Сказка о сумеречной звезде

Небольшая зарисовка о так называемом Взрыве Сверхновой, произошедшем через три месяца после заточения Найтмер Мун на луне.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Первый урок Магии Дружбы

Сериал закрыт. Последний день съёмок окончен. Шесть кобылок ставшие за это время лучшими подругами, сидят в гримёрке и болтают о своих планах на будущее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Объект 146

Твайлайт Спаркл вместе с друзьями решает отдохнуть в Лас-Пегасе, но стечение обстоятельств ставит жирный крест на этих планах. Вместо полного развлечений города подруги попадают в одно очень странное место, и теперь их ждёт целая череда невероятных событий, а Твайлайт предстоит определить для себя, что же на самом деле является реальностью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Вещи, которые лучше не знать

Семья Эппл была одной из самых уважаемых в Понивилле, ибо именно её члены когда-то основали этот городок. Всё началось с яблочной фермы «Сладкое Яблочко» и вольт-яблочного джема, снискавшего особую популярность и привлёкшего в тогда ещё маленькое колониальное поселение поток народа. На этом Бабуля Смит обычно заканчивает свой рассказ. Но никогда она не бросит ни единого слова о матери и отце троих жеребят, что остались на её попечительство совсем одни, когда большинство членов семьи Эппл либо разъехалось, либо скончалось от старости. Ибо это запретная тема не только в их семье, но и во всём Понивилле... Однако любопытная и настырная кобылка Даймонд Тиара хочет провести собственное расследование. Но она ещё не ведает, что есть вещи, которые лучше не знать...

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Другие пони

Дело о пропавшей тыкве

Великий детектив вышла в отставку...

Лира Бон-Бон

RPWP 5: Находка Зефирки.

Рэрити нашла на чердаке кучу старинных вещей. Что она найдёт там и что будет с этим делать?

Рэрити

Убежать от реальности...

Мы слишком долго убегаем от реальности и не понимаем, когда нужно остановиться.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Проблема со сном

Это первое утро Луны в Кантерлоте, но она не может заснуть. Может быть у ее сестры есть что-то, чтобы помочь ...?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Night under’ de guard | Ночь под стражей

Ночной страж с "веселым" прошлым, двое придурковатых друзей-фестралов и ночь, проведенная в местном гей-клубе, - казалось, что вообще могло пойти не так?

ОС - пони

Сорванный план

Магистр достигла прорыва в своём плане! Но, увы, к Кантерлоту движется гигантский монстр Левиафан

Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 25: Сквозь баррикады Эпилог: Две стороны истории

Глава 26: Что же это?

Mark Knopfler – What it is

«Добрый вечер, дорогие слушатели, и добро пожаловать на радиостанцию, которая всегда была рядом с вами, даря только вам самую лучшую музыку в Нейваде, а также самые последние новости мира. Да, вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, и я, ваша ведущая, Мисс Нью-Пегасус, всегда рада быть здесь. Это было прекрасное произведение, не так ли? Знаете, Октавия обладает тем очаровательным качеством, которое заставляет тебя мечтать, пока ты его слушаешь. Независимо от того, как далеко или насколько глубока пропасть между моментом создания этой композиции и сегодняшним днём, я могу представить её игру на сцене, её величие и элегантность. Без сомнения, она уже стала классикой!

Давайте перейдём к менее прекрасным и очаровательным вещам... Мои дорогие слушатели, как бы мы ни старались этого избежать, сколько бы ни трудились наши лидеры, чтобы этого не произошло... Война нас настигла. Войска Царя и Республики продвинулись дальше, чтобы окружить наш славный город, с намерением завоевать его и добавить Нью-Пегасус в свой список трофеев. Это поистине тяжёлые и печальные времена, поскольку наши надежды и мечты рушатся из-за амбиций тех пони, которые думают, что Пустошь — это их маленькая игровая площадка. В нашей истории мира и процветания появится тёмный период, после которого нам предстоит долгое восстановление…

Время, когда нам придётся побыть в тишине, мои дорогие слушатели. Да, это наше последнее обращение к миру, так как Радио Нью-Пегасуса будет вынуждено прекратить свою трансляцию на время конфликта. Причины просты: безопасность наших собственных работников была скомпрометирована, и независимо от того, как сильно мы хотим держать вас в курсе событий, мы не можем рисковать нашими жизнями. Вот почему мы были вынуждены принять столь болезненное решение. Однажды, когда всё это закончится, мы вернёмся к вам с большей силой и волей, готовые компенсировать всё время нашего отсутствия!

Позвольте мне добавить свои собственные мысли. Моё время в качестве ведущей было относительно коротким, если сравнивать с моим предшественником Мистером Нью-Пегасусом, но оно было насыщенным и плодотворным. Я многому научилась и наслаждалась каждой минутой, которую провела за микрофоном, будучи частью вашей повседневной жизни и держа вас в курсе всех событий, которые произошли в Нью-Пегасусе и его окрестностях. До этого, я была репортёром этой же самой радиостанции, и мне было поручено освещать многие из крупных событий, которые произошли в нашем городе... И, честно говоря, я ощущаю гордость за то, что смогла стать главным свидетелем трансформации, которую пережил этот участок земли за последние восемь лет. За всё это, за моменты истинной дружбы, за хорошие и плохие времена, за всё, чему я научилась и чем наслаждалась... Спасибо.

Что ж, у меня есть последнее послание от нашего городского совета к вам, мои драгоценные слушатели. Наши лидеры хотят, чтобы мы оказывали сопротивление, им нужно, чтобы мы боролись, пока они не найдут выход из этой ситуации. Робопони разместились у стен, чтобы удерживать захватчиков, как можно дольше, но как только эта линия обороны будет нарушена, настанет наша очередь защищать каждый дом и каждую улицу от вражеских сил. Сохраняйте спокойствие и верьте, что план уже на подходе, и, по словам членов совета, как только он будет продуман, нам обеспечат безопасность, так что держитесь там!

Что ж, кобылы и жеребцы, время последнего прощания уже близко, и мне грустно, что я вынуждена покинуть своё место. Это мой мир, и он будет моим, куда бы я ни отправилась, но я буду чувствовать себя чужой, пока не вернусь к микрофону... Но всё же, пока есть жизнь, есть надежда, и я надеюсь, что когда-нибудь, когда всё это безумие закончится, я смогу вернуться на свою работу в радиостанции. А теперь, прежде, чем отключиться, мы хотим воздать должное нашим лидерам, а в особенности, Фарсайту. Несмотря на все их недостатки, последние годы Нью-Пегасуса были настоящим золотым веком, и наша станция хотела бы поблагодарить их за всю проделанную работу. Вот немного Свингинг Войса для вас, и помните, это было Радио Нью-Пегасуса, и я, ваша покорная слуга, Мисс Нью-Пегасус, вещаю прямо в ваши сердца... До свидания.»

Оно закрыто. Я стоял перед дверью-шестернёй с большой надписью 188, чувствуя параллель с тем роковым днём, когда я был изгнан Смотрительницей. Я видел себя, лежащим на полу в канализации, плачущим в отчаянии, потрясённым и совершенно не понимающим ничего... Теперь, единственное, что нужно увидеть, это большую зияющую дыру, которая выведет пони из Нью-Пегасуса на свободу... Если мне удастся полностью реализовать свой план. Я знаю, что должно произойти, я знаю, что я должен сделать... И всё же, я нервничаю. А почему? Я воспринимал смерть, как часть своей жизни, и я понял, что моя жертва необходима для обеспечения благополучия тех, кто мне дорог. Но внутри меня есть что-то, что не находит покоя. Я полагаю, что это мой инстинкт выживания, который продолжает умолять о втором шансе. Всякий раз, когда я чувствую это желание, я просто убеждаю себя, что другого пути нет.

Я в последний раз смотрю на дверь Стойла и снова выхожу из туннеля в город. Вернувшись на Стрип, воспоминания о дне моего вынужденного выхода в этот мир снова всплывают перед глазами. Мой мозг играет со мной, и я вижу тени пони, расхаживающих по проспекту. Огни казино отбрасывают жуткие тени, фантомы пони, которые танцуют под сокрытую мелодию, в то время как всё, что можно услышать в воздухе — это взрывы артиллерийских пушек НЭР, которые начали обстрел южной части города.

Я вставил наушник ПипБака в ухо и включил радио, оно будет моим спутником в эти последние минуты. Я слышал треск статики, пока искал Радио Нью-Пегасуса, а когда нашёл, то услышал последние слова ведущей и величайший хит всех времён. Мне всегда нравился этот исполнитель, и я ходил на многие его концерты в Подкове. Интересно, где он сейчас... Остался ли он в Нью-Пегасусе или же уехал? Я отбросил эти мысли и начал наслаждаться мощным голосом певца.

— Теперь уже конец близок, и я стою у финального занавеса…

Как адекватно. Я улыбаюсь и продолжаю идти по Стрипу, блуждая без чёткого представления о том, куда пойти дальше. Я знаю, что должен сделать, но мне не хочется. Робопони на стенах, кажется, сопротивляются довольно хорошо, поэтому у меня нет желания приступать ко всему прямо сейчас. Как и ты, Свингинг Войс, я столкнусь с закрытием моего занавеса. Забавно слышать песню, которая проникает в самую суть, как если бы она была написана с учётом данного конкретного момента. Я не первый раз её слышу, но этот раз отличается от других. В нём есть какой-то смысл.

Я добрался до старой библиотеки, где впервые встретил Трэкер, когда убегал от тех ужасных пони-охранников. Она всё ещё там, всё ещё бросает вызов величию казино с его популярностью, будучи последним средством культуры на дикой Пустоши... Но теперь она пуста. Лишена жизни и смысла, так как все книги были заброшены в преддверии случившегося. Старая добрая Трэкер любила все эти бумажки. Единственное, что осталось, это старый, военный плакат с завязанными глазами пони. "Невежество убивает", — гласит он... Да, это так, но чрезмерное знание также доставляет вам неприятности. Свингинг Войс продолжал звучать в моём ухе, заставляя меня дрожать от каждого слова.

— Друзья, я обо всём расскажу вам, расскажу о том, в чём абсолютно уверен…

Да, уверен... Мой взлёт и падение, моя слава и наказание. Я тоже в этом совершенно уверен. Я ни о чём не жалею, но понимаю, что совершал ошибки. Я делал то, что считал лучшим, и иногда всё было правильно, а иногда — нет. В конце концов, глядя на то, с чего я начал и где я сейчас, я не могу сказать, что поступал неправильно... Я улучшил свою жизнь и жизнь многих пони вокруг меня. Я встретил добрые души и любящие сердца, я завёл друзей и врагов, но самое главное, я был самим собой, верным своему сердцу и разуму.

Я вернулся на Стрип, руководствуясь рассеянностью, в то время, как голос певца успокаивал мою душу. Я ходил и ходил, но я не знал, что движет мной... Это, наверняка, связано с моей памятью, потому что я смотрю на унылое здание НПД. Мой разум возвращался в тот день, когда меня бросили в камеру, сломленного и отчаявшегося, собираясь изгнать меня в Пустошь... Или я так думал. Там я встретил Брасс Беджа... Хороший он был пони. Ему, несомненно, будет хорошо в Караване, так как он жёсткий... Но сердце у него золотое. Он объяснил мне всю ситуацию и заставил понять, что не всё потеряно. Он был мне никем, но проявил огромное уважение и заботу.

— Я прожил полную жизнь... Я исколесил полмира...

Эта песня действительно вдохновляла меня? Ведь я не могу удержаться от смеха, поскольку понимаю, насколько сильно тексты Свингинг Войса соответствуют моему опыту. Моя жизнь была полной и захватывающей, даже если она длилась восемь лет, и я тоже много путешествовал, без сомнения. Я был на Пустоши, на болотах Нэй-Орлеана, я видел настоящие руины и былую славу... Я летел над облаками и в бушующем шторме Разлома. Я сражался с пегасами на боевом корабле, и скрытно боролся, чтобы получить власть в Нью-Пегасусе. Если это нельзя считать полноценной жизнью, то что тогда можно?

Я продолжал идти по призрачному городу, пересёк площадь Единства, но мой разум рисовал высокие ворота и стены, которые когда-то отделяли Нью-Пегасус от нецивилизованного Фридом Филда... Мой первый настоящий дом и моё боевое крещение. Его больше нет, но я всё ещё вижу потрескавшееся асфальтовое покрытие, разбитое стекло на полу, горящие бочки и разрушенные здания, независимо от того, что всё это было отремонтировано. Больше нет этого жуткого танца самосохранения, нет бронированных головорезов на улицах, предлагающих защиту новичкам, нет больше кобыл, продающих свои тела за тарелку с едой, но эти образы не исчезнут из моего разума никогда. Таков был мир, в котором я вырос, и именно та обстановка превратила меня в того, кем я являюсь сейчас.

— И, что гораздо важнее, я сделал это по-своему…

По-своему... Да, я думаю, что в конце концов, я сделал всё по-своему. Я начинаю думать, что эта песня может символизировать всю мою жизнь с тех пор, как меня выгнали из Стойла. Я сделал много вещей в своей жизни, и некоторые из них были вызваны определёнными обстоятельствами; но большинство моих действий было совершено по воле моего разума. Я старался никому не служить и не подчиняться, кроме тех случаев, когда это было необходимо, чтобы продлить свою жизнь ещё на один день. Я боролся, чтобы стать независимым, и, честно говоря, мне это понравилось. Независимо от того, насколько я привязан к своим друзьям, я совершал все свои поступки, потому что хотел этого. Называйте меня эгоистом, вот кто я.

Я пришёл к Старому Форту Пегасов. Он всё ещё был на месте, его толстые и высокие стены, бросающие вызов потоку времени... Хотя, их скоро больше не будет, если мне всё-таки удастся осуществить мой план. Я зашёл внутрь, вспоминая, как проснулся там после того, как упал в обморок из-за голода. Внутри больших руин теперь было пусто, без палаток и оборудования. Миксер и его команда проделали прекрасную работу, схватив весь материал и отправив его либо в Караван, либо в Стойло. Этот гуль всегда был прекрасным пони... Остроумным и очаровательным, несмотря на своё состояние, и великим врачом.

Когда я проходил по песчаному полу, я вспоминаю Голди. Я не могу поверить в то, насколько хорошо ей удалось так вероломно и беспринципно поступать, за маской доброй воли и помощи обществу. В первый раз, когда я встретил её, то подумал, что она чистый ангел, нечто, что можно рассматривать, как образец для подражания... Как же я ошибался, и это стоило мне очень многого... Как только я узнал то, что не должен был, от меня захотели избавиться. Думаю, я бы сделал то же самое. Тем не менее, я потерял Штуку из-за неё.

— Сожалею ли я о чём? Да, но не о многом…

В который раз, эта песня вызывает улыбку на моём лице. И правда, в моей жизни было очень мало сожалений. Я никогда не жалел, что покинул Стойло, так как это открыло мою жизнь для большего мира, в котором мне удалось состояться. Каждый мой шаг был тщательно спланирован и проанализирован, и если результаты не были теми, которых я ожидал, я всегда мог обвинить в этом весь остальной мир. В конце концов, есть много вещей, которые я просто не в состоянии контролировать.

Например, вещи, которые когда-то привели меня в Трейдер Плаза, где я сейчас стоял. За последние годы, ничего не изменилось... Торговцы никогда не хотели строить надлежащий рынок, и они чувствовали себя комфортно в своём маленьком мире из лачуг и киосков. Пока я управлял Нью-Пегасусом, я предложил им лучшее место для ведения бизнеса в городе, но они отказались. Я думаю, что они были Обитателями Пустоши до мозга костей, и они продолжали вести вести бизнес в манере Пустоши. Сейчас, Плаза была просто пустой площадью из кирпича, на ней ничего не было. Республика успешно блокировала караваны, поэтому оставшиеся торговцы просто покинули город, пока не стало слишком поздно.

Я помню ту кобылу, которая была моей соседкой, когда я впервые попытал своё счастье в качестве торговца. Санберри Грасс, если я правильно помню... Она была прекрасной кобылой, трудолюбивой и честной, черты, которые трудно отыскать на Пустоши. Я помню то время, когда я должен был найти водный талисман для Ди и её команды... Она хотела, чтобы я поделился им с НЭР и помог их проекту по обустройству ферм. Эти фермы вообще когда-нибудь существовали? Она чувствовала себя очень разочарованной... И я понял, что нельзя угодить каждому, а это значит, что каждое решение несёт за собой определённую цену. Просто нужно взвесить все за и против.

— Я делал то, что должен был, и, честно, выполнил всё…

Я решил и начал действовать. Это был единственный выход. Во Фридом Филде, я мог двигаться только вверх, по-другому никак. Я знал это тогда и продолжаю верить в это сейчас. Независимо от того, как далеко меня посылали на задания, я возвращался с них, становясь всё сильней и лучше, и даже познакомился с новыми ребятами, которые стали частью моей жизни.

Роуз была наглядным примером. Мы многое пережили вместе, и оба сильно пострадали при этом. Это была моя вина, что жизнь Роуз запятналась злым духом Стойла 173, Лавандой, но каким-то образом, она выиграла эту битву. Я боялся за неё каждый день нашего существования, думая, что бедная кобылка сломается под давлением этого смертоносного существа, но она оказалась сильнее... И мудрее. Вместо того, чтобы бороться с Лавандой, Роуз приняла её. Они обе слились и стали единым целым, более мощной и зрелой Дезерт Роуз.

Теперь, она в Стойле, исполняла роль Смотрительницы. Я не мог представить кого-то более готового возглавить и повести за собой пони, кроме неё. Даже её кьютимарка отражает это! Я всегда плачу, когда думаю о ней... Она моя гордость и радость, лучшее, что я создал за эти годы. Лучше, чем моя власть над Нью-Пегасусом, лучше, чем перемены во Фридом Филде... Даже лучше, чем моя собственная жизнь. Она показала мне, что в Пустоши есть надежда. Надежда на светлое завтра, какой бы тёмной ни была ночь.

Я подошёл к Четырём Маленьким Бриллиантам и встал прямо напротив Тесла Бара... Две стороны одной монеты, два пони, что изменили мою жизнь и в то же время травмировали её. Седдл и Ампера... Они были хорошими. Он был немного резким и тупым, но я понял, что внутри у него скрыто намного больше всего хорошего, чем то, что он показывает. У него были принципы, даже если ему не хватало храбрости для их демонстрации, и именно трусость заставила Сэддла поклониться тому, кто мог гарантировать ему власть. Было грустно видеть его стоящим на коленях, но я верю, что он искупил все свои грехи смертью. Ампера... Всё ещё была кровоточащей раной в моей душе. Мне нравилась прежняя Рейнджер, её смекалка и дисциплина. Она была умной, непоколебимой и храброй, и она была рядом в момент моей слабости. Без её помощи, я остался бы калекой... И всё же, я был вынужден убить её, ведь она предала меня.

— Я тщательно планировал каждое движение, каждый шаг на своём пути, и что гораздо важнее, я делал это по-своему…

Да, я тщательно планировал каждый шаг. Опять, я почувствовал, как Свингинг Войс описывал мою жизнь в песне, как будто он видел мир моими собственными глазами. Это смешно, и в то же время, это начинает становиться немного странным. Я не могу не признать, что планы и схемы были основной частью моей жизни. Я всегда гордился тем, что был на шаг впереди остального мира, поскольку это было то, что давало мне преимущество над конкурентами. Единственная причина моего успеха состояла в том, что я ждал действия окружающих... И мои друзья были рядом со мной.

Надир был одним из них. Больше, чем друг, он был мне братом. Всегда рядом, всегда предан, ради меня он немного отвлекался от своего вечного желания денег и власти. Я не сомневаюсь в том, что он прожил очень тяжёлую жизнь, возможно, гораздо более тяжёлую, чем моя, и всё же, он никогда не колебался. Всегда улыбчивый, всегда весёлый, он поддерживал меня во всех моих начинаниях. Теперь, где бы он ни был, я был уверен, что он будет поддерживать свою группу в хорошем настроении.

Я зашёл в Музыкальную Школу, теперь пустую и тёмную, и зайдя в Мюзик-Холл, я не могу не вспомнить, насколько моя жизнь зависела от этого места. Ди и Метроном, упокой Селестия её душу, были моими покровителями и моими друзьями, когда я пытался бороться за место в Нью-Пегасусе. Они обе были жёсткими, но Ди всегда относилась ко мне с материнской любовью. Так или иначе, я считаю, что мы сработались. Мне нравился её благородный подход к лидерству в банде, и я думаю, ей нравилось наблюдать, как я строю сложные схемы, которые приносят пользу как ей, так и мне.

Свингинг Войс перешёл к припеву, и я не мог перестать дрожать, задумавшись о его великих концертах. Даже стоя в маленьком зале, я представлял, как он поёт на сцене во весь голос.

— Конечно, были времена, как и у любого из вас, когда я переоценивал свои силы... Но всегда, когда меня одолевали сомнения, я либо справлялся с трудностями, либо отступал, потому что я всё делал по-своему!

Я слышал, как пел, даже если мой голос не был столь красив, по сравнению с голосом исполнителя. Слёзы потекли по щекам. В моей жизни было много случаев, когда я оказывался в трудном положении, но могу с гордостью сказать, что никогда не отступал. Я принял вызов и боролся за свои идеалы во всеоружии. Как бы ни был велик мой враг, я никогда не сдавался, и не собираюсь делать это сейчас. Как бы ни громыхали пушки, как бы близко ни были солдаты Царя, я одолею его... Нью-Пегасус одолеет.

Я покинул Музыкальную Школу и вернулся в Нью-Пегас... Только, чтобы взглянуть на Обелиск площади Единства. Те, кто пали за наш город, это то, что он символизировал, но в глубине души я знал, что он имел совершенно другое значение... Это дань той, что впервые показала мне настоящую любовь и заботу, несмотря на то, что мы были абсолютно разными. Изображение Штуки покоилось там, на вершине монумента, с любовью смотрящей на Фридом Филд. Я хотел, чтобы её запомнили именно такой.

Я всё ещё скучаю по ней, хоть я и нашёл Авро. Она была для меня своего рода якорем, так как Авро не давала мне впасть в эйфорию или депрессию. Она была моей половинкой и понимала моё влечение к пегасам. Мы понимали друг друга, мы оба были изгоями, нам пришлось построить свою жизнь в чужой среде. Мы помогали друг другу, и это то, что заставило нас двигаться вперёд. Её потеря была трагична, но в то же время, это было последнее, что мне нужно было знать для понимания своей цели. Я должен ей намного... Больше, чем когда-либо смогу отплатить.

— Я любил, я смеялся и плакал, и на мою долю выпало много потерь. Теперь, когда слёзы высохли, всё кажется таким забавным... Подумать только! Я сделал всё это! Можно я скажу без излишней скромности? — Нет. Нет, это не я. Я сделал это по-своему…

Я вернулся на Стрип, бродил вдоль ярких огней Казино, вспоминая те дни, когда я пытался настроить Фулл Хауса и Ферратуру друг против друга. А потом, всё рухнуло... И я захватил город. Это был мой звёздный час, мой самый смелый шаг... И, возможно, момент, когда я был близок к тому, чтобы потерять всё. Я просто пошёл ва-банк и поставил всё на одну карту. Госпожа Удача была добра ко мне в тот день, так же, как и в последнее время.

Тем не менее, последние восемь лет были неплохими. Я осуществил свои мечты о власти и славе, и многие пони считают меня хорошим правителем и достойным человеком. Есть друзья, которые оставались верны мне от начала и до конца, я дважды был влюблён, даже если последняя была немного испорчена. Да, Авро была моим Ангелом, моей Солнцем и Луной, моим экстазом и моим путём к разрушению.

Она пришла ко мне с обманом и соблазном, и я не увидел её истинных намерений... Она послала меня к Точке Безубыточности и заставила сражаться с Красным Фронтом, подставив Нью-Пегасус под войну с Республикой. Несмотря на всё это, я по-прежнему любил её. Я понял, что любовь выходит за рамки логики, так как нет объяснения тому, что я чувствую к ней; даже зная, что она виновата во всех моих распрях. Однако, она искренне раскаивается за свои поступки. Я верю ей. Не стоит забывать, что она сделает меня отцом... Даже если я никогда не увижу своего жеребёнка.

Я вхожу в лифт Шпиля, и последние слова Свингинг Войса звучат в моём наушнике, великий финал песни, которая каким-то образом символизирует всю мою жизнь. Я больше не скрываю своих чувств... Я пою и позволяю течь своим слезам, мне есть ради чего жить... Но я должен уйти.

— Что есть жеребец? Что ещё у него есть, если не он сам? Иначе — он нищий. Жеребец должен говорить то, что он чувствует и во что верит, а не повторять слова тех, кто пресмыкается перед другими. Моя жизнь — доказательство тому, что я достойно принимал удары судьбы, и делал это по-своему. Да, я всё делал по-своему!


Красная кнопка здесь, насмехается надо мной. Рано или поздно мне придётся её нажать, но сначала я хочу во всём разобраться. После того, как я покину этот мир, останется много незаконченных дел, и остальным пони придётся с ними разобраться... Возможно, не с самыми лучшими намерениями. Причина, по которой я рассказывал вам про свою жизнь с того самого дня, как меня выгнали из Стойла, довольно проста. Мои друзья спрятаны, в то время, как мои враги бродят по миру и обладают властью. Я не сомневаюсь, что меня будут считать монстром, когда всё это закончится, поэтому должен убедиться в том, что моя история рассказана правильно.

Мой ПипБак, мой верный спутник на протяжении многих лет, станет свидетелем моей жизни и вещей, которые происходили вокруг меня. Я сохраню его в безопасном месте и знаю, что однажды, мои воспоминания будут раскрыты. Я просто надеюсь, что тот, кто его обнаружит, оповестит об этом весь мир. Я пойду в Убежище, в котором Пэт велел мне оставить ПипБак, но сначала, я должен кое-что оставить тому существу, которое полюбил ещё до его появления на свет.

Мой дорогой сын... Или дочь.

Мы с тобой никогда не встретимся, но я уверен, что ты будешь слышать моё имя много раз, имя Фарсайта. Обо мне напишут много историй, большинство из которых будут плохими, рассказывающими о том, как моя жадность и эгоизм разрушили прекрасный город... И они будут правы, до определенного момента.

Я сотворил много чего за свою жизнь, и уничтожил много другого. Я не был героем, и не хочу видеть себя таким... Чем скорее ты поймёшь, что у всех нас есть одинаковые слабости и недостатки, тем лучше будет твоя жизнь. Я боролся за то, чтобы дать тебе светлое будущее, и я знаю, что твоя мать и те, кто находятся рядом с тобой, как, например, твоя тётя Роуз и твой дядя Надир будут направлять тебя по истинному пути в течении жизни.

Единственное, о чём я молюсь — это долгая и благополучная жизнь для тебя. Будь сильным, свободным и верным себе. Это единственный способ обрести душевное спокойствие и настоящее счастье. Заводи друзей и оставайся верным им, но не стесняйся избегать тех, кто пытается использовать тебя. Будь величайшим союзником своего ума и слушай его советы. Уважай и почитай тех, кто ведёт тебя, и тебе отплатят тем же.

Ты всегда останешься в моих мыслях.

Наверное, это всё, что нужно было сказать. Я просто должен был сохранить ПипБак и нажать на большую красную кнопку. Я приказал робопони открыть ворота и отступить к Подкове, пока я сам спускался в недра Казино, в маленькое Убежище, в котором я спрячу свой ПипБак. Чем больше врагов мне удастся забрать с собой, тем лучше.

Подсобное помещение было небольшим и уродливым, но кажется достаточно прочным, чтобы выдержать то, что скоро грядёт. Здесь не было ничего, кроме Убежища и терминала, который им управлял. Я мог бы оставить устройство и убежать, но думаю, что должен оставить небольшую заметку, объясняющую смысл содержимого, просто чтобы прояснить мои намерения. Я подошёл к терминалу и начал печатать.

Поздравляю. Если Вы читаете это, то в таком случае, Вы, без сомнения, способны пробиться сквозь системы безопасности этого бункера. Могу только предполагать, что Вы не рейдер и, безусловно, заинтересованы в том, что я скажу. Возможно, потому, что Вы ищете объяснения тому, что произошло в Нью-Пегасусе, и, без сомнения, Вам известна моя роль в его гибели. Все детали содержатся в ПипБаке, который на данный момент располагается внутри сейфа. В основном, это запоминающее устройство и хранилище памяти со всей моей жизнью.
Однако есть несколько вещей, которые Вам следует узнать в первую очередь. Знаю, со стороны я выгляжу, как отвратительный, злобный предатель, эгоистично покинувший своих друзей после использования в собственных корыстных целях. Это не ложь. Знаю, я не пример для подражания. На самом деле, много раз я оглядываюсь назад, на свою прошлую жизнь, полный стыда и сожаления. Но не поймите меня неправильно. Я не жалею, что совершил каждый из этих поступков. Я сожалею, что не наслаждался теми крохотными моментами истинного счастья, которые были у меня в нашем бездушном мире.
Но это уже не имеет значения, так как я уже давным-давно мёртв, а Вы смотрите на экран терминала внутри противорадиационного убежища под руинами того, что однажды было лучиком света, светочем надежды посреди Пустоши. Мои чувства не вернут обратно всех мёртвых, не отомстят за несправедливость. Невзирая на это, я должен рассказать мою историю, я должен сохранить записи того, через что я вынужден был пройти в этом мире. Не всегда я был тем пони, про которого говорят все остальные. Когда-то я был беззаботным жеребцом с блестящим будущим в спокойной и умиротворённой обстановке Стойла. Жизнь – жестокая штука, хоть она и научила меня одному важному уроку. Не боритесь с властью. И знаете, что? Я восстал. Я сражался с властью всеми своими силами, пока сам не стал властью. И затем, другие стали бороться со мной.
И даже если это правда, истинный урок моей жизни заключается в другом. Никому не доверяйте, потому что все лгут. На Пустоши пони эгоистичны. Пони жестоки. Пони вероломны. Пони обманчивы. Держите своих друзей близко, а врагов ещё ближе.
Тем не менее, полагаю, я занимаюсь философскими разглагольствованиями, что несколько не входит в мои планы. Как уже упоминал, я здесь, чтобы рассказать свою историю, историю моей жизни, и о том, как я стал правителем Лас-Пегасуса, в конечном итоге стерев его с лица земли. Взгляните на мой ПипБак и увидите, что я должен рассказать.
Фарсайт.

Я вздохнул в последний раз и открыл Убежище. Это были мои последние слова, прежде, чем я сниму ПипБак с ноги и вернусь на вершину Шпиля, чтобы высвободить гнев Энолы, потому что я должен заставить их…

— Роуз, Надир, Авро, мой жеребёнок... Я всегда буду с вами.

                                                   КОНЕЦ V АКТА