Муки творчества

Небольшой рассказ о пони-писателе.

ОС - пони

Ночь Согревания Сердец

Молодой жеребец, одинокий и потерявший надежду, не признает Дня Согревания Сердец и отрицает его ценность. Однако в праздничную ночь может произойти чудо, что перевернет его мировоззрение...

Лира ОС - пони

Сидр натощак

Осторожнее с сидром!

Другие пони

Celestial Slayers

Страшная опасность угрожает Мейнхеттену и всей Эквестрии. И только один небольшой отряд из двух кобылок и пегасов смогут остановить ту чуму, которая способна уничтожить все население страны. Что же это может быть? Какие приключения ожидают героев? Какие тайны прошлого они скрывают? Все это вы узнаете в "Celestial Slayers"!

Принцесса Селестия Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

My Little Warhammer

Уже более полторы сотни лет идёт Великий крестовый поход. Родная галактика покрыта мраком Хаоса. Руины былых цивилизаций, размеры которых включали сотни тысяч звёзд, тихо покоятся на полумёртвых планетах. Множество некогда сильных рас сейчас медленно угасают, давая возможность сиять новой великой Эквестрии. Идёт полномасштабное покорение галактики, но так ли это важно медленно умирающим звёздам?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони Шайнинг Армор Стража Дворца

Немножечко астрономии

Был запущен в небо первый телескоп и с его помощью Твайлайт смогла увидеть миллиарды других звёзд...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Песнь Жизни

История про пегаса Алана, у которого в жизни темных полос больше чем светлых.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Сорен Лира Другие пони ОС - пони

Лицо под маской

Кроссовер с Dota 2. Последняя битва с королём скелетов должна была принести окончательную победу альянсу света. Лучшие герои света вышли на свой главный бой. Но, как известно, во время величайшего события целого мира, что-то должно пойти не так. Теперь, угроза хаоса пришла в Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Камни

Трагедия в одном действии.

Пинки Пай Другие пони

Письмо Любимому Брату

Вернувшись в Понивиль после свадьбы в Кантерлоте, Твайлайт решает написать письмо Шайнинг Армору, своему любимому брату, Лучшему Другу Навсегда...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Автор рисунка: MurDareik
Глава 24: Предатель Глава 26: Что же это?

Глава 25: Сквозь баррикады

Spandau Ballet — Through The Barricades

«Добрый день, и добро пожаловать на нашу радиостанцию, которая сделает ваши дни светлее, а ночи — ярче! Да, как вы уже догадались, вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, и я, его ведущая, Мисс Нью-Пегасус, готова подарить вам самую лучшую музыку и рассказать о самых актуальных новостях Пустоши! Последний час был слишком напряжённым, не так ли? Молерат Пэк, выступающий вживую с полным оркестром, это просто нечто, как думаете? Знаете, что мне нравится больше всего? Их отношение, когда они на сцене. Они как будто передразнивают друг друга, бросая вызов. Они точно знают, как устроить настоящее шоу, и они делают это уже давно. Приятно слышать такое выступление вживую, но и записанную версию тоже стоит оценить по-достоинству!

Мы скоро вернёмся к музыке, ну а пока немного новостей. В последние часы было несколько сообщений о беспорядках в городе, но по словам пресс-секретаря совета Дезерт Роуз, они были следствием мятежа двух членов городского совета, Сэддла Бакмэйра и Амперы фон Ом. Давайте не будем забывать, что эти двое были давно женаты и работали вместе в одной сфере. Похоже, что их отношения помогли им создать заговор, ведь они пытались свергнуть нынешнее правительство. Истинные планы этой пары остаются загадкой, так как Роуз не упомянула ни одной причины для их предательства. В любом случае, кажется, что всё уже улажено и совет во главе с Фарсайтом держит город под контролем.

Однако, эти восстания вызвали негативный эффект, так как НЭР поспешно ликвидировала своё посольство в Нью-Пегасусе, эвакуировав посла Мерри Филдс в безопасное место за стенами города. В то же время поступали сообщения о том, что часть армии НЭР направляется в нашу сторону, что вызывает чувство тревоги. Чего хочет добиться Республика, направляя войска к нашим воротам? Это для защиты или у правительства Нью-Кантерлота есть определённые планы на Нью-Пегасус?

Мы пытались спросить об этом совет, но, похоже, они знают столько же, сколько и мы. По словам пресс-секретаря, их последний контакт с властями Республики состоялся неделю назад, и с тех пор от них не было никаких вестей. На вопрос, стоит ли нам готовиться к предстоящему вторжению, кобыла пожала плечами и сказала, что они над этим работают. Честно говоря, мы знаем, что совет не стоит на месте, но ситуация начинает казаться мрачной, и я думаю, что вы согласны с тем, что мы бы хотели получить, как можно более точные ответы на все вопросы.

Хотя у нас есть то, о чём реально стоит волноваться. Война продолжает разгораться, и силы Царства собираются захватить восточный берег Дамбы Хуфера. Высшее командование армии Республики, похоже, не хочет давать приказ к отступлению, хотя последние оставшиеся солдаты находятся в серьёзной осаде. Каким бы ни был исход этой битвы, нет никаких сомнений в том, что отсрочка действий, предпринятых этими силами, будет иметь решающее значение для интересов Республики. Эти пони — герои, в этом нет никаких сомнений. А те, кто посылает их умирать, не слишком достойны похвалы, по моему скромному мнению.

В любом случае, это все новости этого часа! Мы вернёмся к вам через шестьдесят минут, со свежими новостями. А пока давайте насладимся великолепной записью Молерат Пэк в прямом эфире из Большого Концертного Зала Клопс! А знаете, есть забавная история об этом шоу... Легенда гласит, что некий охранник выскочил на сцену, чтобы спеть с тремя артистами, он захотел произвести впечатление на кобылу, которая ему нравится! Мы не знаем, правда это или выдумка, но это очень забавная история! Помните, вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, и я, ваша ведущая, Мисс Нью-Пегасус, вещаю прямо в ваши сердца!»

Отец. Я буду отцом... Я никогда не думал, что в моей жизни будет что-то, что заставит меня впасть в столь долгий ступор. Я стоял с пустым взглядом и бормотал себе под нос бессвязные слова, в то время, как Авро хихикала надо мной. Я видел, как белый мех мелькает прямо перед моими глазами, но я был слишком шокирован, чтобы на что-то реагировать. Отец! Милая Селестия, поверить не могу!

— П-правда? — Это всё, что мне удалось сказать. — Отец?

— Да, болван! — Авро хихикнула и прижалась ко мне. — Вот что происходит, когда жеребцы и кобылы…

— Я знаю. — Резко прервал её я. — Однако, я этого не предвидел... Когда ты узнала?

— В последнее время, я чувствовала себя немного странно, поэтому я отправилась в Форт, чтобы Миксер проверил меня. Он сказал, что я жду жеребёнка, и судя по срокам, он должен быть твоим.

— Охренеть... Я не знаю, что сказать. Я не ожидал, что это произойдёт.

— Ну, так и есть, Фарсайт. — Авро улыбнулась. — Я люблю тебя, и хочу, чтобы мы были семьёй.

— Авро, это не меняет моей позиции по отношению к тебе. — Ответил я.

— Но ты сказал, что я тебе нужна.

— Нужна, по-прежнему нужна. — Я улыбнулся, успокаивая её

— И поверь мне, мы будем семьёй, но есть много вещей, которые мы должны решить.

— Например?

— Мне нужно научиться доверять тебе, Авро. — Если мы собираемся растить жеребёнка вместе, мы должны доверять друг другу, с этого момента — никаких тайн. Думаю, у тебя нет с этим проблем, ведь так?

— Конечно, нет, дорогой. — Авро мило улыбнулась.

— Ты обещаешь мне, что больше никогда не будешь мне лгать? — Спросил я.

— Конечно. — Авро кивнула.

— Поклянись нашим жеребёнком. — Строго сказал я. — Ты обещаешь, что больше не используешь меня ради собственных интересов, Авро ДэХавилэнд?

— Перестань показушничать, Фарсайт! — Хихикнула Авро.

— Пожалуйста, ответь мне. — Нахмурился я.

— Окей, ладно. — Авро засмеялась. — Да, Фарсайт, я обещаю. Больше никакой лжи с этого момента.

— Отлично. — Я нежно поцеловал её. — Мы начнём всё сначала.

— И, что ты собираешься сейчас делать, Фарсайт? — Спросила Авро. — После всего, через что мы прошли... Теперь, когда всё позади, каким будет наш следующий шаг?

— Я не знаю, Авро. — Я позволил себе лечь на диван. — Честно говоря, там всё ещё бушует война, и я точно знаю, что Царство хочет прийти и уничтожить наш город.

— В таком случае, мы должны подготовить оборону! — Авро подпрыгнула, широко распахнув крылья.

— Зачем? — Я пожал плечами. — Большинство населения не умеет стрелять, и уже слишком поздно начинать их обучение.

— А что насчёт роботов?

— Они дали бы нам немного времени, но как только их количество уменьшится, у нас не будет возможности восстановить их до того, как Царь разрушит нашу оборону. — Пробормотал я. — Сансет Хиллс была задумана, как фабрика по созданию робопони, но проблема с Ильюшиным послала все мои планы нахер.

— Тогда что мы можем сделать?

— Мы должны рассчитывать на Республику. Как бы мне это не нравилось, мы должны быть готовы помочь им удержать Дамбу. Ведь Дамба — это узкий проход. Всё его численное преимущество будет исчерпано там, пока НЭР сможет удерживать линию.

— На стороне Царя ведь нет пегасов, правда?

— Насколько мне известно, нет. — Я пожал плечами. — Тем не менее, Республика должна иметь ВВС... Тогда почему они так долго не используют её против Царя.

— Правда из пегасов не такие уж и хорошие бойцы. — Авро нахмурилась. — Именно поэтому, мы строили дирижабли. Республике понадобится поддержка, если она хочет нанести удар с воздуха, а Разлом — сложное место для полёта.

— Как насчёт Разлома?

— По нашим данным в Точке Безубыточности, ширина Разлома слишком мала. Вам понадобится действительно хороший пилот.

— Ясно... — Я улыбнулся. — В любом случае, это означает, что мы находимся в затруднительном положении, Авро. Мы ничего не можем сделать с Царём, но и игнорировать его тоже нельзя. Сейчас, мне нужно немного отдохнуть... Всё это было утомительно.

Авро хихикнула и прыгнула на меня сверху, обволакивая своими крыльями.

— Не волнуйся, я помогу тебе расслабиться. — Она хитро улыбнулась и поцеловала меня.

Я уже был готов насладиться этим моментом, как лифт запищал и дверь открылась, мы оба резко подпрыгнули, как два жеребёнка, которых застали за чем-то непристойным. Я выглянул из-за крыла Авро и увидел, как в комнату вошёл пегас оливкового цвета с небрежной улыбкой на лице. Он был одет стильно, в бежевые брюки и тёмно-синюю рубашку, которая сливалась с его бирюзовой гривой.

— Я вас от чего-то отвлёк? — Улыбнулся Пэт.

— Это обязан был быть ты, Пэт. — Авро ухмыльнулась. — Какой клёвый прикид!

— Тебе нравится? Я посетил один из местных магазинов. Честно говоря, у них хороший вкус, когда дело доходит до одежды!

— О, привет, Пэт! — Помахал я из-под Авро.

— Привет, Фарсайт. — Улыбнулся Пэт и помахал в ответ. — Приятно видеть тебя живым и здоровым. Вижу, ты не зря потратил своё время.

— Жизнь коротка, ты же знаешь. — Я пожал плечами. — Что привело тебя сюда?

— Вы нужны Роуз в зале совета... Как можно скорее.

— Понятно. — Застонал я. — Это не что-то хорошее, да?

— Я бы так не думал, Фарсайт. — Пэт покачал головой.

— Блин. Тогда не будем терять ни секунды. Авро, не будешь ли ты так добра...

— О, конечно. — Пегаска взмахнула крыльями и приземлилась на пол, давая мне возможность подняться.

— Позволь мне взять костюм. — Сказал я, направляюсь в свою комнату. — Я буду готов через минуту.

— Всегда на стиле, а, Фарсайт? — Ехидно спросил Пэт.

— Всегда, Пэт. — Ответил я, смеясь. — Всегда.


Мы с Авро последовали за Петляковым обратно в здание совета, размышляя о том, что же такого важного должно было произойти, чтобы нас немедленно вызвали на заседание, учитывая, что прошло не более десяти часов с тех пор, как я убил двух его членов. Роуз, должно быть, очень обеспокоена чем-то, чтобы решиться послать за мной инженера. Я шёл уверенно, несмотря на шрамы, которые теперь был вынужден носить. Тот, что на моём лице, сильно уродовал меня. Я теперь был похож на гангстера старых времён. В любом случае, ношение чистого костюма казалось благословением после всего, через что я прошёл.

Кроме того, теперь я увидел Авро в другом свете. Она продолжала быть коварной лгуньей, но у неё был стимул оставаться мне верной. Если мы расстанемся, она потеряет гораздо больше, чем власть. Она также потеряет отца для своего жеребёнка, которого она носит под сердцем, и как бы мне не было больно строить стену между нами, я знаю, что из-за этого, она почувствует себя хуже. Это не означало, что я хочу, чтобы это произошло, но я не мог остановить свой мозг от обработки всех данных, которые меня окружали.

Мы вошли в зал. На этот раз, Роуз стояла у стола для собраний с расстроенным выражением лица. Между тем, Ди и Надир перешёптывались друг с другом, выглядя очень обеспокоенными. Что-то было не так, и всё становилось действительно сложным. Так мне говорили их лица.

— Что происходит, Роуз? — Спросил я.

— Взгляни на карту сражения. — Кобыла указала на экран на стене. — НЭР начал двигаться... По-другому.

— Что ты имеешь в виду?

— Республика направляет войска на Нью-Пегасус. — Объяснил Надир. — Они всё ещё находятся в двух или трёх днях от города, но на Дамбе Хуфера их больше нет. Они идут за нами, без сомнения.

— У нас есть доказательства этого? — Спросил я.

— Нет, но ты знаешь, что они выдвинули нам ультиматум. — Ди покачала головой. — Моя интуиция говорит мне, что их движения имеют к этому какое-то отношение.

— Хорошо, допустим... — Сказал я. — Но мы не можем предпринимать каких-либо действий, без 100%-ной уверенности. Мы рискуем начать войну с теми, кто может защитить нас от Царя.

— Почему Царь хочет захватить Нью-Пегасус? — Спросила Ди. — Мы могли бы договориться о нейтралитете.

— С этим будет небольшая проблема. Меня беспокоит не Царь, а его полевой командир, Невский... Или Дельвио Ферратура, каким мы его знаем.

— Дельвио жив? — Ахнул Надир.

— Да, и он хочет сжечь Нью-Пегасус дотла... Вместе с нами. Вот почему нам нужна Республика.

— Значит ли это, что ты поддерживаешь их действия? — Поинтересовалась Ди.

— Нисколько. — Спокойно ответил я. — Нам просто нужно заключить союз.

— Почему ты думаешь, что они сдадутся?

— Я не знаю, но это не значит, что мы не должны попробовать.

— Честно говоря, Фарсайт... Учитывая угрозы, которые мы от них услышали в прошлый раз... — Ди покачала головой. — У меня очень мало надежд на совместное сотрудничество с НЭР.

— Эй, ребята! — Закричал Пэт. — У нас тут входящий вызов от Республики!

— Кстати, о дьяволе... — Буркнул я. — Выведи на экран.

Карту сражения сменило суровое лицо Пралине, которое стало ещё более суровым, когда она увидела меня, сидящим за столом совета. У меня было очень плохое предчувствие по поводу этого неожиданного звонка, но я должен был попытаться изменить шансы в свою пользу... Даже если они все были против меня.

— Я не ожидала увидеть тебя снова, Фарсайт. — Голос пралине был холодным и резким, как ледяной меч.

— Я думаю, что наши чувства взаимны, Пралине. Когда я увидел, как ты уходишь из моего города восемь лет назад, я надеялся, что это будет последний раз, когда мне придётся терпеть наш с тобой разговор.

— Как смело с твоей стороны, Фарсайт, учитывая твою ситуацию.

— Мою ситуацию? Разве мы не должны говорить о вашей ситуации?

— Я думаю, что твоя — немного более шаткая. — Она усмехнулась, и это не было хорошим сигналом. — Ты совершил одну большую ошибку, понимаешь о чём я?

— Что? Ты имеешь в виду избавление всех нас от этого напыщенного Флота? Я никогда не думал, что ты будешь поддерживать эту кучу сумасшедших... И кроме того, если ты не хотела, чтобы я с ними связывался, то могла бы мне об этом сказать.

— Командир Ильюшин был честным пони. — Зашипела она. — Его флот мог бы дать нам преимущество в битве против этих варваров, но ты не мог не вмешаться.

— Там были либо они, либо я. Ильюшин не был склонен к дипломатии.

— И ты тоже. — Пралине посмотрела на меня леденящим взглядом. — И в соответствии с договором, который НЭР подписала с Коммунистическим Фронтом Пегасов, я объявляю войну Нью-Пегасусу и его населению. Мои войска уже на пути к вашим стенам, и знамя НЭР скоро будет висеть на каждом столбе Стрипа. Попрощайся со своим маленьким королевством, Фарсайт.

Передача закончилась слабым звуковым сигналом. Это был, действительно, худший сценарий, который любой из нас мог себе представить, и он уже был приведён в действие. В течение двух-трёх дней, город будет осаждён силами Республики, и с этим ничего не поделать. Мой разум начал работать, как сумасшедший, пытаясь разработать план, который мог бы обеспечить нам победу над армией НЭР.

— Что мы будем делать? — Проскулила Авро.

— Как долго может существовать город в случае осады? — Спокойно спросил Пэт.

— Не слишком долго. — Ответила Ди. — Наши поставки в основном базировались на торговых караванах, и я уверена, что Республика их уже блокировала. Еды для Нью-Пегасуса больше не будет, и наши запасы быстро истощатся.

— Сможем ли мы сражаться? — Спросил Надир.

— Не совсем... — Промямлил я. — Большая часть населения не подготовлена к военному конфликту. Мы падём в бою, даже на начав его.

— Как насчёт поддержки с воздуха? — Спросил Пэт.

— Нет, нет, нет. — Авро яростно покачала головой. — Вы видели пушки, которые у них есть? Они разорвут нас на части!

— Тогда что мы будем делать? — Прошептала Роуз. — Мы должны сдаться?

— Нет! — Заскулила Ди. — Я лучше умру, чем увижу Республику в Нью-Пегасусе!

— Мы должны эвакуировать город. — Холодно сказал я.

— Что? Ты шутишь?

— Нет, я говорю абсолютно серьёзно. — Мы — это Нью-Пегасус. Пони, жители. Где бы мы ни были, мы сможем начать с нуля и создать новый город... Всё это... Лишь расходный материал.

— Я согласна. — Роуз кивнула. — Если мы будем цепляться за это место, мы понесём поражение. С другой стороны, если мы убежим отсюда…

— В принципе, мы ведь должны бежать и прятаться, пока буря не стихнет, верно? —  Усмехнулся Пэт.

— Более или менее. — Я пожал плечами. — Однако, буря должна быть очень сильной, чтобы они не смогли долго идти против нас. Только так мы сможем начать всё сначала в мире и согласии.

— Как бы мне ни хотелось с тобой согласиться, нам ведь некуда бежать? — Спросила Ди.

— Если честно, есть куда. — Я подошёл к терминалу и поднял свой ПипБак. Мгновение спустя, маркер появился на военной карте, недалеко от Разлома.

— Что это такое?

— По словам Амперы, это место старого бункера Стальных Рейнджеров под названием "Потерянная Фортуна". — Ответил я. — Если она говорила мне правду, то существует старая заброшенная база, которая должна быть полна еды, боеприпасов, лекарств и продовольствия. Я думаю, что это может быть лучшим местом для нового сообщества.

— Не найдут ли его когда-нибудь войска Республики?

— Ну, я сомневаюсь, что они захотят подобраться поближе. — Пэт подошёл к карте и махнул копытом около Разлома. — Видишь? Оно очень близко к Разлому.

— Так может тогда оно опасно?

— Успокойся. — Засмеялся Пэт. — Оно вовсе не опасно. Там может быть ветрено и немного сурово, но Разлом действует, как стена, которая защищает эти небольшие долины. Нам не придётся беспокоиться о том, что кто-то подкрадётся сзади.

— Понятно. — Ди потёрла подбородок. — В любом случае, Республика когда-нибудь обязательно найдёт “Потерянную Фортуну”. Если они продолжат разведку территории, то доберутся и туда.

— Вот почему мы должны их отвлечь. — Сказал я.

— Каким образом?

— Я работаю над этим.

— Хорошо, хорошо, мы разберёмся с этим позже. — Кивнула Роуз. — Как мы туда доберёмся без слежки?

— Я думал о создании своего рода каравана. — Ответил я. — Им придётся оставить всё позади, но если мы всё сделаем правильно, то сможем переселить пони до того, как Республика окружит Нью-Пегасус.

— Как думаешь, это сработает?

— Республика очень уважительно относится к торговым караванам. — Ответил я. — — Однако, мы должны поторопиться, пока не стало слишком поздно.

— Что значит слишком поздно?

— Хорошо, если силы НЭР окружат город, то у нас не будет шанса выбраться. Мы должны эвакуироваться до того, как это произойдёт.

— Не думаю, что это возможно. — Сказала Роуз. — Слишком много нужно организовать, прежде чем мы сможем уйти.

— Понимаю. — Вмешался я. — В таком случае, я предлагаю отправить отряд. Соберите группу из обученных пони, охранников, рабочих; возьмите снаряжение и бегите им навстречу, пока Республика ещё далеко.

— А что насчёт остальных? — Спросила Авро.

— Мы что-нибудь придумаем. — Ответил я. — Один вопрос, Пэт…

— Да? — Заволновался он.

— Как ты думаешь, твои товарищи из Точки Безубыточности смогли бы помочь в восстановлении “Потерянной Фортуны”?

— Разумеется! Кроме того, у нас есть много материалов на старой базе пегасов. — Пэт широко улыбнулся. — Я свяжусь с Блериотом и прикажу ему начать работу.

— Отлично. — Я тоже улыбнулся. — Теперь нам нужен кто-то, кто возглавит экспедицию, и я хочу, чтобы это была ты, Ди. Это будет твоей миссией... И твоим наказанием за предательство. Я отправляю тебя в изгнание.

— Звучит справедливо. — Кивнула она.

— Бро... — Пробормотал Надир. — Если она уйдёт, то я уйду вместе с ней.

— Ты этого хочешь, Надир? — Я знал, что он так скажет, и всё же, я не хотел его терять. Он был моим настоящим другом.

— Мы — семья, Фарсайт. Что будут чувствовать Атрид и Харко, когда поймут, что, может быть, никогда её больше не увидят?

— Понимаю, Надир. Я уважаю тебя и уважаю твои решения. — Я кивнул.

— Мы должны идти. — Спокойно сказала Ди. — Нам нужно найти подходящую группу и снарядить её для Пустоши.

Ди и Надир поспешно покинули комнату, и я невольно почувствовал нотку грусти к своему старому другу и его жене. Их начинания были полны опасностей, и я, возможно, отправил их на смерть. Но я должен был это сделать.

— Хватит ли у них времени? — Спросила Роуз. — Республика быстро приближается.

— Я тоже об этом подумал. Пэт, ты можешь подключить к нам Айчи?

— Конечно. — Кивнул Пэт и начал что-то делать с терминалом. Через несколько секунд, боевая карта исчезла, и на экране появилось лицо пегаски.

— Айчи слушает. — Сказала она.

— Привет, Айчи, это Фарсайт. — Ответил я. — Как обстоят дела в Нейлисс?

— Мы слышим взрывы отсюда, босс. Война становится ближе с каждым днём. — Айчи выглядела обеспокоенной. — Если станет слишком жарко, нам придётся отступить.

— Полегче, Айчи, у меня есть для тебя одно задание.

— Излагай.

— Я хочу, чтобы вы выпустили оставшиеся ракеты по базам Республики на восточном и западном берегах Дамбы Хуфера. А затем, убирайтесь оттуда, и как можно скорее возвращайтесь в Точку Безубыточности. Всё поняли?

— Но это даст Царю явное преимущество! — Завизжала Роуз.

— Конечно, а также даст нам достаточно времени для организации эвакуации.

— Разве Дельвио не говорил, что хочет тебя раздавить? — Спросил Пэт.

— Говорил. Однако, сначала ему придётся иметь дело с Республикой, если он хочет добраться до Нью-Пегасуса. НЭР же придётся выбирать между захватом нашего города или войной с Царём. Думаю, они выберут второй вариант.

— Что, если они этого не сделают?

— Мы должны воспользоваться этим шансом. — Твёрдо ответил я. — Сейчас, мы не в том положении, чтобы волноваться о безопасности.

— Я должен согласиться с Фарсайтом. — Кивнул Пэт.

— Так мне стрелять ракетами, Фарсайт? — Спросила Айчи через коммуникатор.

— Да.

— Поняла. Установка координат... Запуск ракет.

Звук дюжины ревущих ракетных двигателей оглушил нас, в то время, как Айчи кивнула и проорала приказ, который мы не смогли услышать.

— Ракеты выпущены, сэр. — Улыбнулась Айчи. — Разрешите отступить?

— Разрешаю. — Ответил я. — Спасибо, Айчи. Счастливого полёта домой.

— Спасибо, сэр. Конец связи.

Экран почернел, и снова появилась карта, а берега Дамбы Хуфера превратились в горящие кратеры из-за нашей атаки. Я бы с удовольствием послушал каналы связи Республики, когда они поняли, что их бьёт в спину небольшой и, казалось бы, слабый город. Внезапно, карта снова погасла, и на экране появилось разгневанное лицо Харпсонг.

— Что это было? — Взревела она.

— Это называется ракетной атакой, Харпсонг. — Самодовольно улыбнулся я. — У нас война, не забыла?

— Конечно нет, Фарсайт. — Она показала чистую ярость. — И я также знаю, что твоё презренное нападение будет иметь последствия. Вы уничтожили наши лучшие войска, отдав Дамбу Царю и его варварам!

— Тогда, я счастлив. Боль моего врага — моё удовольствие.

— О, нет. Наша боль будет твоим отчаянием, Фарсайт. Я лично возглавлю атаку против Нью-Пегасуса, и я клянусь, что когда мои копыта доберутся до тебя, я разорву тебя на части.

— Харпсонг, моя дорогая Харпсонг, как ты можешь говорить такое? — Я театрально заскулил. — После всего хорошего, через что мы прошли, я ожидал немного большего понимания от тебя. Ты была такой доброй и тёплой той ночью.…

— Даже не упоминай ту ночь. — Зашипела она. — Если бы я знала, что ты задумал, то дала бы тебе умереть в пустыне.

— Такая злоба для тебя неприемлема. Это даже звучит... Капитулятивно.

— Капитулятивно, говоришь? Ты слишком самоуверен для загнанного в угол пони.

— Мне нечего терять, так что я могу побыть немного гордым. — Я пожал плечами.

— Делай, что хочешь, но клянусь Селестии, что заставлю тебя её проглотить.

— Конечно, давай. Однако, ты забываешь одну вещь.

— Какую?

— Есть некая группа вражеских солдат, которая будет вам немного мешать в этом вопросе. Ты их знаешь; грубые, жестокие, в шлемах дракона… Те пони, которых ты бы не пригласила к себе на ужин.

— Ха-ха. — Ухмыльнулась Харпсонг.  — Ты — наша единственная проблема, Фарсайт.

— Большая честь это слышать. — Я поклонился.

— Иди на хуй. — Она закурила и остановила передачу.

— Что ж, это было грубо. — Засмеялся я.

— Им не понравился твой план, Фарсайт. — Пробормотала Роуз. — Теперь, у них есть ещё одна причина для захвата нашего города.

— Если честно, меня это не беспокоит. Как только Царство пересечёт Дамбу, Республика окажется в столь затруднительном положении, что у нас будет достаточно времени, чтобы решить свои личные проблемы.

— Серьёзно? Мы можем эвакуировать весь город?

— Я этого не говорил. Я сказал, что мы сможем решить... Есть много способов этого избежать.

— Что ты имеешь в виду? — Спросила Роуз.

— Терпение, Роуз. — Усмехнулся я.

— Фарсайт! — В комнату вбежал охранник. — Караван готов к отъезду. Возможно, вы захотите поговорить с жителями в последний раз.

— Разумеется! — Подбежал я. — Прошу, после вас.


Стрип был полон пони, одетых в броню, и в основном, испуганных. Многие члены каравана родились и выросли в Нью-Пегасусе, и они просто понятия не имели, что происходит за городскими воротами. Передо мной стояли крепкие жеребцы, слабые кобылы, жеребята, даже пожилые пони, которые могли не добраться до места назначения, но это лучше, чем быть в ловушке меж двух огней. В начале каравана стояла Ди, одетая в кожаные доспехи, и проверяла повозки со снабжением.

Между тем, Надир стоял рядом с группой охранников, рассказывая об оружии и предстоящем маршруте, по которому они должны будут добраться до “Потерянной Фортуны”, не рискуя столкнуться с Республикой или Царством; в то время, как Атрид и Харко сидели на повозке, глядя на неоновые огни Нью-Пегасуса с печальными лицами. Это был их дом, и так будет всегда, но они были вынуждены уехать отсюда.

— Фарсайт, ты здесь. — Улыбнулась Ди.

— Ты выглядишь взволнованной.

— А разве не должна? Мы не знаем, с чем столкнёмся.

— Поверь мне, там не так уж и плохо. Реальная опасность — не Пустошь, а пони, живущие в ней. Под этим, я подразумеваю силы НЭР и Царя.

— Я знаю. — Ди пожала плечами. — Ладно, Фарсайт, что мы должны делать, как только доберёмся туда?

— Вы должны найти там бункер. Если Ампера меня не провела, то там должно быть достаточно припасов, чтобы начать всё заново. Кроме того, Пэт и его команда пойдут с вами для охраны и помощи.

— Поняла. Ну, надеюсь, выиграть мы сможем больше, чем проиграть. — Ди грустно улыбнулась. — В любом случае, Фарсайт, пони боятся. Многие из них никогда не видели Пустоши... Думаю, тебе стоит поговорить с ними.

— Да, ты совершенно права. — Кивнул я и вскочил на повозку, чтобы народ мог меня видеть. А затем, используя свою магию в качестве громкоговорителя, я обратился к караванщикам.

— Друзья мои! — Сказал я спокойным и торжественным тоном. — Мои братья и сёстры, мы сейчас переживаем тяжёлые времена. Этот мир суров и неумолим, и он отвернулся от нас, поставив Нью-Пегасус в ужасную ситуацию. Мы больше не можем здесь оставаться, потому что существуют пони, которые хотят нас уничтожить, но я обещаю вам, что этого не произойдёт! Мы жили свободно в течение двух столетий, и мы будем оставаться свободными, даже если нам придётся сменить место жительства! Я знаю, что вы все любите эти улицы и здания... Воспоминания, имущество, богатство. Эти связи трудно разорвать, в этом нет никаких сомнений, но Нью-Пегасус — это не куча старых зданий! Вовсе нет! Душа Нью-Пегасуса живёт в его гражданах, в пони, которые пишут рассказ о своей жизни в этих стенах, и Нью-Пегасус будет жить до тех пор, пока будут жить эти рассказы. Вот почему мы должны уйти, мы должны переселиться в новое убежище. Безопасное убежище, которое будет местом рождения нового города! Не бойтесь Пустоши, ибо я видел её, и там нет ничего, с чем бы никто из вас не смог бы справиться. Остерегайтесь пони, ибо их намерения по отношению к вам не всегда благородны. Держитесь вместе и следуйте за своим лидером, Ди Клефф, с верой и терпением; и я обещаю, что эта глава вашей жизни обретёт счастливый конец.

Караван зашевелился, гулкий шум разносился эхом разносился, пока один пони не начал аплодировать. Внезапно, словно подхваченные волной, остальные пони стали скакать и кричать, рассеивая свои страхи прочь. Им просто нужен был правильный толчок, и они поверили в себя.

— Хорошая работа, Фарсайт. — Ди улыбнулась мне, а я спрыгнул с повозки и вернулся к главе каравана. — Это было то, что им нужно было услышать. Ни больше, ни меньше.

— Я всегда знал, как толкать речи. — Улыбнулся я.

— Конечно. — Ди обняла меня. — Спасибо, Фарсайт, за эти восемь лет.

— Всегда пожалуйста. Удачи в вашем путешествии.

Надир подошёл к нам, едва сдерживая слёзы. Было довольно странно видеть хладнокровного убийцу, почти что сломленного чувствами, и это заставило меня улыбнуться и тоже прослезиться. Мы столько всего пережили вместе, что мне трудно было видеть, как он уходит.

— Бро, обними меня. — Он обнял меня крепко-крепко, чуть не заплакав. — Я буду скучать по тебе.

— Я тоже, Надир, я тоже. — Я похлопал его по спине. — Мы многое пережили.

— Да. Помнишь нашу первую встречу?

— Разумеется, Мистер Блэк.

— Хех, да, Мистер Блю. Ты не мог даже стрелять.

Мы оба смеялись и стояли обнявшись в тишине, позволяя слезам стекать по лицу.

— Прощай, Фарсайт. Хотел бы я сказать, “пока мы не встретимся вновь”, но я думаю, что у тебя совсем другие планы.

— Я мог бы, но я ещё ничего не решил. Удачи тебе, братишка.

Мы разорвали наши объятия, пока Ди открывала ворота. Первые повозки уже покинули Нью-Пегасус, и караван начал медленно двигаться, как гигантская змея, медленно ползущая по песку, направляясь к неопределённому месту назначения. Полу-зебра развернулся и присоединился к своей жене в своём последнем приключении, пересекая стены города и отправляясь в открытую Пустошь... Однако, на этот раз, меня не будет рядом с ним.

Когда последние члены каравана покинули город и ворота за ними закрылись, я начал приводить в действие последние шаги своего плана. Была одна вещь, которую мне было нужно решить, пока не стало слишком поздно, и мне нужна чья-то помощь. Я быстро вернулся в зал совета, пытаясь найти пегаса, который ответил бы на все мои вопросы. Петляков лежал на столе и насвистывал мелодию.

— Пэт, мне нужна твоя помощь.

— О, Фарсайт! — Он перевернулся и спрыгнул на пол. — Извини за это... Зачем я тебе понадобился?

— Прежде всего, мне нужно задать тебе несколько вопросов.

— Валяй.

— В случае катаклизма... Скажем, атаки жар-бомбой... Как мы будем действовать?

— Ну, это зависит от масштабов атаки... Однако, учитывая, насколько мы далеки от Разлома, я не верю, что мы сможем хоть как-то помочь.

— Тогда, что случится с “Потерянной Фортуной”?

— Я бы сказал, что они даже не заметят. — Усмехнулся Пэт. — Я вижу, к чему ты клонишь, Фарсайт, и скажу тебе одно: это отличная идея просчитать все риски.

— Хватит нести чушь, Пэт.

— “Потерянная Фортуна” защищена Разломом, и ветры обычно дуют от него. Любой след радиации от Нью-Пегасуса не достигнет нового поселения. Я могу дать 95% вероятности.

— Это сильные цифры.

— Кроме того, если дела пойдут совсем уж плохо, мы сможем перевести население в Точку Безубыточности.

— А вы с этим справитесь?

— У нас осталось несколько Мистралей. Организовать работу такси не составит большого труда.

— Ха-ха, пегасы-таксисты. — Засмеялся я. — Я бы с удовольствием посмотрел на это.

— Фарсайт, пожалуйста, давай будем профессионалами. — Улыбнулся Пэт.

— Да, да. — Я пренебрежительно махнул копытом. Я думаю. — ты знаешь, что я собираюсь спросить у тебя…

— Ты склонен быть очень непредсказуемым. Скажи мне, чего ты хочешь.

— Мне нужно, чтобы Энола взорвалась. — Строго сказал я. — На полную мощность.

— Я так и знал. — Кивнул Пэт. — Это можно сделать очень быстро. Какой механизм воспламенения тебе нужен? Таймер? Мина? Ловушка?

— Просто спусковой крючок. Я сам его нажму.

— Но... Где ты будешь прятаться от взрыва?

— Кто сказал, что я собираюсь прятаться?

— Я понял. — Пэт замолчал. — Ну, если такова твоя воля, не мне судить. Я дам тебе спусковой крючок... Ты хочешь, чтобы он был встроен в твой офис в шпиле?

— Возможно.

— Круто. — Я попрошу Юнкера установить связь... — Мы закончим через пару часов. — Пэт грустно улыбнулся. — Скажи, Фарсайт... Что насчёт остального населения?

— Под городом есть работающее Стойло. Я воспользуюсь им... Это наводит меня на другой вопрос.

— Какой?

— Как долго будет продолжаться радиация?

— Хм... Учитывая наши данные... Я бы сказал, что три года минимум. По истечении этого времени, уровень радиации будет терпимым, если не находиться в зоне взрыва слишком долго. Конечно, чем дольше ждать, тем безопаснее.

— Три года... Этого хватит. — Пробормотал я. — Кстати, Пэт, ты не мог бы поместить небольшой сейф в туннели “Подков”?

— По данным плана города, там уже есть один такой. Комната A16, этаж B1.

— Отлично. Спасибо, Пэт... Продолжай готовить Энолу. — У меня же есть ещё дела.


Стоя перед большими зубчатыми воротами, я чувствовал, что моя жизнь подходит к точке слияния. Я спустился в туннель со странным чувством, похожим на то, что я испытывал в Нэй-Орлеане, и на мгновение, я ожидал увидеть, как моя юная личность выползает из Стойла: слабая, испуганная и сломанная. Однако, в этом туннеле, не было никого, кроме меня, ворот, выхода из канализации, который предоставила мне Ампера, и двадцать вооружённых до зубов охранников, которые помогли бы мне осуществить это последнее задание.

Я подошёл к терминалу, чувствуя странную смесь эмоций. Это был некий флэшбек в моё прошлое, которое я искренне презирал. Лицемерие, коррумпированная иерархия, несправедливость, которая царила в этих стенах, как это ужасно. С другой стороны, я чувствовал, что моим долгом было — сделать то, что я собирался. На самом деле, у меня было предчувствие, что я буду наслаждаться этим моментом.

Я нажал на кнопку терминала, и мой ПипБак начал взламывать протоколы безопасности. Вероятно, пони внутри уже заметили, что кто-то возится с их главными воротами, поэтому я предупредил своих охранников быть начеку. Через несколько минут, терминал сдался, и двери начали открываться, а затем, отъехали в сторону.

Свет, исходящий из Стойла, заполнил тоннель, и мы вошли в стены подземного убежища. Вскоре, группа силовиков, одетых в эти ненавистные жёлто-синие комбинезоны, попыталась остановить нашу группу. Мы не проявили к ним милосердия, наши дробовики разорвали их плоть и раздробили им кости.

К тому времени, как мы добрались до Атриума, нас уже ждали десятки обеспокоенных и напуганных пони. Я шёл впереди, небрежно улыбаясь. Было интересно наблюдать за лицами моих бывших соседей, которые смотрели на меня в изумлении.

— А это не... — Услышал я.

— Так и есть! Посмотрите на него!

— Он не может... Он покрыт шрамами!

— Прошло восемь лет, придурок. Мы ничего не знаем о поверхности, поэтому куча шрамов более, чем вероятна.

— Это правда Фарсайт?

— Да, это он! Что он здесь делает?

— А Смотрительница знает?

Ах, Смотрительница. Всё сводится к ней.

— Кто-нибудь дайте ей знать, что Фарсайт здесь... И что он не один.

— Чего он хочет?

— Понятия не имею…

— Это из-за лотереи?

— Думаю да, зачем же ему ещё приходить сюда с этими пони?

Услышав их споры, когда они рассуждали обо мне и причине моего визита, я не мог не улыбнуться. Я никогда не считал себя садистом и не наслаждался страданиями других пони, но моё желание мести начало исполняться. Оно было там, выжидало своего шага в течение восьми долгих лет; пока я пытался прийти к власти, но никогда не забывал о нём. Я видел всё это во сне время от времени, и вот, их время пришло.

— Что это за шум? — Спросила Смотрительница. О Луна, я собирался насладиться этим.

— Моя дорогая Смотрительница! — Заликовал я. — Сколько лет прошло, так приятно тебя снова видеть!

— Фа-Фарсайт?

— Да, это я. — Я смутно улыбнулся. — Ты скучала по мне все эти годы?

— Я... Э... Э… — Она металась между тем, что хотела сказать и тем, что должна была сказать. — Разве это имеет значение, Фарсайт?

— Конечно, нет. — Я засмеялся. — Я совсем не скучал по Стойлу, Смотрительница. Я просто тебя разыгрываю. Пожалуйста, прости.

— Ра-разумеется. Что привело тебя сюда, Фарсайт?

— Ну, прошло очень много времени с тех пор, как я был вынужден покинуть это место, поэтому я подумал, что могу вернуться и нанести вам небольшой визит, не так ли? Как в старые добрые времена.

— Понятно... А что насчёт этих вооружённых пони? Зачем ты стрелял в охранников?

— Мои друзья иногда немного нервничают... Я молю о твоём прощении. — Я театрально опустил голову. — Я не знал, какой приём меня ждёт, поэтому я взял ребят для собственной защиты... Вот и всё.

— Защиты от группы безоружных пони?

— Я — один. Если бы ты захотела, то могла бы разнести меня в пух и прах.

— Мы не агрессивны, Фарсайт. Я не знаю, что с тобой сделал внешний мир, но мы стараемся соблюдать некоторые правила.

— Конечно. — Улыбнулся я. — Есть некоторые вещи, которые я хотел бы обсудить с тобой наедине... Могли бы мы продолжить этот разговор в офисе?

— Конечно. Следуй за мной.

Смотрительница шла впереди, открывая мне путь через толпу испуганных жителей Стойла, которые что-то бормотали и смотрели на меня и моих охранников с первобытным страхом. Они знали, что их ждёт, но цеплялись за надежду на лучшее. Мы добрались до её офиса на последнем этаже, с круглым окном, выходящим на большой Атриум, где были собраны все пони. Она села за свой стол, а я устроился поудобнее прямо перед ней.

— Чего ты хочешь от нас, Фарсайт?

— Ответы, Смотрительница. Знаешь ли ты, что прямо над Стойлом 188 есть город?

— Город? Какой город?

— Город Нью-Пегасус. Большой, яркий, функционирующий город, который стоял там более двухсот лет, нетронутый войной.

— Ты наверное шутишь.

— Посмотри на меня. Разве я похож на пони с Пустоши?

— Ты носишь костюм... Так что, думаю нет.

— Именно. И не говори мне, что ты не знала об этом. А также про лотерею и прочее.

— Честно говоря, Фарсайт, тебе придётся мне поверить. — Смотрительница опустила голову. — Мы жили в неведении о внешнем мире. Мой предшественник дал мне инструкции, записанные самой Скуталу, и сказал, что мы будем в безопасности, пока будем оставаться в Стойле. Ворота открывались только раз в год, потому что было опасно иметь механизм, работающий с большей скоростью... И потому что мир снаружи был, по-видимому, непригоден для жизни.

— И всё же, мы продолжали посылать пони на смерть во внешний мир.

— Это была жертва, которую нужно было принести! Население Стойла должно было сохранять определённые цифры!

— Я пытался урезонить тебя, Смотрительница. Не было никаких цифр, подтверждающих это. У нас было много еды и припасов, и ты это знаешь.

— Да.

— Тогда почему ты меня не послушала?

— Мне было страшно, Фарсайт. Очень страшно. Вся ответственность возлагалась на меня. Что если твои расчёты были ошибочны и мы бы страдали от голода? Что, если пони начали бы умирать, потому что я забила на инструкции? Все эти смерти навсегда остались бы на моей совести.

— О, да? А как насчёт смертей тех, кого ты изгнала, например, МЕНЯ?

— Это были необходимые жертвы. — Смотрительница покачала головой. — Как бы мне не нравились эти правила, их нужно было исполнять.

— Видишь ли, я тебе не верю. Можешь быть спокойна, потому что ни один из этих пони не умер в Пустоши. Они стали частью населения Нью-Пегасуса... Полицейский, библиотекарь, крупье... Все они живут лучшей жизнью. Однако, я знаю о твоих планах. Я знаю, как некоторые семьи избежали лотереи.

— Ты не сможешь это доказать.

— Так ты не отрицаешь этого! — Взревел я.

— А почему я должна? — Рассмеялась она. — Ты не сможешь обвинить меня ни в чём, твоё слово против моего ничего не значит. Как ты думаешь, кому поверят жители?

— Меня не волнует, кому они поверят, Смотрительница. Я просто знаю, что был прав с самого начала.

— Так вот зачем ты пришёл, Фарсайт? Проявить себя лучше и ярче, чем ты есть? Чтобы показать своё превосходство?

— Нет, это не то, что привело меня сюда. Видишь ли, как я уже сказал, над Стойлом есть один город... Город, который жил и развивался долгое время. Однако, мир вокруг него изменился, и есть внешние силы, которые угрожают благополучию его населения. Идёт война между двумя массивными армиями, и мы оказались посередине, не имея возможности для побега. Вот почему, как правитель Нью-Пегасуса, я претендую на собственность этого Стойла.

— Ты — правитель Нью-Пегасуса?

— Ты удивлена? — Усмехнулся я. — В конце концов, я претендовал на должность Смотрителя.

— Думаю, что не должна... Но что ты имеешь в виду “претендуя на собственность Стойла?

— Ну, предположим, что есть некоторые пони, которые нуждаются в хорошем укрытии, пока всё дерьмо не закончится. И ты предоставишь мне это убежище.

— Ты сошёл с ума, Фарсайт. Мы ни за что не покинем Стойло.

— Я знал, что ты это скажешь. Я уже думал о целесообразном исходе событий. Прошу, давай вернемся в Атриум. Всё Стойло должно быть свидетелем этого.

— Что ты...?

— В. Атриум. ЖИВО. — Заорал я.

Смотрительница сглотнула и вышла из кабинета, спустившись вниз по лестнице. На их лицах читался страх и недоверие, а некоторые — даже плакали. Это было... Прекрасно. Мы со Смотрительницей встали в центр Атриума, где я поклонился всем жителям и улыбнулся.

— Видите ли, за воротами Стойла существует мир. Мир, в котором пони удалось выжить; мир, в котором они построили свои сообщества, и где достигли счастья и благополучия. Этот мир, однако, находится под угрозой разных сил, как природных, так и общественных, которые хотят уничтожить это счастье и гармонию, заставив при этом мирных и добрых пони бежать. Такова судьба города Нью-Пегасус, который находится сейчас прямо над вашими головами. Мы почти осаждены ужасными силами, которые хотят убить нас, а шансы на побег отсутствуют. Вот почему, мы пришли к вам, Стойло 188! Вы будете служить славной цели по спасению населения Нью-Пегасуса, пока эти тяжёлые времена не пройдут!

— Ты сошёл с ума, Фарсайт! — Завопила Смотрительница. — Мы не отдадим тебе Стойло! Мы не покинем её!

— Кто сказал, что ты уйдёшь? — Я улыбнулся и прижал пистолет к её голове.

— Что это такое? — Ахнула она.

— Смотрительница, — формально сказал я, ухмыляясь от уха до уха, — позволь мне выразить бесконечную благодарность за твою сегодняшнюю жертву. Будь уверена, что пони Нью-Пегасуса навсегда останутся у тебя в долгу. Мы никогда не забудем тебя и то, что ты сделала для нас.

БАХ!

Тело Смотрительницы упало на пол, как тряпичная кукла, а кровь полилась из пулевого ранения в голову. Жители ахнули и заплакали, когда увидели, как я убил их лидера, и я не мог не почувствовать прилив удовлетворения от произошедшего.

— Не оставляйте никого в живых. — Приказал я.

Залы Стойла 188 превратились в массовое побоище, так как пули разрывали пони на части, не щадя никого. Это была моя личная месть, расплата за то, что они сделали со мной восемь лет назад. Я поклялся, что сделаю это, и я сдержал своё слово... И пока грохот и крики смерти сливались в кровавую симфонию, я стоял посреди Атриума, смеясь до тех пор, пока в моём горле не пересохло.


Стойло было очищено. Затем, трупы были сложены снаружи и сожжены дотла. Зловоние смерти затмило воздух, я же вернулся на Стрип, как ни в чём не бывало. Нужно было решить некоторые вопросы, прежде чем приступить к моему плану, и первым делом, я отправился в студию Радио Нью-Пегасуса.

Мисс Нью-Пегасус сидела на табуретке перед пультом, полным рычагов и кнопок, в то время, как микрофон висел в нескольких метрах от её головы. Она выглядела обеспокоенной. С одной стороны пульта крутилась пластинка, играла музыку, транслирующуюся в эфир. Когда я вошёл, она подняла глаза и улыбнулась.

— Фарсайт, добро пожаловать на нашу радиостанцию. — Улыбнулась она. — Что привело тебя сюда? Хочешь ещё одно интервью?

— Нет, вовсе нет. — Я махнул копытом. — Полагаю, ты в курсе сложившейся ситуации.

— Да... Надежды мало, правда?

— Конечно... Республика уже приближается. Они собираются превратить Нью-Пегасус в поле боя, но у нас есть одна защитная тактика.

— О какой защите идёт речь, Фарсайт?

— Робопони. — Ответил я. — Они дадут нам достаточно времени, чтобы спрятаться.

— Спрятаться? Где?

— Под Нью-Пегасусом есть Стойло. Я позаботился о том, чтобы это место было готово к перемещению туда жителей.

— Ясно. А не найдут ли его силы НЭР или Царства?

— У меня есть козырь в рукаве. — Я улыбнулся.

— Не расскажешь?

— Мне жаль, но на этот раз, я держу свои секреты при себе. — Ответил я. — Нам нужен элемент неожиданности, если мы хотим, чтобы этот план увенчался успехом.

— Полагаю, я являюсь частью твоего плана. — Хихикнула Мисс Нью-Пегасус. — Зачем бы ты иначе сюда пришёл?

— Ты мне и правда нужна, а ещё твоя станция. Мы должны послать населению последний сигнал надежды и сопротивления. Мы должны заставить захватчиков поверить в то, что собираемся устроить отпор, чтобы они не торопились прорываться через наши линии. Ты сможешь это сделать?

— Вдохновляющая речь? — Она улыбнулась, её глаза сияли. — Ну конечно! Это то, что я всегда готова сделать.

— Я рассчитываю на тебя... И ещё кое-что.

— Что же ещё, Фарсайт?

— Как только вы спуститесь в Стойло... Вы проведёте там какое-то время... Не неделю или две, а годы. Возможно, вы больше не сможете вернуться в открытый мир. В таких ситуациях, моральный дух трудно поддерживать... Вот тут-то ты и нужна мне. Я заметил, что многие пони в городе слушают твою станцию, ведь она поддерживает их дух. Радио Нью-Пегасуса всегда будет жить, и в хорошие, и в плохие времена. В Стойле есть система вещания. Я хочу, чтобы ты отправилась туда и продолжала делать свою работу ради всех обитателей Стойла. Ты сделаешь это для меня?

— Конечно, Фарсайт. — Мисс Нью-Пегасус улыбнулась со слезами на глазах. — Я не разочарую тебя.


Пэт ждал меня с довольной улыбкой на лице. Казалось, ему было всё равно, что происходит в городе, или, как будто он просто слишком крут, чтобы волноваться об этом. В любом случае, я предпочёл бы, чтобы он оставался спокойным, вместо того, чтобы наводить панику по неизвестной причине.

— Привет, Пэт. — Помахал я.

— Здравствуй, Фарсайт. — Улыбнулся он. — Работа выполнена. Энола была настроена, она взорвётся, как только ты нажмёшь на большую красную кнопку.

— Превосходно. — Кивнул я.

— Фарсайт... Ты абсолютно уверен в этом?

— В чём именно?

— Мы можем построить дистанционный переключатель в Стойле... Или можем активировать её сами с дирижабля. Ты не обязан делать это, если не хочешь.

— Нет, Пэт, я должен. Я не хочу оставлять всё на волю случая, потому что если Энола не взорвётся, то весь план рухнет. Я хочу быть уверен, что всё пойдёт, как надо.

— Ясно... — Пэт опустил голову. — Послушай, Фарсайт. Я не знаю тебя, но... Я восхищаюсь тобой. Я видел в тебе то, что считаю достойным уважения, истинную добродетель в этом безумном мире. Ты был терпелив, настойчив, храбр и великодушен. Ты был настоящим героем для этих пони.

— Пэт, я благодарю тебя за добрые слова, но я не согласен с этим. Я — не герой. Мои ошибки привели нас к этой ситуации, так что я просто подчищаю за собой. Я бы не назвал это благородным, героическим или добродетельным делом.

— Скажи мне, Фарсайт, ты знал пони, которые не совершали ошибок в своей жизни?

— Нет.

— Вот именно. Однако, даже если все мы совершаем ошибки, лишь немногие из нас достаточно храбры, чтобы принять их последствия и разобрать свой собственный беспорядок. Я знаю, что не смогу убедить тебя, но запомни мои слова, Фарсайт. Ты хороший пони, чертовски хороший. Никто из тех, кто встретил тебя, не остался равнодушным... Ты оставил след во всех нас.

— Спасибо, Пэт. — Я обнял его. — А теперь уходи, пока НЭР не дошла до ворот. Ты и Юнкерс должны добраться до Точки Безубыточности, как можно скорее.

— Конечно, Фарсайт. Мы будем следить за небесами над “Потерянной Фортуной” ради тебя, хорошо?

— Ты справишься. — Улыбнулся я. — Счастливого полёта.

Пэт кивнул и взмахнул крыльями, поспешно взлетев. Я стоял и смотрел на то, как он улетал, и задумался о его словах и о том, что мне сказала Литтлпип. Может быть, если бы всё пошло по-другому, я смог бы сделать больше? Может быть, если бы я сделал другой выбор, то пошёл по более светлому пути ради всей Пустоши? Я быстро отбросил эти мысли и вернулся к плану... Моему последнему гамбиту.

Осталось сделать немного, и время, по сути, истекает. Пушки можно будет услышать заранее, а робопони у стен, уже начали привлекать первых врагов, которые пытались бежать и добраться до Нью-Пегасуса, прежде чем мы сможем укрыться. Пони уже собирались на улицах, недалеко от Стойла, так как охранники распространяли новости о принудительном переселении оставшихся горожан. На их лицах были видны страх и боль, так как Стойла часто глючили по разным причинам, что в конечном итоге, приводило к ужасным последствиям для их жителей.

Но это Стойло было совсем другим. Я жил там, и я знал, как оно работает. В нём были посевы, реактор, системы подачи воздуха и воды, и достаточно места, чтобы разместить всех оставшихся пони Нью-Пегасуса с определённым уровнем комфорта. Однако, такая община требовала иерархии, которая сохранялась бы в течение всего периода их пребывания там. Я точно знал, кого поставить на место лидера.

Роуз собирала свои вещи в маленькой квартирке, в которой она поселилась, с тех пор, как почувствовала, что ей нужно немного больше интимного пространства. Она улыбалась, складывая свои костюмы и платья в маленький чемоданчик, но её улыбка была грустной и полной печали. Это будет трудный момент для всех нас, независимо от того, насколько глубоко мы приняли неизбежный конец.

— Привет, Роуз. — Я вошёл в комнату.

— О, Фарсайт, привет. Я не слышала, как ты вошёл. — Она улыбнулась и перестала собирать вещи. — Как ты?

— Я в порядке... Настолько хорошо, насколько это возможно.

— Да, я понимаю... Я испытываю тоже самое. — Роуз вздохнула. — Что будет дальше, Фарсайт? Почему ты отправил всех нас в Стойло?

— Я думаю, что ты уже знаешь, почему.

— Ну, Стойло, наверное, самое безопасное место для укрытия, но что будет, когда силы Республики найдут его? Нас загонят в угол, как крыс.

— Республика не захочет лезть в Нью-Пегасус после того, как я всё закончу.

— О нет. Ты же не имеешь в виду Энолу…

— Имею. — Кивнул я. — Это единственный способ удержать НЭР и Царство подальше от Стойла. Если мир вокруг него станет смертельно-опасным, они не будут искать нас.

— Но... Кто активирует бомбу?

— Я.

— Ты? Изнутри Стойла?

— Нет. С вершины шпиля.

— Но... Но это будет означать, что…

— Да. Это жертва, которую я должен принести, так же, как ты должна спрятаться в Стойле, а Надир должен воссоздать поселение в “Потерянной Фортуне”. У каждого из нас есть своя роль, которую необходимо выполнить.

— Но почему, Фарсайт? Почему ты не можешь спрятаться?

— В конце концов, Роуз, ведь это я им нужен. Пралине, Харпсонг и Стоунтри хотят посадить меня в самый тёмный уголок тюрьмы НЭР. Дельвио хочет моей смерти. Никто из них не имеет ничего против вас. Если я выживу, то буду притягивать их к вам, а я не хочу, чтобы это случилось. Не для тебя, не для Авро, не для Надира. Единственный способ гарантировать мир — исчезнуть. В противном случае, этот цикл будет бесконечным.

— Но Фарсайт, ты нам нужен!

— Это чушь собачья. Я вам не нужен, ты справишься сама.

— Это ложь, Фарсайт, наглая ложь! — Заплакала Роуз. — Ты тот, кто привёл нас на вершину! Ты спас меня от рейдеров! Ты превратил Надира в респектабельного семейного пони! Ты спас Авро и заставил её искупить вину! Если бы не ты... Ничего бы этого не случилось.

— Да, но делая всё это, я распространял боль и гнев по Пустоши. Чувства, которые исчезнут только вместе со мной.

— Фарсайт, пожалуйста, останься с нами.

— Роуз, моё решение окончательное. Я не собираюсь менять его.

— Но я-

— Нет, Роуз. Мне нужно, чтобы ты поняла, что мне необходимо уйти.

— Н-неееееет... — Воскликнула она.

Я обнял её и тоже заплакал. Тоска расставания, я думаю... После всего, что мы прожили вместе, была вполне понятна. Осознавание того, что мы больше никогда не встретимся, раздирало мне душу, но другого пути не было. Я знал, что она со временем всё поймёт, и сможет это принять. Роуз была достаточно умной и зрелой, чтобы всё преодолеть и снова встать на копыта с новой силой и решимостью.

— Роуз, я никогда тебя не забуду. — Улыбнулся я. — Ты — та, кем я больше всего горжусь. Ты выросла и стала великой кобылой; умной, справедливой, благородной и храброй. Ты преодолела все трудности, которые мир преподносил нам, и доказала, что у тебя — золотое сердце.

— Спасибо, Фарсайт. — Зарыдала она.

— Однако, мне нужно дать тебе последнее задание... Одно задание, которое ты должна поклясться, что выполнишь.

— Ну, конечно! — Скакала она. — Говори.

— Я... Очистил Стойло. Я убил много невинных пони, чтобы освободить место для вас, и я знаю, что тебе это не понравится. Тем не менее, это Стойло теперь ваше, и мне нужна пони, которая будет следить за порядком и будет нести ответственность за своих собратьев. Я хочу сделать тебя Смотрительницей.

— Почему я?

— Потому что, нет никого более подходящего для этой задачи, чем ты. Ты — надёжная, простая, достаточно умна, чтобы справиться с любой ситуацией, которая может произойти в Стойле. Тебе потребуется терпение и добрая воля, потому что будет трудно, а иногда, даже очень трудно; но я уверен, что если есть пони, который может заставить пони понять друг друга, то это ты. Ты будешь окружена хорошими пони, которые помогут тебе: техники, охранники, артисты... Но ты должна будешь управлять своим маленьким миром, принимать трудные решения и нести ответственность за них. Ты справиться?

— На какой срок?

— Три года. Я настрою управление, чтобы ворота открылись по истечении этого срока. Однако, я не знаю, что может произойти, поэтому, возможно, вам придётся остаться там на ещё какое-то время. У вас будут все необходимые припасы, обещаю.

— Даже не волнуйся об этом, Фарсайт. Я всё сделаю.

— Как только ворота откроются, тебе нужно будет провести всех этих пони через Пустошь в “Потерянную Фортуну”... Если она ещё будет существовать. Я понятия не имею, как взрыв Энолы повлияет на этот район, но советую быть осторожней. Кто знает, что кроме радиации там будет! Но я считаю, что ты сможешь туда добраться. Надеюсь, что Надиру и Ди удастся сохранить поселение в течение хотя бы трёх лет.

— Фарсайт, я не разочарую тебя. — Она держалась достойно, даже со слезами на глазах. — Я доведу население до “Потерянной Фортуны”!

— Ещё кое-что, прежде чем мы уйдём, Роуз. — Я грустно улыбнулся. — В Точке Безубыточности у меня была беседа с одним очень важным единорогом... Очень глубокая и проницательная беседа, даже если я тогда не был в лучшем настроении для философии и тому подобного. Она сказала мне, что Пустошь с нетерпением ждёт героя, который выйдет за рамки своих собственных желаний и посвятит всю свою жизнь великому благу... Кто-то, не запятнанный злом Пустоши, свободный от её тёмных рук. Она думала, что это должен быть я... Должен буду спасти Эквестрию от того, что мы с ней сделали. Я проигнорировал её слова и воспринял их, как бред уставшего от жизни пони, который отдал всё, что у него было, чтобы ничего не получить взамен, но сейчас, я понял, что миру нужны герои.

— Зачем ты мне это рассказываешь?

— Что ж, Роуз, даже если эта пони и думала, что мне суждено совершить такой благородный поступок, я знаю, что она ошиблась. Я — не герой. Я никогда не мечтал быть героем... Я был эгоистичен и жесток. Однако, когда я вижу тебя, то думаю, что ты та самая пони, которую она искала... Я верю, что и в Стойле, и в “Потерянной Фортуне”, ты сможешь привнести свет во тьму. Если есть кто-то, кто заслуживает звания героя... Думаю, это будешь ты, Дезерт Роуз.

— Я... Я не знаю, что сказать. — Пробормотала она.

— Пожалуй, будет лучше не говорить ни слова. — Улыбнулся я. — Пойдём.


Очередь тянулась очень далеко, практически скрываясь на горизонте, а пони с нетерпением ждали, пока смогут войти в Стойло со своим багажом и имуществом. Снаружи, прогремели вражеские пушки, и некоторые из внешних зданий Нью-Пегасуса загорелись от обстрела. С другой стороны, мы слышали рёв варваров Царя, стремительно приближающихся к стенам, когда робопони стреляли по ним из лазеров. День подходил к концу, и неоновые огни придавали пустеющему городу жуткий вид.

Я стоял у ворот Стойла и смотрел, как все пони заходят в убежище, где их встречают Авро и Роуз. Стояла гробовая тишина, и лишь слабые улыбки и тоскливые взгляды отражали то, что должно было произойти в ближайшее время. Как только ворота закроются, то пони не увидят дневного света, по крайней мере, три года.

Жители заходили внутрь около получаса, и, наконец, очередь подошла к концу. План складывался идеально, и, несмотря на всё это, я чувствовал, что грусть наполняет моё сердце. Я хотел жить, я хотел спрятаться в Стойле вместе с ними, но этому не суждено было случиться. Я бы просто не позволил столь тщательно разработанному плану, рухнуть из-за моего эгоизма и слабости.

Авро и Роуз подошли к воротам и посмотрели на меня со слезами на глазах.

— Фарсайт... — Закричала Авро.

— Успокойся. — Я улыбнулся и нежно поцеловал её. — Я буду рядом с тобой, поверь мне. Позаботься о себе... И о нашем жеребёнке.

— Непременно... — Всхлипнула она.

— И Роуз... — Я улыбнулся. Она выглядела такой взрослой! — Помни, что я тебе говорил. Ты — моё лучшее достижение, и я никогда тебя не забуду.

— Я тебя тоже. — Она улыбнулась, а слёзы покатились по её щекам.

Я подошёл к пульту управления и нажал кнопку. Огромная шестерёнка с надписью "188" зашипела, заскулила и откатилась на своё место, плотно закрывшись и оставив меня снаружи... Одного. Настало время для грандиозного финала.

# Заметка: Репутация изменена. Новое Стойло 188 / Потерянная Фортуна: Герой. Пони этих общин навсегда запомнят Ваше имя.