Когда-то было много нас

Скитание и страдания несчастного пони-лунопоклонника.

ОС - пони

Рэйнбоу Дэш представляет — «Дружба — это Магия»

Рассказ в стиле старого доброго «Rainbow Dash Presents», где характеры пони отличаются от изначальных в сериале, и ими обыгрываются почти дословно события различных фанфиков о пони в юмористической форме. Обыгрываются события первого эпизода сериала «Friendship is Magic»

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк

Похотливый Человеческий Дворецкий

за авторством мисс Нифлют Аршай Издание 2-е, с предисловием Их Высочества принцессы Луны На оборотной стороне обложки: Маслянелла — всеми любимая пони, которая достигла всего, чего вожделела. Богатства, славы, власти... всё это далось ей с лёгкостью, и пусть её занятой и гламурный образ жизни едва ли оставлял времени на отдых, она оставалась доброй, порядочной пони и счастливо проживала свои идеальные дни в целомудрии. Однако всё пошло кувырком, когда странное двуногое существо появилось у ворот её особняка в ответ на объявление о поиске нового дворецкого. Стоило её взгляду упасть на «человека», как в ней пробудилась давно дремлющая страсть; забытое тлеющее пламя, годами не тронутое, зажглось с ново й силой и теперь грозило поглотить её целиком… «Похотливый Человеческий Дворецкий» — последнее произведение известной авторки романов-бестселлеров г-жи Нифлют Аршай, лауреат премии Ами в категории «Лучший Роман» на протяжении двух лет подряд — предлагает вам окунуться в водоворот страстей и порока вместе с Маслянеллой. В этом переиздании были добавлены несколько ранее не публиковавшихся глав (те самые «потерянные» главы 135–137), а также предисловие от самой принцессы Луны.

Флаттершай Человеки

Дружба это оптимум: Маленькие кусочки Небес

У СелестИИ нет права загрузить тебя и превратить в пони, без прямого на то согласия, и она не может принудить к этому... однако оба этих пункта оставляют довольно много пространства для манёвра. Разумеется, для тех, кто твёрдо решил умереть человеком, Эквестрия навсегда останется вне досягаемости; они предпочтут получить свою истинную и вечную награду на Небесах. Верно?

Принцесса Селестия Человеки

Пони для всех, даром!

И пусть ни один обиженный не уйдёт . Человек недюжинного ума открывает (неожиданно, да?) ПОРТАЛ в Эквестрию!

Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Самое важное слово - Семья

Вышагивать в миру, который тебя отверг - сложно. Сложно настолько, что с каждым шагом, твой разум мечется промеж гнева и боли. И всё же, ты способна их отвергнуть, по крайней мере, на время. Но лишь для того, чтобы познать мир глазами того, кого ты любишь и ненавидишь больше всех на свете.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Дракон Спайк

Грустная повесть о взрослом Спайке.

Спайк

The Conversion Bureau: Ушедшие в пони

Правительство вручает молодой девушке холорекордер и отправляет в Бюро, чтобы та записала всё, что произойдёт с ней во время и после Конверсии. Это - словесный пересказ получившегося у неё холо-блога. Действие истории происходит в год третий от начала расширения Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Меня зовут Хайвз

Доктор Хайвз, терапевт клиники Понивилля, одной из лучших клиник Эквестрии. Он не любит правила, не любит общение с пациентами, но очень любит свою работу - разгадывать загадки. Он - талантливый диагностик, и делает свою работу лучше всех. К нему направляют самых безнадежных пациентов - тех, поставить диагноз которым стандартными методами невозможно.

ОС - пони

Испытание огнем

Пони отправляется решать,как ему казалось, свои проблемы, а в итоге решает чужие. В конце...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек

S03E05
Глава 11 Глава 13

Глава 12

Флаттершай расположилась на стуле в комнате ожидания, наслаждаясь окружавшими её тишиной и спокойствием. Сейчас для неё выдался прекрасный момент, чтобы успокоить давно напряжённые нервы. Ещё совсем недавно она с неистовым рвением постаралась информировать всех своих друзей о случившимся, кроме, конечно, отлучившейся в другой город Твайлайт, и сейчас, выполнив свою задачу, она, наконец, могла расслабиться и… подождать. Хотя, по правде говоря, ожидание ничуть не лучше. Будучи одной из самых терпеливых пони во всём Понивилле, Флаттершай прекрасно понимала, что это ожидание становится невыносимым. Незнание, насколько сильно обострились отношения с одним из её друзей и какой степени травмы получила Рэйнбоу, заставляли бедную пегаску ещё сильнее начать беспокоиться. Доктора уже установили гипс на ноге радужногривой пегаски, но они, поглядывая на полученные данные, всё ещё пытались понять, насколько тяжелыми пришлись травмы, и пока не старались поделиться прогнозами с Флаттершай.

Кремовая пегаска глубоко вздохнула, молясь, что расшалившиеся нервы дадут ей уснуть. Она с грустью выглянула в окно, в надежде увидеть явные признаки наступающего рассвета, что знаменовало бы отправление Дерпи в Кантерлот. К сожалению, её мечты были предательски разбиты жестокой реальностью того, что ночное время наступило лишь пару часов назад. Ждать придётся долго.

Когда Флаттершай оторвалась от размышлений и уже было отвернулась, то краем глаза заметила знакомую фигуру вдалеке и снова прильнула к окну. Кажется, это был какой-то пегас, решивший полетать в столь позднее время. Но таинственный незнакомец всё приближался, показывая, что местом его назначения была именно больница. Кремовая пегаска прищурилась, пытаясь понять, кто же это летит на самом деле.

«Нет… Это не пегас,» — заметила она, затаив дыхание и сфокусировав всё своё внимание на знакомой внешности. Оранжевая шёрстка и блондинистая грива уже безошибочно указывали на конкретную личность, а голубые крылья на спине подтвердили все подозрения.

Эпплджек!

Флаттершай удивлённо смотрела, как фигура продолжала лететь, не удосужившись приземлиться возле входной двери, а вместо этого, видимо, собирающаяся оказаться в здании через какое-нибудь окно. Кремовая пегаска в ужасе ахнула, ожидая услышать звук удара о стену, но его не последовало. Она залетела?.. Мгновенно метнув взгляд на регистратуру, Флаттершай отметила отсутствие медсестры. Она смогла убедить врачей позволить ей остаться в больнице, чтобы дождаться результатов, но часы посещения уже закончились, а это значило, что никому не было разрешено сейчас находиться в палатах рядом с больными.

Однако врачи явно не ожидали посетителей через окно. Флаттершай тихонько прокралась мимо регистратуры и направилась на первый этаж, где и находилась палата Рэйнбоу Дэш. Почти достигнув заветную дверь, она остановилась, уловив неожиданные звуки, доносящиеся изнутри. Голоса. В особенности ясный голос… Рэйнбоу?

Она проснулась?

Флаттершай оставшийся путь решила приближаться к двери ползком, действуя настолько тихо, насколько это вообще было возможно. Она знала, что подслушивать — нехорошо… но что-то внутри усердно подсказывало ей вслушиваться. Она очень тихо прильнула ушами к двери и стала слушать.


Эпплджек недовольно проклинала окна, пытаясь проникнуть в больницу. Она замедлила скорость, приближаясь к больнице, когда узнала радужную гриву в палате ещё издалека. Однако фермерша слегка переборщила с замедлением и теперь висела на передних ногах, схватившись за оконную раму. Пару раз взмахнув крыльями, что дало оранжевой кобыле возможность закинуть заднюю ногу, она, наконец, оказалась в больничной палате.

Эпплджек потрясла головой, пытаясь убрать с мордочки не защищённую от ветра гриву, форма которой была утеряна ещё во время полёта, и взглянула на кровать перед собой. Рэйнбоу мирно спала, её мордочка, к удивлению фермерши, не была искажена в гримасе гнева или ярости, а была всего лишь… расслаблена. Это было то выражение мордочки, по которому фермерша уже давным-давно скучала. Она насмешливо фыркнула и закатила глаза. Наверняка это всё благодаря капельнице…

Приближаясь к кровати, взгляд Эпплджек упал на одну из ног пегаски, которая полностью была покрыта гипсом. Вскоре она заметила и карту пациента, прикреплённую к концу кровати. Большая часть содержания была в типичной врачебной терминологии, которую фермерша не могла понять… Но «оскольчатый, спиральный перелом передней конечности» звучало достаточно пугающе.

 — Ты идиотка, — Эпплджек вздохнула. — Какого сена ты наделала?

Протяжный стон был ответом на её вопрос, заставив фермершу застыть на месте и совсем позабыть о карте перед собой. Оторвавшись от рассмотрения диагноза, она перевела взгляд на пурпурные глаза, которые открывались на удивление очень медленно.

Слегка пустой взгляд прошёлся по всей комнате, не остановившись на чём-то одном. Рэйнбоу моргнула, переводя взор на более близкое расстояние. Она чувствовала себя… прекрасно. Вернее. Не прекрасно, но боль как будто была… чем-то далёким. Она просто не имела никакого значения. Голубая кобылка вновь моргнула, пока не взглянула на Эпплджек, сосредоточив всё своё внимание на её изумрудных глазах. Она растерянно склонила голову, а потом усмехнулась.

 — Это, должно быть, сон… — невозмутимо произнесла она. — Потому что вау, ты выглядишь даже горячее, чем я могу вспомнить.

Эпплджек шокировано распахнула рот, кровь предательски прильнула к щекам. Все слова мигом вылетели из головы, и она в оцепенении просто смотрела на подругу. Как на эт' ваще' можн' что-либо ответить? Но, прежде чем голова фермерши смогла заработать, придумав какой-либо ответ, Рэйнбоу продолжила говорить.

 — Хотя, наверное, какая разница, даже если ты, действительно, сон. Ты ведь всё равно можешь меня слушать, — сказала пегаска, придав себе более прямую позу. Она украдкой взглянула на фермершу, всё ещё не сумев сфокусировать взгляд, и нахмурилась на то, что видела перед собой. — Я всё ещё злюсь. Я ненавижу тот факт, что у тебя есть то, что по праву принадлежит мне… и мне больно. Мне очень больно.

Рэйнбоу остановилась, повернув голову к окну, и взглянула на ночной небосвод.

 — Наверняка ты не понимаешь мои чувства, но… Я ведь даже не знаю, кто я без возможности летать. Полёт значил для меня всё, — она вновь перевела полный отчаяния взгляд на Эпплджек. — Да я едва могу вспомнить, каково это. И мне становится страшно от этой мысли, — она положила здоровое копыто на свой живот. — И подобное как… Ну, как то мероприятие… Как же оно зовётся… — невнятно пробормотала пегаска, пытаясь напрячь свой мозг. — Состязание Лучших Молодых Лётчиков! Я бы хотела навсегда запомнить это ощущение. Но не могу. Оно как будто… покидает меня.

Пегаска отвернулась от Эпплджек, к её глазам подступили слёзы.

 — И знаешь, как я поступила по отношению к своей подруге? К той, которая была тогда рядом? К той, которая дала мне ночлег и еду? К слову, очень вкусную, — Рэйнбоу мимолётно усмехнулась, но улыбка исчезла с её мордочки, когда она продолжила. — К подруге, которая всё это время старалась меня осчастливить?

Рэйнбоу подняла своё здоровое копыто и ударила по матрацу. Этот удар был обессиленным, но эмоции, вложенные в него, придавали вес.

 — Я отнеслась к ней по-свински. Я не давала ей возможности что-либо сделать, вела себя, как полная идиотка, когда она всего лишь хотела мне помочь. Я не слушала её, — она подняла голову, из её глаз лились слёзы.

Эпплджек замерла, не в силах что-либо сказать. Она ведь пришла, чтобы проведать свою подругу, не более. Она не ожидала ничего, кроме банального общения с травмированным товарищем, если они вообще сумели бы поговорить. А сейчас она стояла здесь и слушала… это? Фермерша пыталась что-то произнести, но на ум ничего дельного не приходило. Всё, что она слышала, — биение собственного сердца и усталый голос Рэйнбоу.

Пока мозг Эпплджек яростно пытался понять происходящее, пегаска продолжала говорить, не ожидая какого-либо ответа или поддержки. Ей не нужна была поддержка. Она нуждалась лишь в том, чтобы выразить все свои эмоции, выпустить пар. Ей нужно было сделать нечто большее, чем это.

 — Прости меня, ЭйДжей. Прости за всё. Ты так добра была ко мне последний месяц, а я смешала тебя с грязью, — она одарила фермершу кривой ухмылкой. — Чёрт, да ты всегда относилась ко мне хорошо. Всегда была рядом, когда я в этом нуждалась больше всего, — она вновь опустила голову, не в силах смотреть на Эпплджек даже во сне. — Я хочу пойти домой, ЭйДжей. Туда, на ферму. Мой облачный дом больше не имеет ценности. Я даже не представляю, где бы очутилась, если бы ты меня не приютила. Не думаю, что я бродила бы в окрестностях Понивилля, — Рэйнбоу посмеялась над самой собой.

Румянец Эпплджек, уже почти невидимый, проявил себя с новой силой, когда фермерша продолжила слушать.

 — Я знаю, что другие девчонки позволили бы мне остаться у них, но… они же не ты. Я имею в виду, что это понятно, что они не ты, Твай и Рэрити — единороги, Флаттерс — пегаска, а насчёт Пинки я вообще не уверена, что она всё это время была пони, и… Я отхожу от темы, да? — произнесла Рэйнбоу, медленно начиная фокусировать своё зрение. Она резко закачала головой, кажется, что-то только что осознав и лишь начиная бороться с данной мыслью. — Ты словно крепкая опора, ЭйДжей. Всегда здесь ради меня. Ты — моя опора. Или как говорят пегасы… Ты — облака под моими копытами, — пегаска усмехнулась. — А я ведь всегда думала, что подобное — сентиментальная ерунда… Вот видишь, что ты делаешь со мной?

Она вновь расслабилась, опустив голову на подушку и переводя взгляд в потолок.

 — Полёт — моё всё. Вся моя жизнь связана с полётом. Ну, и с тобой с недавних пор, — Рэйнбоу нахмурилась. — Именно поэтому сказанное тобой принесло мне столько боли. Но мне очень жаль. Я вела себя глупо. Вся эта ссора была глупостью, и всё моя вина, — её голос был полон злости к самой себе. — Я была пьяна, но это ничего не меняет.

Рэйнбоу вновь умолкла, её мордочка искривилась, когда пегаска пыталась заставить себя одуматься вместо того, чтобы злиться на саму себя. Продолжая смотреть в потолок, она вновь открыла рот.

 — Думаю, всё, что я пытаюсь сказать… Ты для меня больше чем друг, ЭйДжей, — произнесла она, к её горлу подступил комок. — Ты для меня так много значишь. И, наверное, я должна буду извиниться перед Пинки, — продолжила она, засмеявшись, — потому что… Похоже, я люблю тебя.

Рэйнбоу тяжело вздохнула и закрыла глаза.

 — От мысли, что это всё сон, гораздо проще признаться, — пробормотала она, разговаривая с самой собой.

Она не обратила внимания на приближающийся звук копыт и даже не почувствовала чужое дыхание рядом с собой. Однако она ощутила тяжесть положенного копыта на её собственное.

 — Ты… Ты говорила эт' серьёзно, Дэш?

Глаза Рэйнбоу резко распахнулись, и она посмотрела на того, кто только что это произнёс. На пони, которая положила своё копыто на её собственное.

 — О конскиеперья… Это всё не в моей голове?

 — Конеш', нет, сахарок, — улыбнулась Эпплджек, покачав головой.

Миллионы мыслей проскочили в голове пегаски, на её мордочке промелькнули десятки эмоций, пока она не остановилась на одном-единственном желании: решимости.

 — Ах, к чёрту всё.

Быстрее чем можно было ожидать, но ещё достаточно далеко от привычной скорости Рэйнбоу приблизилась к Эпплджек. На полпути она приостановилась, закричав, когда вес перешёл на её больную ногу: обезболивающие не в состоянии заглушить такие резкие движения. Но боль тут же забылась, когда между Эпплджек и Рэйнбоу Дэш больше не было никакого расстояния, их губы соприкоснулись.

Они чувствовали себя… хорошо. Ни больше, ни меньше. В голове Эпплджек, конечно, не было взрыва фейерверков, как это обычно упоминалось в книгах Рэрити. При этом она не чувствовала, как будто совершила какое-то открытие или глубокое ощущение чего-то волшебного. Этот поцелуй, безусловно, отличался от других, но те, как правило, были либо дружескими лёгкими поцелуями в щёку, либо неуверенными чмоками других жеребят в её юные годы. «Нет, этот поцелуй… Этот поцелуй был именно приятным,» — подумала она.

Никто из них не смог бы сказать, как долго он длился, но пару это не волновало. Поцелуй был разорван именно тогда, когда они вместе посчитали нужным. Не желая разделять созданную связь, Эпплджек наклонилась поближе к пегаске, соприкоснувшись лбами.

 — Не скажу, что эт' было то, что я ожидала, когда пришла сюда… — усмехнулась фермерша.

Сказанное заставило пегаску отстраниться, её пурпурные глаза были полны беспокойством.

 — Ч-что ты имеешь в виду? — в недоумении поинтересовалась Рэйнбоу.

 — Я пришла, чтоб тя' проведать… и извиниться, — ответила Эпплджек, опустив уши.

Рэйнбоу Дэш закачала головой, положив здоровое копыто на оранжевое плечо.

 — Нет, это была моя вина, ты не сделала ничего пло…

 — Нет, сделала! — воскликнула фермерша, не ожидая от себя такой громкости. Она отвела взгляд; чувство вины не позволяло ей смотреть на Рэйнбоу. — Я поступила неправильно. Я сказала ужасные вещи, Дэш. И я говорила их серьёзно, — она положила голову на кровать, закрыв глаза копытами. — Как ж' я хочу повернуть время вспять.

Она осталась в таком положении, не в состоянии смотреть на свою подругу, пока не почувствовала, как голубое копыто нежно поглаживало её волосы. Фермерша убрала копыта с собственной мордочки и посмотрела на Рэйнбоу.

 — Я прощаю тебя, Эпплджек, — улыбнулась пегаска, продолжая гладить блондинистые волосы.

 — Как… Как ты мож' говорить эт' с такой лёгкостью?

Пегаска усмехнулась.

 — Э-э, алло? — произнесла она, не прекращая поглаживания. — Потому что я люблю тебя.

Эпплджек снова поднялась, начиная вытирать льющиеся слёзы.

 — Я скучала по те', Дэш. Даже больш', чем ты мож' се' представить. Дома так пусто без тя'.

Рэйнбоу наклонилась вперёд, на этот раз с большей осторожностью, и заключила Эпплджек в свои объятия.

 — Я тоже по тебе скучала… Я скучала по Биг Макинтошу и по Эпплблум, по Бабуле Смит, и по Вайноне… — она распустила объятия, продолжая держаться за Эпплджек здоровым копытом. — Чёрт, да я даже скучала по встряхиванию яблонь.

Эпплджек засмеялась.

 — Местные обезболивающие явн' что-т' с тобой сотворили…

 — Да, может, совсем чуть-чуть, — улыбнулась Рэйнбоу, слегка покраснев.

Парочка затихла, продолжая смотреть друг на друга и совершенно не обращая внимания на своё окружение, и подалась вновь друг к другу. Они не слышали голоса, доносящиеся из коридора и с каждой секундой становящиеся всё громче.

 — Я настаиваю, мисс Флаттершай! Пожалуйста, отойдите в сторону! Мне ещё делать обходы!

Дверь распахнулась, пропуская одну из медсестёр, которая приостановилась, чтобы поприветствовать пациента. Рэйнбоу, не в состоянии спрятаться, прижалась к спинке кровати. А Эпплджек взмыла в воздух, судорожно взмахивая крыльями. Обе пони приобрели потрясённые выражения мордочек, не ожидая, что что-то сможет помешать их уединению, и тут же отпрянули в разные стороны, лишь услыхав открывающуюся дверь.

Медсестра перевела взгляд с одной пони на другую, пытаясь понять, что же она только что прервала. Она вздохнула, мысленно пожимая плечами. Мне не платят достаточно, чтобы это выяснять.

 — Мисс Дэш, — произнесла она перед изумлённой пегаской. — Я рада, что вы уже не спите! Но вам лучше оставаться в постели. Вам нужен отдых, — она нахмурилась, взглянув на Эпплджек. — А вы! Пожалуйста, прекратите летать, это строго запрещено в помещениях! И, к слову, — добавила медсестра, указывая на летающую фермершу, — часы посещения уже давно закончились. Пожалуйста, покиньте палату.

 — Она может остаться! — выпалила Рэйнбоу. — Я хочу, чтобы она осталась, — она с отчаянием посмотрела на медсестру. — Вы же позволите?

Медсестра ударила себя по лицу копытом, снова вздохнув.

 — Ладно. Но не заставляйте меня пожалеть о принятом решении, — сказала она и развернулась.

Она мимолётно задумалась о том, чтобы попросить и Флаттершай уйти, но отказалась от этой мысли. Все эти пони ненормальные, и она не хотела ничего решать в столь поздний час. Медсестра, однако, резко остановилась в дверном проёме, вспомнив о новости, ради которой сюда пришла.

 — О, и кстати, мисс Дэш, мы проанализировали полученные вами травмы. Вы скоро пойдёте на поправку, — она улыбнулась, заметив облегчение на мордочке пегаски. — Вы должны поблагодарить тех кобылок. Если бы они не уведомили нас об аварии вовремя, всё могло бы быть куда хуже.

 — …Насколько хуже? — обеспокоенно спросила Флаттершай.

Медсестра поколебалась, прежде чем что-либо ответить.

 — Ногу могло парализовать.

Рэйнбоу шокировано уставилась на медсестру, но вскоре к ней подступило облегчение.

 — Да… Думаю, мне и вправду надо будет их отблагодарить.

Медсестра кивнула.

 — Теперь меня извините, но мне нужно продолжить свой обход, — произнесла она и покинула палату.

Флаттершай стояла в дверном проёме, смотря на своих подруг. Она улыбнулась, заметив, как двое украдкой поглядывают друг на друга.

 — Думаю, это означает, что мне стоит оставить вас наедине, — сказала она, заставив пони покраснеть.

Эпплджек уставилась на подругу, приподняв свою бровь:

 — …Медсестра что-то говорила про «отойдите в сторону», Флаттершай. Как долго ты стояла снаружи?

Улыбка покинула её мордочку, и она попыталась спрятаться за своей гривой.

 — Ох… э-э… пару минут? — пропищала пегаска, не в силах смотреть Эпплджек в глаза.

 — И как много ты услышала?

 — …Всё? — прошептала Флаттершай, прильнув к полу.

Эпплджек и Рэйнбоу Дэш сначала посмотрели на кремовую пегаску, а затем обменялись между собой взглядами. Вздохнув, Рэйнбоу ударила себя по лицу.

 — Флаттершай… — раздражённо произнесла она.

 — ПроститеПроститеПростите!

Эпплджек подошла к подруге и положила копыто на её кремовое плечо.

 — Те' не за что извиняться, сахарок. Не могла б' ты… просто оставить нас наедине некоторое время? — поинтересовалась она, взглянув изначально на Рэйнбоу, а потом на Флаттершай.

Нервная пегаска кивнула, мысленно с облегчением поблагодарив, что на неё не кричали.

 — К-конечно, — она улыбнулась парочке. Пожелав обеим спокойной ночи, она закрыла за собой дверь.

Эпплджек повернулась к голубой пегаске с улыбкой.

 — Хочешь, чтоб я осталась, сахарок?

Рэйнбоу медленно кивнула, уставившись на собственные копыта.

 — Я… не хочу сейчас быть одна.

 — Я никуда и не ухожу, — фермерша подошла к кровати. Она усмехнулась, заметив облегчение на лице пегаски. Попытка Рэйнбоу приподняться, чтобы приблизиться к Эпплджек, была тут же пресечена фермершей. — Однако медсестра была права. Те' нужно отдохнуть.

 — Я не устала! — фыркнула Рэйнбоу Дэш, как зевота предательски раскрыла её истинное состояние. Она покраснела под пристальным взглядом Эпплджек, попавшись на лжи. — Ладно… — сказала она, пододвинувшись. — Но ты присоединишься ко мне! Ты выглядишь устало.

 — Ты уверена, Дэш? — спросила Эпплджек, недоверчиво поглядывая на кровать. — Мы вместе не поместимся…

 — Пожалуйста? — взмолилась пегаска.

Не в силах как-либо сопротивляться, Эпплджек залезла на матрац и легла. Она вопросительно приподняла бровь, когда Рэйнбоу пододвинулась к ней, волоча за собой одеяло и закидывая его на обеих. Пегаска прижалась к фермерше лишь тогда, когда убедилась, что её загипсованная нога была в безопасности. Она положила голову на шею Эпплджек, удовлетворённо вздохнув.

 — Спокойной ночи, Эпплджек… — устало прошептала она, вскоре заснув.

 — Спокойной ночи, Рэйнбоу… — ответила Эпплджек, закрыв глаза. Убаюкивающая дыханием пегаски, она, последовав её примеру, заснула.


Срочное послание прошло через многие копыта во время своего путешествия, прежде чем оказалось у получателя в копытах. Юная единорожка передала письмо своей матери-пегаске, которой тут же ранним утром пришлось добавить к обычным планам доставки и Кантерлотский замок. Стража остановила почтальоншу у ворот, чтобы проверить письмо на возможную магическую опасность, и, убедившись, что всё в порядке, передала письмо одному из множества слуг замка.

И, наконец, письмо оказалось в комнате адресата; занятая лавандовая единорожка была осведомлена о доставке стуком в дверь. После того как чуть не уснув под надзором Селестии, Твайлайт направилась к своей бывшей комнате и уже наутро проснулась под одеялами своей бывшей кровати. На мгновение она даже почувствовала себя вновь юной кобылкой, трепещущей перед целой комнатой, доверху набитой книгами. Несмотря на то, что сейчас она жила в библиотеке, всё же её личная коллекция была несравнима с тем хранилищем книжного наследия.

Вскоре Твайлайт осознала, что была окружена кипой книг, так как всё своё утро она провела вместе с принцессой Селестией, пока та не ушла, отозванная королевскими обязанностями. С наслаждением покусывая бутерброд и проводя взглядом по страницам, единорог не сразу услышала стук в дверь и отвлеклась от своего занятия лишь после того, как услыхала глухой голос из-за двери.

 — Мисс Спаркл? — вопрошал гость, вновь постучав.

Твайлайт повернулась ко входу и магией открыла дверь.

 — Ох, простите! — воскликнула единорожка и подбежала к двери. — Я была слишком увлечена своими старыми книжками.

Слуга взглянул на целую гору из книг и утвердительно кивнул.

 — Вам пришло письмо, мисс Спаркл, — произнёс слуга, вытянув копыто с посланием вперёд, пока Твайлайт резко не ухватила его из копыт при помощи магии. Пони поклонился и закрыл за собой дверь, когда единорожка, отвлечённая неожиданным предметом, ушла в глубь комнаты.

 — Письмо? — удивилась Твайлайт, с подозрением поглядывая на него. — От кого же оно? —пожав плечами, она развернула конверт и заметила знакомую подпись. — Ах, Флаттершай, — засияла она. Если письмо пришло от одной из её лучших подруг, значит, в нём наверняка хорошие новости. Твайлайт раскрыла конверт и тут же принялась изучать содержимое. — Рэйнбоу… Авария? — шокировано произнесла она и продолжила читать. — В больнице?! — отбросив письмо в сторону, Твайлайт начала скорее искать своего помощника. — Спайк? Спайк!

Дракончик высунул голову из-под одной из кучи книг, уже давно привыкнув прибирать за единорожкой такие завалы.

 — Что? Что случилось?

 — СобирайсямывозвращаемсявПонивилльсейчасже! — закричала Твайлайт, переминаясь с ноги на ногу.

 — Эй-эй! — сказал Спайк, подняв лапы вверх. — Прекрати кричать и повтори заново, но уже медленнее! Я ничего не понял из того, что ты сказала!

 — Да, что же тебя так встревожило, Твайлайт Спаркл? — донёсся посторонний голос из-за двери.

Твайлайт и Спайк синхронно повернулись к дверному проёму и от удивления раскрыли рты, ведь перед ними стояла сама принцесса Луна. Младшая сестра принцессы Селестии протёрла глаза копытом, избавляясь от остатков сна.

 — Принцесса Луна! — ахнула Твайлайт, склонившись перед синей кобылой. — Я вас разбудила? Мне так жаль!

Принцесса лишь улыбнулась на встревоженные извинения единорожки.

 — Это не так важно. Так что же тебя так обеспокоило?

Твайлайт выпрямилась, неожиданно вспомнив причину недавней паники.

 — Ах! Рэйнбоу Дэш получила травму! Она сейчас в больнице; я должна увидеть её!

 — Рэйнбоу Дэш? Это случайно… не та самоуверенная пегаска с грозовым облаком в виде кьютимарки?

Единорог с удивлением смотрела на принцессу, пока не вспомнила о Ночи Кошмаров.

 — О! Да. Это она! Мне срочно нужно её увидеть. Я собираюсь телепортироваться прямо в больницу!

 — Не смей! — закричала Луна своим привычным кантерлотским голосом, раскидав все документы в стороны. — Ты не в том здравии, чтобы переместиться на столь длинную дистанцию. Я помогу тебе, — заключила она, не терпя никаких возражений.

 — Но… принцесса? — Твайлайт склонила голову в непонимании. — Знаете ли вы хоть какое-нибудь место в Понивилле, достаточно близкое к больнице, чтобы телепортироваться?

 — Нет, — аликорн покачала головой. — Моего времени, проведённого во время Ночи Кошмаров, было недостаточно для того, чтобы ознакомиться с местностью.

 — Но тогда… — начала Твайлайт, уже готовясь выпалить десятки вопросов. Однако она была прервана резким порывом магического поля, подняшего её вверх.

Луна спокойно заговорила, удерживая брыкающуюся единорожку в воздухе:

 — Успокойся, Твайлайт Спаркл, — её слова оказали поразительный эффект на лавандовую пони, и она прекратила попытки вырваться из магического поля, позволив принцессе посадить её себе на спину.

 — П-принцесса? — удивилась Твайлайт, медленно начиная понимать происходящее. Луна повернулась к единорожке и ухмыльнулась.

 — Я знаю лишь только двух пони, кто летает быстрее меня, — ухмылка тут же превратилась в нежную улыбку. — Это наименьшее, что я могу сделать для своих спасителей, — принцесса повернулась к Спайку, не забыв и о нём. Дракончик догадался о намерениях Луны раньше, чем это сделала Твайлайт, и поднял лапы вверх, тут же отсеивая все предложения.

 — О, нет, я — пас, — покачал он головой. — Я отправлюсь на поезде со всем багажом, — заметив выражение мордочки Твайлайт, Спайк махнул рукой, не давая ей как-либо оспорить его решение. — Без меня вы куда раньше туда доберётесь. Просто идите!

Твайлайт кивнула и повернулась к принцессе. Луна направилась к балкону, широко раскрыв свои большие синие крылья. Она обратилась к единорожке на своей спине и тепло ей улыбнулась.

 — Держись крепко, Твайлайт Спаркл! — и быстро, с высоким звуком поднялась ввысь.

Когда две пони исчезли вдали, Спайк повернулся к кипе книг и тяжело вздохнул. У него ещё осталась незаконченная работёнка.

Тем временем в тронном зале Селестия одёрнула уши, услышав высочайший звук издали, на миг заинтересовавшись его обладателем. Однако звук быстро исчез, и она тут же забыла о нём, сосредоточив всё своё внимание на сегодняшних просителей.

Когда очередь сократилась, Селестия кратко улыбнулась. Обычно в это время она уже купалась в море документов, пытаясь не отстать от графика. Конечно, её доброжелательное выражение мордочки всё равно ничего не изменит.

Сейчас же ей лишь изредка приносили небольшую стопку документов, которые ярко выражено нуждались в её королевском внимании. Принцесса позволила себе победно улыбнуться. Позволив Луне ступить на трон, она заметила, что сестра превзошла её надежды.

«Кстати, говоря о…» — задумалась аликорн, как услышала знакомые шаги в коридоре. Луна радостно подбежала к своей сестре.

 — Где ты была, Луна? — улыбнулась Селестия синей кобыле, которая присела рядом с ней.

 — Мы только что вернулись из Понивилля, Тия. Нам пришлось отправиться туда, чтобы Твайлайт смогла посетить свою больную подругу, — ответила Луна, прежде чем посвятить свою сестру в детали.

 — Я заметила, — заключила Селестия, когда младшая принцесса закончила объяснять. — Ты доставила её туда? Что это был за звук, который я недавно услышала?

Вопрос, видимо, застал Луну врасплох, так как её щёки вмиг окрасились в красный.

 — Да, ну… — неуверенно проговорила она. Селестия внимательно слушала сестру, позволяя ей после краткого молчания продолжить. — Мы слышали этот громкий визг весь путь, но не могли понять, откуда он доносится, — Луна вновь остановилась, смотря на свои копыта. — Мы особо не обращали на это внимания, пока визг не превратился в нытьё. И тут мы поняли, что эти звуки издавала Твайлайт Спаркл, как будто несчастная кошка, которую привязали к Вандерболту, исполняющему свою программу.

Селестия минуту продолжала сидеть тихо, пока её, наконец, не прорвало на смех. Удивлённо подняв голову, Луна не смогла удержаться от улыбки и вскоре присоединилась к сестре.