Чтение с удовольствием

Биг Макинтош занимается сексом с Твайлайт, пока она читает книгу.

Твайлайт Спаркл Биг Макинтош

Удар молнии в механические крылья

Полёт на многокилометровой высоте на высокой скорости в разреженной атмосфере, когда малейшая ошибка может стоить жизни пилота. Потеряешь компьютер — рухнешь вниз камнем. Рэйнбоу Дэш учили не доверять чувствам, но когда техника подводит, остаётся верить только в собственные силы.

Рэйнбоу Дэш

История Кризалис

Моя версия о том ,откуда появилась Кризалис .Начало похоже на истории Найтер Мун

Дискорд Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Первый Чейнджлинг

Откуда же взялись чейнджлинги? Слово королеве Кризалис...

ОС - пони Кризалис

Fallout:Equestria. Под светом солнца

Порою в жизни, мы совершаем поступки о которых потом жалеем. Принимаем решения, которые принесут не одну бессонную ночь. И если судьба дает тебе шанс, начать все заново не оглядываясь на содеянное тобою ранее, то стоит ли гнаться за фантомами былого? И, что если твое прошлое намного ужаснее твоего настоящего.

ОС - пони

Корзина, одеяло и пачка банкнот

Однажды утром, перед самым началом работы, Копперквик обнаруживает корзину, одеяло и пачку банкнот. Перед его дверью появился жеребенок — результат его фетиша на крылья и ночного свидания с экзотической танцовщицей из штата Сапфир Шорс. Через тридцать минут ему нужно быть на работе. Вечером он должен быть на занятиях. Озадаченный, Копперквик отправляется на поиски помощи, но обнаруживает, что ее практически нет. Твайлайт Вельвет, сторонница реформ, видит возможность изменить ситуацию, но только если ей удастся заставить Копперквика поступать правильно. Как и в любом другом крупном событии, связанном с социальными реформами, кто-то должен быть достаточно смелым, чтобы пойти первым. История из Видверс.

Принцесса Селестия Сапфир Шорз Другие пони Принцесса Миаморе Каденца

Урок дракона

Гг получает уроки магии у дракона параллельно разбирая собственные проблемы.

ОС - пони

Поэзия

Писать стихи - всё равно, что заниматься любовью.

Принцесса Селестия Другие пони

Неудавшийся эксперимент

Твайлайт приходит в себя после неудачного лабораторного эксперимента и совершенно не понимает, почему Старлайт Глиммер, спустившаяся в подвал не слышит её.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Слабости тех, кто выше. А также все связанное и иже с ними

Каждый правитель, как и все смертные, имеет слабости... Вот о слабостях кое-какого известного правителя Эквестрии мы и поговорим...

Автор рисунка: MurDareik

Эти голубые крылья

Глава 8

Эпплджек уставилась в пол, нервно стуча копытом, когда Рэйнбоу Дэш покинула кухню. Её уши оживились, когда она услышала, как хлопнула входная дверь, из-за чего она лишь сильнее нахмурила брови. Наверняка дверь повредилась благодаря глупой пони. Эпплджек стоит проверить её позже. Но первым делом она подбежала к кухонному столу, ухватила тряпку своим радужным хвостом и принялась вытирать сидр с пола. Ей, действительно, не стоило вообще упоминать о существовании напитка. Кто вообще её тянул за язык?

Она была так сосредоточена на уборке, что даже не заметила подошедшего брата, пока тот не обратился к ней:

 — Сестрёнка? Какого сена щас' произошло?

Эпплджек начала изливать душу, отбрасывая ткань прочь:

 — «Щас' произошло»? — выпалила она, смотря на своего брата. — О, я тебе щас' расскажу, что произошло! — она уже было открыла рот, чтобы высказать всё, что думает, что чувствует. Но она не смогла. У неё не было подходящих слов. — Я… Я даж' и не знаю.

 — Хошь' поговорить об этом? — поинтересовался Биг Макинтош, наблюдая за своей сестрой. Она выглядела злой и растерянной, и он ненавидел такие моменты.

 — Нет, — ответила фермерша, покачивая головой. — Не думаю, что готова щас' говорить, — она зевнула, внезапно показавшись уставшей. — Наверн', мне стоит прилечь.

Биг Макинтош вздохнул, когда Эпплджек прошла мимо него. Обе его сестры довольно часто вели себя слишком упрямо ради собственного блага. Особенно Эпплджек. Она была не в настроении, чтобы говорить, но жеребцу обычно удавалось оказывать ей сопротивление.

Когда Эпплджек достигла конца лестницы, она коснулась своей головы, потирая ушиб. Фермерша зашипела от внезапной вспышки боли, тут же убрав копыто, и направилась в ванную комнату, намереваясь вымыть шишку. Она заметила яркие цвета, когда проходила мимо спальни, и взглянула на то, что висит на двери.

Неспособная подавить новую волну гнева, она развернулась и пнула по вызвавшему недовольство объекту, и лишь потом продолжила путь к ванной.

Позади неё одиноко валялся на полу радужный знак, на котором красовалась большая трещина.


Рэйнбоу замедлила свой ход, приблизившись к коттеджу Флаттершай. Она не планировала бежать, но, будучи полной гнева, тут же перешла в быстрый галоп, только достигнув заборчика. Спустя несколько минут Рэйнбоу оказалась у дома подруги-пегаски, радуясь, что по пути потратила часть своей энергии.

Она обернулась и посмотрела туда, откуда пришла. Вдали можно было увидеть несколько яблонь, из-за чего голубая кобылка тут же нахмурила свои брови. Она никогда не замечала, как близко коттедж Флаттершай находится от «Сладкого Яблочка». Прямо сейчас Рэйнбоу Дэш хотелось бы быть как можно дальше от фермы, но… она больше не может куда-либо пойти. Флаттершай — её давняя подруга. И голубая пегаска даже не может предположить, с кем ещё она может поговорить.

Но сейчас Рэйнбоу не нужен кто-то, с кем можно было бы поговорить… Ей нужно где-нибудь остаться, так как она осталась без своего дома. Она моргнула, как только эта мысль пронеслась в её голове. Дом? Почему я думаю об этом месте, как о своём доме? Она фыркнула, прогоняя эту мысль, и двинулась к входной двери коттеджа. Ударив по ней, Рэйнбоу вздрогнула, как только поняла, что переборщила с ударом и, возможно, напугала пони внутри коттеджа.

К счастью, её предположения оказались неправдой, как только Флаттершай выглянула из-за окна. Робкая пегаска облегчённо вздохнула, увидев свою подругу, и исчезла в доме на мгновение, прежде чем распахнула дверь.

 — Рэйнбоу! — произнесла она с улыбкой. — Ты меня напугала… Я подумала, что какой-то монстр стучит в дверь!

 — И-и-извини насчёт этого… — невнятно ответила голубая пегаска, почёсывая свой затылок.

Флаттершай тут же заметила странность в речи подруги и подошла ближе.

 — Рэйнбоу… ты пьяна?

 — Нет! — воскликнула пегаска, яростно мотая головой. Она почти потеряла равновесие из-за этого и сделала несколько шагов в сторону, пытаясь стоять прямо. Но как только Флаттершай нахмурилась, она поникла. — Ладно… Может, совсем капельку.

 — Проходи… Я налью тебе чаю, — сказала Флаттершай, отступив в сторону. Она наблюдала, как Рэйнбоу прошла к дивану, и лишь потом закрыла входную дверь, отправившись на кухню. Голубая пегаска плюхнулась на подушки, пока робкая пони готовила напиток, и закрыла глаза в надежде отдохнуть. К сожалению, её разум даже и не думал об этом, прокручивая ссору снова и снова. Рэйнбоу резко распахнула глаза, услышав звон стакана, коснувшегося стола, села и преподнесла напиток ко рту.

Флаттершай присела в противоположном конце стола, наблюдая за пьющей подругой. Ей казалось, что что-то не так с пегаской, чем если бы она просто выглядела нетрезвой, хотя и это само по себе достаточно редкое явление. Спортивная пони изредка брала в копыта алкоголь и, как правило, воздерживалась вовсе. Дэш прекрасно знает о последствиях и предпочитает контролировать себя. Пьяный пегас слишком склонен ко встрече с землёй вверх ногами.

Но это? Это нечто другое. Флаттершай никогда не видела подругу настолько пьяной, как сейчас, сколько бы она ни отрицала этого. Может, что-то случилось?..

 — Рэйнбоу… Тебя что-нибудь гложет? — поинтересовалась кремовая пегаска, поднявшись, отчего другая пони с силой ударила чашкой по столу, и чай разлился.

 — Чёрт, нет, всё в порядке! — ответила Рэйнбоу, улыбнувшись и махнув копытом. Она надеялась, что этого будет достаточно, чтобы обмануть Флаттершай. — С чего бы мне вообще быть расстроенной?

К сожалению, ей не удалось обмануть Флаттершай. Она сидела и, слегка нахмурившись, наблюдала за Рэйнбоу. Последняя заёрзала, смотря на свои копыта, не готовая встретиться со взглядом своей подруги, пока та ждала, когда пегаска заговорит. В конце концов, когда Флаттершай не делала ничего, чтобы прервать тишину, Рэйнбоу Дэш не могла больше молчать.

 — То есть я ведь должна быть в порядке, ведь так? — бросила она, отвернувшись от кремовой пегаски. — Не то чтобы меня ужасно покалечили или что-нибудь наподобие, — она тут же продолжила, не давая Флаттершай сказать что-либо в ответ. — Нет, просто моя лучшая подруга украла мои крылья. Всё, кроме этого, в порядке!

Потрясённая злостью в словах Рэйнбоу, Флаттершай пыталась что-нибудь произнести:

 — Рэйнбоу… — начала она, решая, что сказать далее. — Ты ведь знаешь, как и я, что она ни за что так не поступила бы!

Дэш откинулась на диване кремовой пегаски, смотря в потолок, и рыкнула:

 — О, да? Она назвала меня «бесполезной без них». Бесполезной.

Флаттершай ахнула, не веря услышанному:

 — Ох… Но она, наверное, говорила это не всерьёз?

Рэйнбоу фыркнула.

 — Она не была пьяна, Флаттершай. Каждое слово было сказано на полном серьёзе, — Рэйнбоу снова фыркнула, размахивая копытами. — Сечёшь, «Честное Яблоко»? — издевалась она. Рэйнбоу протрезвела снова, как только произнесла следующее: — Но самое худшее… она, вероятно, права, — заметив, как Флаттершай стала качать головой, она продолжила: — В чём я хороша, если не могу летать?

 — Ну, — начала кремовая пегаска, застигнутая вопросом врасплох, — ты… — она, задумавшись, запнулась. Чем самокритичнее была Рэйнбоу Дэш, тем труднее давалось Флаттершай думать о других вещах, в которых хороша голубая пегаска. Она вся предалась физической деятельности, её душа парила. И была лишь одна вещь, которая пришла пегаске на ум: — Ты верная. И хорошая пони. Это всё имеет значение.

Рэйнбоу стала хмурить брови ещё сильнее из-за неудовлетворённости сказанным Флаттершай, ведь пегаске стало лишь капельку легче.

 — …Всё равно, — пробормотала она. Вздохнув, Дэш взглянула на подругу. — Флаттершай… Ты не против, если я сегодня переночую у тебя? — спросила она, вздрогнув от громкости произнесённого.

 — Н-нет, конечно! — ответила Флаттершай, радуясь, что хоть в чём-то может помочь голубой кобылке. — Оставайся столько, сколько хочешь. Можешь поспать на моей кровати…

Рэйнбоу кивнула с благодарностью, слезла с дивана и направилась к лестнице, которая ведёт к комнате Флаттершай. Кремовая пегаска молча наблюдала, а затем взглянула на входную дверь в сторону «Сладкого Яблочка».

Флаттершай обязана докопаться до правды.


Наступила ночь, и на ферме царила тишина. Дом на ферме был окутан тьмой, все пони в нём достаточно быстро уснули: и взрослые, и юные.

Однако снаружи можно заметить две фигуры, сидящие под яблоней и что-то обсуждающие. Большой жеребец что-то рассказывал, а его собеседница, пегаска, оживлённо слушала.

 — …А потом мисс Дэш ушла. Думаю, она пошла прямиком к те'.

Флаттершай поникла, когда Биг Макинтош рассказал всё, что слышал.

 — О боже. Это же ужасно. Так что же нам делать?

 — Я могу поговорить с Эпплджек, — предложил Биг Макинтош. — Но ты ведь знаешь, как она упряма.

Флаттершай кивнула, соглашаясь.

 — Рэйнбоу точно такая же… — она вздохнула, чувствуя угнетение. — Как это вообще могло произойти? Они же, кажется, так прекрасно проводили время вместе.

Биг Макинтош молчаливо кивнул.

 — Они и вправду прекрасн' проводили время друг с другом. Я никогда не видел Эпплджек настолько счастливой. Думаю, мисс Дэш многое для неё значит.

Флаттершай засияла, как поняла, что жеребец имел в виду.

 — Правда? Ты думаешь, они… — кремовая пегаска умолкла, выражение её лица постепенно становилось грустнее, как только она вспомнила о недавнем разговоре. — Ах. О боже. Я думала, что Рэйнбоу расстроена из-за их очередной небольшой ссоры, — она снова посмотрела на Биг Макинтоша, в её глазах читалась решимость. — Мы не можем просто позволить им вот так разойтись. Это несправедливо для каждой из них.

Реакция жеребца была мгновенной:

 — А-агась.

Биг Макинтош кивнул и проследил, как Флаттершай взлетела и направилась в сторону Понивилля.


На следующее утро Эпплджек пробудилась из-за ослепительного солнечного света. В отличие от большинства дней, когда фермерша просыпалась на рассвете или даже раньше, в этот раз солнце стояло высоко в небе, намекая на полуденный час. «Должно быть, вчера я до смерти устала,» — подумала Эпплджек, сонно моргая. Она не могла вспомнить ещё какой-либо день, когда она просыпалась так поздно. Моментально смутившись, фермерша попробовала вспомнить события прошлого дня, из-за которых она так устала. «Ох. Точно, — подумала она, как только разум стал проясняться, — случилось это». Её настроение мигом ухудшилось, как только её крылья застряли в одеяле. Пытаясь вызволить себя из одеяльной ловушки, оранжевая кобыла взглянула на виновников путаницы и раздосадованно фыркнула.

Она спустилась по лестнице, прислушиваясь к малейшим звукам, которые могут исходить из комнат. Вздохнув с облегчением, она обрадовалась, что пока что не встретится со своей семьёй лицом к лицу. Эпплджек знала, что будет делать Биг Макинтош, и всё ещё не была готова к разговору.

Да и разговор в сущности вряд ли чем-нибудь ей поможет. И его, к счастью, не было прошлой ночью.

Биг Макинтош наверняка бы захотел рассказать всё Бабуле Смит. Бабушка их хорошенько бы отчитала, и Эпплджек вряд ли смогла бы сопротивляться существующему матриархату в семье. Но особенно фермерша была благодарна за то, что Эпплблум сейчас в школе. Иногда с маленькой кобылкой Эпплджек приходилось проявлять строгость, но чаще всего она не могла отрицать догадки своей младшей сестры. К довершению всего, фермерша заметила исчезновение радужного знака, сделанного копытами Эпплблум. Оранжевая кобыла не может ни отрицать причастности самой Эпплблум к пропаже.

Стремясь покинуть ферму и свести встречу с родственниками к минимуму, Эпплджек съела пару яблок и направилась в сторону Понивилля. Хоть она и не была готова к общению с каждым, ей определённо нужно было проведать одну-единственную пони.

Через некоторое время Эпплджек оказалась в центре города, продолжая бежать. Перед её глазами стояла главная цель: Понивилльская библиотека. Собирающаяся уже постучаться в дверь, она услышала насильственный взрыв внутри библиотеки. Со всеми любезностями фермерша толкнула дверь, готовая одарить источник звука вкусом своих копыт.

Войдя, она обнаружила лишь кучу облаков пыли и кашляющую единорожку в центре зала. Признав в единорожке свою подругу, Эпплджек стала помогать расчищать хвостом воздух от пыли.

 — Твайлайт, ты в порядке?

 — Эппл… — начала единорожка, но её перебила новая волна кашля. Когда воздух был полностью очищен, и Твайлайт была в состоянии дышать, она сосредоточила всё своё внимание на гостье. — Эпплджек! — воскликнула она, тут же занервничав. — Что привело тебя сюда?

 — Просто пришла проведать свою подругу. Как вижу, ты больше не в постели?

Твайлайт закатила глаза.

 — Да-да-да, я в порядке. И Рэйнбоу я сказала тоже са… — она замолкла, мысленно давая себе пинок.

Флаттершай приходила к ней прошлой ночью и рассказала ей всё то, что она узнала от Биг Макинтоша. Слишком погрязнув в экспериментах, она совсем забыла об оговорённом: если придут Рэйнбоу Дэш или Эпплджек, не упоминать им друг о друге, пока остальные не придумают план. Она думала всего с минуту, но уже эффектно провалилась. К счастью, Эпплджек паузы не заметила. Вместо этого она лишь нахмурилась, едва услышав имя Рэйнбоу.

Неловкое молчание вскоре было прервано вздыхающей фермершей:

 — На самом деле, я здесь по другой причине, Твайлайт. Ты выяснила что-нибудь ещё насчёт телепортации?

Единорожка начала колебаться, будучи не в состоянии думать. Флаттершай рассказала не только о ссоре, но и о своих подозрениях. Больше всего им нужно было воссоединить Рэйнбоу с Эпплджек. И прямо сейчас Твайлайт всё испортила.

Эпплджек молча наблюдала за подругой, на её лице отразилась серьёзность.

 — Ладно.

Твайлайт заморгала, услышав слова фермерши.

 — Что? О, нет-нет-нет! — запнулась она, лихорадочно качая головой. Эпплджек неправильно понимала молчание своей подруги. — Я, э-э, у меня, по правде говоря, есть пару идей, но над ними ещё надо поработать, — она взглянула на таблицу с экспериментами, на которой всё ещё красовалась пыль. Единорожка определённо делает успехи, но чертовски медленно.

Видя Эпплджек перед собой, Твайлайт хотела бы хоть что-нибудь сделать… Но она не могла. Она не знала, как долго ещё будет работать, и давать пустое обещание ей просто не хотелось.

Эпплджек проследила за взглядом единорожки, а потом снова посмотрела на неё.

 — Ну, тогда мне лучше тебе не мешать, — кивнула она на прощанье и покинула библиотеку.

Закрыв за собой дверь, фермерша разочарованно фыркнула. Да, это выглядит многообещающе… Твай никогда бы не признала, что она в тупике.

День оранжевой кобылки стал даже ещё хуже, и она преспокойно бродила по городу, давая волю своим копытам.


Внутри бутика «Карусель» можно было прекрасно услышать гудение лампочки. Виновником включённого света была не кто иная, как владелица бутика, бродящая по комнате, полная вдохновения. Несколько листов бумаги парили вокруг головы Рэрити, на которых были изображены эскизы и расписаны новые идеи. Однако вскоре она скрутила листы и отправила их в корзину, ничего из этого не могло помочь, и единорожка лишь вздыхала. Ни один из этих проектов не был сделан за сегодня, ведь Рэрити тут же отвлекалась на новый эскиз.

Кроме этого, главной и важнейшей проблемой являлось совершенно другое. Рэрити вспомнила тот день, когда наткнулась на Эпплджек в спа-салоне. Она лишь дразнила беднягу, говоря о крыльях Рэйнбоу Дэш по бокам, но вот если подозрения Флаттершай были правдивы… Единорожка смогла заметить куда больше, чем могла себе представить.

Тем не менее сколько бы ей ни хотелось злорадствовать, у неё больше не было сил для этого. Только не сейчас, когда она узнала об их ссоре. Рэрити едва может представить, что же могло привести к столь масштабному конфликту. Помня на своём счету несколько «разгорячённых дискуссий», Рэрити знала, как Эпплджек могла спорить о многих вещах. Но это всегда были незначительные конфликты, которые громкими становились лишь на словах. Даже во время ночёвки в библиотеке они не ссорились так, чтобы это могло испортить их дружбу.

Хотя это… Рэрити никогда не думала, что ситуация может выйти из-под контроля. Если подумать, у Рэйнбоу Дэш и Эпплджек есть даже целая история их конфликтов. Осенний забег тут же приходит на ум, ведь к концу забега они и вправду подерутся. Но если рассказанное Биг Макинтошем было правдой, то эта ссора куда серьёзнее прежних.

Так просто не должно быть.

Тем не менее, как бы решительно Рэрити себя ни чувствовала, она не могла придумать, как им помочь. Хотеть — это одно, а составлять план — совершенно другое. Да и составление планов склонно именно Твайлайт.

Звон дверного звонка вернул единорожку в реальность, заставив её направиться к входной двери. Рэрити уже собиралась произнести своё фирменное приветствие, как большое количество розовой шёрстки и таких же волос явились пред её взором.

 — Привет! — восклинула Пинки, широко улыбаясь.

 — Привет, Пинки, — ответила с улыбкой Рэрити. — Что привело тебя ко мне?

 — Мне нужна твоя помощь! Это займёт немного времени, и я уверена, что всё будет идеально, если ты поможешь!

 — Помогу с чем? — спросила Рэрити, наблюдая за скачущей вокруг неё Пинки.

 — С вечеринкой, конечно же! — ответила розовая пони, продолжая скакать.

 — Э-э… Вечеринка? В честь чего, Пинки?

Розовая кобыла резко остановилась в воздухе, взглянув на свою подругу:

 — Не нужна причина, чтобы устроить вечеринку! — сказала она, приземляясь. — Хотя эта вечеринка в честь выздоровления Твайлайт!

Рэрити заморгала. Она могла придумать любую реплику, чтобы возразить, но в голове крутилась лишь одна мысль.

 — Пинки, ты уверена, что это хорошая идея? Разве ты не слышала о конфликте между Рэйнбоу Дэш и Эпплджек?

 — Конечно же, я слышала! И именно поэтому я устраиваю эту вечеринку! Она должна быть самой потрясной, чтобы эти две пони почувствовали себя лучше! Поэтому мне нужна твоя помощь!

Рэрити оставалось лишь в недоумении смотреть на возбуждённую улыбку Пинки Пай. Вздохнув, единорожка положила копыто на плечо подруги.

 — Пинки, дорогуша… Не думаю, что вечеринка может чем-нибудь помочь.

Пинки склонила голову, находясь в замешательстве.

 — Что? Вечеринки всегда помогают!

 — Пинки… Если ты пригласишь их обеих, то ни одна из них не придёт, — произнесла Рэрити, качая головой. — Если ты пригласишь только одну, то другая будет обижена. А вечеринка без них двоих будет… грустной.

Пинки тут же потеряла весь свой энтузиазм, осознавая сказанное.

 — Но… Вечеринка?

 — Я боюсь, что нет, — ответила единорожка.

Она вздрогнула, когда Пинки уставилась в землю, прежде чем подняться и медленно покинуть бутик. Рэрити ненавидела, когда Пинки выглядела такой расстроенной, но эта вечеринка, вероятнее всего, не самая лучшая идея в данной ситуации. Оставшись одной, она отправилась в свою комнату, надеясь, что шитьё отвлечёт её от дальнейших мыслей.

На улице Пинки села под ближайшее дерево, будучи явно подавленной. Сама идея вечеринки не помогает думать о другом способе помочь двум пони. Вечеринки исправляют всё! Даже если им нечего исправлять! Она уставилась в землю, на краю глаз стали собираться слёзы.

«Нет! — подумала она, нахмурившись, после чего встала и посмотрела перед собой. — Если вечеринки не могут ничего исправить, какой-нибудь пони должен взять ситуацию в свои копыта! И этот пони… я!»