Темная сторона прогресса

Казалось бы, что хуже войны, к которой ты не причастен, - ничего хуже быть не может. Но, что если обычного человека начнет тянуть к особе, чей статус-кво отталкивает всех подобно огню? Сможет ли он хладнокровно воевать зная, что сражается не только с безжалостным врагом, но и с бушующими внутри него чувствами? Время покажет. Время, ставшее причиной кровопролитной войны. Войны за свободу и светлое небо над головой.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Fallout: Equestria - История катастрофы

Эквестрийская Пустошь после событий оригинального FoE. Пони-историк пытается понять, что именно привело к катастрофе двухсотлетней давности, и для этого по крупицам собирает историю своего народа.

ОС - пони

Загадка рассвета

Что могут скрывать лучи рассвета?

Другие пони ОС - пони

Fallout:Equestia. Клетка разума.

Эквестрийский постапокалипсис ужасен в своих проявлениях. Уже 150 лет прошло с того момента, как двери Стойла 77 закрылись. Но, оказывается, не стоило большого труда открыть их снова.

ОС - пони

Murder in the Midnight

Нуарный фанфик о буднях детективов МПД

Твайлайт Спаркл Спайк

Пепел

На закате Лун остаются только звёзды.

ОС - пони

Смешарики в Эквестрии

Смешарики попали в Эквестрию, но у них есть всего семь дней, что бы разузнать о чужом мире побольше

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Решения, которые мы принимаем

Каждую пятницу с пяти до одиннадцати вечера Пинки Пай волонтёрит. Она не обязана тратить на эту работу время, мир не остановится, если она вдруг перестанет приходить — но она всё так же упорно выбирает посвятить себя волонтёрству. Даже если заключается оно, казалось бы, в совсем незаметных и незначительных мелочах. В конце концов, заниматься этим или нет — вопрос жизни и смерти. Буквально.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Человеки

Бонни

Звонок из Понивилльского госпиталя заставляет Лиру встретится лицом к лицу со своим худшим страхом - её любимая пони попала в больницу.

Лира Бон-Бон

Чувственные почесушки

Сансет в очередной раз на выходные утащила меня к себе на родину по ту сторону портала. Однако, оказавшись на месте и обнаружив едва ли не подпрыгивающую от нетерпения и желания опробовать новое заклинание Твайлайт, я внезапно для себя осознал, что эти выходные точно не будут обычными…

Твайлайт Спаркл Человеки Сансет Шиммер

Автор рисунка: Devinian

Эти голубые крылья

Глава 15

Господа, стоит ли переводить авторские заметки с добавлением переводческих?

Вечеринка Пинки Пай была, как обычно, оживлённой. Пони задорно танцевали под громкую музыку, быстро съедали предложенные закуски, и они же объединились в несколько групп, весело болтающих о своём. Лишь единственная пара выделялась среди остальных — из-за висящего наверху транспаранта с примечательной надписью, вынуждающей каждого пони подойти к паре, чтобы поприветствовать её.

 — «Ура, ты поправилась, и теперь вы вместе, и Дэши скоро вернёт свои крылья»? — удивлённо прочла Рэйнбоу уже в десятый раз. — Как она вообще сумела всё это уместить сюда, да так, чтобы надпись всё ещё можно было прочесть?

Эпплджек пожала плечами:

 — У неё оч' аккуратный почерк.

Пара сидела вместе, пытаясь избегать встречи с гостями, желающими поздравить Рэйнбоу с выздоровлением и с тем, что совсем скоро пегаска вновь полетит. Но смущало даже не это, а то, что некоторые осмеливались пожелать их отношениям счастливого будущего. Мысль о том, чтобы публично заявить, что они встречаются, ни разу не приходила им в голову, зато она успешно пришла к Пинки, которая поспешила поделиться со всеми радостной новостью. Всё, что могли сделать Эпплджек и Рэйнбоу Дэш в данный момент, — это смириться. Но такая поддержка от всех казалась унизительной, как ни стыдно это было признавать.

Влюбленные только и мечтали о том, чтобы побыть наедине. К счастью, внимание всех привлёк стук в дверь, хотя, если говорить точнее, виной всеобщего внимания были замысловатые движения Пинки, поскольку музыка заглушила шум от двери. До того как кто-либо смог догадаться, каким образом она смогла услышать стук, все внезапно были шокированы тем, что на вечеринку явились эквестрийские принцессы. Своим присутствием они заставили тотчас замолчать всех, и пони начали поспешно кланяться им.

 — П-п-принцесса Селестия? Принцесса Луна?! Что вы здесь делаете? — запинаясь, произнесла Твайлайт.

Когда Селестия кивнула головой в знак признательности за поклоны, Твайлайт вдруг поняла, что только что сболтнула.

 — Стоп! Я не имела в виду, что вы не должны быть здесь, так как я не смею даже помыслить о том, чтобы отдавать вам приказы, но всё же — почему вы здесь? — протараторила единорожка, имитируя каждодневные тирады Пинки.

Она вздрогнула, как только заново прокрутила в голове сказанное. Постойте-ка, это звучит даже хуже, чем было ранее…

 — Я прислала приглашение вместе с твоим последним письмом! — сообщила розовая пони, прискакав со стороны входа.

 — Ты что? — вскрикнула Твайлайт, думая о том, что было в письме. Ей понадобилось время, чтобы написать его так, как следует, и потому она никогда не отходила от него ни на шаг, пока, наконец, не передала его Спайку, который как раз и отправил письмо принцессе. Пинки не могла приложить приглашение — Твайлайт сразу бы это заметила. — Но… Что… Как… Чего?!

 — Нам что, не рады? — сказала Луна, надув нижнюю губу и уныло опустив уши.

Каждый находящийся здесь пони посчитал своим долгом пристально уставиться на Твайлайт, молча обвиняя и недоумевая, с какой стати она вообще посмела засомневаться в правительницах Эквестрии. Единорожка сдалась под напором такого «зрительного штурма» и повернулась к принцессам, тем самым уклоняясь от сотен глаз.

 — Нет! Ой, то есть, да! Вернее, вам очень даже рады! Вам никогда не не рады! Точнее, вам рады всег… — бессвязно начала она, пока Эпплджек не заткнула её рот копытом.

 — Придержи-ка поней, сахарок! — засмеявшись, сказала она и повернулась к принцессам, сняв свою шляпу. — Добро пожаловать на вечеринку, ваши высочества! — сказала она перед тем, как сопроводить принцесс к накрытому Пинки Пай столу, где уже собрались все её друзья. Комната снова наполнилась жизнью: пони веселились тут и там.

Позже Флаттершай, давно участвуя в разговоре, задала вопрос, который мучил её уже долгое время:

 — Эм… Эпплджек?

 — М? — промямлила фермерша, доедая свой сэндвич. После случая, который произошёл во время прошлой подобной встречи, она решила в первую очередь позаботиться о том, чтобы набить желудок. Тогда и жить станет намного проще, не так ли?

 — Я всё думала… Каково это было — летать?

Эпплджек доела свою порцию и недоумевающе посмотрела на Флаттершай.

 — Э-э, тебе ль' не знать? Ты ж' пегаска.

Осознав, как глупо прозвучал её вопрос, Флаттершай покраснела.

 — П-прости… Я имела в виду, что я могла летать с самого рождения, — пояснила она, хлопнув крыльями, — а ты — нет. Должно быть, это совсем другие ощущения?

 — Я согласна с Флаттершай. Самой не терпится узнать! — поспешно вставила Рэрити, вспоминая разговор с оранжевой пони несколькими неделями ранее. — Я про обычные крылья, ибо те, что мне наколдовали, — это совсем не то.

Эпплджек огляделась вокруг, ощутив, как всё внимание было приковано к ней одной, занервничала, а затем повернулась к Рэйнбоу из-за того, что случайно задела копытом её ногу. Посмотрев в глаза пегаски, она буквально расцвела от этого тёплого влюблённого взгляда. Всё напряжение моментально исчезло; она повернулась обратно к сидящим за столом и снова задумалась над вопросом.

 — Ну-у… Я ток' хочу сказать, что мне больше нравится быть на земле, — начала она и слегка наклонилась вперёд, заметив удивление других. — Я — земная пони, не пегас. Мой дом — тут, внизу, но…

Она замолчала, подыскивая правильные слова.

 — Там будто бы совсем иной мир. Я чувствовала ся' свободной в небесах. Это оч' здорово. Мне, правда, трудно всё эт' описать… А ещё полёт оч' утомляет! — сказала она, рассмешив остальных. Затем она снова посмотрела на Рэйнбоу. — Эт' заставляет меня восхищаться теми вещами, которые вытворяет эта сорвиголова.

Эти слова произвели впечатление на пегаску, и она гордо улыбнулась. Как только она открыла рот, чтобы похвалить себя, то почувствовала, что Эпплджек поцеловала её в щеку. Рэйнбоу покраснела и передумала — она полностью сбилась с мысли.

 — Дар полёта и вправду роскошная вещь, — сказала Луна, глядя на влюблённую пару. — Мы и представить себе не можем, как ты себя чувствовала на протяжении этих нескольких недель, Рэйнбоу Дэш, — затем она повернулась к Твайлайт, которая ёрзала на своём стуле. — Мы очень рады, что ты нашла выход из этой ситуации, Твайлайт Спаркл.

Твайлайт смущённо улыбнулась.

 — Это только моя вина в том, что произошло. Я просто не могла сложа копыта сидеть и ждать! — она взглянула на старшую из двух сестёр. — Мне помогала принцесса Селестия. Я бы не добилась каких-либо результатов без неё.

Селестия благодарно кивнула:

 — Как ты, должно быть, знаешь, моя ученица, изучение магии всегда было моей большой страстью, — она улыбнулась, увидев, как зарумянились щёки лавандовой единорожки.

 — Эм-м… насчёт этого… — колебалась Рэйнбоу, думая о том, как же правильно обратиться к принцессе. Но как только она увидела добрейшие глаза Селестии, то в сию же минуту ободрилась и выступила вперёд. — Я не пытаюсь вас допрашивать, так как вы — принцесса, все дела, но…

Селестия перебила её, понимающе улыбаясь:

 — Почему я не помогла раньше? — спросила она.

Рэйнбоу робко кивнула.

 — Справедливый вопрос. Причина моего раннего бездействия заключается в том, что за все свои годы я никогда не видела подобного случая. Если бы я знала, как всё это исправить, я бы немедленно помогла. Но я, как никто другой, не догадывалась как, — отвечала принцесса. — Если бы я решала эту проблему с нуля, то мне бы просто не хватило свободного времени, так что я решила привлечь к работе одну из моих самых лучших специалистов в области магии — Твайлайт Спаркл.

Когда Пинки дружески похлопала по плечу Твайлайт, то та сильно покраснела, смущённая подобной похвалой. Принцесса тепло улыбнулась и продолжила.

 — И я очень довольна тем, что это сделала. Мне бы никогда не удалось прийти к верному решению в одиночку, — Селестия остановилась, так как её вдруг осенило. — Кстати, ты никогда не говорила, как именно ты справилась с этим. Не хочешь поделиться?

Твайлайт охотно закивала, оправившись от ощущения, что её щеки вот-вот сгорят.

 — По правде говоря, это всё благодаря Пинки, — начала она, полностью проигнорировав удивлённые мордочки своих подруг. Единорожка выпрямилась и продолжила свой рассказ: — Я поняла, что заклинание телепортации, как и любое другое, состоит из нескольких этапов, работающих в тандеме, — часто мы с трудом замечаем, что происходит вовсе не один процесс, а несколько. Поэтому я попыталась определить и разграничить между собой эти этапы, а позднее их изучить, — она приостановилась, чтобы усмехнуться. — Можно даже и не говорить о том, что у меня всё получилось. Я вычислила множество разных энергетических слоёв, каждый из которых отвечает за разные аспекты заклинания. Всё они составляют заклинание, которое я и пыталась сотворить.

До того как кто-либо смог бы её перебить, Твайлайт в раздумьях закрыла глаза, начиная перечислять каждый этап.

 — Первый слой отвечает за позицию телепортируемого объекта в пространстве. Проще говоря, где ты находишься и куда хочешь переместиться. Второй — это некий снимок базовых компонентов объекта. Например, камень останется камнем вместо того, чтобы превратиться в дерево. Третий же — это то место, где происходит распределение энергии в нужных направлениях.

Твайлайт сделала паузу, посмотрев на остальных с восторженной улыбкой. Она встала во весь рост, положив одно копыто на стол, а другим показывая вверх:

 — А четвёртый слой очень важен. Он также контролирует позицию телепортируемого объекта, но уже не в пространстве, а по отношению к самому себе. Он сохраняет форму объекта, что бы мы ни перемещали. Сфера останется сферой, а не превратится в куб… или крылья остаются на пони, и они не переместятся к другой, — объясняла она, глядя на Эпплджек и Рэйнбоу Дэш. — Вот что пошло не так. Когда я чихнула, третий слой перемешался с четвёртым, и крылья с хвостами перемешались тоже, — она вновь посмотрела на сидящих за столом, улыбаясь. — И всё это — благодаря Пинки, которая сказала про бурение дыры в моей библиотеке! Всё, что мне нужно сейчас, — спокойствие и практика, и я всё исправлю!

Единорожка посмотрела на кивающую принцессу, а затем повернулась к своим друзьям… на мордочках которых было изображено истинное недоумение.

 — Э-э, Твайлайт? — решилась начать Эпплджек, будучи не уверенной в том, что она правильно подберёт слова. — Не хочу сказать, что твоё описание было каким-то там неинтересным или неподробным, но… не могла б' ты повторить? В этот раз — по-нашему, по-эквестрийски? И… при чём тут бурение дыры в твоей библиотеке?

Услышав фермершу, Твайлайт помрачнела. Ей казалось, что она разложила всё наглядно и по полочкам, а теперь ей потребуется время, чтобы всё перефразировать.

 — Эм. Ладно. Проще говоря… слова Пинки про бурение дыры в стенах моей библиотеки для её пушки для вечеринок натолкнули меня на мысль, что все слои заклинания одинаковы. Они — как стены, через которые должна пробиться моя магия, чтобы я смогла контролировать заклинание. Словом, — сказала она, подбирая лучшие слова, — я должна пробиться через четвёртый слой заклинания, чтобы поставить хвосты и крылья на нужные места.

Все синхронно закивали, наконец, вникнув в то, что имела в виду Твайлайт.

 — Это очень интересно. Мы с нетерпением ждём и остальные подробности, когда ты опубликуешь свою книгу, — Луна улыбнулась, благополучно проигнорировав замешательство на мордочке Твайлайт. — В конце концов, нечасто увидишь, как появляется новая ветвь в развитии магии. А ведь это пригодится не только в медицине…

Селестия усмехнулась, заметив бессвязное мычание лавандовой единорожки, безуспешно пытающейся обработать новую для неё информацию. Затем принцесса наклонилась к новоиспечённой парочке.

 — Кстати говоря, — произнесла она, кивнув в сторону голубых крыльев на спине Эпплджек, — духи гармонии, что вы символизируете, также являются важными представлениями о любви, — мимолётно бросив взгляд на каждую пони, она продолжила. — Любовь волшебна. Она щедра, добра и полна смеха… когда вы честны и верны друг другу, — с теплотой в словах закончила Селестия, успешно заработав смущённые улыбки от пони перед собой. — Я всегда считала, что последние два лучше всего отражают любовь. Я очень рада, что вы нашли друг друга.

Встретившись взглядами, Эпплджек и Рэйнбоу Дэш подумали об одном и том же. «Значит ли это, что она знала, что всё будет именно так?» — размышляли они, даже не зная, как к этому относиться. Но как только они утонули в глазах друг друга, то пришли к единственному заключению: это всё не важно.

Вопрошающий голос Луны вернул их с небес на землю:

 — Будешь ли ты скучать по крыльям, Эпплджек?

Фермерша удивлённо заморгала, застигнутая врасплох.

 — Я… Я даж' не думала об этом, ваше высочество. Эти штуки всё ещё для меня что-то непривычное, — сказала она, опомнившись. — Как я и говорила раньше, я — земная пони. Мой дом на земле, — она посмотрела на пегаску, сидящую рядом, и улыбнулась, — но моё сердце — в небе.

Когда Луна при помощи магии стала что-то доставать, пара благополучно проигнорировала блеск в чужих глазах и, как и вся остальная компания, умиляющийся возглас Пинки «Оу-у-у-у-у-у!».

 — Как и принято на таких вечеринках, — начала она, кладя перед двумя влюблёнными подарочную коробку, — я принесла вам двоим подарок. Надеюсь, он вам понравится.

Селестия подозрительно осматривала коробку. Она была слишком длинной и тонкой… и напоминала ей о последнем предложении Луны. Прежде чем она успела открыть рот, чтобы предупредить пару, Рэйнбоу уже набросилась на упаковку, с удовольствием её разрывая. Принцесса закусила губу и закрыла глаза. Она боялась предстоящей реакции.

 — Эм… Принцесса? — услышала она, как спросила пегаска. — Что это?

Боже мой…

Послышался голос Твайлайт, оправившейся от новости с публикацией книги:

 — Это выглядит как… палочка?

Это такой эвфемизм? Моя дорогая ученица, чему же ты училась?

 — Это она и есть, — Селестия услышала ответ Луны и покраснела.

Ох, Луна

 — Мы зачаровали его заклинанием, с которым вы с Рэрити, должно быть, уже знакомы, Твайлайт Спаркл.

Стоп, что?

Селестия открыла глаза и впервые посмотрела на подарок сестры. Оказалось, что он как раз и был таким, каким его описывала её ученица: палочка, сделанная из древесины Вечнодикого леса. Она выглядела так, будто её изрядно потрепало время, а сам её вид навевал воспоминания о стилистике прошлых веков. «Вообще-то, палочка как раз этого возраста,» — отметила принцесса, когда посмотрела внимательнее: это был оригинал из подземелий замка.

 — Правда? — поинтересовалась Твайлайт, удивившись. — Что за заклинание?

 — «Крылья утренней росы», — ответила Луна, заметив удивление белой единорожки, — хотя… это несколько изменённая версия. Эти крылья куда крепче многих других, — продолжала принцесса, её губы расплылись в улыбке, — но всё же они ненастоящие, — сказала она, раскрыв одно из своих крыльев для примера, — и существуют только определённый период времени. Затем заклинанию потребуется некоторое время для накопления энергии.

Луна с улыбкой посмотрела на Эпплджек, ожидая реакции.

 — Мы… Я надеюсь, тебе нравится?

Фермерша тоже глядела на неё, не зная, что и сказать. Позади стояла Рэйнбоу, пребывая в таком же шоке. Время замерло, пока две пони пытались найти нужные слова, чтобы отблагодарить принцессу. Наконец, Эпплджек прервала молчание, проглотив ком в горле:

 — Сп-спасибо, ваше высочество. Эт' оч' любезно с вашей стороны… — сказала она; остальные были с ней солидарны. Кивнула даже всё ещё красная как помидор Селестия. Теперь она поняла, что должна была доверять своей сестре.

 — Несмотря на это, вы пока не можете воспользоваться палочкой, — предупредила Твайлайт, взглянув на Дэш.

Затем она посмотрела на Луну, которая выглядела весьма удручённой.

 — Простите, принцесса! Я лишь беспокоюсь о том, что это может помешать вернуть крылья Рэйнбоу! С подобной магией мы рискуем! — попыталась извиниться Твайлайт.

Но её слова не достигли ожидаемого эффекта. Луна села, уныло уставившись на стол. Однако это продолжалось недолго: Пинки запрыгнула на стол и приблизилась к принцессе. Она уселась перед тёмным аликорном и приобняла её шею.

 — Не волнуйтесь, принцесса! — сказала Пинки своим обыкновенно весёлым голосом. — Ваш подарок супер-дупер-замечательный! Просто Твайлайт — гипер-мега-осторожная!

Продолжая обнимать принцессу, Пинки подмигнула остальным пони. Она жестами попросила последовать её примеру, пытаясь разрядить обстановку. Первой подала признаки жизни Рэйнбоу и обняла принцессу. Вскоре к ним присоединилась Эпплджек, обняв и свою девушку, и Луну. Несколько мгновений спустя к компании подлетела Флаттершай, зависнув над столом так, что в итоге оказалась рядом с Пинки, и обнимая всех, кого она была способна обнять.

В стороне остались только две робкие единорожки, удивлённо глазевшие на своих подруг. Посмотрев на них, Пинки снова залилась смехом.

 — А ну, вы двое, идите к нам! — сказала она, расплываясь в улыбке. — Скорее присоединяйтесь к Пинки-Обнимашки-Пай! — её улыбка стала ещё шире, когда к куче пони присоединилась и Селестия.

Рэрити подняла упавшую челюсть с пола, а затем прошагала к обнимающимся пони. Если принцесса делает это, то что мешает и ей тоже? Твайлайт быстро последовала её примеру, снова восхищаясь умением Пинки поднять настроение любому живому существу. Доказательством тому служила улыбка принцессы, смотрящей на обнимающих её пони.

 — С-спасибо, — прошептала она, проронив слезу, — спасибо вам всем.

В конце концов, компания распустила объятия, но так и не ушла по своим делам, а решила остаться и поддержать принцесс. Селестия воспользовалась этим прекрасным моментом, чтобы прочистить горло, привлекая всё внимание к себе:

 — У меня тоже есть подарок, но для него нам нужно всем переместиться на улицу.

 — Оки-доки-локи! — весело воскликнула Пинки, начиная скакать в сторону двери.

Твайлайт подбежала к подруге и остановилась перед ней, наблюдая за выходящими на улицу гостями.

 — Пинки, ты знаешь, какой подарок она имела в виду?

Розовая пони заговорщически ухмыльнулась и наклонилась к единорожке:

 — Нет! — ответила она, улыбнувшись шире. — Но я уверена, что он замечательный!

Вскоре все пони уже стояли перед Сахарным Уголком, недоумевая, что они тут делают. Вопрос решился сам собой, когда Селестия, пройдя через толпу, остановилась посреди улицы. Её рог внезапно засиял и из него в воздух взмыла яркая искра света. Она пронеслась вверх над верхушками самых высоких задний, после чего стала замедляться, пока не остановилась вовсе. Остановившись, искра распалась на тысячи голубых и жёлтых частиц, которые сформировали настоящий звездопад.

Толпа продолжала молчать, ожидая, что же будет дальше. Такая тишина дала возможность самым чувствительным уловить высокий звук, доносящийся издалека. Он становился всё громче и громче, пока над головами ошеломлённых пони не пролетело трио в голубых костюмах, извиваясь и вращаясь в воздухе.

Толпа стала аплодировать, довольная подарком Селестии: шоу Вандерболтов и эксклюзивно для Понивилля. Лишь одна-единственная пони хлопала усерднее и громче остальных, словно всё мероприятие было для неё одной. Каждый поворот, каждый отважный трюк был усладой для её глаз, оставляя яркий отпечаток в памяти.

Шоу, в конце концов, закончилось, и Вандерболты приземлились перед принцессами, поклонившись в знак уважения. Селестия кивнула им в ответ — это было сигналом к тому, чтобы летуны пообщались с толпой. Многие пегасы уже окружили их, желая поговорить или попросту получить автограф. Даже единороги и земные пони стояли рядом, очарованные выступлением. Вандерболты спокойно беседовали, развлекая толпу даже своим обычным присутствием без шоу-программы.

Рэйнбоу Дэш стояла с самого краю, изо всех сил пытаясь втиснуться в толпу и проклиная свою неспособность летать в данный момент. Как только она уже было открыла рот, чтобы попросить пони расступиться, то услышала громкий и звонкий голос Пинки Пай сквозь шум толпы:

 — Рэйнбоу Дэш? Ах да! Она вон там!

Восторг охватил голубую пегаску, лишь она услышала, что её кумиры направляются к ней, но тут же сменился необъятным ужасом. Во время шоу она совсем позабыла об одной важной детали её нынешнего состояния — отсутствие крыльев. И сейчас Вандерболты (самые лучшие летуны Эквестрии, её кумиры детства и те, кем она мечтала быть ещё с пелёнок) ищут её…

Я не могу позволить им увидеть меня такой!

Настолько быстро, насколько её забинтованная нога позволяла, она побежала обратно в Сахарный Уголок и нырнула под ближайший стол, надеясь, что никто её не заметит под скатертью. Учитывая, что внимание абсолютно всех приковано к Вандерболтам, её шансы не быть найденной заметно возрастали… но одна конкретная пони была исключением.

 — Дэш? Дэ-э-э-эши? Куда ты подевалась?

Рэйнбоу застыла на одном месте, едва услышав голос Эпплджек. Она молчала, до последнего веря в то, что фермерша сдастся, однако её надежды были вдребезги разбиты, как только стук копыт стал слышен ближе, пока оранжевая кобыла, наконец, не остановилась рядом с ней. Пегаска подпрыгнула, когда почувствовала, что копыто фермерши потянуло за её блондинистый хвост, после чего Эпплджек приподняла скатерть, дабы протиснуть голову под стол.

 — Дэш? Ты чего?

 — Я не могу позволить им увидеть меня такой, Эпплджек! — прошептала Рэйнбоу, пряча глаза за копытами.

 — Какой «такой»? Дрожащей под столом?

Рэйнбоу взглянула на девушку:

 — Ты знаешь, о чём я говорю! Что они подумают о бескрылой пегаске, пытающейся стать таким же Вандерболтом?

Эпплджек нежно посмотрела в малиновые глаза, аккуратно стараясь подобрать нужные слова:

 — Они подумают, что эта пегаска — оч' храбрая пони, которая никогда не перестанет бороться за свою мечту, — произнесла она, наклонившись вперёд, пока их лбы не соприкоснулись, — и которая будет преследовать её, несмотря ни на что.

Пока Рэйнбоу смотрела в сверлящие взглядом изумрудные глаза, то все её дальнейшие возражения застывали на кончике губ. Всё, что она видела в этих глазах, было любовью и доверием. В голове прозвучали слова доктора Сэддлбэгс: «У вас хорошая „страховка“, мисс Дэш. Только не испортите ничего вновь, и всё будет хорошо, пока ваше положение не изменится».

Рэйнбоу вздохнула, закрыв глаза и прильнув к мордочке Эпплджек:

 — Спасибо… — прошептала она.

 — Терь' всё хорошо?

 — Да.

Эпплджек вытащила Рэйнбоу из-под стола.

 — Тогда вернёмся к остальным. Думаю, где-т' здесь рядом Спитфайр. И Соарин, — она ехидно улыбнулась, намеренно назвав двух любимчиков Дэш из всей команды.

Рэйнбоу восторженно ахнула, вся её мордочка сияла от счастья:

 — Правда? — она, будучи не в состоянии стоять ровно, подпрыгивала на каждом шагу.

Удивлённо приподняв бровь на такую резкую смену настроения, Эпплджек лукаво усмехнулась.

 — Ага. Не могу дождаться того, как скажу им, что ты хошь' на свой день рождения, — она хихикнула и выбежала на улицу.

Рэйнбоу в шоке застыла.

 — Д-да ты не посмеешь! — проворчала она и погналась следом за смеющейся фермершей.


Снаружи всё ещё темно… Какого сена я не сплю?

Задаваясь этим вопросом, Рэйнбоу устало глядела в потолок, высматривая узоры на дереве в комнате Эпплджек. После выписки из больницы она воспользовалась возможностью делить комнату вместе с фермершей. Казалось бы, всё к этому и шло, особенно после первых ночей, когда Рэйнбоу и Эпплджек по очереди пробирались в свои комнаты, ища поддержку в друг друге.

Официально всё закончилось тем, что табличка «Комната Рэйнбоу Дэш», красовавшаяся ранее на её двери, таинственным образом перебралась на дверь Эпплджек, а также была умело отремонтирована. Кроме того, компанию ей составила вторая табличка — «и Эпплджек», выполненная в форме яблока. Ни одна кобылка не знала, кто всё это натворил, но различия в почерке на табличках вызывали подозрения. А точнее — одно большое и красное подозрение.

Рэйнбоу тихонько хихикнула над собой и своей мыслью, а затем повернулась на бок, чтобы посмотреть на пони, лежащую рядом. Эпплджек смотрела на неё, её мордочка выражала спокойствие и безмятежность, и на ней же лежала часть её золотистой гривы. Веснушки на её щеках всё так же выделялись, будто это три белых острова в бескрайнем оранжевом море… В какой-то момент Рэйнбоу захотелось, чтобы Эпплджек проснулась, ведь так она смогла бы утонуть в её прекрасных изумрудных глазах, но затем пегаска вдруг отогнала эти мысли прочь и снова усмехнулась над собой. Чем дольше она оставалась наедине с фермершей, тем сентиментальнее становилась сама. «Но, — подумала она, глядя на любимую, — быть может, это не так уж и плохо».

Рэйнбоу вздохнула и закрыла глаза. Если она подумала об этом, то теперь причина, почему она всё ещё не спит, очевидна. Твайлайт назначила конкретный день, когда планируется вернуть крылья Рэйнбоу на их законное место, и он уже совсем скоро. Вернее, завтра. И пегаску переполняла дрожь, нервозность, томительное ожидание и немного страх.

Однако она тут же поняла, что была и другая причина, по которой она не может уснуть: принцесса Луна. Подарок, который та подарила влюблённым, вызвал занимательную дискуссию среди её друзей. Но для Рэйнбоу он был пищей для дальнейших размышлений. Как только она стала засыпать, то пришла к окончательному решению. Она поговорит с Эпплджек сегодня, пока не стало совсем поздно.

Рэйнбоу проснулась позже, когда солнечные лучи стали попадать через окно на кровать. Открыв глаза, она вдруг поняла, что рядом никого нет. Сладко зевнув, она слезла с кровати и медленно поплелась на кухню, где на столе её уже ожидал кусочек пирога и записка неподалёку. Принявшись за еду, пегаска взглянула на оставленное ей послание.

Хлопочу на ферме! Держи свой завтрак, соня.

— ЭйДжей.

Рэйнбоу улыбнулась и, съев последний кусочек пирога, не спеша вышла на улицу. С забинтованной ногой она хоть и не могла всё ещё быстро ходить, но как минимум она не утратила прежнюю подвижность. Доктора разрешили ей самостоятельно отправиться на вечеринку, а этого было более чем достаточно.

К счастью, прогулка вышла весьма короткой, так как пегаска заметила выходящую из сарая Эпплджек. Оранжевая кобылка тотчас уловила взгляд Рэйнбоу на себе и с улыбкой подошла к ней.

 — Утречка! Как спалось?

 — Ну, та-а-ак… — зевая, отвечала она. — Пять раз просыпалась: всё не могла перестать думать.

 — О чём же, сахарок? — спросила Эпплджек, шагнув к пегаске поближе.

 — Я хочу видеть, как ты летаешь.

 — Но ты ж' уже видела, не? — начала она.

Рэйнбоу согласно кивнула.

 — Я наблюдала за этим через окно, но я не видела, как ты по-настоящему летаешь. Я хочу это увидеть своими глазам, — сказала она, шагая по направлению к деревьям.

 — Откуда такие мысли, Дэш? Ни с того ни с сего…

 — Из-за подарка Луны, — произнесла Рэйнбоу, смотря вперёд, — и завтрашнего дня. Это моя единственная возможность увидеть, как ты по-настоящему летаешь, ЭйДжей.

 — Но… что насчёт палочки?

Рэйнбоу нахмурилась, глядя на Эпплджек.

 — Они будут ненастоящими! — сказала она, постепенно останавливаясь. Она приблизилась к фермерше, пока их мордочки чуть не соприкоснулись. — Они не будут моими… Ты — моя, ЭйДжей, — категорически произнесла она, — и я хочу видеть, как ты паришь с их помощью.

Она прижалась к Эпплджек, и их губы слились в поцелуе. В отличие от тех, что были у них ранее, этот был горячим, наполненным нуждой и желанием… таким, что на какой-то момент две пони попросту потеряли способность дышать.

Рэйнбоу сглотнула, почувствовав жар на своей мордочке, а затем повернулась и продолжила шагать. Она была не против и дальнейшего развития событий, но полёт Эпплджек в тот момент был намного важнее. Она слышала стук копыт её девушки за спиной и чувствовала на своём затылке её взгляд на протяжении всего пути.

Вскоре они достигли холма, где Эпплджек впервые попробовала управлять своими крыльями, и взошли на его верх. Наконец-таки остановившись, Рэйнбоу повернулась лицом к крылатой земной пони, которая всё так же пристально на неё смотрела.

 — Покажи мне.

Эпплджек молча сняла шляпу, надев её на голову Рэйнбоу, а затем сделала несколько шагов вперёд. Она расправила свои крылья, несколько раз ими хлопнула в качестве разминки, а затем спрыгнула вниз, сделав мощный взмах.

Рэйнбоу хотела увидеть её парящей… и воспарила сама. Лёжа на траве, все мысли пегаски моментально растворились и оставили её одну, неотрывно наблюдающей за пони в небесах. Несмотря на то, что Эпплджек по-прежнему не хватало изящества, её полёт всё ещё был захватывающим. Светло-соломенная грива развевалась на ветру, сплетаясь с радужным хвостом. Контраст оранжевого с голубым небом в сочетании со светло-голубыми крыльями.

Вандерболтам не сравниться с этим поистине восхитительным зрелищем.

Находясь высоко в воздухе, Эпплджек взглянула на холм. В отличие от пони внизу, её разум был сосредоточен на том, как продолжать оставаться в небе, и на Рэйнбоу. Вдруг она поняла, что будет скучать по крыльям и по дарованной ими свободе.

Но цена этой свободы?

Это попросту того не стоит — решила она, избавившись от мимолётной мысли оставить себе крылья. Даже столь соблазнительная возможность не стоит боли и страданий пегаски внизу. Это значило бы сломить её и разрушить её мечты. Фермерша просто не посмела бы так поступить по отношению к кому-либо, тем более — по отношению к той, кого она любит.

Люблю. Она искренне любила кобылку на земле, от чистого сердца. Рэйнбоу сумела заполонить пустоту в душе Эпплджек, о которой она сама даже не подозревала, и заполнила она её любовью и страстью, которая однажды угрожала сокрушить её. Это было чувство крепкой связи и единения — тем, что невозможно попросту описать или выразить словами.

Люблю. Она не говорила это ещё с исповеди Рэйнбоу в больнице и с тех пор позволяла своим действиям заявлять о чувствах громче всяких слов. Однако она вдруг осознала, что этого было мало. Ни разу фермерша не говорила пегаске этого. Эпплджек уже сбилась со счёта от того, сколько раз Рэйнбоу повторяла эти слова (иногда даже несколько раз в день), и отвечала оранжевая кобылка на них так, как ей велело сердце.

«Отныне такого больше не повторится,» — подумала она, сменив направление в сторону холма и снижая свою высоту. Она приземлилась в нескольких метрах от уже вставшей Рэйнбоу и сократила оставшуюся дистанцию несколькими шагами. Она поцеловала удивлённую кобылку, слегка отталкивая её назад силой своих объятий.

Эпплджек отстранилась, первой разорвав поцелуй.

 — Я люблю тебя, Рэйнбоу Дэш, — томно прошептала она, отпустив пегаску. Наконец сказав это, она чувствовала… облегчение. — Мне жаль, что я не говорила этого ранее, — она нахмурилась, получив в ответ смущённый смешок Рэйнбоу.

Заметив изменившееся выражение мордочки Эпплджек, пегаска наклонилась и прижалась к ней носом:

 — Я этого даже не замечала, — произнесла она, демонстративно поцеловав фермершу. — Потому что, когда мы делаем это, я слышу тебя куда громче и отчётливее, — она обняла шею Эпплджек, прижав кобылку к себе. — Но я не против услышать это вновь, — прошептала она, глядя в изумрудные глаза.

Эпплджек была искренне счастлива подчиниться.


Наконец, наступил важный день.

Семеро пони находились возле коттеджа Флаттершай почти там же, где они впятером наблюдали за миграцией драконов несколько месяцев назад. Изначально Твайлайт планировала выполнить заклинание рядом с библиотекой, где когда-то всё и пошло наперекосяк. Однако кто-то явно болтливый рассказал всем в городе день и время проведения запланированного мероприятия, из-за чего толпа пони окружила её дом, желая увидеть всё своими глазами.

Но, к их великому сожалению, три кобылки, о которых и шла первоначально речь, не хотели зрителей и сбежали через одно из окон библиотеки. Твайлайт уже достаточно испытывала стресс, просто выполняя заклинание, хоть и уверенно зная, что она обо всём позаботилась, а публика рядом только сделала бы всё хуже.

Несмотря на это, другие её друзья, как Спайк и Биг Макинтош, наоборот были источником безграничного комфорта и поддержки. Они прекрасно знали, что не нужно шуметь или толпиться, пока Твайлайт пробегается глазами по своему списку дальнейших действий и удостоверяется в безопасности ямы, вырытой ещё во времена миграции драконов.

Следя за взглядом единорожки, Эпплджек и Рэйнбоу ждали максимально терпеливо, пока Твайлайт бегала взад и вперёд, сконцентрировав внимание на чтении и благополучно игнорируя тот факт, что под её ногами уже образовался небольшой ров. Пара отказалась от каких-либо комментариев, когда единорог проверила свой список действий уже как будто в двадцатый раз, но на деле он был лишь тридцатым.

Наконец, Твайлайт левитировала список себе в седельные сумки, вскоре оставив их рядом с наблюдающими друзьями. Она посмотрела на Эпплджек, затем на Рэйнбоу и кивнула.

 — Я готова.

Пара кивнула в ответ и встала в том же положении, в каком когда-то стояла, надеясь на быстрое путешествие в Кантерлот. Мимолётно взглянув друг на друга, они тепло улыбнулись, и рог Твайлайт охватило сияние. Эпплджек и Рэйнбоу посмотрели вперёд и, закрыв глаза, принялись ждать.

Вдруг свечение стало ярче прежнего, вынуждая всех наблюдателей прищуриться. Когда энергия заклинания вырвалась с кончика рога, стал формироваться пузырь, который потихоньку опускался к земле, пока не коснулся её вовсе. Когда за этим последовала ослепительная вспышка, пони в яме пригнулись, следуя инструкциям Твайлайт из письма. Теперь им оставалось дождаться единорожку, чтобы та всё окончательно прояснила.

Тем временем трио неподвижно стояло, их глаза были по-прежнему закрыты. Ничего не услышав и не почувствовав, Рэйнбоу озвучила единственный вопрос, который крутился в её голове.

 — Сработало? — поинтересовалась она, всё ещё держа глаза закрытыми.

 — Не знаю, — нерешительно ответила Эпплджек. — Я ещё не открывала глаза…

 — И я, — откликнулась Твайлайт; её голос звучал ещё более нервно чем прежде. — Я знаю, что всё прошло успешно, что действие заклинания прекратилось и что нет ни единой причины беспокоиться: с вами всё будет хорошо… — пробормотала она и резко остановилась. — Мне всё ещё страшно, — послышался её шепот.

Рэйнбоу прекрасно понимала, что чувствовала сейчас лавандовая единорожка. Всё её тело было настолько напряжённо, что трудно было сказать: изменилось ли что-то или нет. Но она по-прежнему не решалась открыть глаза.

Эпплджек раздражённо закачала головой.

 — Эт' так глупо… Ну что, на счёт «три»? — спросила она, тут же получив поддержку от остальных. — Хорошо. Раз… Два… Три!

Все одновременно распахнули глаза.

Рэйнбоу быстро метнула взгляд в сторону Эпплджек, не желая первым делом посмотреть на себя. Она тут же отметила отсутствие крыльев и возвращение светло-соломенного хвоста. Взглянув на Твайлайт, она не увидела никаких изменений. И всё же она заметила, что обе смотрят на неё… и улыбаются.

Рэйнбоу тут же посмотрела назад, и на её мордочке засияла улыбка, когда пегаска увидела свой радужный хвост и пару голубых крыльев на спине. Она старалась двигать ими осторожно, помахав пару раз.

Наконец, она не могла больше ждать и взмыла в воздух, радостно крича. Она пролетела мимо облаков, на момент потеряв равновесие и тут же вернувшись в горизонтальное положение. Вся её жизнь состояла из полётных инстинктов, так что она с лёгкостью исправляла в воздухе свои ошибки, появившиеся в результате долгого нахождения на земле.

Она не могла поверить, что чуть не забыла, каково это.

Рэйнбоу продолжала летать ещё несколько минут, полностью наслаждаясь своей естественной средой обитания, пока краем глаза не заметила разноцветное пятно на земле: все её друзья вместе смотрели, как она летает. Она сделала вираж и мигом полетела в их сторону, со временем снижая скорость и вскоре окончательно оказавшись внизу.

Едва её копыта коснулись земли, она с оставшейся скоростью влетела в Твайлайт, крепко её обняв. Когда они обе счастливо засмеялись, к их объятиям присоединились и остальные друзья. Даже Биг Макинтош был втянут в это дело, потому что Пинки очень вовремя заметила, как он стоит в стороне. Этот момент должен быть разделён с каждой пони — и драконом.

Потому что всё наконец-то встало на свои места.


Пара держала путь на ферму «Сладкое Яблочко». Кобылки покинули своих друзей, оставив их на импровизированной вечеринке Пинки Пай. Тогда они на миг удивились тому, что все эти кексы и напитки появились явно таинственным образом, но решили об этом сильно не задумываться. Некоторые вещи не поддаются объяснению, вопреки попыткам Твайлайт доказать обратное. Биг Макинтош предпочёл отстать от них, общаясь с Флаттершай и давая тем самым возвращающейся домой парочке немного личного времени.

Эпплджек усмехнулась, наблюдая, как Рэйнбоу парила в воздухе, не имея сил провести и несколько мгновений на земле. Когда пара приблизилась к ферме, Эпплджек взглянула на небо, заметив знакомое большое здание-облако, парящее рядом.

 — Думаю, ты уже и не можешь дождаться того момента, как окажешься дома, сахарок? — спросила Эпплджек, собираясь остановиться.

 — О-о-о да! — прокричала Рэйнбоу, сделав кувырок в воздухе. — Давай, идём же!

Земная пони хихикнула.

 — У меня больше нет крыльев, Рэйнбоу. А по облакам ходить я никогда и не умела.

Рэйнбоу остановилась, приземлившись на землю.

 — Чего?.. — произнесла она, заметив пристальный взгляд Эпплджек. Там, в небесах, было её облачное жилище. Её дом. — Ах вот оно что…

Эпплджек увидела, как Рэйнбоу вместо того, чтобы полететь, села на землю и уставилась на свой роскошный дом.

 — Рэйнбоу?

Голубая пони глубоко вздохнула, а затем выдохнула, прежде чем повернуться к Эпплджек.

 — Ты помнишь, что я сказала в больнице? — она продолжила, когда Эпплджек утвердительно кивнула. — Это больше не мой дом. Я не была здесь уже месяц, — подняв копыто, она указала на «Сладкое Яблочко». — А вот это — мой дом.

Стоя как вкопанная, Эпплджек могла лишь улыбаться, вытерев одинокую слезу, которую она проронила, а затем она шагнула вперед, чтобы тыкнуть в Рэйнбоу носом.

 — Тогда пойдем домой, Дэши? — прошептала она.

Земная пони вновь продолжила путь к ферме, но, сделав всего несколько шагов, быстро обнаружила, что её схватили четыре сильные ноги.

 — Что за чёрт… Рэйнбоу, ты чё' творишь? — сказала она, слегка упираясь.

 — Прекрати сопротивляться! — произнесла пегаска, получив ожидаемую реакцию. — Я видела, как ты смотришь на меня. Мне кажется, ты нуждаешься в этом так же, как в этом нуждаюсь я.

 — Нуждаюсь в чё… Э-э-эй!

Эпплджек взвизгнула, как только они взлетели в небеса. Ноги Рэйнбоу крепко обвивали тело земной пони, а её же — ощущали свободу. Но если ранее Эпплджек боялась любого проведения времени в воздухе как огня, то сейчас она испытывала лишь небольшое беспокойство.

Она понимала, что для неё падение с такой высоты без крыльев закончится плохо.

Но она также знала, насколько сильны те копыта, которые её держат в данный момент. И насколько мощны те крылья, которые удерживают их двоих в небесах.

Они тихо подлетели к ферме.


— Эй, Эпплджек? — тихо сказала Рэйнбоу, как только пара улеглась на кровати Эпплджек. Солнце медленно садилось за окном.

 — М-м-м?

 — Не хочешь ли испытать палочку?

 — …Сейчас, сахарок? Я ток' устроилась.

 — Ну давай же, я хочу увидеть это, — сказала пегаска, приподнявшись на кровати.

Эпплджек закатила глаза на такое упрямое поведение, затем прямо села на кровати, ожидая, пока её девушка схватит палочку ртом.

 — Тогда вперёд.

Соблюдая наставления Луны, Рэйнбоу глубоко вздохнула и закрыла глаза, направив палочку на Эпплджек. Она сконцентрировалась, сфокусировав все мысли на пони, стоящей напротив неё, и на полёте. Она открыла глаза, наблюдая за тем, как магия окутала Эпплджек. Несколько мгновений спустя, после того как она полностью была покрыта магическим сиянием, всё рассеялось, оставив только оранжевую пони.

Оранжевую пони с величественной парой голубых воздушных крыльев пегаса.

Рэйнбоу уронила палочку изо рта, также уронив и свою челюсть. Через несколько секунд она выпалила слова, которые только и могла сказать в данный момент:

 — Лучшая. Принцесса. На свете!