Башня

Пони спасают принцессу из башни.

Другие пони Чейнджлинги

SHIFT

История про то, как одна находка может изменить всё... изменяя тебя!

Спайк

Дар

Эх, что ж так плохо-то выходит эта зарисовка? Еле-еле набралось четыре сотни слов, но я должен рассказать вам эту версию истории о том, как Твайлайт стала аликорном и какую цену заплатила за это.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Эквестрия-84

Идет холодная война. В одном советском НИИ создают портал в другой мир, которым оказалась Эквестрия.

Твайлайт Спаркл Человеки

Единая Эквестрия

Тысячу лет в Эквестрии царил мир. Но всему свойственно заканчиваться, и с возвращением Найтмер Мун королевство погружается в хаос войны и смерти. Только Элементы Гармонии способны спасти Эквестрию, но их Носительницы выбрали разные стороны...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Per aspera ad astra

Дискорд сидит в мягком уютном кресле, наблюдая за маленьким огоньком свечи. Грустно и временами тяжко на душе, но одновременно с этим светло и... мягко. Он расслаблен и словно засыпает, глубоко погружаясь в свои мысли: о себе, о своей жизни и новом друге...

Флаттершай Дискорд

Грехи прошлого – Первые часы (Альтернативный перевод)

Осязание, запах, вкус, слух, зрение. В таком порядке у жеребят появляются чувства, пока они покоятся в тёплом и безмятежном чреве матери. Но для одной кобылки этим чревом стал колючий куст в тёмном лесу. Для одной кобылки вместо тепла и защиты проводниками в мир стали боль и холод. Это первые часы жизни Никс.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Среди своих

Маленькая Кризалис долгое время почти не с кем не общалась, но в итоге ей захотелось быть более самостоятельной. У неё появилось несколько приятелей среди соплеменников, вместе с которыми она и знакомится с миром.

ОС - пони Кризалис Чейнджлинги

Один дождливый день

С тех пор, как гармония рухнула в последний раз, прошло пятнадцать лет. Война, между двумя сестрами, пронеслась сокрушительным ураганом по стране, но пони Эквестрии выстояли и смогли вернуться в нормальное течение жизни. Однако память войны до сих пор преследует их во снах, в ночных кошмарах, что несет Найтмэр Мун, и наяву, в виде Детей ночи. Эти сироты одно из немногих напоминаний того, что произошло годы назад. Если во времена войны они были жеребятами, то теперь стали взрослыми и сильными. Теперь они являются не просто жителями Эквестрии, но и теми, кто может вновь ввергнуть гармонию в небытие. Хоть они и живут мирно, но с них не спускают пристальные взгляды. Может, они добры, но в их душах посеяна злоба. Они те искры, которые необходимы для всепожирающего пламени. Эта история об одной из таких искр, которая начала разгораться в один дождливый день в городе, что на севере страны.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

PIB. Ponies in Black. Пони в Черном. Параноидальный омак.

Обычный день старшего офицера Лунной Гвардии Принцессы Луны. Действие происходит вскоре после 4 серии 2 сезона. Является версией-объяснением для популярной серии фанфиков, в которых попаданцы в MLP превращаются в свои пони-версии.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5: Первое испытание Глава 7: Поболтали...

Глава 6: Всякое...

Внимание! Я не тратил время на придумывание текста для песен "Компактного взрывателя", сразу скажу — текст взят из песни Братьев Грим. Так что если хотите услышать, как поёт "Компактный взрыватель" — послушайте Братьев Грим.

Уроки кончились…

Вечер, школьный коридор был почти пустой. Филипп стоял перед своим раскрытым железным шкафчиком и складывал там школьные принадлежности. Рядом с ним стол Джеймс.

— Ну, кто из них? — спросил он.

— Блин, ну и зачем это тебе? — вздохнул Филипп, — Это ж всё-таки моё личное дело.

— Но тебе всё равно хочется рассказать, не?

— Нет. А то ещё сболтнёшь кому-нибудь, надо оно мне?

— Да ладно, чё те стоит? Хочешь, я потом скажу, кто мне из них больше нравится?

— Ну, о-кей. Но только по дружбе.

— Ита-а-ак? – протянул Джеймс.

-  В общем, Рарити. И Твайлайт тоже ничего.

— Рарити? Эту намалёванную модницу? Я тебя умоляю.

— Ну, она косметику грамотно использует.

— Может быть, и грамотно, но, во всяком случае, больше других. И да. Твайлайт? Ну ты, братан, замахнулся. Она ж принцесса. И Флеш как бы…

— Я в курсе. Все в курсе. Но она мне только симпатична. Да и Рарити тоже.

— Ну да-а-а-а.

— Я серьезно. Давай теперь ты.

— Ну, Флаттершай… и Рэйнбоу.

— Флаттершай? Чувак, ты серьезно с ней был немного грубоват.

Джеймс пожал плечами.

— Может быть…

— Слушай, Джеймс, — Филипп захлопнул шкафчик и посмотрел на друга. – Тебе вообще стоит быть аккуратнее в этом плане. Я помню, конечно, слова про взятку, но пусть бы это сказал кто-то другой – я бы на твоём месте всё равно так пылко не реагировал ни на это, ни на что-то вообще. К слову, поэтому Рарити так подозрительно на тебя смотрит, да и все остальные тоже – твоя реакция внезапна и непривычна.

— Ты думаешь?

— Я уверен. Хотя с Рэйнбоу такой подход, теоретически, может пройти.

— Ха, ну буду это иметь ввиду. Ну, к слову, Рэйнбоу для меня, как ты выразился, только симпатична, как и Флатти.

— Осталось только их закадрить, — заметил Филипп уже более воодушевляющим тоном.

— Ну, это точно. Так ты чего, тут будешь придумывать?

— Ага. А ты давай, работай тут. Тебе весь этот коридор тереть.

Джеймс вздохнул и подошёл к ведру со шваброй.

Тут к ним подошла Твайлайт.

— Джеймс!

— Филипп вместо меня, — только и сказал тот в ответ, вытаскивая из ведра швабру и начиная вытирать пол.

— Эм… Филипп!

— М-да?

— А почему Джеймс вытирает пол? Для этого же у вас есть уборщица.

— У неё сегодня выходной. Благодаря Джеймсу.

-?

— Да кто-то донёс, что он наорал на Флаттершай и на одного третиклассника. Этот кто-то, разумеется, не упомянул, что третиклассник ушёл радостный, а Флаттершай, ты знаешь, личность очень ранимая. А Джеймс даже не противоречил, решил, что за твою подружку очень даже справедливо вытереть коридор.

— А он что, всегда так?

— Как тебе сказать… С девушками — да.

— Эй! Ты о девушках даже не заикайся! – отмахнулся Джеймс.

— Ну, хорошо, — Филипп хитро улыбнулся, — С представительницами Эле…

— Бла-бла-бла!

— Молчу, молчу. Так ты чёт хотела, Твайлайт?

— Эпплджек хочет напомнить Джеймсу про матч армрестлинга.

— А почему сама не сказала?

— Готовит стол и готовится сама. Рэйнбоу ей читает теорию о победе. Я хотела сделать это, но Рэйнбоу наотрез отказалась идти к Джеймсу, чтобы звать его на армрестлинг – я думаю, она пока стыдится своего поражения. Поэтому я решила ей помочь и пришла за неё.

— Ну, как видишь, он не в состоянии.

— Ещё в каком состоянии, — снова подал Джеймс голос и стал усерднее тереть пол. Твайлайт с Филиппом понаблюдали за ним немного, после  чего брюнет задумчиво проговорил::

— А вот мне вот лучше с песней разобраться.

Он сел на корточки, вытащил из своего рюкзака блокнот.

— Что за песня? — поинтересовалась принцесса.

— Да одна из наших. Хочу слова проверить. Кстати, можешь оценить?

— Да, конечно.

Твайлайт взяла тетрадку и, аккуратно присев возле Филиппа, прочитала текст песни.

Подсолнух

Вот и мне, как всегда, повезло

Лепестки по краям обожгло

Я подсолнух

Назло

Если кто-то сомнет – подымусь

И до солнца опять дотянусь

Повезло

Я подсолнух

Назло

Припев:

И придут холода, согреет меня земля

Королева-зима укроет меня сугробами

Но оставишь меня, я сразу умру, ты знай

Люби меня, люби меня

Навсегда

Я не ангел небес, не герой

Я обычный цветок полевой

Подсолнух

С тобой

Припев

Твайлайт молча перечитывала текст, рассматривая различные пометки в плане использования различных инструментов, и переваривала смысл песни. Она слышала и пела разные тексты, но к такому не привыкла совсем. Она привыкла к виду: «Я и мои друзья». А эта была из раздела «Я и ты». Она вскоре просто уставилась в одну точку, обдумывая слова песни, пока Филипп легонько не толкнул её в плечо.

— Хэй, как слышно? — спросил он у неё.

— Ничего, всё нормально, — встряхнула головой та.

— Ну, как тебе?

— Х… хорошо.  Очень.

— Спасибо. Джемс! — крикнул он своему другу, тот тут же подбежал, — Тебе надо будет петь вот это после «Парашютов», — Филипп протянул тетрадку Джеймсу.

Тот взял тетрадку, прочитал песню и кивнул:

— Классная, я спою.

— «Классная»? И это всё, что ты можешь сказать про неё? — удивилась Твайлайт, — Я вообще такого никогда не читала!

— Ты ещё не видела «Самолёты»! Это вообще офигенная песня. Филипп две недели текст придумывал.

— А в исполнении, — проговорил мечтательно Филипп, — это нечто… Она вообще долго хитом была в школе. Я вообще удивился тому, что почти вы все, Твайлайт, не знали про нашу группу. Вы, небось, тоже собираетесь что-то сыграть вместе? Я думаю, с вашими голосами это отменная перспектива.

— Хм… Может быть. Спасибо, Филипп.  А кто у вас композитор? — поинтересовалась принцесса.

— Джеймс с Флешом. Я отвечаю за текст и аранжировку. Бик Мак выбирает подходящий ритм. Так песни и получаются.

— И кто у вас в группе главный?

— Ну, в таких песнях — Филипп, — отозвался Джеймс.

— А что значит «В таких песнях»?

— У нас есть мелодии без слов, — продолжил Филипп, — где часто гитара — основной инструмент. Тогда главный — Джеймс, иногда – Флеш.

— И Биг Мак с Флешем не жалуются?

— Не-а. Для того, чтобы всё было более-менее справедливо, мы предлагаем в некоторых песнях лидерство им. Биг Мак всегда отказывается — ему нравится по-настоящему помогать группе, но не направлять её, а вот Флеш очень даже непротив иногда такое попробовать. У него неплохо получается, но он тут же передаёт лидерство обратно нам — говорит, что, мол, не его. Что лучше оказывать большую помощь, не будучи при этом лидером. Этакая трансмиссия в автомобиле, которая не хочет быть двигателем. Ну, как и Биг Мак, к слову.

— Да, кстати… Флеш вроде бы был в другой группе… На Осеннем балу…

— Был. То была школьная группа. Наша-то группа — отдельная. Нет, мы поём и в школе, но официально мы… Как бы это сказать… Самостоятельная группа.

— Как тебе, Твайлайт? – спросил Джеймс, подходя к сидящим другу и принцессе.

— Ну, я вас ещё не слышала…

— Да не, я про пол.

— А… Хорошо, прямо блестит.

— Отлично, — поставив швабру в ведро, а последнее поставив в углу коридора, Джеймс размял свои пальцы. — Пора встретиться с Эплджек рука к руке!

Он направился было вперёд по коридору, но тут же вернулся с вопросом:

— А где она?

— Пойдёмте со мной, — Твайлайт хотела было встать, но Филипп, тут же всё поняв, быстро выпрыгнул и учтиво протянул руку. Поблагодарив его, Твайлайт повела двух друзей.

Спустившись на первый этаж и войдя в огромный вестибюль, Джеймс увидел всех подружек Твайлайт возле дверей. Увидев его издалека, к парню пошла Эплджек.

— Ну шо, сахарок, готов к баттлу? — спросила ковбойша, кивнув на столик по пояс, стоящий недалеко от них.

— Готов. Только не называй меня «сахарком», звучит как-то… слишком романтично.

Спустя десять минут беготни…

 — Эплджек, это не то, что ты подумала! — проговорил Джеймс, пытаясь отдышаться и одновременно подыхая со смеху.

— Я… тебе… покажу «не то»! — пообещала ковбойша, держась за болящий бок.

Неожиданно парень выпрямился и сказал:

— Ну что ж, давайте начнём!

— Эй, стой… я ж… не отдышалась ещё!

— Твои проблемы, я отдышался.

— Но это ж нечестно!

— Неважно. Могла бы не махать так руками, пытаясь меня достать — не устала бы так.

— Так… Ты специально меня разозлил!

— Я могу сказать тебе, что ты специально назвала меня «сахарком». Могла бы назвать «Кирпич», я бы ничего не подумал бы.

Эпплджек посмотрела на Джеймса угрожающе. Тот пожал плечами.

— Ну ладно, забыли. Я подожду, ты пока отдышись.

Учитывая тот факт, что Джеймс выиграл Флеша, Филиппа, а сразу после неё — Рэйнбоу, хоть и другой рукой, можно сразу сказать, что он же выиграл и этот, пусть и долгий поединок.

Но на этом день не кончился.

Неожиданно, когда все собрались уходить, как Рэйнбоу заявила:

— Погоди-ка, у меня к тебе тоже неоплаченный долг.

— Хм… Ну, валяй, — лениво ответил Джеймс.

— Я не так хороша в армрестлинге, но зато ты меня не переплюнешь в футболе!

— Ну, не знаю.

— И я вызываю тебя на матч один на один! До трёх голов! Сейчас!

— О-кей. Пошли на футбольное поле, что ли.

Заря окрашивала в кроваво-красный цвет крыши домов. Матч должен был пройти быстро, после чего все должны были разойтись по домам.

Во время похода к стадиону к девчонкам и Джеймсу с Филиппом присоеденились Флеш с Биг Маком. Зрелище и вправду обещало быть интересным.

Едва они пришли на поле, как Джеймс отобрал мяч у Рэйнбоу.

— Эй, какого…

— Чтоб раньше времени не забивала. Полно таких историй слышал, как ты так себе лишний гол забирала.

— А ты сейчас забьёшь!

— Ни в коем случае!

Джеймс со всех ног устремился к своим воротам, Рэйнбоу — к своим.

— Дамы — вперёд!

И Джеймс навесил мяч на Рэйнбоу. Та его приняла и подошла к середине.

— И… начали!

Рэйнбоу побежала со всех ног в сторону Джеймса. Твайлайт вдруг показалось, что где-то она это видела… Ну конечно, на месте Джеймса как раз была принцесса. Но вот только Парень не дрожал от ушей до пяток, как она в своё время, а крепко стоял на ногах, готовый прыгнуть в любую сторону…

И Рэйнбоу исполнила свой коронный удар — подбрасывание мяча в воздух и удар по нему с разворотом. Это был бы классный гол, если бы не одно обстоятельство.

Джеймс поймал мяч.

Он не сдвинулся с места, мяч летел прямо ему в руки. И он его просто поймал.

И на лице у него улыбка была такая нахальная, что Рэйнбоу разозлилась ещё больше.

Но парень решил воспользоваться шансом: подбросив мяч, он со всего маху ударил по нему. Рэйнбоу стояла ближе к его воротам, чем к своим, и при удачном ударе…

Мяч отскочил от земли прямо в ворота.

0:1

Рэйнбоу — без комментариев. Одно слово — ярость.

Схватив мяч, она от ворот сделала такой мощный удар, что Твайлайт ещё тогда, полгода назад, точно убило бы. Не удивительно, никто никогда не выигрывал Рэйнбоу всухую, пусть хоть и на один бал.

Джеймс, не решив рисковать, просто отошёл.

Гол.

1:1

Радужная хмыкнула. Будет знать своё место.

Подкинув мяч на землю, юноша стал идти в атаку. Рэйнбоу побежала навстречу.

Они приближались и приближались. Расстояние всё сокращалось.

И когда между ними оставалось каких-то двадцать сантиметров, Джеймс резко развернулся назад-влево, правой ногой оставшись на месте, а левой пяткой уводя мяч за собой. Рэйнбоу, несшаяся со всей скорости, проскочила мимо. И Джеймс тут же забил в пустые ворота.

Да-а-а. Забил.

1:2

Разумеется, Джеймс был человеком разумным, поэтому просто вышел на край поля: Рэйнбоу превратилась в то, что пытаться обыгрывать — то же самое, что идти на смерть. И она быстренько вернула всё на свои места.

3:2

Рэйнбоу прыгала в центре с радостным лицом. Джеймс показал ей два больших пальца и подозвал к себе. Та подошла и самодовольно спросила:

— Ну что, понял, как играть?

— Да понял, понял. Ты профи, а я нет.

— Ха, так-то. Ты-то тоже хорош.

— Я в курсе.

— Давайте расходиться, — подал голос Филипп, — а то уже солнце село.

Ну… собственно, все и стали расходиться.

Но когда Рэйнбоу отошла уже метров на десять от остальных, то услышала звук бега. Обернувшись, она увидела Джеймса.

— Я хотел тебе сказать «спасибо» и ещё кое-что.

Рэйнбоу скрестила руки на груди.

— Валяй.

— Никто не знает… Но ноги у тебя красивые!

Рэйнбоу слишком поздно опомнилась, Джеймса уже и след простыл.

«Ну, я тебе это припомню!» — подумала она. Но всё-таки слегка смутилась.