ночи и непредсказуемая погода в течение суток. Днём было чуть лучше, так как было хотя бы тепло. Но и голубое небо, кривые созвездия и алое Солнце не внушали понивилльцев радости или хотя бы малейшей надежды на то, что скоро их мучения закончатся. К сожалению, не все пони смогли добраться до Кантерлота. Для нескольких пенсионеров этот поход оказался последним в жизни. В их числе была и бабушка ЭпплДжек, бабуля Смит. Как сказал доктор, сердце не выдержало столь сильных физических и эмоциональных перегрузок. Тем вечером ЭпплДжек не спалось. Её мучали ночные кошмары, хотя, что именно пугало деревенскую пони, она не помнила. ЭйДжей, аккуратно переступая через спящих в спальных мешках понивилльцев, вышла из пещеры и, обойдя её с севера, остановилась под засохшим деревом. Земля под ним ещё была сырой. ЭпплДжек подняла голову. Она увидела звёзды. Много, много звёзд. А ещё её взору предстала Луна, серая, но всё такая же родная, как и несколько миллионов лет назад. Пони закрыла мордочку правым копытом и зарыдала. На всхлипывания подруги пришла Твайлайт. Ей тоже не спалось, и она решила ненадолго выйти из пещеры, чтобы полюбоваться звёздами и поразмышлять на философские темы. Твайлайт молча подошла к подруге и обняла её. ЭпплДжек уткнулась в грудь фиолетовой единорожки заплаканной мордочкой. Твайлайт положила голову ей на плечо и закрыла глаза. Слова были не нужны. Только сочувствие могло заставить деревенскую пони продолжить бороться за свою жизнь и жизнь её младшей сестры ЭпплБлум, и Твайлайт дала подруге то, что ей было сейчас нужнее всего — сострадание.

Семнадцатого июля жители Понивилля добрались до Кантерлота. Охранники, находившиеся здесь неделю, уже смогли обнаружить наиболее удобные и привычные для пони дома. Они составили план Нового Кантерлота (так неофициально стали звать дворец и близлежащие к нему территории пони) и распределили всех по их будущим домам. Некоторым предложенные дома не понравились, и они решили переселиться. Мэр Грива просила всех пони сообщать в новую мэрию, разместившуюся в бывшем здании толи банка, толи музея, о переезде из одного дома в другой. Молодёжь в силу своего авантюрного характера поселилась преимущественно на нижних этажах пустых небоскрёбов и в футуристических домах причудливых форм. Все остальные пони предпочли классические дома, напоминавшие постройки Понивилля. На границе замка расположились земнопони, планирующие заниматься сельским хозяйством (почва там состояла преимущественно из чернозёма и была крайне плодородной). Здесь же и остепенились ЭпплДжек с ЭпплБлум и Большим Маком. Под самым куполом пегасы постарались расположить побольше белых облаков для орошения засеянных земель. Таким образом, повторялась древнее предание: вновь пегасы, земнопони и единороги были вынуждены работать в гармонии раде лучшего будущего. Но только на этот раз между ними не проскакивало искр вражды, наоборот, их ещё больше сплотила любовь к жизни и стремление выжить. В центре города были обнаружены огромные резервуары с замороженной пресной водой. По расчетам Хувса, такого количества воды хватит всем переселившимся пони на ближайшие четыре-пять лет. Этот факт не мог не обнадёживать. Шаг за шагом земнопони занимались сельским хозяйством, а пегасы и единороги им помогали. Через месяц появились первые всходы, а это значило, что Кантерлот не останется без продовольствия. В некоторых супермаркетах сохранилось какое-то количество пакетов с чипсами, газированной водой и консервированных полуфабрикатов, не говоря уже про конфеты и леденцы, которые пони по очевидным причинам посчитали не нужными на другой планете. Хувс вычислил, что запасов еды в супермаркетах Кантерлота должно хватить на шесть-семь месяцев. Какого же было изумление учёного, когда через три недели на полках не осталось практически ничего. Дети постарались.

Меткоискатели каждый день придумывали себе новые хобби. Хохот и задиристый смех ЭпплБлум, Скуталу и Свити Белль радовали Твайлайт. Им удалось оживить этот пустынный город! Им удалось избавиться от всеобщей апатии! Каждый следующий день открывал нечто новое. Окрестности футуристического Кантерлота оставалось изучать и изучать.

Твайлайт поселилась во дворце. Может и не очень скромно, зато всё здесь напоминало единорожке о Селестии и Луне. ЭпплДжек присмотрела себе домик на периферии города. Рейнбоу Дэш, не отличавшаяся особой скромностью, заняла бывшую комнату Луны, и таким образом пегаска расположилась одновременно и ближе к своей подруге, и к облакам. Рарити заняла вполне классический кремовый домик, где продолжила вышивать платья на заказ. Флаттершай поселилась в небольшом домике для земнопони, который во многом напоминал пони её родной дом. Любимых зверушек Флаттершай притащила с собой. Она просто не могла допустить, чтобы те замёрзли в Понивилле. Пинки заняла двухэтажный стеклянный дом, правая часть которого была больше левой. Здание больше напоминало двухэтажный выставочный зал, нежели частный дом, но Пинки это нисколько не смущало, наоборот, ей будут видны все близлежащие дома, и розовая пони будет всегда знать, что происходит вокруг.

Постепенно жизнь налаживалась, и пони возвращались к привычному для них размеренному ритму жизни, царившему в Понивилле далёкого прошлого. Всё вокруг теперь напоминало родной дом. Надо отдать должное и мэру Гриве. Несмотря на её крайне скептическое отношение к переезду, госпожа мэр смогла убедить всех пони покинуть родной дом и двинуться навстречу неизвестности. И вот теперь, спустя месяц, как понивилльцы обосновались на новом месте, Грива поняла, что дом, это не то место, где ты выросла, а то, где тебе будут всегда счастливы. Госпожа мэр позволила себе проронить слезу счастья, когда увидела радостных Меткоискателей, хохочущих и непринуждённо скачущих по улицам города будущего. Да, дела шли как по маслу. В бывших катакомбах под Кантерлотом Хувс обнаружил огромный излучатель гравитационных волн. Три недели ушло для учёного пони разобраться в устройстве непонятного агрегата. На его счастье, излучатель был направлен как раз в сторону звезды Фомальгаут (антенной служил наклонённый шпиль одной из башен дворца). Надеяться на то, что они смогут связаться с Селестией или с Луной не приходилось. Уж очень был мал шанс обнаружить принцесс. Если они сумеют хотя бы установить контакт с инопланетянами, и то будет хорошо. Как ни как, а водные ресурсы в Кантерлоте всё же ограниченные. Пони была нужна помощь, хоть какая-нибудь, но помощь. Они врятли продержатся долго на этой умирающей планете. А что если Солнце начнёт остывать гораздо быстрее, чем сейчас? Твайлайт не хотела об этом думать. Единорожке хотелось верить в лучшее. Каждый день на протяжении двух последующих месяцев она навещала Хувса, который возился с электроникой гравитационного передатчика, и спрашивала, не получил ли он ответа со звёзд. Учёный лишь отрицательно мотал головой. Твайлайт Спаркл прекрасно понимала, что могут уйти месяцы, годы, а то и ещё больше, прежде чем их сигнал достигнет Портеквиина. Хувс настроил антенну так, чтобы та каждый час отправляла одно и тот же зацикленное сообщение, зашифрованный азбукой Морзе: “Понивилль просит помощи. Понивилль просит помощи…”

Доктор Хувс продолжал “бомбардировать” Фомальгаут этим сообщением на протяжении трёх последующих месяцев, вплоть до тридцатого октября, когда сигнал, наконец, дошёл до адресатов. Поздно вечером в сотне метрах от южной границы купола приземлился звездолёт. Это был относительно небольшой патрульный крейсер солнечной системы Фомальгаут. Его тёмно-синий плавный корпус с многочисленными антеннами переливался цветами Северного Сияния. Раздался звук гидравлических поршней, и нижняя панель звездолёта плавно опустилась на песок. Сквозь белую дымку были видны два нечётких силуэта. Пришельцы спустились по трапу на выжженную радиацией землю. Когда дымка рассеялась, Твайлайт Спаркл, как и остальные пони, потеряла дар речи. Она была готова встретить кого угодно, но только не их. В пятидесяти метрах от единорожки стояли её старые знакомые: Дискорд и Луна.