"На луне у Луны"

"Вы расстроены, обижены, испуганы? Вам грустно, одиноко, скучно? Не беда! Мы поддержим, развеселим, выслушаем" — так говорит серебристая табличка, прикреплённая на дверь самого дружелюбного и спокойного заведения в Эквестрии — бара "На луне у Луны". После истории с Тантабусом принцесса Луна решает создать коллективный сон для всех желающих: прекрасное место без огорчений, несправедливости и обид. Не откажите себе в удовольствии полакомиться любимыми кексиками, повеселиться на Большой Еженедельной Лунной Вечеринке, поболтать с первыми лицами королевства как с давними друзьями... и, возможно, вы даже встретите тех странных пони, о которых я поведу свой рассказ. Удивительный бар принцессы Луны работает еженочно, без перерывов и выходных — так не стесняйтесь, входите и будьте как дома!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Весенняя лихорадка

Весна. Для кого-то это пора рассвета жизни, благоухания, беззаботности, но не для Большого Макинтоша

Биг Макинтош

Небо без границ

Сайд-стори моим нуар рассказам "Страховка на троих" и "Ноктюрн на ржавом саксофоне". Присутствуют ОС. А может быть вовсе и не ос...

Другие пони

Поступь Порчи

Это - второй из цикла рассказов о фестралах (и не только), посвященный истории Эквестрии. Основное действие происходит за несколько лет до Войны Сестер и событий рассказа "Звездная пыль". Принцессы-аликорны решаются впервые за долгое время посвятить учеников во что-то большее, чем обычно. Селестия - серебристого единорога, принца далекой северной страны, Луна - юную Поющую-в-Ночи из народа фестралов. Но что из этого получится?..

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун Король Сомбра

Мой полёт

Черри Берри любит вишни - это все пони знают. Черри Берри выполняет множество мелких работ по всему Понивилю - это тоже известно всем. Но вот о чём точно знают немногие, так это о страсти Черри Берри к полётам - довольно необычное для земной пони увлечение. Она летает на воздушном шаре, на вертолёте... а с недавних пор она работает над кое-чем ещё. Не без помощи других пони и немалой суммы золотых монет.   Вдохновлено поэмой "Высокий полёт" Джона Гиллеспи Маги-младшего.   Другие фанфики про Черри от того же автора: Changeling Space Program Марсиане

Черри Берри

Я Цеппелин

Трутень №319, лучший разведчик царицы Хризалиды в Пониграде, обнаружил себя висящим на воздушном шаре над фестивалем сидра. Почему? Он не знает. Когда его спросили, что он здесь делает, он ответил первое, что пришло ему в голову: "Я Цеппелин."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Чейнджлинги

Песнь Гармонии. Легенды о четырёх принцессах

Быть может, Рэрити - та самая избранная, которой предстоит освободить принцессу библиотеки из её тысячелетнего плена. Но откуда вообще Эквестрия знает о трёх пленённых принцессах, и что было до их пленения Духом? Возможно, древние свитки пыльных библиотек, хранившие этот секрет, были уничтожены Духом, но легенды на то и легенды, чтобы передаваться из уст в уста - и тем самым жить тысячелетиями... ...Так, должно быть, во времена Рэрити звучали бы эти легенды.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Принцесса Миаморе Каденца

П.Д. Пай: Замкнутый круг.

История о Пинкамине Диане Пай.

Пинки Пай Другие пони

Последняя Ночь Кошмаров Пинки Пай

Пинки Пай любит Ночь Кошмаров. Она любит также одеваться, ровно как и конфеты. Больше всего ей нравится разыгрывать пони. Но однажды она зашла слишком далеко.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Паутина

Что же там, за поворотом?..

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 9: Подъём Эпилог

Глава 10: Спуск

— Объясни, как устроен тайный ход?

— Винтовая лестница, поднимающаяся из нижнего помещения в верхнее, идёт вокруг каменного цилиндра радиусом метров десять. Вот как раз в этом цилиндре и идёт потайной ход — такая же винтовая лестница. Тут сказано, что её сделали как ход для побега.

— Кто тут вообще жил такой остроумный.

— По легенде, Мерлин и его ученик.

— Что, прости?

— Очень старая легенда?

— И?

— Может быть, и не такая правдивая.

— Эй, ребят!

Девочки все ещё были наверху, а в дверь стукнули уже второй раз.

— Ладно, девчонки. Прыгайте, мы вас поймаем.

Те подошли, наклонились и смущённо попятились.

— Да быстрее, чего вы медлите?!

— Ну… как бы… ты внизу, под нами, и можешь увидеть… кое-что не то…

— Ёлки-палки, вы издеваетесь?! – вспылил Джеймс. — Что хуже — если я загляну к вам под юбку или если хулиганы вас под юбку

— Эй, Джеймс, спокойнее.

Раздражённый вздох.

— Давайте мы закроем глаза, — проговорил он уже спокойно, — но тогда прыгайте точно в руки.

Друзья зажмурились. Девчонки наконец осмелились спрыгнуть по одной.

Твайлайт спустилась первая прямо в руки к Филу. Тот осторожно переставил её на начало длинной винтовой лестницы в два метра шириной, дерево которого если и прогнило, то незаметно для невооружённого глаза. Снизу, например.

Эпплджек спрыгнула сама, сноровки у неё на это и так хватало. Радостная Пинки упала прямо в руки к Джеймсу и, проговоря «Виииии!», быстренько слезла и отошла в сторону.

Рэйнбоу собиралась так же спрыгнуть сама, но последней, чтобы проконтролировать прыжок остальных.

Новый толчок в дверь, перевёрнутый шкаф дернулся в сторону друзей.

Рарити упала едва ли не вальсируя, так же в руки Филу, который так же бережно её опустил на начало лестницы.

Оставалась Флаттершай.

— Ну давай, Флаттершай, спрыгивай! – поторопила её Рэйнбоу. — Он тебя поймает!

— Я боюсь, Рэйнбоу…

— Ну, давай я тебя подтолкну!

Прежде, чем Джеймс успел что-то сказать, ему в руки упала Флаттешай, но упала с куда большей скоростью, чем предыдущие девочки.

И тут случилось страшное — пол под Джеймсом треснул, и он полетел вниз. К счастью, высота была метра четыре, а не сорок, и Джеймсу пришлось просто присесть на корточки, чтобы пережить падение. Поставив Флаттершай на пол, он крикнул Филу:

-А что это что за тайный ход?

Фил до сих пор ошарашенно смотрел на то место, где пять секунд назад стоял Джеймс, но при вопросе опомнился и, посмотрев в ещё одну дыру в полу на площадку, на которой сейчас стояли Джеймс с Флаттершай, спросил:

— А что ты там видишь то?

— Тоже спуск. Только знаешь, он такой… Ну как квадрат в круге начерчен. Вот такой спуск. Квадратно-винтовая лестница, во.

— Ну, поздравляю, Джеймс, ты открыл доказательство существования тайного прохода в тайном проходе. Браво.

— Хэй, ты знал о нем?

— Нет, конечно! Откуда мне о нем знать? Что это за чертова башня, замаскированная под мельницу с единственной комнатой на самом верху, с двумя тайными ходами внутри неё, да ещё и являющаяся собственностью родни поехавших на голову хулиганов? Я тебе сказал всё, что смог найти в архивах.

— И как нам выбираться? Наверх мы уже не залезем.

— Спускайтесь. Если это тайный ход, то он куда-то да ведет. Встретимся внизу, а уже там…

Звонок. Телефон Джеймса звонил в руках Филиппа. Тот достал его и посмотрел на друга.

— Кидай мне, я поймаю.

— А ты уверен?

БУМ!

— К чёрту, отвечай сам! – крикнула Рэйнбоу, уже успевшая спрыгнуть.

— Ладно! Але… Что?! Да, да! С нами! Башня, башня в соседнем пригороде! Да, скорее!

Вырубив телефон, Фил кинул его Джеймсу.

— Это помощь! Всё, валим отсюда, пока они не вышибли дверь динамитом!

И послышались многочисленные шаги девочек и Филиппа, ведущих их вниз. Джеймс с Флаттершай последовали их примеру. Быстро просмотрев принятые звонки, он увидел короткое имя звонившего:

«Флеш».

Треск. Охрана вломилась в спальню.

Лестница была всего-то в полметра шириной , а посередине квадрата, который эта лестница составляла при виде сверху, была пропасть. Тут было бы совсем темно, если бы не редкие щели, через которые едва пробивался свет. Пользоваться фонариком было опасно – возможно, те, кто сейчас посмотрит в двойную дыру в полу, увидят отблески фонаря на стенах и поспешат за подростками. Джеймс взял Флаттершай за руку и стал спускаться по лестнице, всё-таки светя своим телефоном.

— Смотри под ноги, Флаттершай, — шепнул он подруге.

Но вдруг едва они успели повернуть, как услышали голоса сверху.

— Они спускаются! — пропищала Флаттершай.

Джеймс без слов поднял Флаттершай на руки и побежал по лестнице. К моменту, когда половина хулиганов спустилась на начало, парень с девушкой уже были на пару этажей ниже них.

Впереди пропасть – сгнившее дерево здесь уже дало о себе знать. Флаттершай зажмурилась…

Но Джеймс только ускорил бег, а на самом кончике целых ступеней прыгнул…

В один миг он увидел то, что было под ним. Три метра. Не допрыгнет — помрут они оба.

Но он допрыгнул. И снова побежал.

Следующая пропасть оказалась слишком большой, весь лестничный поворот просто отсутствовал. Был разве что ветхий выступ – остатки былых ступеней. Спустив Флаттершай на ступени, он, прислонившись к стене спиной, стал медленно идти по нему, оставшемуся от ступеней. Пройдя чуть вперёд, он посмотрел на Флаттершай. Та кивнула и потихоньку зашла на выступ. И вдруг она вздрогнула…

Джеймс тут же её поддержал, прислонив руку к животу и сказав:

— Спокойно, я тебя держу. Иди очень аккуратно и постарайся не обращать внимание на высоту. Я рядом.

Девчонка кивнула, и они стали медленно продвигаться. Шаг за шагом, дюйм за дюймом…

И они снова были на нормальных ступенях. Охранники уже скоро должны были показаться, но они здесь задержатся. Снова взяв подругу на руки, Джеймс продолжил путь. Минимум, половину они точно преодолели. Но тут случилось непредвиденное. Ступеньки под ними хрустнули…

И они полетели вниз.

Если бы Джеймс не повернулся бы на спину в воздухе — Флаттершай точно бы получила какую-нибудь травму.

Но он повернулся.

И упал на спину. Спас Флаттершай.

Оглушительный крик.

Он знал, что было невысоко. Но почему такая адская боль? Почему он кричит?

Он понял, когда, отложив Флаттершай, нагнулся к ногам. Сжав зубы, он выдернул кусок дерева из ноги. Чёрт, как это было больно!

Флаттершай села и, увидев кровь Джеймса, вскрикнула и, не зная, что делать, и вдруг обняла его.

— Ты спас меня… Спасибо. Тебе, наверное, так больно…

— Чёрт побери, так больно, как никогда. Придётся тебе идти самой.

Он еле встал, опираясь о стену, и всё-таки посветил фонариком, понимая, что его крик уже выдал их с головой

— Смотри, там видно просвет!

— Вижу. Мы почти дошли. Скорее.

Похрамывая, он стал медленно ковылять по лестнице. Флаттершай шла рядом с ним.

— Слушай, Флатти… Мне… Кажется… Что я понял… Элемент… Ваш…

— Ты раскрыл элемент?

— Может быть… но об этом потом… чёрт…

Он упал на одно колено. Флаттершай села рядом с ним и зашептала.

— Давай, Джеймс, ещё чуть-чуть. Выход прямо под нами, нужно только пройти ещё один круг. Ты же сильный, ты сможешь.

— О-кей, но только потому что ты просишь, — с этими словами Джеймс снова встал. Сзади слышался оглушительный топот. Их догоняли.

Флаттершай стала помогать Джеймсу, и они заковыляли чуть быстрее. Ступень. Ещё. И ещё.

И наконец лестница кончилась. Перед ними на стене висел плакат с котелком на огне, в котором варилось что-то вкусное. Джеймс не сглупил и резко содрал плакат со стены, которая оказалась потайной дверью, и потянул её на себя…

Тем временем Филипп бежал по едва ли не бесконечному двухметровому винтовому коридору по лестнице, ведя за собой пятерых девочек. Ступени здесь были каменные, и звук шагов утраивался эхом, от чего казалось, что рядом с друзьями бежит огромная толпа людей. Это заставляло бежать их ещё быстрее.

Но непонятный звук заставил их остановиться. Они прислушались.

Звуки шагов охраны были ещё далеко, хотя эхо могло обманывать их. Но слышался какой-то непонятный звук движущегося камня. Все повернулись на звук и наконец увидели, откуда он доносился.

Внутрь коридора с левой, наружной стороны вдвигался кирпичик из стены. Вскоре он упал на пол рядом с Пинки Пай, и в стене появилась дырка. Пинки не замедлила туда заглянуть.

В ту же секунду из дырки вылезло дуло.

— Пинки, стой!

Поздно. Выстрел.

Крик. Мужской.

О да, Филипп стоял рядом. И – о да – он успел пихнуть Пинки в сторону. Но теперь в его руке была самая натуральная дырка от насквозь пролетевшей пули, и тот дико закричал.

— Филипп!

Боль была невыносимая, такая, какой он никогда не чувствовал. Но надо было выдержать эту боль. Девочки ещё не были на свободе.

Юноша зажал рану рукой и только проговорил:

— Бежим вперёд!

Быстрый спуск, и они оказались в тупике. Слева – потайное окно, закрытое. На нем были выведена какая-то картинка, кусочки которой были перемешаны. Что-то типа пятнашек. Что-то типа загадки.

— К чёрту, — рыкнул Фил и ногой что есть мочи вышиб дверь. Девочки не замедлили выпрыгнуть. За ними прыгнул и Филипп навстречу свободе.

Джеймс и Флаттершай оказались в маленькой комнатке. Слева – конец первой тайной лестницы. Справа – просто стена. А перед ними раскрытое нараспашку потайное окно.

Там слышались голоса, голоса друзей.

Ну же. Последний рывок.

— Флаттершай, прыгай. Я за тобой.

Она прыгнула. Он за ней.

Падение пришлось на мягкую зелёную травку. Упав почти что плашмя, он сел и посмотрел вверх, в то самое потайное окно.

Он увидел тех же хулиганов, совсем чуть-чуть не догнавших его с Флаттершай. Те медленно поднимали руки.

Переведя взгляд в противоположную сторону, он увидел полицейских. Те направили пистолеты на хулиганов.

А рядом с ними стояли Флеш, Биг Мак, Филипп с перебинтованной рукой и Твайлайт с подружками.

Они смогли. Они спустились с девочками живыми и здоровыми.

Ногу Джеймса перебинтовали специалисты, обработавшие руку Филиппа. Ведя по тайному ход девочек, Филипп пострадал даже сильнее, чем Джеймс. Но сейчас в безопасности были все, и всем была оказана та помощь, кому какая была нужна.

Друзья сидели на траве все вместе: и все элементы Гармонии, и весь «Компактный взрыватель». Оживлённо обсуждая то, что произошло, они совершенно забыли про какие-то элементы и какую-то гармонию, но в один момент Флаттершай все-таки робко напомнила:

— Джеймс сказал, что раскрыл элемент…

Все так и посмотрели на Флаттершай.

— Да и не только он, — скромно заметил Филипп.

Все так и посмотрели на Филиппа.

— Я думаю, мы оба раскрыли этот элемент, — заметил Джеймс

Все так и посмотрели на Джеймса. А потом поняли, что пора на кого-то одного. Но встали Джеймс с костылём и Филипп, поэтому пришлось смотреть на двоих. Сложно.

— Что-то, содержащие в себе пять компонентов, — начал Фил.

— Что-то, содержащее их в балансе, — продолжил Джеймс.

— Что-то, достаточно мощное, достаточно сильное, балансирующее с остальными элементами.

— И что-то, связанное с тем, что мы, возможно, совершили сегодня.

Повисла выразительная пауза. Друзья не были уверены, что думают, об одном и том же, и называть элемент одновременно было бы глупо. Но кто-то тогда должен был назвать его первым.

И Филипп решился.

— Это Дружба, – проговорил он. – Всё то, что является составной частью гармонии, так или иначе составляет часть самой дружбы. Именно дружба помогает Шестому Элементу Гармонии Магии оставаться таковым, какой он есть, мощным светилом Гармонии, её вершиной, её сердцем. Именно дружба сподвигла нас на такие поступки, как заступничество перед Сансет Шиммер, к примеру. Или, что ещё понятнее, именно благодаря Дружбе мы стремились помочь вам, девочки, выручали вас из беды. Вот мой ответ. Дружба – Седьмой Элемент Гармонии.

Слова Филиппа были воодушевляющими. Все смотрели на него с удивлением, на его прямой и смелый взгляд, мужественную стойку. Филипп говорил правду.

Но Джеймс не находил его слова правдой.

— Хэй, Филипп, — заметил он. – Может быть, ты и прав, но твоя теория маленько подкачивает. У меня есть пара нескольких доводов.

— Давай, мне уже всё равно.

— По-моему, ты просто раскрыл Шестой Элемент заново. Просто понимаешь, Твайлайт же сама выступает за дружбу, хотя воплощает элемент Магии. Так, Твайлайт?

— Конечно.

— Сам рассуди, — продолжал Джеймс, — Твайлайт могла бы сама воплощать этот элемент. Это было бы слишком простенько, так ведь?

— Допустим, — пожал плечами тот. — Но что предлагаешь ты?

— Я предлагаю пройтись по нашим последним поступкам и найти ответ. Вспомни, вспомни тот вечер, когда мы всем составом «Взрывателя» проходили мимо той старушки. Смотри. Мы помогали, веря в обоюдную честность. Мы были верны моральным устоям. Мы проявили щедрость к ней. Мы были добры к ней. Мы дали ей чуточку радости.

К Филиппу прокрадывалась та же мысль, что и к Джеймсу. Он всё внимательнее смотрел на друга.

— Приведу вам всем более наглядный и более символический пример.

Вот представь себе: Идёт суд. В каждом суде есть свой судья. И он судит.

Во-первых: в суде очень важна ЧЕСТНОСТЬ. Если свидетели дают честные показания, Судья может вынести честный приговор.

Во-вторых: в суде важна ВЕРНОСТЬ, верность законам, и, соответственно — невиновным.

В-третьих: тут нужна ЩЕДРОСТЬ. Нужно щедро давать право всем выговориться. Если человек невиновен, нужно подарить ему свободу.

В-четвёртых: разумеется, суд — это ДОБРОТА к пострадавшим. При верном приговоре виновный должен возместить ущерб, если это возможно.

В-пятых: ну, и конечно, суд — это РАДОСТЬ, если приговор правильный, и справедливость восторжествовала.

И вот ответ на твой вопрос, Твайлайт. Седьмой Элемент Гармонии — это баланс Честности, Верности, Щедрости, Радости и Доброты, а одним словом — это

СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Джеймс раскрыл глаза.

Пока он говорил, с ним произошли изменения — его уши стали чуть больше, словно у пони, а на спине появились крылья. Сам он парил в воздухе, и от него исходило свечение. Так на него повлияло прозрение.

Он медленно приземлился на землю. Нога совсем не болела.

Все смотрели на него с широко раскрытыми глазами, а некоторые — с широко раскрытыми ртами. А он продолжал:

— В листочке говорилось, что Седьмой элемент помогает Шестому. Так и есть. Ты, Твайлайт — принцесса и представляешь элемент магии. А любая принцесса должна использовать магию там, где это нужно, и настолько, насколько нужно, точнее — в меру, или справедливо. Вот в чём заключается помощь шестому элементу. Ты должна использовать Магию справедливо.

Пауза.

— Вот так-то, — заключил он, давая понять, что все уже могут закрыть рты.

Первым молчание нарушил Филипп.

— Бесплатная регенерация? – заметил он, кивнув на свободно стоящую ногу Джеймса. Та уже не болела, а её хозяин просто пожал плечами:

— Прости друг, но такая честь доставляется только мне. Может быть, мне хватит такой чести и на тебя.

Он коснулся руки Филиппа, и тот почувствовал сращивание его кожи, восстановление его раны. Он смог снять бинты.

— Спасибо, — поблагодарил Филипп. – Это было справедливо.

?$'7q�*