Брошенный в небо

Как слепому описать красоту окружающего мира? Как безногому постичь радость бега? И как бескрылому отыскать свою лестницу в небо? В небо, которое манит тебя, заставляя идти до конца.

Другие пони

Проклятье. История Кейта

Здравствуйте! Меня зовут Кейт. Я единорог и недавно переехал в Понивиль из шумного Мейнхеттена. Я ещё мало кого здесь знаю, но мне пришло письмо от моей знакомой из Мейнхеттена. Интересно, какими судьбами её занесло в Понивиль?

Зекора Другие пони

Хранительницы

Небольшое приключение пяти подруг. И в конце побеждает дружба-магия!

ОС - пони

Несолнечная Эквестрия

История о том, к чему могут привести большие амбиции и попадание в правильное место в нужное время.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Дискорд Бэрри Пунш Король Сомбра Стража Дворца

Предание о Забытой Сказительнице

Есть одно поверье, что передаётся из поколения в поколение. Старая сказка о кошмарной кобыле, которой родители пугают непослушных жеребят. Но что, если я скажу вам, что предание о Забытой Сказительнице – на самом деле правда?

ОС - пони

Последний опыт

Троица юных дарований из понивилльской школы пытается смастерить невиданный прибор, который облегчит жизнь всем пони. В работе над ним они выкладываются на полную, однако технические проблемы - далеко не главное испытание из тех, с которыми им предстоит столкнуться.

Черили ОС - пони

Сказки дядюшки Дискорда

Древний дух хаоса устало сидит в дряхлом, уютном кресле, мирно вытянув лапы к огню, и рассказывает всем желающим истории. Истории о старых временах, об Эре Хаоса, когда раздор властвовал в мире подлунном. Это было странное время, жуткое и смешное, яростное и спокойное, ужасное и прекрасное. И рассказы об этом времени ему под стать. Без опаски подойдите к Дискорду, присядьте рядом с ним на мягкий ковёр, и попросите его рассказать сказку о старом мире. Он не откажет вам в этой просьбе…

ОС - пони

Coup d'Pone

О некоторых подводных камнях смещения с трона тех, кто пробыл там больше тысячи лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Мой путь

Побег от мира, от врагов, от себя... Вот уже три месяца одиночества, но неожиданно происходит что-то...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Шесть старых гравийных вагонов

На задворках железнодорожной станции Понивилля покоятся шесть старых грузовых вагонов наполненных серым гравием. Они там уже давно, чему свидетельством ржавчина и выцветшие надписи на их боках. К ним не прикасались целую вечность, и, по-видимому на них уже давно махнули копытом. Цель Скуталу — выяснить, почему эти старые железяки стоят на запасных путях и по какой причине их туда поставили? Но маленькая самонадеянная пони не знала простой истины о том, что некоторые вещи лучше оставить похороненными, потому что они были похоронены не просто так.

Скуталу Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Devinian
Глава 10 Глава 12

Глава 11

Сон покинул Рэйнбоу Дэш лишь на время, и вскоре ей пришлось прекратить полёты на вертолёте Пинки. Она приземлилась на землю и направилась к коттеджу, чтобы, наконец, уснуть на кровати без задних ног.

Однако, тихо нежась под одеялом и вслушиваясь в мирное сопение животных Флаттершай, она, к сожалению, всё же поняла, что полёт нисколько не заполонил пустоту в сердце, а даже хуже: сделал её больше. После длительного пребывания на земле она лишь ещё сильнее чувствовала жгучее желание снова начать летать.

И Рэйнбоу хотела большего. Даже больше, чем можно представить. Она закрыла глаза, но не ради долгожданного сна, а чтобы восстановить картину своего прошлого. Она заставляла себя воспроизводить каждую часть полёта в своём воображении, чтобы напомнить себе, каково же это было. Тень улыбки коснулась её губ. Вся её жизнь связана с полётом. И столько её воспоминаний лишь в очередной раз доказывали, что она не может просто взять и смириться. Воспоминаний было настолько много, что пегаска даже не заметила скоро вернувшуюся Флаттершай.

Кремовая пегаска взобралась по лестнице, желая поговорить с Рэйнбоу, но тут же остановилась, увидев развалившееся на кровати голубое тело. Флаттершай замерла, не желая случайным образом разбудить подругу. Ей совсем недавно удалось достучаться до Эпплджек, а теперь в разговоре нуждалась и Рэйнбоу. Но это может подождать хотя бы до утра. Ведь пегаска должна выспаться. Тихо развернувшись, Флаттершай направилась к дивану на первом этаже.

Не обратив внимание на присутствие хозяйки этого дома, Рэйнбоу продолжила взывать к каждому воспоминанию в своём разуме, представляя большое количество всех своих трюков и прокручивая их в голове снова и снова (именно так она всегда делала, когда не практиковалась над ними). Она даже позволила своему воображению разойтись, добавив Вандерболтов к своим трюкам и скандирующих фанатов…

Пегаска подвинулась, чтобы лечь удобнее, и неожиданно вздрогнула. Матрац, касающийся её спины, резко напомнил о том, чего именно ей не хватало, чтобы стать Вандерболтом. Пытаясь избежать хоть единой мысли об этом, она переключилась на реальные воспоминания, нежели на невозможные фантазии.

Но, в конце концов, все её мысли свелись к тому, с чем связаны её самые чудесные воспоминания: к Радужному Удару. С её подвигом не сравнился бы ни один пегас, и Рэйнбоу вскоре, возможно, даже войдёт в историю, как пони, совершившая невозможное (а ведь многие считали это лишь старой сказкой) даже не один лишь раз, а дважды. Её внешность в детстве показывала её сильную страсть к скорости, а кьютимарка на голубом теле лишний раз это доказывала.

Но истинное предназначение кьютимарки было связано не только с самой пегаской, но и со всеми её подругами. Вся шестёрка получила свои кьютимарки лишь с разницей в пару часов, сотворив крепчайшую связь родственных душ между всеми и тем самым не оставляя никакой возможности получить кьютимарки когда-нибудь позже. Рэйнбоу улыбнулась, понимая, что это всё ей напоминает о других отчаянных кобылках, всеми силами желающими получить собственные кьютимарки, но вместо этого получившими ту же сильную дружескую связь между друг другом, ничем не отличающуюся от случая с Дэш. Рэйнбоу даже временами старалась им помочь в достижении собственных целей, но безрезультатно.

Её глаза вмиг распахнулись, когда она вспомнила одну из попыток помочь им. Вот! Вот оно!

Рэйнбоу снова закрыла глаза, впервые расслабившись за эти дни. Теперь-то она точно знала, что будет делать.

Самое время отправиться за покупками.


В тот же день Рэйнбоу мигом выбежала из Понивилльского банка с мешком битов в зубах. Ей пришлось взять все свои сбережения оттуда, потому что большая часть денег находилась в её доме. А добраться до дома, как известно, она не могла физически.

После самого лучшего сна за всю неделю Рэйнбоу кралась из коттеджа Флаттершай, уверенная в своей цели. Мысль о трёх юных кобылках, которые обычно терроризировали целый город своей обеспокоенностью из-за возможных талантов, привела её к тому, чтобы вспомнить, как самая младшая из Эпплов отчаянно пыталась заполучить свою кьютимарку до наступления Праздника Метки. Сама же Рэйнбоу предложила бедняге помощь наилучшим для пегаски способом: перепробовать всё как можно быстрее.

И к этому «всему» относился и… дельтапланеризм. Кобылке он, конечно, не особо помог, но прямо сейчас это просто идеальное решение проблемы Дэш. Это было что-то наподобие управления не своими крыльями. Будет ли ей с трудом даваться управление?

Радостно двигаясь вприпрыжку, пегаска, наконец, подошла к спортивному магазину Понивилля, который посещала очень часто для определённого оборудования и одежды. Однако она впервые оказывается здесь, чтобы купить что-то, связанное с полётом. Рэйнбоу взглянула в потолок и увидела полдюжины разнообразных планеров.

Пока она их рассматривала, к ней уже успел подойти пегас, который ранее стоял у прилавка:

 — Чем-нибудь помочь? — поинтересовался он.

Одетый в рубашку цвета магазинного логотипа и обладающий кьютимаркой в виде теннисной ракетки, он был похож на менеджера или же на самого владельца магазина, о чём непосредственно пегаска судила по своим прошлым посещениям.

Рэйнбоу выплюнула мешок с битами себе в копыто, тут же его протянув.

 — Да, я хочу самый лучший дельтаплан, который у вас есть. Деньги не проблема.

Если бы она взглянула на лицо жеребца, то увидела бы его глаза, горящие счастьем.

 — Вам повезло, нам как раз завезли новую партию. Как насчёт этого? — спросил он, показывая на синий планер со знакомой яркой молнией. — Это официальный, одобренный Вандерболтами дельтаплан. Самый лучший в линейке. А знали ли вы, что сами Вандерболты — лучшие летуны Эквестрии?

Рэйнбоу кивнула, усмехнувшись.

 — Поверьте мне, я это прекрасно знаю, — произнесла она, прежде чем нахмуриться. — Эй, подождите-ка… А зачем Вандерболтам нужен дельтаплан? Они же пегасы!

Уши владельца магазина опустились, а его мордочка предательски выражала обеспокоенность:

 — Ну, я…

 — И самое важное, — продолжала Рэйнбоу, совсем не обращая внимания на попытки бедняки объясниться, — тут неправильные цвета. У них синий более тёмный, да и логотип другой!

 — З-знаете что, — сдался жеребец, откашлявшись. — Я дам вам на него скидку, а вы никому не будете говорить о том, что только что сказали?

Рэйнбоу насмешливо фыркнула. Скидка — заманчивое, конечно, предложение, но… Она застыла, неожиданно заметив дельтаплан, скрытый за кучей других. Он был необычайно изящен, и Дэш уже сейчас представляла, как будет здорово на нём рассекать по воздуху. Он был ярко-оранжевого цвета с оттенками золотого пламени на крыльях, на кончиках которых становясь красным. И это выглядело… потрясающе.

Пегаска показала на заветный дельтаплан копытом и улыбнулась:

 — Дай мне скидку на него, и мы в расчёте.

Через несколько минут она уже выходила из магазина, волоча за собой тележку с дельтапланом, которую жеребец ей щедро решил отдать. Рэйнбоу осмотрелась и мигом промчалась по городу, держа путь в горы.

Для задуманного ей нужна большая высота.


Флаттершай удивлённо моргнула, оказавшись на втором этаже. Она, приготовив завтрак себе и своим друзьям (и животным, и пони), поднялась по лестнице, чтобы отнести порцию Рэйнбоу, но, лишь завидев кровать, тут же поняла, что та оказалась пуста.

Кремовая пегаска тут же запаниковала. «О боже мой… — думала она. — Куда же она пошла? Она ведь даже не поела!» Рэйнбоу Дэш, пропускающая завтрак или даже предлагающая это, была равносильна Пинки Пай, которая не улыбалась. Это просто невообразимо.

Однако Рэйнбоу всё же, должно быть, дома. Или, точнее, её нет вовсе. Флаттершай уныло вздохнула и повернулась к своим питомцам, прыгающим в нетерпении. Она наклонилась к ним, совершенно забыв о чаше во рту, но тут же выпрямилась, посмотрев в окно.

Она хотела поговорить с Дэш. Она чувствовала, что обязана это сделать, особенно после того, как добилась небольшого, но значительного успеха в разговоре с Эпплджек. Флаттершай сделала шаг вперёд, намереваясь отправиться в Понивилль, как услышала визг, остановивший её.

Пегаска мигом подбежала к дивану, рядом с которым стояла корзинка. Хоть Рэйнбоу ещё с первой ночи и настаивала на том, чтобы Флаттершай спала на своей кровати, в эту ночь она всё же отстояла диван для тщательного наблюдения за белкой с сильно инфицированным порезом, чьё состояние, казалось, становилось всё хуже и хуже. Она нахмурилась, поглядывая на входную дверь, после чего бросилась к одной из комнат в поисках лекарства.

Рэйнбоу Дэш пока что придётся позаботиться о самой себе одной. Ведь прямо сейчас меньшие друзья Флаттершай нуждались в ней.


Рэйнбоу позволила себе расслабиться на траве, поглядывая на то, что сделала при помощи собственных копыт. Пегаска не была создана для строительства или же ремесла, а её умения в других направлениях были вовсе скудны до слёз, но она всё же чувствовала, что будет гордиться тем, что сделала.

Убрав одну из прядей с мордочки, она посмотрела на дизайн дельтаплана. Он величественно держался на своих стойках, поблёскивая металлом на солнце. Казавшийся нереально крепким, он был готов с гордостью выдержать абсолютно любой трюк. Оранжевый материал растянулся по всему каркасу крыльев, окрашивая металл внизу и наверху, охватывая весь размах крыла и придавая ему аэродинамическую форму, чтобы рассекать воздух.

Она улыбнулась и наверняка бы даже похлопала себя по спине, если бы могла. Рэйнбоу, ты проделала хорошую работу. Больше всего пегаска радовалась и тому, что не пошла на уловки продавца и не приобрела дельтаплан Вандерболтов. Она признавала, конечно, тот факт, что была настоящей фанаткой всего, что связано с Вандерболтами, и если бы она, к сожалению, так ничего бы и не нашла более подходящего, то купила бы этот дельтаплан, но…

Золотисто-жёлтые языки пламени, начинающиеся от носа дельтаплана, простирающиеся через оранжевый материал и заканчивающиеся ярко-красными кончиками крыльев… Картинка резко въелась в голову и не отпускала.

Полностью готовая, Рэйнбоу восторженно поднялась и стала закреплять себя ремнями дельтаплана. Время стать серьёзнее. Время действовать.

Самое время летать.


— Я ж' те' сказала, что эт' глупая затея! — послышался ворчливый голосок, когда трое кобылок шли по Эквестрийскому лесу. — Какую кьютимарку ты получишь за то, что бушь' кого-то преследовать?

 — Это не преследование, Эпплблум! Это слежка, — возмутилась Скуталу, отодвинув свой самокат и посмотрев на подругу.

 — А разница?..

 — Её легко проследить, — ответила пегаска. — Разница заключается в том, что… Э-э… Свити Белль, не поможешь?

Передвигаясь сквозь кустарник, единорожка, улыбнувшись, произнесла:

 — Преследование — это когда за кем-то следуешь, а слежка — когда идёшь по чьим-то следам.

 — …И где разница? — пробормотала земная пони, взглянув на небо над головой. Начинало темнеть, и день уже вот-вот подходил к концу. — Думаю, нам пора возвращатьс', девчонки; уже становится поздн'.

Скуталу усмехнулась:

 — Что, темноты боишься?

Уши Эпплблум опустились, когда она посмотрела на насмехающегося метконосца:

 — Нет, я прост' не хочу, чтоб Эпплджек ругала меня за то, что я опоздала домой, — произнесла она, как неожиданно у неё заурчал живот. — Ну и ещё я хочу поесть.

 — Но мы почти пришли!

 — Откуд' те' знать?

 — Потому что следы… Э-э… Становятся глубже? — застенчиво улыбнулась пегаска, указывая на углубления в земле перед собой. Эпплблум взглянула сначала на них, потом на свою подругу и тут же приподняла бровь.

 — Понятия не имею, как эт' может быть связано. Да и ты, наверно, тож'.

Находясь в стороне, Свити Белль тем временем своим тихим голосом пыталась прервать спорящих подруг:

 — Э-э, ребят?..

 — Вообще-то, я вижу связь! — резко ответила оранжевая пегаска, смотря на Эпплблум.

 — Ребята? — снова повторила единорожка, пытаясь привлечь внимание.

 — Да не видишь ты её! Так и скажи, что мы потерялись! Ведь так?

 — Нет, я знаю, где мы находимся!

Земная пони усмехнулась:

 — Да? Ну и где ж'? — произнесла она, показав на окрестности.

 — Мы прямо у цели!

 — Ребята!

 — Что?! — закричали две кобылки, взглянув на того, кто посмел их прервать.

 — Следы ведут к тому холму, и там кто-то есть!

Тут же позабыв о некогда волновавшем двоих кобылок споре, все трое поплелись к холму, ожидая увидеть, наконец, ту пони, за отслеживанием следов которой они потратили целый день. Прибыв самой первой наверх, Эпплблум осмотрелась вокруг и увидела лишь кучу разбросанных предметов.

 — То есть мы целый день шли сюда радь' тележки, пары инструментов и коробок?

Скуталу растерянно покачала головой:

 — Я не понимаю, ведь кто-то же был здесь! Продолжайте искать следы!

 — Нет тут никого, Скутс! — возмутилась земная пони, с раздражением поглядывая вокруг. — Мы оказались на холме, и тут нет даж' ни намёка на то, что кто-т' ещё здесь есть! — она подтолкнула одну из коробок и взглянула на надпись на нём. — Прост' несколько коробок от… дельтаплана?

Тут же синхронно все три кобылки подняли свои головы и взглянули на вечернее небо. В итоге им всё же удалось заметить нечто большое, парящее под облаками со всем возможным изяществом. Эпплблум сощурилась, пытаясь разглядеть пилота:

 — Кто это?

 — Это же Рэйнбоу Дэш! — радостно воскликнула Скуталу, теперь уже с большим интересом смотрящая на парящий дельтаплан.

 — Думаешь, она нас видит? — поинтересовалась Свити Белль, не отрывая взгляда от летящей пони.

Скуталу лишь пожала плечами.

 — Не знаю, но давайте сами у неё спросим! — радостно произнесла она, глубоко вздохнув. Но прежде чем она успела что-либо крикнуть своему кумиру, чужое копыто заткнуло ей рот. Она с недоумением повернулась к тому, кто её прервал.

 — Нет… — ответила Эпплблум на вопрошающий взгляд. — В последнее время она ся' чувствовала нехорошо.

 — То есть? — удивилась Скуталу, выплюнув жёлтое копыто.

 — Она оч' сильно поссорилась с моей сестрой, — пояснила земная пони, уставившись в землю. — И она выглядела достаточн' подавленной после этого, — Эпплблум перевела взгляд на подругу. — Думаю, нам лучш' оставить её одну.

 — Но… — неуверенно проговорила Скуталу. — Разве мы не должны её поддержать?

 — Эй, ребят, — прервала их Свити Белль, — а всё точно идёт по плану?

Три пары глаз уставились на дельтаплан, который больше не парил в воздухе. Теперь он быстро крутился, стремительно падая носом вниз, — всё это отчётливо выглядело, как неконтролируемое падение. И кобылкам ничего не оставалось, как смотреть на падающий дельтаплан, с каждой секундой набирающий скорость.

 — Поднимайся… — шептала Скуталу, не в силах отвести взгляд. — Поднимайся, поднимайся, поднимайся…

Но её мольбы лишь растворились в напряжённом воздухе, и вскоре пони увидели, как дельтаплан рухнул в лесу у холма. Они шокировано ахнули, услышав треск ветвей, а затем и грохот с ярким звуком ломающегося металла. Взглянув друг на друга с ужасом в глазах, кобылки поскакали к месту аварии.

Им понадобилось чуть больше времени, чтобы прийти к месту аварии, чем они предполагали, ведь толстые кроны деревьев не давали свободу обзора. Но когда им всё же удалось добежать, они затаили дыхание, не в силах что-либо сказать. Дельтаплан валялся там, перед ними, одно из его крыльев было изогнуто под прямым углом, а вся ткань была сильно изрезана.

Рэйнбоу Дэш лежала на земле, будучи всё ещё прицепленной к дельтаплану, и не шевелилась. Метконосцы тут же бросились к ней, выкрикивая её имя.

 — Дэш! Рэйнбоу Дэш! — закричала Скуталу, отчаянно пытаясь найти способ освободить пегаску от ремней. На какой-то момент паника полностью овладела ей, пока она не услышала тихий стон от кумира. — Рэйнбоу! Ты в порядке?

 — Она тольк' что упала с большой высоты, Скутс! Конечн', она не в порядке!

 — Я в п-порядке… — промямлила Рэйнбоу Дэш, с трудом открыв один из глаз. — Не над' так к-кричать…

Скуталу вздохнула с облегчением, лишь услыхав голос голубой пегаски:

 — Рэйнбоу!

 — Я-я это, — ответила Рэйнбоу, полностью распахнув глаза и приподняв голову. Она посмотрела на трёх кобылок перед собой, затем осмотрела окрестности и взглянула на плачевное состояние своего дельтаплана. — Эх, ребят… Я ведь тольк' что купила эту штуку…

Свити Белль откашлялась и, обратив внимание на бродящий взгляд голубой пегаски, спросила:

 — Э-э… Тебе помочь?

Рэйнбоу покачала головой, вяло пытаясь отстегнуть ремни, но вздрогнула, лишь только пошевелив копытами.

 — Эх… Ну, может, совсем капельку… — произнесла она и закрыла глаза, всё ещё отходя от крушения.

Но вдруг Рэйнбоу почувствовала резкую и сильную боль, как только ремни, держащие её, были отстёгнуты.

 — Так, ладно, вот теперь ты свободна! — сказала Скуталу, пятясь. — Тебе помочь встать? — спросила она, увидев, как Дэш изо всех сил пытается подняться.

 — Я в порядке, — устало ответила пегаска, став на три копыта. Четвёртое же вяло волочилось по земле.

 — Ты уверена? — поинтересовалась Эпплблум, вопросительно поглядывая на повреждённое копыто. — Мне кажетс', с твоим копытом что-т' не так…

 — Да, я в порядке! — бросила Рэйнбоу и поморщилась, поднимая копыто вверх. С осторожностью она опустила копыто на землю и попробовала опереться на него. — Видите, всё хоро… А-а-ай!

Кобылки подпрыгнули, как только пегаска завопила от боли, рухнув на землю, и лишь позже попытались ей как-то помочь. Скуталу бросилась к кумиру, увиденное её сильно пугало.

 — Рэйнбоу? Рэйнбоу? Она потеряла сознание… — с унынием подытожила Свити Белль. — Должно быть, она сильно покалечилась при падении!

 — Скуталу! — закричала Эпплблум, смотря убегающей маленькой пегаске вслед. — Куда ты?

Скуталу не прекратила движение и вскоре подняла свой самокат с земли.

 — Я позову кого-нибудь на помощь! Вы, ребята, побудьте здесь, никуда не уходите!

 — Но…

 — Уже темнеет! Вы не можете просто взять и оставить её тут! Просто не давайте ей двигаться! — крикнула она и, всё ускоряясь на самокате, отправилась в ту сторону, откуда кобылки только что пришли, лишь с одним намерением: добраться до больницы Понивилля как можно скорее.

Позади неё две кобылки одиноко наблюдали за рухнувшей пони.


Ощущая все те же чувства от прочтения в пятидесятый раз, Флаттершай, наконец, оторвалась от романа. Она просто была не в состоянии сконцентрироваться на словах или на чём-либо другом. Каждый час, когда она замечала, что Рэйнбоу всё ещё не возвратилась, она лишь ещё сильнее отвлекалась. Кремовая пегаска даже чуть не забыла покормить ужиным животных из-за невнимательности, и лишь орех, кинутый ей в голову Эйнджелом, позволил ей опомниться.

Флаттершай тяжело вздохнула, покачав головой. Рэйнбоу вернётся тогда, когда она сама того пожелает, и я не должна так беспокоиться… Её размышления прервал неожиданный стук в дверь. Моментально вздрогнув, она вскочила с дивана и направилась к входной двери.

 — О Дэш, — уже упрекала свою подругу Флаттершай, открывая дверь. — Ты же знаешь, что ты можешь не стуча… Ой! — слова застыли на кончике языка, пока кремовая пегаска поглядывала на гостя, который совсем не был похож на Рэйнбоу Дэш. — Здравствуйте… Что случилось?

 — Вы мисс… Флаттершай? — спросил пегас, удостоверившись в правильности названного имени при помощи планшета с документами в копытах.

Флаттершай удивлённо моргнула и кивнула незнакомцу, который, похоже, знает, как её зовут. Лишь только сейчас она приметила, что гость был одет в белый халат, на котором красовался бейдж Понивилльской больницы.

Нервность кремовой пегаски сменилась беспокойством.

 — О мой… Что-то произошло?

Дежурный оторвался от планшета.

 — Мэм, судя по нашей информации, вы числитесь ближайшим родственником для мисс… Рэйнбоу Дэш. В настоящее время она находится в больнице после аварии… Эй!

Бедный жеребец в сию же секунду был прерван резко взмывшей в небо Флаттершай, тут же сбившей его с ног. Пегас шокировано моргнул, пытаясь понять произошедшее. Снова моргнув, он неожиданно услышал приглушенные слова:

 — Мне жаль, мне жаль, мне жаль, — шептала кремовая пегаска, которая только что случайно повалила беднягу на землю, но вскоре она опомнилась и помогла тому встать, как тут же снова взмыла в воздух и стремглав направилась в больницу.


Флаттершай глубоко вздохнула, приземляясь возле библиотеки Твайлайт и пытаясь успокоить сбившееся дыхание. Совсем недавно она в безумной спешке покидала больницу, краем глаза посмотрев на лежащую в своей палате Рэйнбоу Дэш. Лишь только с облегчением убедившись, что пегаска в хороших копытах, она тут же покинула здание с намерением предупредить остальных о состоянии подруги как можно быстрее. Метконосцы остались в больнице, тщательно охраняя двери палаты, пока кто-то не пришёл, чтобы забрать кобылок домой (или же это всё же медперсонал больницы их прогнал).

Флаттершай уже успела побывать на ферме «Сладкое Яблочко». Какая разница, что чувствуют эти двое… Эпплджек должна знать. Но, к сожалению, дома её всё же не оказалось. Зато на ферме, к счастью, был её брат.

— Здорово, мисс Флаттершай… У тя' всё получилось? — поинтересовался красный жеребец, поглядывая на растрёпанную гриву пегаски.

 — Где Эпплджек? Рэйнбоу Дэш пострадала! — воскликнула она, в панике наматывая круги.

 — Спокойствие… Наскольк' всё плохо?

Флаттершай остановилась, тщательно стараясь вспомнить, что совсем недавно сказал ей санитар.

 — Она попала в… аварию, управляя дельтапланом? Всё выглядит очень серьёзно. Сейчас она в больнице… И я уже сообщила Рэрити и Пинки о состоянии Дэш, — вдруг она, сильно нервничая, со всей силы стукнула по полу. — Ох, где же Эпплджек? Мне осталось сказать об этом только ей и Твайлайт!

Биг Макинтош моргнул, удивляясь, как тихая и застенчивая пегаска может так необычно себя вести, и вскоре вернулся к своему невозмутимому состоянию.

 — Она снова ушла тренироватьс'.

Флаттершай облегчённо вздохнула.

 — О, тогда я просто слетаю к ней и всё расскажу, — произнесла она и развернулась, но тут же резко остановилась, когда красное копыто коснулось её плеча.

 — Не так быстр'. После ссоры с Дэш она стала тренироватьс' в другом месте. Думаю, ты легко догадалась, в чём ж' кроется причина, — Биг Макинтош опустил копыто и продолжил. — Отправляйся к Твайлайт. А я сам поговорю с Эпплджек, — заключил он и ушёл.

Флаттершай тихонько подошла к двери, мимолётно удивившись выключенному в библиотеке свету. Сейчас было не так уж и поздно, да и Твайлайт обычно вовсе не ложилась ночью. Но вскоре пегаска заметила записку, прикреплённую к двери. Она тут же принялась читать, с каждым словом всё сильнее прижимая свои уши к голове. За всё время единорогу нужно было уйти именно сейчас… С грустью вздохнув, Флаттершай развернулась и взмыла в небо.

Через несколько минут она приземлилась возле небольшого коттеджа. Внезапная поездка Твайлайт случилась, к сожалению, так не вовремя, а пегаска не может ждать, когда же та решит, наконец, вернуться. Так как Спайк уехал вместе с ней, то Флаттершай оставалось только найти способ отправить единорожке важное письмо. Она тихонько постучала в дверь, надеясь никого случайно не разбудить. Зная, как утомительна работа почтальона, пегаска легко могла застать сейчас Дерпи спящей. Но всё же свет в окнах давал ей надежду, что это не так.

Дверь отворилась, и Флаттершай на мгновение удивилась, никого за ней не обнаружив. Но, посмотрев вниз, она увидела маленькую кобылку, держащую дверь.

 — О! Привет, Динки, твоя мама дома?

Динки кивнула:

 — Да, она сейчас спит.

 — Ох… — расстроенно протянула пегаска. — Эм… А ты не могла бы её разбудить? Мне очень нужно отправить срочное письмо в Кантерлот.

Кобылка покачала головой.

 — Простите… Она только что вернулась из Лас-Пегаса, доставив туда посылку. Не думаю, что она выдержит этой ночью очередной длительный полёт. Но я могу её разбудить, если вы, конечно, хотите спросить у неё лично…

Флаттершай поникла:

 — Боже мой… Тогда не могла бы ты ей передать письмо? Оно должно быть отправлено как можно скорее!

Динки кивнула, тут же забежав в глубь дома и возвратившись с пером и листом бумаги. Флаттершай благодарно улыбнулась, присела за стол и начала писать. Ей оставалось лишь верить, что письмо вскоре достигнет своего адресата.


— Я ж' сказала тебе, что стража должна вести ся' тихо! — шикнула Эпплблум на Скуталу, когда все три кобылки сидели в зале ожидания, находясь под пристальным контролем Рэрити.

Кобылки вызвались охранять двери палаты Рэйнбоу сразу же, но получили разрешение, лишь когда медсестра недоверчиво согласилась. Однако вскоре та пожалела о своём решении.

Вместо того, чтобы, подражая настоящей страже, тихо стоять у двери, метконосцы мигом пронеслись по всей больнице, сбагривая к дверям всевозможную мебель или не закреплённый ни к чему объект. Лишь за несколько минут кобылки построили нечто, похожее на своеобразную крепость у дверей в палату Рэйнбоу Дэш с постами охраны и сменяющейся стражей.

Каждую секунду теряя самообладание, медсестра уже готова была наругать кобылок, но от такой кары их спасла прибывшая в больницу Пинки Пай, которая отвлекала медсестру постоянными расспросами о местоположении палаты Рэйнбоу Дэш. Вскоре через порог перешагнула Рэрити. Две кобылы остались сидеть у кровати Рэйнбоу, но и они вскоре покинули палату. Медсёстры сообщили им, что Рэйнбоу вкололи успокоительное и определённое время она не сможет прийти в сознание, но как только та проснётся, они расскажут о визите подруг. Сейчас же Рэрити и Пинки Пай просто ждали, когда вернётся Флаттершай.

 — Да, но тот пони выглядел слишком подозрительно! — возмутилась маленькая пегаска, скрестив копыта.

 — Эт' был пациент, шагающий в ванную!

 — Откуда мне было знать?!

 — Девочки! — вмешалась Рэрити, недовольно смотря на спорящих кобылок. — Пожалуйста, ведите себя тише. Пони здесь нужен покой!

Прежде чем единорожка смогла сказать ещё пару слов, Флаттершай открыла двери больницы. Рэрити, тут же заметив подругу, подбежала к ней, тихо говорившей с Пинки Пай, появившейся из ниоткуда. Метконосцам очень важно было услышать разговор взрослых пони, но они были слишком далеко, чтобы воспользоваться возможностью их подслушать.

Вскоре три кобылы разошлись. Пинки мигом вылетела из больницы, пока Флаттершай вместе с Рэрити направлялась к метконосцам.

 — Девочки! — тепло улыбнулась Рэрити. — Как насчёт ночёвки в моём бутике?

 — Что? Разве мы не можем остаться тут? — удивилась Свити Белль, с подозрением поглядывая на сестру.

Скуталу кивнула, соглашаясь с подругой:

 — Да! Мы хотим быть тут, когда Рэйнбоу проснётся!

 — Идём, идём, — произнесла модельер, подталкивая кобылок, — уже поздно, вам скоро ложится спать!

 — Но… — возмутилась Эпплблум.

 — Не волнуйся, Эпплблум. Я уверена, что твоя семья не против. А теперь пойдёмте, часы посещения уже закончились. Отправляемся домой.

Рэрити собрала трёх недовольных кобылок и вывела их из больницы, напоследок кивнув Флаттершай. Кремовая пегаска будет находиться в здании в любом случае, пока Рэйнбоу не проснётся, в независимости от этих дурацких часов посещения.


Биг Макинтош сбавил шаг, когда подошёл к месту тренировок Эпплджек, удивляясь, почему его сестра до сих пор предпринимает попытки научиться летать. Поначалу было видно, что она старалась произвести впечатление на бескрылую пегаску, порадовать её, но после той ссоры… Можно было подумать, что теперь, когда Дэш ушла, причин тренироваться больше нет. Но нет, его сестра всё так же приходила сюда каждый день. Как же она до жути упряма!

Вскоре красный жеребец увидел Эпплджек, поднимающуюся вверх по склону. Возможно, она только что предпринимала очередную попытку взлететь, судя по царапинам и ссадинам, которые Биг Макинтош видел издалека. Он ускорился, догоняя сестру, и окликнул её.

 — Эпплджек!

Крылья на спине фермерши мимолётно раскрылись, когда она взглянула на своего брата.

 — Биг Макинтош? Что ты тут делаешь?

 — Я пришёл к те', чтоб кое-что рассказать.

 — Выкладывай, — произнесла оранжевая кобыла, продолжая взбираться на холм.

 — Мисс Дэш попала в аварию, не справившись с управлением дельтаплана.

Эпплджек резко замерла, остановив копыто в воздухе, но вскоре вновь продолжила подниматься.

 — Ха! — фыркнула она в ответ. — Дай угадаю, она доигралась со своими выкрутасами, пытаясь взлететь, не сообщив об этом никому?

Услышанное поразило Биг Макинтоша до глубины души.

 — Эпплджек! — крикнул он, тем самым остановив фермершу. — Я поражён. Ты хоть понимаешь, что она серьёзн' пострадала?

Эпплджек нахмурилась, подозрительно поглядывая на брата.

 — Какого сена ты говоришь? Эт' Дэш. Она никогда ничё' се' не сломает. Знаешь ли, она разнесла наш старый сарай без единой царапины! — она сердито показала копытом на жеребца, пытаясь понять смысл его слов. — Она даж' провела однажды в больнице всего лишь один жалкий день, когда любой другой пони лежал б' там неделями!

 — Ну, как вишь', что-т' пошло не так. 'Щас она снова оказалась в больнице. Да даж' если она не пострадала, как ты смеешь насмехатьс' над несчастьем своей подруги? Па' воспитывал нас не так, — он посмотрел ей в глаза, что делал редко. — Я разочарован в те'.

При одном лишь упоминании отца злая гримаса Эпплджек исчезла, сменившись на стыд, как фермершу только что словами разбил в пух и прах собственный брат. «Он прав. Какого сена я творю, — думала она, уставившись в землю, — смеюсь над бедой своих друзей? — она зажмурилась. — Эт' не я. Как я ваще' могу позволять говорить се' такое?»

Жеребец молчал, поражаясь собственной суровости. Но он всё-таки поступил правильно. Ведь Биг Макинтош никогда бы даже не смел подумать, что Эпплджек отреагирует именно вот так. Она бы никогда так не поступила. Однако, прежде чем жеребец смог что-либо снова сказать, фермерша резко подняла голову, решительно смотря на брата. Она схватила свою шляпу и кинула ему. Тот инстинктивно поймал её зубами, не успев и подумать.

 — Ты ж' посторожишь её? — спросила Эпплджек и отвернулась, получив утвердительный ответ. — Мне нужн' кое-куда уйти.

Биг Макинтош внимательно смотрел, как его сестра стремительно неслась вниз по склону. Она пробежала почти половину пути, пока… не взлетела. Жеребец улыбнулся, надев на голову шляпу, и внимательно продолжил наблюдать за сестрой.

Она не просто прыгнула. Она даже не мимолётно парила. Она только что полетела.