Рассказчик

Если вам попадётся герой, который вас слышит, то берегитесь...

Пинки Пай Дискорд Человеки

Мелкий Шрифт

Трейси нужно было жилье, но откуда ему было знать, что оно в другом мире? Теперь же навоявленному жильцу, нужно каким-то образом работать на Земле, при этом живя как пони в Эквестрии. И это будет либо так, либо он может распрощаться со своим бытьем человеком.

Другие пони Человеки

Заражение 5

Тёмные времена остались далеко позади, утеряны в тысячелетиях. Однако, на всё уходит в вечность и многое способно вернуться, суля такие ужасы и кошмары, которых даже мудрая Луна не видела в чужих снах.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Бессильные мира сего

Действие развернется спустя двадцать лет после конца 4-ого сезона. Эквестрия обрастает технологиями - наступает золотой век. И он. Фезерфолл. Упадок. Бессмысленность. Эти три слова стали истинными синонимами в его собственном воспаленном мозгу. А над Кантерлотом идет черный дождь. Но ради чего? Или кого?

Неожиданное свидание

Если что-то и могло разбить сердце Рэрити сильнее, чем смотреть как её лучшую подругу продинамили, так это наблюдать, как Твайлайт возвращается в библиотеку со столь же разбитым сердцем. Но Твайлайт повезло, ибо будь проклята Рэрити, если допустит такое.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Всё, что мы хотели сделать…

Однажды Искатели знаков отличия уже работали в газете. В то недоброе время их оружием были сплетни, слухи и недомолвки, что позволило тиражу взлететь до небес. Но за каждым взлётом следует падение, и оно преподало им ценный урок. Они попросили прощения, и все жили долго и счастливо. Ну, недели где-то три. Искатели вновь возвращаются в газетный бизнес, и на этот раз в их статьях не будет ни капли лжи. Это небольшая история о торжестве энтузиазма над способностями.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Семь свободных искусств

Семь свободных искусств древней Греции.

ОС - пони

Хочешь жить вечно?

Когда один из чейнджлингов оказывается в плачевном положении, Кризалис предлагает ему сделать трудный выбор.

ОС - пони Кризалис

Компьютер Твайлайт

Твайлайт-учёный построила новый компьютер и решила испытать его. И даже успела задать ему три с половиной вопроса.

Твайлайт Спаркл Спайк

Дикие горы

Небольшой рассказ на тему нелегкой жизни небольшого племени пегасов в неласковых горах.

Другие пони

Автор рисунка: MurDareik

Понивилль на краю света

Глава 3 – Старые знакомые

30 Октября. 10:09 После полудня.

Несколько тысяч бывших жителей Понивилля, столпившиеся у шлюза и раскрывшие рты от удивления, наблюдали за спускавшимся к ним с неба звездолётом. Многие не верили в то, что на их сигнал о помощи могли откликнутся дальние миры галактики, но то, что видели их собственные глаза, рассеивало всяческие сомнения. Пришельцы уже здесь. Всех мучил один и тот же вопрос: будут ли они дружелюбны или откроют огонь по живым мишеням? Ответ на него пони получили спустя ещё несколько мучительных минут ожидания, вылившимися в вечность.

Главная Шестёрка стояла в пятидесяти метрах от шлюза. Именно они первыми вступят в контакт с представителями внеземной цивилизации. Твайлайт стояла впереди всех. Единорожка дрожала от страха. Она не представляла себе, что ей делать, если ситуация выйдет из-под контроля. Доктор Хувс дал Твайлайт лишь общие рекомендации как следует вести переговоры. В теории всё было просто. А на практике малейшая ошибка могла привести к непредсказуемым последствиям. Не только Твайлайт дрожала, страх овладел всеми пони Шестёрки. С взглядом, полным надежд и мольбы, они смотрели на звёздное небо, на то, как светящаяся точка медленно принимала очертания космического корабля. Спустя десять минут тёмно-синий звездолет с многочисленными антеннами коснулся Земли. Нейтронные двигатели, расположенные снизу, смолкли. На правом борту патрульного крейсера системы Фомальгаут красовался серийный номер корабля “LF-2010”. Раздался звук гидравлических поршней, и нижняя панель космического корабля плавно опустилась на поверхность мёртвой земли. Два нечётких силуэта спустились по трапу и сделали несколько неуверенных шагов по земной поверхности, видимо, привыкая к земной гравитации. Твайлайт вгляделась в белоснежную дымку, плотно обволакивающую двух пришельцев, пытаясь разглядеть их лица, но всё было тщетно – туман был слишком плотный. Когда же дымка рассеялась, пони Главной Шестёрки ахнули, выпучив глаза и раскрыв рты от удивления. В пятидесяти метрах впереди стояли их старые знакомые: Дискорд и Луна. Луна была одета в синий облегающий костюм, сделанный из какого-то явно синтетического материала, на левой части груди висел прямоугольник, составленный из многочисленных маленьких разноцветных квадратов. То был аналог медалей и орденов, но более практичный. Две тонкие золотые полосы шли параллельно телу, но ни пуговиц, ни молний на камзоле не было. Точно такой же костюм был на Дискорде. Отличие только в цвете: он был красный, с двумя толстыми тёмно-синими полосами поперёк тела. Наград на нём было значительно меньше. Оба держались гордо, уверенно. Не было никаких сомнений, что это не первая их совместная операция.

— Какого?! Принцесса! Берегитесь! — Крикнула Рейнбоу, взмыв в воздух, готовясь атаковать Дискорда. Луна, стоявшая в трёх метрах впереди Дискорда, вытаращила глаза и испуганно попятилась назад. Драконоквикс же вытянул руку, и Рейнбоу энергетической волной отбросило назад, к своим подругам.

— Ну погоди же ты у меня! — отряхнулась от песка пегаска, не желавшая сдаваться без боя.

— Подожди… — Твайлайт удержала магией хвост Рейнбоу.

— Ты это чего? Не видишь, что ли, враг на горизонте?!

— Я бы не была столь поспешна с выводами, Рейнбоу.

— И что это должно, по-твоему, значить? — не поняла Дэш.

— Они стоят бок о бок. Так уверенно, словно… словно они уже давно работают вместе. Это странно…

— Ты не понимаешь, Твайлайт? — Крикнула Рейнбоу, — Он её загипнотизировал! Луна неадекватна! Где Селестия? Он избавился от неё, а теперь издевается и над разумом младшей принцессы, заставляя повиноваться! Но мы его можем остановить! К тому же, ты видела, как он меня отбросил?

— Рейнбоу, не глупи. Дискорд всего лишь оборонялся. Что ему ещё оставалось делать? Представь, на тебя несётся пегас, явно агрессивный. Что ты будешь делатьв первую очередь? Правильно, защищаться.

— Твайлайт, — сказала ЭпплДжек, — Тебя разве не смущает тот факт, что принцесса Луна и Дискорд, много веков враждующие и в принципе несовместимые личности… стоят вместе? Бьюсь об заклад, что-то здесь не чисто! К тому же остаётся незакрытым вопрос, куда делась принцесса Селестия. Наверняка, это имеет непосредственное отношение к нему, не думаешь?

— Именно так я и думаю!

— Прошу прощенья?

— За несколько миллионов лет Селестия с Луной могли сотню раз перевоспитать Дискорда. Он изменился. Он теперь не такой, каким был прежде.

— Повелителя хаоса? — спросила Рарити. — Хм, прости меня, Твайлайт, но таких, как Дискорд, в принципе не возможно перевоспитать. Он – воплощение абсолютного зла, хаоса и разрухи. Он не умеет быть ни добрым, ни сочувствующим.

— И всё-таки я верю, что любого злодея можно перевоспитать…

— Твайлайт! — сказала Рейнбоу, — Ты перечитала своих заумных книжек. Такие, как Дискорд, не меняются!

— И даже спустя пару миллионов лет?

Рейнбоу Дэш на секунду задумалась.

— Девочки, давайте не будет торопиться с выводами, — сказала Пинки Пай, — Может быть, им вовсе и не много-много-много-много сотен тысяч лет. Вполне возможно, что в таком далёком будущем уже существует машина времени и они… ну намного моложе, чем ты, Твайлайт, считаешь.

— Скорее всего, так оно и есть, Пинки. Как ещё ты объяснишь, что выглядят они точно так же, как и сотни тысяч лет назад?

— Не аргумент! — перебила Рейнбоу Дэш. — Ты знаешь, как выглядели принцессы, до появления Найтмер Мун? То-то же!

Тем временем, пока пони Главной Шестёрки спорили, Луна и Дискорд обменялись парой слов. Им обоим было интересно наблюдать за дискуссией парламентёров. Подождав с минуту, Луна демонстративно откашлялась и направилась в сторону купола. Дискорд пошёл следом. Твайлайт заметила, что в отличие от принцессы ночи походка последнего была менее аккуратной, а взгляд ни на секунду не фокусировался на каком-либо одном объекте, из чего фиолетовая единорожка предположила: Дискорд был в подчинении у принцессы Луны. Главная Шестёрка сделала пару шагов вперёд и остановилась. Когда Луна и Дискорд были уже в пятнадцати метрах от них, Твайлайт побежала навстречу старым знакомым:

— Принцесса! — крикнула единорожка и обняла Луну обоими копытами, положив голову на её плечо. — Я так рада Вас снова увидеть!

Луна, выпучившая удивленные глаза, была явно ошарашена, таким поворотом событий. Дискорд уже вытянул руку вперёд, намереваясь вырвать Твайлайт Спаркл из объятий, но принцесса повернулась к нему и лишь покачала головой. Она не понимала, почему местная цивилизация оказывает им столь радушный приём (обычно всё было с точностью до и наоборот), но неожиданное внимание со стороны местных ей польстило. Дискорд же пробормотал что-то невнятное и отвёл глаза.

— Мы так по Вам скучали! — произнесла Твайлайт. С её щеки стекла слеза радости, — Я и не думала, что увижу Вас снова! Я так рада!

— Простите, мы знакомы? — Спросила принцесса Луна.

— Что? — не поняла единорожка.

— Я спрашиваю, мы разве с Вами где-то встречались?

— Я Твайлайт. Твайлайт Спаркл. Вы что меня не помните?

— Пардон? — нахмурилась Луна и перевела взгляд на Дискорда. Тот лишь покачал головой, мол, разбирайся сама.

— Неужели Вы меня не помните? — переспросила Твайлайт.

— Нет, — хватка единорожки немного ослабела, — Что именно я должна помнить?

— Как же?! А как же то празднование Дня Летнего Солнцестояния, когда Вы превратились в ужасную Найтмер Мун и грозились устроить вечную ночь, а мы Вас образумили?! Помните? А празднование первой Ночи Ночных Кошмаров после Вашего возвращения, когда Вы всё никак не могли найти общий язык с понивилльцами? Неужели Вы и этого не помните?

— Я не знаю, о чём Вы говорите мисс, как Вас… Лайла?

— Твайлайт Спаркл.

— Извини, Твайлайт, я правда не понимаю, о чём ты говоришь.

Твайлайт на секунду смолкла.

— Ну а Селестия? Что с ней случилось?

— С ней ничего не случилось. Мы прилетели на Землю по её распоряжению.

— Значит, она жива! — воскликнула радостная Твайлайт. Луна и Дискорд переглянулись.

— Разумеется, — нахмурив бровь, произнесла младшая принцесса.

— Ура! Девочки, вы слышали? Селестия жива!

Пони Главной Шестёрки радостно переглянулись. Драконоквикс раздражённо постучал пальцами по наручным часам.

— Простите… Твайлайт, но у нас мало времени. Солнечная система должна быть полностью эвакуирована до восхода Солнца. Так как ваш город – единственное место, где остались живые пони, это не займёт много времени. Мы планируем управиться за пять часов ровно.

Твайлайт остолбенела.

— Вы собираетесь нас… эвакуировать?

— Да, пока ещё есть время.

— Это какая-то шутка, правда? — в ответ Луна лишь ещё больше нахмурилась. — Что это значит, объясните!

Драконоквикс усмехнулся, видя, как мучается Луна без его парламентёрских навыков. Принцесса перевела взгляд на Дискорда. Тот, не обращая никакого внимания на компаньона, тихонько посвистывал, глядя на россыпи звёзд. Луна раздражённо оскалилась на напарника.

— Вашей цивилизации нельзя оставаться здесь, — не совсем удачно подбирая слова, продолжила принцесса ночи, — Через восемь часов Солнце превратится в нейтронную звезду. Взрыв будет такой силы, что без особого труда испарит шесть ближайших к эпицентру планет, включая Сатурн. Наш крейсер может поднять от силы пятьдесят пони, поэтому с нами вы не полетите. В ближайшее время Дискорд вызовет Портеквиин, и сюда прилетит корабль побольше. Наша же цель – убедить земных пони в необходимости срочной эвакуации. Затем мы и здесь.

— Но куда вы собираетесь нас эвакуировать?! — взволнованным голосом спросила Твайлайт.

— Это будет зависеть от многих факторов. В том числе и от окончательного решения Первого Секретаря Ассамблеи Федерации Звёзд. Скорее всего, мы переселим вас на Портеквиин. Райское место. Там вам понравится.

— Вы не понимаете! Для многих был шок покинуть родной Понивилль и перебраться в Кантерлот после той ужасной катастрофы! Пони не выдержат ещё и межгалактического перелёта!

— Выдержат. При желании мы можем положить их в крио-сон, если те пожелают. Но это уже крайние меры.

— Я не о том говорю, принцесса! Мы использовали источник гравиволн в подвале дворца Кантерлот не для того, чтобы пришельцы эвакуировали нас с нашей же родной планеты, а для того, чтобы они помогли нам выжить!

— Это приказ Федерации звёзд. По-твоему организованная эвакуация с планеты, которая вот-вот исчезнет с радаров квадранта, не является спасательной операцией? Я правильно поняла? Зачем же вы тогда просили о помощи?

— Конечно же нет! Наоборот, все мы, пони Главной Шестёрки, Вам искренне благодарны… я имею в виду то, что многие не готовы так круто поменять свою жизнь! Это глубочайший стресс! Кому-то пришлось распрощаться со своими родными, не выдержавшими переезда на новое место... Принцесса Луна, я боюсь, что понивилльцы будут биться не на жизнь, а насмерть, узнав, что за них всё решила какая-то Федерация Звёзд, что им не оставили право выбора. Я не хочу допускать ни паники, ни жертв среди мирного населения. Вы ведь меня понимаете?

— Мы обсудим это чуть позже, — перебила Луна, — У вас наверняка есть какой-то административный центр, где мне можно переговорить с Вашим руководством.

— Мэрия? Есть. И мэр есть.

— Замечательно. Проводите нас?

Когда шлюз открылся, толпа пони утонула в аплодисментах и радостных возгласах. Было трудно поверить, что спустя миллионы лет, они вновь видели родную принцессу Луну. Многих настораживал вопрос, почему вместо Селестии младшую принцессу сопровождал Дискорд, бывший некогда повелителем хаоса, а теперь радостно улыбающийся наигранной улыбкой и машущий возбуждённой толпе. Хувса этот вопрос также волновал. Учёный решил на всякий случай не спускать глаз с драконоквикса, мало ли что тот задумал. Толпа расступалась перед пришельцами, провожая их радостными возгласами. На пони Главной Шестёрки, Луну и Дискорда падал свет прожекторов, создающий белую дорожку от шлюза до мэрии. Луна демонстративно махала копытом и улыбалась. Такое поведение было совсем не свойственно младшей принцессе, и Твайлайт поделилась своими опасениями с подругами.

— Я не узнаю Луну.

— В смысле? — не поняла ЭпплДжек.

— Эти жесты… Они настолько противоречат её поведению, её характеру.

— Твайлайт, брось. Радуйся, что у нас хотя бы появился шанс на спасение! В любом случае будет лучше перебраться на новую планету, нежели ждать, пока тебя испепелит энергия взрыва Солнца. Земля практически погибла. Луна права, одни долго мы здесь не протянем.

— Конечно, права, но я боюсь, что многие наотрез откажутся эвакуироваться. А если пони откроют огонь по парламентёрам?… это может плохо обернуться для всех нас.

— Твайлайт, выброси эти мысли из головы. Мэр Грива обо всём позаботится. Радуйся, что теория Хувса о гравиволнах подтвердилась и что Федерация Звёзд отнеслась к нашему положению благосклонно. Думаешь, я горю желанием покинуть родную Землю? Я сама не знаю, как сообщить Эпплблум о том, что сегодня – последняя ночь, которую мы проведём на родной планете. Но я-то знаю, что мы-то ничего не можем сделать.

— Я с тобой согласна, ЭйДжей. Но принцесса… меня тревожит её поведение. Она ведёт себя странно, совсем не как Луна, которую я знала…

— Это всё потому, что прошли сотни тысяч лет. Мир изменился, а вместе с ним и принцесса. Она не помнит тебя, потому что эвакуация на Портеквиин была слишком давно.

— Нет, ЭпплДжек. Такие события невозможно забыть. Сколько бы времени ни прошло…

Тем временем взгляд Дискорда, идущего вместе с принцессой ночи перед Главной Шестёркой, привлёк стоящий неподалёку аэромобиль без колёс. Драконоквикс щёлкнул пальцами и исчез, а когда через несколько секунд Луна спохватилась о напарнике, тот выскочил из-под капота, обмазанный смазкой.

— Ты только глянь, — обратился Дискорд к принцессе, держа в руке несколько проводов, — какой примитивный аэромобиль на тау-моторе! Мы такие уже шестьсот лет как не используем!

— Дискорд!!! — крикнула Луна. Драконоквикс ещё раз щёлкнул пальцами и оказался около компаньона, — Что я тебе говорила насчёт телепортаций на чужих планетах?

— Простите, администратор, не сдержался.

— В следующий раз получишь выговор за несоблюдение субординации.

— Вас понял, мэм.

На полпути к мэрии, к Луне подбежала мэр Грива и начала благодарить за то, что та не осталась равнодушной к судьбе тысяч бывших понивилльцев. Что ей ответила Луна, Твайлайт не слышала: восторженные возгласы заглушали всё вокруг. Да это было и не важно. Твайлайт не сомневалась, что ответ принцессы был чисто формальным, не несущим никакого смысла. Госпожа Грива продолжила что-то обсуждать с принцессой Луной, активно жестикулируя, показывая копытом на дворец Кантерлот. Принцесса попросила сделать ей небольшую обзорную экскурсию по дворцу. Грива подозвала Доктора Хувса и что-то прошептала коричневому пони на ухо. В ответ тот кивнул головой и, когда пони дошли до дворца, удалился вместе с Луной за одной из многочисленных открытых дверей из красного дерева.

Твайлайт не находила себе покоя, мотаясь из одной стороны комнаты в другую. Главная Шестёрка ждала, пока принцесса ночи вместе с Доктором Хувсом закончат обзорную экскурсию по замку и вернутся в главный холл древнего (а в свете последних событий, можно сказать, — доисторического) замка. Твайлайт удивило то, что Доктор Хувс не обращал особого внимания на амнезию принцессы Луны. Хотя, скорее всего, принцесса уже успела ему рассказать гораздо больше информации, чем Твайлайт, а тот в свою очередь по какой-то причине не счёл нужным о ней распространяться. Но удачный момент, чтобы поймать учёного и устроить ему допрос, Твайлайт Спаркл больше не представился.

Принцесса ночи была крайне удивлена многочисленными портретами в древнем замке, на которых была запечатлена она вместе с Селестией. Но больше всего Луну удивила обстановка мебели в её же древних апартаментах. Сколько Хувс ни прикладывал усилий, чтобы пробудить хоть малейшие воспоминания принцессы о своей жизни на Земле, принцесса ночи так и не признала свою комнату. Услышав про то, что все нынешние жители Кантерлота были родом из Понивилля, Луна захотела увидеть и сам древний город. Во время очередного разговора Доктора Хувса с принцессой ночи, Твайлайт поняла, что та испытывала глубочайший интерес к памятникам древности. Мэр Грива предложила принцессе воспользоваться колесницей, но Луна наотрез отказалась, заявив, что на звездолёте полёт займёт гораздо меньше времени, а именно, всего семь минут вместо трёх часов. Принцесса предложила Шестёрке во главе с Твайлайт полететь вместе с ней. Луна сказала, что ей может понадобиться экскурсовод, но Твайлайт казалось, что истинный мотив данного поступка оставался не озвученным. Дискорд, когда услышал, что пони летят проведать древний город, оживился и настоял на том, чтобы его взяли с собой. Луна была явно против этого, но в конечном итоге драконоквикс сумел склонить принцессу ночи на свою сторону. Звездолёт взмыл в воздух и с приличной скоростью понёсся на юг, туда, где был Понивилль, навсегда оставленный, но не забытый. Полёт и правда занял не больше десяти минут. Когда Луна сошла с трапа, она ахнула, раскрыв восторженные глаза.

— Невероятно! — пробормотала она.

— Что Вас так удивило, администратор? — поинтересовался Дискорд.

— Я видела много руин древних цивилизаций, но эти дома… Здесь всё в идеальном состоянии!

Твайлайт нахмурилась. Дома с окнами и дверьми, забитыми досками, было сложно назвать красивыми. Заржавевшие качели, потресканная черепица на крышах… от прежнего блеска и красок Понивилля не осталось и следа. Хотя тут надо сделать скидку на то обстоятельство, что за двором всё ещё царила глубокая ночь, а улицы были лишь тускло освещены одним из прожекторов звездолёта.

— Когда-то этот город был ещё красивее, — вздохнула Рарити. Они ввосьмером стояли на главной площади города.

— Это просто потрясающе! — пробормотала Луна. Глаза принцессы засверкали. — Поверить не могу, что за столько лет Понивилль ни капельки не изменился. Боже… эти дома были построены миллионы лет назад! И я могу своими копытами к ним прикоснуться! Я не верю своему счастью!

Твайлайт задумалась:

— Значит, принцесса уже в курсе, что случилось с Понивиллем. Но кто ей мог рассказать о ядерном взрыве? Глупышка, да кто угодно! Та же мэр Грива или Хувс. Скорее всего первая, ведь это она так активно жестикулировала при встрече с принцессой… В любом случае, похоже, Луна уже обо всём знает: и о ядерном взрыве, и о переезде во дворец. Мне же лучше! Не представляю, как бы я ей рассказала обо всём, что случилось за последние несколько месяцев.

— Я бы всё на свете отдала, чтобы оказаться здесь в то время, когда ваше Солнце ещё было золотым и его энергии хватало на обогрев планеты!

— Но принцесса, вы застали это время, — сказала Твайлайт.

— Даже если предположить, что это так, я ничего не помню. Доктор Хувс показал мне одну комнату во дворце… тёмно-синего цвета. В ней висел мой портрет. Он сказал, что когда-то то была моя спальня. Не уж-то я и правда родом с Земли?

— Вы разве не помните, на какой планете родились? — задала наводящий вопрос Рейнбоу.

— Нет… — грустно прошептала Луна. — Это было так давно. Я всю жизнь считала Портеквиин своей родной планетой. Правда на планетах Клауд-Найн, Грифексе и S&M климат тоже вполне пригодный для…

— Администратор, давайте быстрее. У нас мало времени, — перебил Дискорд.

— Да, ты прав. Дискорд, у меня есть для тебя задание. Изучи строение городского театра. Мне интересно схож ли он с теми, что на Портеквиине. И да, не забудь сфотографировать все памятники, которые увидишь по пути, с именами и датами. Мне они очень понадобятся для резюме.

— Как скажете, мэм. Если я закончу быстрее вас, где мне вас искать?

— Около звездолёта. Через сорок минут мы будем там.

Драконоквикс неспешно удалился за ближайший поворот.

— Твайлайт, — принцесса Луна наклонилась и перешла на полушёпот, — Где у Вас… можно найти сводку последних новостей?

— Я думаю в типографии городской газеты... А почему шёпотом?

— Долго объяснять. Я не хочу, чтобы Дискорд следовал за нами.

— Вы ему не доверяете? — спросила Рейнбоу Дэш.

— Тише. Проводите меня в типографию. Там поговорим.

Через двадцать минут пони Главной Шестёрки вместе с принцессой Луной пробрались в здание типографии через чёрный ход. Луна всё время что-то старалась найти в старых газетах, нервно пробегаясь глазами по заголовкам, и каждый раз откладывала новую газету в сторону. Что именно искала принцесса, она не сказала, поэтому Твайлайт прямо задала этот вопрос Луне:

— Принцесса Луна или мне лучше Вас называть “администратор”?

— Зови меня просто Луна, — улыбнулась принцесса.

— Разрешите спросить, что именно Вы хотите найти в этих старых газетах?

— Тот взрыв… Та вспышка, перенёсшая Понивилль в будущее… Была правда вызвана взрывом ядерной ракеты? — тревожно спросила принцесса ночи.

— Я не знаю наверняка, но, скорее всего это так. По крайней мере, мы видели некий продолговатый металлический объект в небе, очень на неё похожий.

Луна остолбенела на мгновение. В её копытах оказалась газета, напечатанная типографией на следующий день после катастрофы. На первой странице была чёрно-белая фотография неба и ядерной ракеты. От её зеркального корпуса отражались лучи предзакатного Солнца. Фотография была сделана за несколько секунд до того, как вспышка накрыла Понивилль.

— Так это правда… — пробормотала Луна. По её щеке протекла слеза.

— Вы это о чём? — спросила Твайлайт.

Принцесса ночи молчала. Пауза сильно затягивалась.

— Знаете¸ — разрядила обстановку ЭпплДжек, — Я ужасно не хочу покидать Землю, но всё же я предпочту эвакуацию испепелению при взрыве сверхновой. Раз нет другого выхода… то я согласна переселиться на другую планету. Не думаю, что дела могут стать хуже, чем они есть сейчас. Я всё сделаю ради Эпплблум, моей младшей сестры. Всё ради её безопасности.

— Я тоже согласна на эвакуацию, — подтвердила Твайлайт.

— И я!

— И я!

— Я тоже!

Флаттершай недолго колебалась, но под конец утвердительно кивнула.

Принцесса Луна молчала. По выражению её мордочки было невозможно что-либо прочитать.

— Я могу вам помочь… — пробормотала принцесса. — Я могу попробовать сделать так, чтобы вы все остались на Земле, но это будет довольно трудно.

— Что? — не поняла Твайлайт, — Вы же сказали, что Солнце…

— …превратится в нейтронную звезду на рассвете, да, это так. Но дело в том, что… дело в том, что этого может и не произойти.

— В смысле?

— Ваше Солнце пока что находится в переходной фазе от красного гиганта до нейтронной звезды. Невозможно предсказать точно, когда произойдёт взрыв: через несколько часов или несколько десятков тысяч лет, но можно его вызвать искусственно. Федерация Звёзд использует метод глюонной нейтронизации звёзд сравнительно недавно. Его разработал мой первый заместитель – Дискорд. Но есть одно но. Процесс крайне нестабилен. Облучаемая звезда может превратиться в сверхчёрную дыру, которая нанесёт непоправимый ущерб окружающим её планетам и другим планетарным системам.

— Поясните, что это такое? — Спросила Твайлайт.

— Чёрная дыра. В тысячи раз больше ныне известных. Самая большая опасность сверхчёрных состоит в том, что они неуправляемы и носятся по галактике с бешеной скоростью, засасывая всё новые и новые планетарные системы. Были случаи, когда целые обитаемые планеты погибали при столкновении с ними. А ещё очень сложно предсказать их траекторию движения.

— Соболезнуем вам. Не удивительно, что Вы так не любите своего заместителя, — сказала Рейнбоу Дэш.

— У меня с ним имеются и личные счёты. Сестра считает, что он замешен в контрабанде урана с S&M, но никаких доказательств этого у нас нет. Но я более чем уверена, что это – его самое незначительное преступление из когда-либо совершённых в галактических масштабах.

— Это всё, конечно, очень интересно, но причём тут мы? — не поняла Рейнбоу.

— При том, что вы имеете право подать апелляцию на решение Межпланетной Миграционной Службы. Любая в достаточной мере разумная цивилизация имеет такое право. Даже сама Правительница Федерации Звёзд не может вам в этом отказать.

— Но, принцесса, какой смысл? — спросила Рейнбоу. — Мы не сможем продолжать жить на Земле как прежде! Планета изменилась до неузнаваемости! Есть вариант прожить целую жизнь под куполом, но меня такая перспектива мало устраивает. Да я думаю и не меня одну.

Пони согласно закивали.

— Я уже пятьдесят лет работаю над проектом каскадного синтеза тяжёлых металлов в мантии планет. Если всё пройдёт как надо, вашу планету получится возродить.

— Чего? — не поняла Рейнбоу.

— Кажется, Хувс мне что-то рассказывал об этой теории, — сказала Твайлайт.

— Согласно теории процесс синтеза тяжёлых элементов возможен не только внутри звёзд, как считалось прежде, но и внутри планет. Вероятность, конечно, крайне мала, но если разогреть мантию планеты до критической температуры, выделяемая энергия, образующаяся при термоядерном синтезе тяжёлых элементов на стыке мантии и коры, сможет поддерживать тепло на поверхности планеты ещё около пятисот тысяч лет. К сожалению, прошлый мой эксперимент провалился. Всё из-за того, что мне дали какой-то дурацкий астероид неправильной формы! Но будь то полноценная планета, я уверена, эффект не заставил бы себя ждать! Сколько бы умирающих миров могла б вернуть к жизни Федерация Звёзд, подумать только!

— То есть шанс взрыва планеты всё же есть?

— Да Твайлайт. К сожалею, достаточно большой – пятнадцать процентов. Но мы можем уговорить Правительницу Федерации устроить полноценный эксперимент с Землёй! В любом случае, вам нечего терять. Не подадим апелляцию или же мой эксперимент закончится провалом – понивилльцы будут всего лишь переселены на Портеквиин, а вот если у нас всё получится, вы сможете продолжить своё существование на Земле, Федерация Звёзд получит уникальную возможность изучить культуру и искусство древних пони, а Дискорд со своей сомнительной программой нейтронизации звёзд потеряет доверие среди членов ММС и опомниться не успеет, как окажется в тюрьме для особо опасных преступников. Он давно мечтает занять моё место, и если драконоквиксу подвернётся удобный случай, он мигом отправит меня под трибунал и станет новым администратором межпланетных миграций. Этого нельзя допустить! Но инициатива подачи апелляции должна исходить от вас. Я имею право лишь предоставить вам необходимый транспорт. Повторяю, вы ничего не теряете. В случае провала, вас, как и других понивилльцев, оставшихся на Земле, переселят на планету со схожим климатом.

 — Мы согласны, — произнесла Твайлайт, удостоверившись, что все пони Шестёрки утвердительно закивали головами.

— Да, терять нам уже нечего, — сказала ЭпплДжек.

— Принцесса, — Луна повернулась к Твайлайт,

— Да?

— Я хотела узнать, если в ваше время уже изобрели звездолёты и пони активно ими пользуются, может быть, вам удалось изобрести и машину времени, способную вернуть нас в прошлое?

— К сожалению, нет. Большинство экспериментов в этой области квантовой физики заканчивались провалом. Ни один испытуемый не выживал в ходе “временной телепортации”. Проект был заморожен, а чертежи либо отданы на бессрочное хранение в галактический архив, либо уничтожены. Мне жаль, Твайлайт, но тот факт, что вы смогли безболезненно переместится в столь далёкое от вашего времени будущее сам по себе остаётся для меня загадкой. С научной точки зрения ему объяснения нет.

— Жалко, я просто поинтересовалась...

— И ещё кое-что… — Луна перешла на полушёпот, — Пожалуйста, ни при Дискорде, ни при Селестии, ни при других членах Ассамблеи не упоминайте ядерную ракету. Скажите, что это была яркая вспышка, что перенесла Понивилль в будущее, но ни в коем случае не говорите, что ядерная ракета.

— Почему, принцесса? — спросила Рейнбоу.

— Ради вашего же блага.

После того, как патрульный крейсер приземлился напротив входного шлюза в энергетический купол, окружающий Кантерлот, Главная Шестёрка вместе с принцессой Луной и Дискордом направились к зданию мэрии. Луна попросила оставить их с мэром Гривой одних на некоторое время, после чего принцесса ночи вышла на крышу ратуши и заговорила в микрофон перед многотысячной публикой о своём неудачном эксперименте, о решении Федерации Звёзд и о возможности апелляции. На этот раз принцесса держалось уверено, практически не заикалась. Это выступление ей далось намного лучше, чем встреча с Твайлайт. Луна говорила прямо, стараясь сглаживать наиболее деликатные моменты, и у неё это довольно хорошо получалось. Твайлайт заметила, что принцесса Луна так ни разу и не произнесла слова “ракета”. Когда она закончила, толпа взорвалась бурными аплодисментами. Принцесса была рада, что ей удалось склонить толпу на свою сторону, чему был не очень рад Дискорд. Драконоквикс всё время ворчал о том, что это ненужная трата времени, что их апелляцию всё равно никто не воспримет всерьёз, но тем не менее согласился полететь на Портеквиин вместе со всеми. Спустя полчаса патрульный крейсер Фомальгаута, сопровождаемый восторженными криками пони, активировал нейтронные двигатели и взмыл ввысь. Как только космолёт стал набирать скорость, Твайлайт, Рейнбоу Дэш, ЭпплДжек, Рарити, Пинки и Флаттершай окутал полупрозрачный розовый энергетический кокон. Он был нужен для смягчения действия перегрузки. Она всё же чувствовалась, но была сведена к возможному минимуму. Когда же фактическая скорость звездолёта во много сотен раз превзошла световую, коконы растворились, выпустив пони из своих мягких объятий. Все шестеро находились в уютной пассажирской каюте корабля, отдалённо напоминающей купе: комната была выполнена в бело-синих тонах, её углы были плавно сглажены. Справа и слева располагалось по три кровати: две внизу и одна наверху. Между кроватями стоял небольшой столик, гармонирующий с цветами комнаты. На дальней стене был огромный иллюминатор. Когда Твайлайт подошла к нему, она увидела звёзды, с бешеной скоростью проносившиеся мимо них. По краям иллюминатора был красный ореол – своеобразная оптическая иллюзия, вызванная немыслимой скоростью крейсера. В каюте было прохладно: работал кондиционер. Из динамиков, расположенных под потолком, доносилась электронная музыка, навивающая тоску. Она напоминала музыку жанра технотранс, но только более плавную, хотя заснуть под такую казалось Твайлайт невозможно.

Полёт продолжался уже два часа. По электронному табло под потолком, Твайлайт поняла, что две трети пути уже остались позади. За это время тихая музыка, наполнявшая каюту, не смолкала ни на минуту. Измотавшаяся Рарити утыкалась мордочкой в подушку, в надежде вздремнуть хоть на полчаса, но под конец поняла, что это дело бессмысленное и спустилась вниз, к Твайлайт. Тем не менее, музыка нисколько не мешала Флаттершай, ЭпплДжек и Рейнбоу Дэш. Те спали как убитые. Стерильно чистая каюта и плавный технотранс давили на Твайлайт. Они вызывали чувство обречённости. Чтобы хоть как-то успокоиться, Твайлайт Спаркл перевела взгляд на проплывающие мимо звёзды. Через какое-то время единорожка услышала шаги. Некто ввёл пятизначный код на сенсорном дисплее и полупрозрачная дверь с изображением шестиконечной звезды убралась в потолок. В каюту зашла принцесса Луна.

— Принцесса? Что Вы здесь делаете? — Удивилась Твайлайт. Её голос разбудил остальных пони, уставившихся на Луну. Администратор вновь набрала код, и дверь за ней закрылась.

— Я всего лишь пришла пожелать вам всем удачи.

— Спасибо. А кто управляет кораблём? — спросила Твайлайт.

— Он летит на автопилоте, — пояснила Луна.

— А где Дискорд?

— Дискорд только что заснул, поэтому я и пришла к вам. Вообще-то мне нельзя находиться с вами в одной каюте, но я отключила камеры видеонаблюдения, так что он не узнает, что я была здесь.

— Нельзя? — удивилась Твайлайт, — Почему?

— Считается, что я не должна склонять инициаторов апелляции на свою сторону… Но я здесь не за этим.

— А зачем?

— Хочу дать вам пару рекомендаций насчёт того, как следует вести себя во время апелляции. Мы с вами всё это ещё раз отдельно обговорим в отеле, но я хочу, чтобы вы знали несколько основных правил. Первое, вас наверняка удивит Портеквиин, а в особенности – Аврора Бореалис, город, где пройдёт рассмотрение наша апелляция. Знаю, вам захочется побывать во многих местах, многое узнать о метрополии, но, умоляю, ни на шаг не отдаляйтесь от нас с Дискордом. Город большой, заблудиться проще простого. У вас ещё будет время его изучить в будущем, пока что мы должны сосредоточиться на апелляции. Второе, комиссия будет состоять из шести членов Межпланетной Миграционной Службы, включая нас с Дискордом, вас, как послов от эвакуируемой планеты, и Секретаря Ассамблеи, а по совместительству – Правительницы Федерации Звёзд. Не хочу вас пугать, но она очень строгая и не любит разговоров на пустые темы. Чётко выражайте при ней свои мысли и цели. Поверьте, она очень занятая кобыла и её можно очень просто вывести из себя. Обращайтесь к ней на “Вы” или “Уважаемая Правительница Федерации Звёзд”. Говорите только тогда, когда вас спрашивают, или когда я вам буду давать знак. Отстаивайте свою точку зрения, но до разумных пределов и только, повторяю, только в том случае, если вы с кем-то или чем-то категорически не согласны. Разумеется, не забывайте и о правилах приличия. Вот вроде бы и всё, что я хотела Вам сказать…

Твайлайт опустила копыто на свою седельную сумку и нащупала полусферу, ту самую, которую она никак не могла найти на Земле, чтобы показать Луне.

— Принцесса Луна! Вот, смотрите! Я хотела Вам показать это ещё на земле, но не могла найти эту штуку, — Твайлайт достала из сумки тёмно-синюю сферу. Луна удивлённо наклонилась над непонятным прибором.

— И что оно делает? — настороженно спросила Луна.

— Смотрите…

Твайлайт активировала сферу, основной свет в каюте как по команде погас, и над столом появился голографический экран. Луна с открытым ртом слушала сообщение, оставленное её старшей сестрой Селестией много миллионов лет назад, после – увидела себя и не поверила своим глазам. Когда экран пропал, а каюта вновь осветилась белым светом, Луна продолжала пребывать в шоковом состоянии.

— Вы вспомнили?

— Нет, но… Боже. Если это правда, то я…

— Неужели Вы не помните даже об эвакуации жителей Кантерлота на Портеквиин? — расстроилась Твайлайт. Она надеялась, что хотя бы это сообщение пробудит в памяти младшей принцессы нужные воспоминания.

— Нет, я не помню, как оставляла это сообщение, но… Я более чем уверена, Селестия могла бы всё прояснить. Это всё так странно…

— Надо в самом начале заседания показать комиссии это сообщение! Тогда все поймут, что Земля была некогда домом для их предков, а значит, они не смогут допустить нейтронизации Солнца! Ведь в таком случае уничтожение Земли будет значить уничтожение части собственной истории!

— Ты логично рассуждаешь, Твайлайт, но, к сожалению, мы не можем показать это сообщение комиссии.

— Почему?!! Это сообщение координально меняет ситуацию в нашу пользу!

Взгляд Луны в одночасье стал жёстким.

— Только в том случае, если Селестия вспомнит, как его оставляла. Мы не можем так сильно рисковать, Твайлайт Спаркл. Отложим ваше сообщение на крайний случай, если дела пойдут из рук вон плохо. А теперь извините, мне пора идти.

Луна встала и направилась к дверям.

— Что вы такое говорите? Это решение всех наших проблем! И что произойдёт, если она не вспомнит? — возмутилась Рейнбоу.

— Если моя сестра не вспомнит, вы будете лишены имеемых прав и навсегда сосланы в колонии особого режима Портеквиина, а я отправлюсь под военный трибунал. Я уже сказала, что сообщение остаётся на крайний случай, но в основном процессе оно не должно быть упомянуто. Это не обсуждается.

— Простите, принцесса, но теперь это Вы нелогично рассуждаете! И кстати, вы так и не объяснили, почему мы не должны рассказывать о той ракете! Может, мы имеем права знать, что Вы от нас скрываете?

Луна, уже успевшая открыть двери каюты замерла. Она долго думала сказать или не сказать этим пони то, что она всё это время держала от них в тайне. Спустя несколько секунд принцесса ночи всё же собралась с духом и заговорила:

— Согласно межзвёздной конституции, цивилизации, уничтожившие себя собственным оружием, не имеют права апеллировать решения Межпланетной Миграционной Службы. В том случае, если в процессе разбирательства выяснится, что планета погибла при именно этих обстоятельствах, все её уцелевшие жители будут, как я уже сказала, навсегда лишены собственных прав, а администратор, упустивший или скрывший от комиссии этот факт, предстанет перед трибуналом, а на его место будет назначен первый ассистент. Можете мне поверить, для провинившегося наказание будет суровым.

Луна повернулась, её глаза были влажными.

— Я нарушила с десяток статей, позволив вам апеллировать решения ММС. Поэтому очень важно чтобы никто, повторяю, никто: ни Дискорд, ни члены комиссии не узнали об истинной причине взрыва. Мы не можем рисковать с сообщением. Если моя сестра не вспомнит об эвакуации с Земли на Портеквиин, всё закончится очень-очень плохо для всех нас. Нам придётся работать с тем, что мы имеем.

— Простите, принцесса, я не знала… Мы не проболтаемся, обещаю, — пони дружно закивали.

— Я знаю, — улыбнулась Луна в ответ.