Дни Осы и Паука

Пони магически и генетически сконструированы быть идеальной расой слуг. Они мощные, умные, адаптивные и полностью под контролем их создателей. В результате аварии в лаборатории одна из таких пони освобождается от ментальных цепей, но может ли одинокая кобыла спасти себя и свой род, если даже не знает, что она раб? Это не Эквестрия, что вы знаете и не ваши маленькие пони... пока еще нет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

Большое приключение Уоллфлауэр

Это была простая поездка клуба садоводства на выставку бонсаев. Откуда взялись десять миллионов долларов и мертвый клоун?

Дерпи Хувз Другие пони

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Полярник...

Заполярное одиночество. Человек. Отсутствие выжившей после ядерной войны цивилизации. Больше нечего сказать, это стоит лишь прочитать.

Пинки Пай

Я - смерть

Смерть придёт ко всем, рано или поздно...

Эплблум Другие пони

Что в имени

Твайлайт всегда твёрдо придерживалась своих взглядов, вряд ли что-то может изменить её фундаментальные представления о мире и самой себе, даже масштабный заговор, следы которого она обнаруживает много лет спустя. Не так ли?

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Желаете продолжить?

Твайлайт Спаркл погибла... и тут же выяснила, что аликорны так просто не погибают.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Грехи Прошлого

Тёмной ночью, наполненной ещё более тёмной магией, безумный культ пытается дать Найтмэр Мун собственное тело и собственную жизнь, никак не связанные с Принцессой Луной. Но когда в дело вмешивается Селестия, происходит нечто неожиданное. Крошечная кобылка-аликорн по имени Никс оказывается под опекой Твайлайт Спаркл, но её настигают воспоминания и чувства из прошлого. Кто она? Переродившаяся Найтмэр Мун или просто двойник со своими душой и разумом? Сможет ли Твайлайт защитить Никс от тех, кто не видит в ней ничего, кроме драконьих глаз и чёрной шёрстки? Или Никс унаследует грехи, которые, быть может, никогда и не были её, и станет величайшим злом из всех, что знала Эквестрия?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр ОС - пони Найтмэр Мун

Мак Хомутищев

К первопубликации этой поэмы на Табуне 14 декабря 2017, 02:51 я дал такое предисловие: На этот раз я решил не постить свою поэзию прошлого тысячелетия, а быть немного более оригинальным, написав прямо сейчас свеженькую вещь, но по мотивам поэмы девятнадцатого века и тринадцатой серии пятого сезона МЛП ("Do Princesses Dream of Magic Sheep"). Итак...

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Биг Макинтош

Автор рисунка: MurDareik
Глава 9 Глава 11

Глава 10

Спайк ловко дорисовывал завершающий штрих в письме, когда Твайлайт пронеслась позади него.

 — Спайк? — окликнула она дракончика, левитируя кипу книг вокруг себя и закидывая их в свою седельную сумку. — Ты закончил с письмом?

Спайк спрыгнул с подставки у письменного стола:

 — Ага! Только что закончил, — произнёс он, пройдясь по листу ещё раз. — Отправиться в Кантерлот — есть. Получить помощь принцессы — есть. Вернуться, когда мы получим ответы, — есть, — он прекратил читать и обратился к Твайлайт. — Потом я могу отнести его Рэрити?

 — Нет времени, — воскликнула она. — Последний поезд отходит в… О нет! Нам нужно бежать прямо сейчас!

 — А что насчёт записки? — поинтересовался Спайк, следуя за суматошной пони.

 — Просто прикрепи её к двери! Идём же!


— Лулу?

Принцесса ночи улыбнулась, когда услышала, как её родная сестра воспользовалась её старым ласковым именем. Это, конечно, было выражением нежности, но Селестия чаще всего пользовалась этим именем, когда ей что-то нужно было от молодого аликорна. Однако Луна всё равно удивилась, пусть даже если Селестии что-то требовалось от неё.

 — Да, Тия?

 — Твайлайт Спаркл завтра прибудет во дворец. Мы будем с ней заняты некоторыми магическими исследованиями, и мне бы хотелось…

 — Тебе нужна моя помощь? — поинтересовалась Луна, нахмурившись. — Тия, ты ведь знаешь, как далеки Мы сейчас в этих вопросах…

Селестия улыбнулась и покачала головой.

 — Нет, я имела в виду другое. Так как я буду занята, трон останется свободным… — она остановилась и мягко улыбнулась, заметив выражение лица сестры.

 — Ты хочешь, чтобы Мы… — ахнула Луна.

После возвращения из ссылки обе согласились, что принцессе ночи нужно время, чтобы приспособиться к изменениям. Пони изменились гораздо сильнее, чем та могла себе представить. Когда-то они спали всю ночь напролёт, что частично и являлось причиной её падения, но теперь они наоборот используют поздние часы, а некоторые даже бодрствуют только в позднее время. Однако это лишь самая малая часть всех изменений. Цивилизация изменилась вместе со всем, что шло в ногу с ней: развлечения, сельское хозяйство, наука, магия, политика… И это лишь несколько из данного списка.

И, казалось, она вот-вот ощутит последнее на собственном опыте.

 — Ты спрашивала меня об этом ранее, — ответила старшая из аликорнов, кивая. — Я думаю, это прекрасная для тебя возможность, ощутить на собственных копытах, что означает правление.

 — О, спасибо, Тия! — воскликнула сидящая Луна, восторженно хлопая копытами. — Мы… То есть я уже не могу дождаться, когда вступлю в должность!

 — Тебе и не нужно ждать, — произнесла Селестия, кивая в сторону окна, где уже садилось солнце. — Я должна приготовиться к прибытию Твайлайт. Ты можешь начать сразу, как поднимешь луну.

Луна приподнялась и широко улыбнулась сестре.

 — Ты не будешь разочарована! Я точно знаю, что буду делать! — восклицала она, пока не убежала на балкон. В обязанностях у неё всё ещё было ночное светило, которое ей нужно поднять.

Селестия глядела на исчезающий звёздный след. Луна сказала не «что делаю», а «что буду делать». Она тихонько вздохнула, покачав головой. Всё-таки это её сестра. Конечно же, всё будет в порядке.

…ведь так?


Эпплджек пришлось взять себя в копыта, дабы не стукнуть дверью по прибытию на ферму. Эпплблум и Бабуля Смит мирно спали, а после произошедшего не очень хотелось бы их разбудить. Даже если фермерша желала в данный момент лишь одного: что-нибудь да ударить. Она направилась на кухню, села за стол и вздохнула, кладя голову на деревянную поверхность.

Но тишина и спокойствие мигом рассеялись из-за заговорившей пони:

 — Эпплджек? Ты в порядке? — тихонько прозвучал голос.

Подняв свою голову, фермерша увидела обеспокоенную Флаттершай. Биг Макинтош стоял рядом с ней, он был невозмутим как и всегда, но в его глазах тоже можно было отметить волнение.

 — А ты как думаешь, Флаттершай? — отрезала Эпплджек, но гораздо грубее, чем хотела бы. — Только что я услышала, как Пинки думает, что я строила глазки кобыле, и я даж' не могу ни о чём адекватно подумать, ведь я злая как чёрт. Честно говоря, — начала она, ударяя себя копытом по мордочке, — с чего она ваще' это взяла?

Два пони одарили друг друга нервными взглядами и торопливо пытались заставить заговорить хоть кого-нибудь.

 — Можешь ли ты её винить, Эпплджек? — произнесла Флаттершай, присаживаясь за стол. — Вы уже долгое время неразлучны…

 — Это всё лишь потому, что она не можт' улететь к себе домой! — возразила фермерша, нахмурившись. — Какой бы пони я была, если б' отказала ей? — однако в словах Флаттершай была доля правды. С того момента, как Рэйнбоу Дэш поселилась на ферме… Эпплджек с трудом может вспомнить, когда они не проводили время вместе.

 — Я имела в виду не тогда… когда с вами всё это произошло, — ответила кремовая пегаска, указав на пару голубых крыльев. — Вы двое по обыкновению неразлучны. Вы всегда рядом друг с другом.

Эпплджек покачала головой.

 — Нет, но не так часто ж'…

Наши небольшие соревнования, наше веселье, когда мы принимали вызовы друг друга…

 — Было б' странно не увидеть вас вместе, сестрёнка, — добавил Биг Макинтош, кивая головой. Когда Эпплджек взглянула на него, он лишь пожал плечами. — Я не блещу умом, но лишь слепой б' не увидел этого. Вы двое ведёте себя как супружеская пара. И ссоритесь тож', — красный жеребец был невозмутим перед взглядом сестры.

 — Даже если все шестеро из нас вместе… Вы двое в своём собственном мире, — продолжила Флаттершай. — Я, на самом деле, раньше даже и не задумывалась над этим, но сейчас… — кремовая пегаска положила копыто на плечо фермерши.

Но оранжевая пони едва ли заметила чужое прикосновение.

 — Ч-что?.. Разве друзья не могут проводить друг с другом время, не заботясь о происходящем?

Каждая вечеринка Пинки, каждое приключение вместе… Мы всегда стояли плечом к плечу. Всегда рядом друг с другом.

Флаттершай мягко улыбнулась подруге.

 — Эпплджек… Я знакома с Рэйнбоу Дэш с ранних лет. Я её самая старая подруга. Но я не её лучшая подруга. Потому что её лучшая подруга — это ты. Гм… Пожалуйста, не говори ей, что я тебе это сказала. Когда мы впервые появились в Понивилле, она всё своё свободное время проводила со мной. Она была слегка застенчива. Правда! — подтвердила кремовая пегаска, когда Эпплджек фыркнула в неверии. — Но ты исправила эту ситуацию, Эпплджек. Как только она встретила тебя, она открыла свою душу. Ты изменила её.

Оранжевая кобыла посмотрела на Флаттершай и Биг Макинтоша, а затем опустила взгляд. Куча образов всплывали перед глазами, ещё больше сбивая фермершу с толку. Она вспомнила, как Рэйнбоу Дэш парила позади неё, когда Пинки прогоняла параспрайтов из города. Как Рэйнбоу, полностью освободившись от контроля Дискорда, сбила Эпплджек с ног. Как они плечом к плечу бежали, пока вокруг опадали листья.

Как Рэйнбоу, проливая слёзы и кипя от ярости, покидала ферму.

Я… Я не могу объективно думать.

Эпплджек резко встала, тем самым напугав Флаттершай:

 — Мне жаль. Я… не могу 'щас тратить время на размышления. Пойду спать, — она направилась к двери, но вскоре остановилась, продолжая смотреть прямо перед собой. — Спасибо, что остановили нас… Всё будет хорошо, — пробормотала она и покинула кухню, оставив двух обеспокоенных пони позади.


Твайлайт спрыгнула с останавливающегося поезда, не дожидаясь его полной остановки, и поспешила во дворец. Она проигнорировала стоны дракончика, сидящего на её спине и всеми силами цепляющегося за единорожку, спасая свою драгоценную жизнь, и поскакала по улицам Кантерлота.

Вдруг она поняла, что сейчас поздняя ночь и ей не стоит так спешить, но неведомая сила заставляла ноги продолжать бежать. И когда она это окончательно осознала, то уже оказалась у ворот дворца, резко остановившись, тем самым отправляя Спайка в дальний полёт. Когда он приземлился у её ног, она окончательно затормозила.

У ворот сидела не просто пара обычных стражников, а сама принцесса Селестия со всем своим царским великолепием и уравновешенностью. Принцесса улыбнулась Спайку и подняла его с помощью магии, а вскоре взглянула на Твайлайт.

 — Твайлайт, моя самая любимая ученица! Я рада видеть тебя!

 — П-принцесса? — заикнулась Твайлайт, не веря собственным глазам. — Что вы тут делаете?

Селестия приподняла бровь, обдумывая вопрос.

 — Думаю, это мой дворец. Разве я не могу ходить там, где захочу?

Твайлайт покраснела от услышанного.

 — Н-ну, да, просто я имела в виду…

Слова застыли на кончике языка, когда наставница единорожки засмеялась.

 — А я думала, что ты, Твайлайт, захочешь начать как можно скорее, — произнесла она, как будто это прекрасно объясняло причину столь заливистого смеха.

Она было открыла рот, дабы сказать что-то ещё, но её голос вмиг был заглушён другим.

 — И поэтому отныне и во веки веков каждую субботу… Дворцовое кафе будет подавать яблочный салат! Больше мы не позволим противному мусору, называемому «тофу», очернять наши тарелки! Как мы сказали, так и будет!

 — Как бы я хотела избежать этого, — пробормотала Селестия, а после прочистила горло. — Надеюсь, что западное крыло даст нам хоть чуточку тишины и спокойствия. Как насчёт того, чтобы ты руководила процессом? — поинтересовалась она, и Твайлайт энергично закивала.

Спайк последовал за двумя кобылами, когда они направились к коридорам.

 — Яблочный салат сейчас так заманчиво звучит… — размышлял он, слушая урчание своего желудка.

 — …Что значит «бумажная работа»?


На ферме пони мирно посапывали и лицезрели чудесные сны. Невинные фантазии юной пони состояли из грандиозных приключений с её друзьями. Старая кобыла вспоминала о днях своей молодости. Один лишь жеребец ещё не заснул, продолжая лежать на кровати и вовсю считая овец. Но он был слишком обеспокоен, отчего овцы не приносили ему успехов. Вздохнув, он вскоре поднялся и зашагал в ванную, когда по пути услышал чьё-то бормотание, которое доносилось из… комнаты Эпплджек?

Любопытство взяло верх над Биг Макинтошем, и он подошёл к комнате, прислонив ухо к двери.

 — Чёрт побери, Дэш… не 'щас!

Красный жеребец удивлённо моргнул и отпрянул от двери. Он уж точно не ожидал услышать такое. А тем более не хихиканья, которые вскоре донеслись из комнаты. От такого было невозможно удержаться, и жеребец, отказавшись от собственных предрассудков, снова наклонился к двери.

 — Не заставляй меня брать мою верёвку! — услышал Биг Макинтош. И тут же голос из-за двери стал гораздо более сердитым: — Ты только мешаешь… — произнесла фермерша. Вскоре происходящее медленно превратилось в стоны и рычания имени голубой пегаски.

Щёки загорелись, и жеребец тут же стал корить себя. Как бы сильно он ни ценил личную жизнь других пони, а особенно своей семьи… Эпплджек говорила слишком громко. Нельзя, чтобы Эпплблум из этого что-либо услышала.

Биг Макинтош поднял копыто и постучал в дверь. И он сильно удивился, услышав в комнате чьё-то падение и шокированный вопль.

 — Ай!

 — Сестрёнка? — произнёс он, прежде чем открыть дверь. Его бровь тут же приподнялась, как только он увидел перед собой забавную сцену: его сестра валялась на полу, запутавшаяся в простынях. — Помочь выбраться?

После секундного колебания Эпплджек вздохнула и расслабилась:

 — …Ага.

 — Так что случилось? — поинтересовался он, хватаясь зубами за один край простыни и резко потянув. Одно лёгкое движение тут же развернуло ткани, высвобождая Эпплджек, но та продолжала катиться по полу, даже оказавшись на свободе.

 — Э-э… Приснился кошмар? — ответила фермерша, прикрывая копытом свою мордочку.

Необъяснимым образом бровь Биг Макинтоша стала ещё выше:

 — Ты вся вспотела. И твоя кровать тож' мокрая.

Эпплджек надеялась, что тьма скроет её румянец:

 — Да, это был оч' жуткий кошмар.

 — А ещё твои крылья стоят дыбом, — добавил он, кивая в сторону крыльев позади фермерши.

Эпплджек укоризненно посмотрела на брата:

 — Я же сказала, эт' был всего лишь ночной кошмар!

 — Думаю, я ещё слышал, как ты произносила имя мисс Дэш…

 — Эт'. Был. Ночной. Кошмар.

Он тихо посматривал на свою сестру. Её грозный взгляд любого бы заставил убраться подальше. Жеребец позволил тишине продержаться чуть больше, после чего пожал плечами.

 — Кошмар. Верно. Ну, я пошёл спать. И тебе тож' стоит, — Биг Макинтош развернулся и покинул комнату, закрыв за собой дверь.

Прежде чем окончательно прикрыть дверь, он успел услышать бормотание своей сестры, которое заставило жеребца усмехнуться.

 — …Дурацкая сексапильная Дэш…


«Видите? Вы двое очаровательны!»

Когда Рэйнбоу двигалась в сторону дома Флаттершай, то в голове её нескончаемо повторялись слова Пинки. Она даже не могла представить, что так будет зациклена на сказанном. Было сказано не так уж и много, да и сказано именно Пинки, но…

«Вы двое такая милая парочка!»

Это было чем-то другим, чего понять она была не в состоянии. Достигнув коттеджа, она направилась прямиком к кровати. «Нет смысла думать об этом именно сейчас,» — размышляла она. Хороший сон поможет собраться в будущем с мыслями. Если она, конечно, вообще уснёт. Одурманенное сознание только всё усложняло.

Если говорить честно, то заснуть было невозможно. Разум пегаски просто не позволял ей перестать думать о произошедшем.

Голубки?

Серьёзно?

Почему Пинки вообще это сказала? Дельной причины в голову не приходило. Ведь мысли об Эпплджек сию же минуту заставляли её гневаться. Не то чтобы я думала о ней что-то хорошее!

Если, конечно, не учитывать её удивительное трудолюбие, в котором она заметно превосходила Дэш. Конечно, Рэйнбоу могла показать свою мимолётную старательность, если предоставлялся случай, но Эпплджек, несомненно, была самой трудолюбивой пони во всём Понивилле, и никто не мог с ней сравниться.

Если, к слову, не учитывать, что она самая дружелюбная пони в этом городке, всегда готовая помочь другим… Даже ценой собственного здоровья.

А также ещё тот факт, что, когда Эпплджек не вернулась с чемпионата по родео, Дэш была больше всех настроена на поиски пропавшей подруги, не давая Рэрити и Пинки Пай опередить её. Она даже расплакалась, когда фермерша окончательно воссоединилась со своими подругами.

Ах да, стоит, к тому же, вспомнить, как с Эпплджек было всегда весело. Дружеские вызовы, спортивные соревнования… и состязание Железного Пони.

И… то, как поразительно выглядит фермерша. У Рэйнбоу, кроме её разноцветности, не было ничего особого, а удивительная простота Эпплджек сильно выделялась среди других друзей. Её ковбойская шляпа, постоянно надетая на прекрасную золотистую гриву, на фоне которой золотая полоска в гриве Рэйнбоу лишь меркла. Её восхитительные изумрудные глаза, которые всегда могли узнать твои самые сокровенные мысли.

Её оранжевая шёрстка, охватывающая всё спортивное тело, которое стало таким благодаря годам работы. Смотреть, как Эпплджек бьёт по дереву, было сродни тому, как смотреть на мастера за работой. А то, что фермерша сама предложила свою помощь Рэйнбоу со стряхиванием яблонь, приводило голубую пегаску в необъятный восторг. Рэйнбоу Дэш первым делом именно его и почувствовала, когда делала оранжевой пони массаж.

Щёки Рэйнбоу вспыхнули красным, когда она поняла, что прикасалась к Эпплджек. В ванной.

*пуф*

Дэш моргнула и повернулась к своему хвосту. Она не особо разбиралась в языке тела земных пони, ведь пегасы выражали эмоции крыльями, а единороги и земные пони, получается, выражали их при помощи хвоста и ног, но… «Надеюсь, это не значит то, что я думаю, — подумала пегаска, смотря на свой жёсткий золотистый хвост. — Дурацкая сексапильная Эпплджек».

Она посмотрела вокруг в поисках чего-нибудь, что могло отвлечь её от предательских мыслей. Но не было ничего. Ничего, что помогло бы избежать то необычное и неловкое чувство, которое терзало её живот, когда она думала о фермерше.

Когда Рэйнбоу выглянула в окно, то заметила тёмную фигуру предмета, который, по-видимому, находился не на своём месте, и ахнула, когда до неё дошло озарение о его предназначении. Она совсем забыла о нём, будучи отвлечённой погоней и последующей ситуацией, но он всё ещё находился тут.

Вертолёт Пинки.


Взгляд Луны был настолько устремлённым, что абсолютно всё пылало бы ярким пламенем на её пути. И, честно говоря, её желание сжечь то, на что она сейчас смотрела, действительно, было очень сильным.

 — Когда Мы последний раз занимали трон нашей сестры, каждый день было около 30 страниц документов, постоянно требующих Нашего внимания. Спустя тысячу лет государство выросло на треть. И, учитывая факт того, что и рост крупной промышленности увеличился на 100%, Мы прямо сейчас увидим примерно 80 страниц, — Луна резко остановилась и посмотрела на помощника, который тут же явился к ней с большущей кипой бумаг. — Но вы принесли нам 300 страниц, — принцесса взглянула на небо, казалось, моля небеса о пощаде. — Всё было куда проще, пока вы не изобрели письменность…

Тяжело вздохнув, она левитировала к себе несколько первых страниц и принялась читать. Однако уже после всего лишь полдюжины страниц рог Луны внезапно засиял, отправляя кипу бумаг в полёт по тронному залу, посередине которого они беспорядочно рухнули.

 — Это… нынешняя система? Мы чуть не заснули кучу раз, пока читали эти страницы, а сейчас всего лишь ночь! Нет, — произнесла она, топнув копытом, — это нельзя терпеть! — её рог засветился, и бумаги запылали ярким огнём.

Луна расправила собственные крылья и взлетела, поднимая передние копыта вверх, в её глазах можно было заметить всю возможную уверенность:

 — Мы… должны исправить это недоразумение.

На другом конце дворца Селестия нежно улыбнулась. Одной из её способностей аликорна был превосходный слух. «А дела идут как по маслу, я смотрю,» — подумала она, услыхав слова Луны. Селестия вздохнула с облегчением, осознавая, что Твайлайт, к счастью, не обладает этим даром, и посмотрела на задремавшую маленькую кобылу, которая тут же насторожилась. Бедняга потратила весь день, доводя себя до изнеможения, чтобы помочь своим друзьям.

 — Твайлайт? — поинтересовалась Селестия, легонько подталкивая кобылу копытом.

Единорожка мгновенно проснулась, суматошно смотря во все стороны, пока не остановила собственный взгляд на своей наставнице.

 — О принцесса, извините меня! Я заснула и… — начала она, пока её не прервало белое копыто, коснувшееся рта.

 — Твайлайт, ты устала. Отправляйся спать.

 — Но, принцесса…

 — Никаких «но», Твайлайт, — произнесла Селестия, покачивая головой. — Ты не будешь способна что-либо сделать, будучи усталой. Я могу дать распоряжение страже, если понадобится, — добавила Селестия, заметив попытки Твайлайт оспорить предложение принцессы. — Мы продолжим утром.

Позволив себе сделать перерыв, Твайлайт, наконец, кивнула и с трудом встала на все четыре копыта. Пожелав принцессе «Спокойной ночи», она направилась к своей комнате, неся на спине уже давно заснувшего Спайка.


Эпплджек с удивлением смотрела, как верёвка сползла с тела Рэйнбоу Дэш. Полностью освободившись, пегаска усмехнулась и взмыла в небо в попытке выиграть «Забег листьев». Две пони всю гонку бежали плечом к плечу, кроме некоторых остановок, вызванных то одной, то другой пони. Но с освобождёнными крыльями Дэш может в любой миг вырваться вперёд.

Приняв решение в считанные секунды, Эпплджек тут же прыгнула, когда Рэйнбоу только взлетела, врезалась в пегаску, и они обе пали наземь. На твёрдой поверхности они продолжили драку, одаривая друг друга ударами, пока каким-то образом они не умудрились пересечь финишную черту. Эпплджек стояла над Рэйнбоу Дэш, торжественно подняв голову.

 — Ха! Я выиграла!

 — Только потому, что ты сжульничала, ты вор! — недовольно воскликнула Рэйнбоу, укоризненно уставившись на фермершу.

 — Сжульничала? Вор? Какого сена ты говоришь, Рэйнбоу? — в недоумении спросила Эпплджек, прежде чем ощутила странные движения позади себя. Ощущение, что часть её шевелилась… Медленно повернув голову, она широко распахнула рот, когда увидела пару голубых крыльев на своей спине.

Повернувшись к Рэйнбоу Дэш, она в панике посмотрела по сторонам, обнаружив внезапную пропажу своей подруги. Вместо Рэйнбоу Дэш вокруг Эпплджек стояло множество пегасов, которые смотрели на фермершу c восхищением, не находя слов.

 — Вы видели это? — произнёс один из пегасов в толпе. — Она одолела саму Рэйнбоу Дэш!

 — О моя Селестия! — воскликнул другой пегас. — Она такая… сильная! И восхитительная!

Эпплджек резко развернулась, когда пегасы заговорили, отчаянно пытаясь убежать. Но она была окружена толпой пони… нет, кучей крыльев. Все пегасы исчезли, оставив на своём месте крылья, самостоятельно парящие в воздухе. Пребывая в полнейшем ужасе, Эпплджек воспользовалась моментом и на всех парах поскакала, изо всех сил силясь убежать от крыльев. Но они летели за ней, двигаясь с фермершей наравне.

Неожиданно бедная кобыла заметила принцессу, которая прибыла, чтобы посмотреть на «Забег листьев». Но, как только Эпплджек открыла рот, чтобы позвать на помощь, принцесса просто испарилась, оставив за собой самую большую пару крыльев из всех. Понимая, что ей некуда бежать, фермерша попыталась остановиться, но она не почувствовала ничего, на чём можно было бы стоять. Посмотрев вниз, бедняга увидела лишь только непроглядную тьму и впервые ощутила чувство падения… А после и острую боль в голове.

Эпплджек резко распахнула глаза и уставилась в потолок своей комнаты. Она судорожно посмотрела по сторонам, убеждаясь, что всё это было лишь сном, и облегчённо вздохнула. «Спасибо, Селестия, — подумала она. — Эт' был просто нормальный кошмар». Она медленно расслабилась, всё ещё отходя от ужасного падения во сне, но тут же резко нахмурилась, когда мысль поразила её.

Погодите-ка… так эт' был нормальный кошмар?

Эпплджек вздохнула, положив копыто на лицо. Это будет долгая, долгая ночь.


Твайлайт стояла прямо, всем взглядом сфокусировавшись на двух пони возле неё. С левой стороны стояла Эпплджек, озирающаяся по сторонам, пока она, наконец, не встретилась взглядом с Твайлайт. Фермерша мягко улыбнулась, успокаиваясь. Её дрожащие крылья, конечно, не оправдывают её очевидную нервозность, но и оранжевая кобыла даже не пыталась этого скрывать.

Справа от единорожки стояла Рэйнбоу Дэш, которая заметно по-другому относилась к происходящему. Она была неподвижна, смотря прямо перед собой решительным взглядом. Однако под стойкостью пегаски Твайлайт смогла увидеть едва различимый просвет волнения. Если бы вы долго следили за Рэйнбоу, то заметили бы её лёгкую дрожь. Она была напугана, хоть и сама она никогда этого не признает.

«Нет смысла тянуть время,» — подумала Твайлайт.

 — Хорошо, девочки, — произнесла она, заставив своих подруг вздрогнуть. — Я начинаю.

Единорожка в последний раз одарила двух пони мимолётным взглядом, прежде чем закрыть глаза, направив все силы в осуществление заклинания. Теперь-достаточно-знакомое ощущение заклинания телепортации охватило её сознание, а вся мощь скопилась на кончике лавандового рога. Сосредоточившись, Твайлайт позволила магии начать свои деяния, и пузырь телепортации стал опускаться, пока не лопнул, коснувшись земли. И именно в этот момент единорожка пустила новую волну в заклятие, слегка преображая его, в надежде получить то, чего хотела. Неожиданные вздохи были слышны с обеих сторон, когда реальность закрутилась вихрем и постепенно перешла в бесконечность, чтобы вместить всю силу заклинания. В этот момент ощущалось, будто вечность длилась лишь долю секунды, и именно когда магия освободилась, означая, что Твайлайт закончила с заклинанием.

Единорожка выдохнула и медленно открыла глаза. Она повернулась к Эпплджек, дабы воочию узреть результат её трудов. Но она… никого не обнаружила. Эпплджек поблизости не было нигде. Тогда Твайлайт посмотрела направо и искренне удивилась, обнаружив и исчезновение пегаски. Почему-то обе пони пропали.

«О, нет… — подумала она, начиная паниковать. — Я куда-то их отправила? С ними всё хорошо? Что случилось?»

Твайлайт в отчаянии носилась по библиотеке, зовя своих друзей, в надежде получить ответ. Но, к сожалению, в ответ следовала лишь тишина. Единорожка уже было выскочила из дома, чтобы позвать на помощь, когда неожиданно почувствовала лёгкий ветерок. Она остановилась, не понимая, где источник ветра: все окна были плотно закрыты, чтобы не допустить вмешательства извне. Она не должна была ощущать даже малейшего холодка.

И только под звуки ветра она услышала… едва различимый шёпот. Она не могла разобрать ни слова из услышанного, но была чётко уверена, что эти звуки нельзя спутать с ветром.

 — Эпплджек? — позвала она, надеясь, что её друзья просто играют с ней злую шутку. — Рэйнбоу Дэш?

На мгновение краем глаза она увидела яркие цвета, отчего резко развернулась. Что бы это ни было, оно исчезло, оставив Твайлайт одну, которая изо всех сил пыталась понять, что же она только что увидела. Но ничего путного на ум не приходило.

Порыв ветра снова дал о себе знать, но он был даже сильнее прежнего. Твайлайт прищурилась, когда тот снова усилился, разбрасывая книги и страницы во все стороны. Неожиданно яркая вспышка света озарила комнату, на мгновение ослепив единорожку. Она зажмурилась, но в то же время могла всё ещё различать звуки разлетающихся листков бумаги, стихшего ветра и… чужое дыхание. Твайлайт тут же открыла один глаз, взглянув на источник шума… и уставилась на него в оцепенении.

Перед ней стоял… пони. Или нечто наподобие. Единорог не совсем понимала, куда она должна смотреть в первую очередь, потому что существо перед ней, казалось, противоречило самому себе. Шерсть пони была смесью цветов, оранжевого и небесно-голубого, которые постоянно меняли цвета друг друга под взглядом Твайлайт. И лишь только пара крыльев из-за спины не меняла свой цвет. Одно крыло — голубое, другое — оранжевое.

Грива и хвост, кажется, были поделены пополам: цвет радуги с одной стороны, светлый блонд — с другой. И, в конце концов, его глаза… В верхней части они были изумрудными, но книзу уже становились малиновыми. Его взгляд устремлялся на бедную единорожку, заглядывая в душу.

Он заговорил, заставляя Твайлайт содрогнуться, когда она узнала в нём два знакомых голоса, слившихся воедино.

 — Я, мы, — Эпплдэш…


Принцесса ночи усмехнулась, когда оказалась в сновидении лучшей ученицы своей сестры, и захихикала, когда услышала далёкий визг ужаса проснувшейся Твайлайт, не способной сказать и слова после такого кошмара.

Но Луна тут же подавила приступ хохота, упрекнув себя за это. Это, действительно, важная и актуальная проблема для Твайлайт, и принцесса не должна смеяться над тяжёлым положением единорожки. Тем более, если припомнить тот факт, что Твайлайт — одна из тех, кто был ответственен за освобождение принцессы от того, во что она превратилась. Пожалуй, даже наиболее ответственной. Она должна чувствовать — а она чувствовала — себя премного благодарной за то, что сделала маленькая пони и её друзья.

Однако… сон был неотразим. Мордочки Луны коснулась улыбка, когда потихоньку до неё доходила гениальная мысль. Она молча воспользовалась своей одной из менее известных сил, чтобы направить сон Твайлайт в чужое сознание.

В течение несколько следующих минут раздался ещё один крик, но в этот раз из королевской спальни Селестии. Луна теперь уже не могла себя контролировать, начиная громко заливаться смехом, когда Селестия проснулась, в ужасе думая об идее слияния двух Элементов Гармонии в одно существо и об её последствиях.

«Это за то, что ты не предупредила меня о бумажной волоките,» — мысленно произнесла Луна, снова засмеявшись.


Рэйнбоу Дэш в наслаждении заполонила свои лёгкие прохладным воздухом. Ей потребовалось несколько попыток, но, в конце концов, она сумела взмыть в небо, управляя вертолётом Пинки. Первым делом пегаска устремилась ввысь, стараясь лететь как можно выше. Она быстро крутила педали, продолжая чувствовать то, что являлось для неё прекрасной высотой.

Полёт… Это то, в чём она нуждалась. Ветерок, облака, ночное небо — всё было именно в нём.

Но… Что-то отсутствовало. «Чего-то не хватает,» — задумалась она. Чего-то важного.

Зуд, который нельзя вот так просто почесать, и он пройдёт. Рэйнбоу нуждалась в большем. В большей высоте, в большем адреналине, в более сильном ветре.

В более высокой скорости.