Лаванда

Дома у своего архилича Твайлайт натыкается на одну вещь, которая таит за собой печальную историю.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Кукловод

Теплый, ламповый рассказ с неожиданным окончанием.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Секс-игрушки

Это небольшая зарисовка на предмет альтернативного развития событий возвращения Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун Человеки

Невзрачный брони

История, которую я услышал на днях, сидя у костра в ночном лесу

Дети Ночи

Твайлайт Спаркл была лучшей ученицей самой Принцессы Селестии, выдающимся студентом и давно зарекомендовала себя как одну из самых одарённых единорогов во всей Эквестрии. Ранние годы её обучения были сплошь отняты учёбой и её тягой к знаниям, поэтому Твайлайт в отрочестве была крайне замкнутым и необщительным подростком. Накануне праздника Летнего Солнцестояния она находит одну старинную книгу, в которой говорится про легенду о Найтмэр Мун, что немедленно наводит её на мысль о грозящей катастрофе мирового масштаба. Твайлайт всерьёз обеспокоена этим, но вместо вразумительного ответа и принятия мер, Селестия отсылает свою ученицу в захолустный городок Понивилль, по непонятным причинам избранным на этот раз местом проведения основных событий праздника. Твайлайт поручено проверить подготовку к торжеству, но она считает, что принцесса поступила с ней не справедливо и крайне обеспокоена возможностью мировой катастрофы. Но вскоре она узнает, что правда гораздо страшнее старинных легенд...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Ремонт для Ипольджак

История о том, как фермер купил себе маленькую китайскую Эпплджек.

Эплджек Человеки

Коллекционер жизней

Рассказ о страшной сказке, оказавшейся реальностью.

ОС - пони

Выпивка за мой счёт

Темпест заходит в бар после неудавшегося вторжения, но внутри её встречают лишь недоверчивые взгляды ото всех вокруг. Правда, есть одна пони, которая, похоже, не против её присутствия.

Рэйнбоу Дэш Темпест Шэдоу

Совершенство осанки

Рак в Эквестрии, работающий в спа массажистом, заинтересовал в баре Рэрити, и все заверте...

Рэрити

Пинки Пай пробует кофе

Самое ужасное событие в вашей жизни, которое вы не забудете никогда. Такое случилось в жизни мистера и миссис Кейк, когда они купили новую кофе-машину и одной гиперактивной розовой пони захотелось его попробовать...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Мистер Кейк Миссис Кейк

Автор рисунка: Noben
Глава II. Недопустимая жизнь. Глава IV. Перерождение

Глава III. Война, ловушки и прочие методы воздействия

По­ез­дка до Им­пе­рии прош­ла без про­ис­шес­твий: ни ата­ки би­зонов, ни на­шес­твия па­рас­прай­тов, ни зем­летря­сения. Толь­ко Зоя ута­щила один бо­кал, но вер­ну­ла, не соч­тя его цен­ным. Как в по­ез­де ока­залась Зоя? Прос­то стра­да­ющие син­дро­мом Не­нуж­ности от­пра­вили пись­мо о том, что­бы вмес­те с по­ни по­еха­ла тро­ица ге­ро­ев.

Но поч­ти сра­зу, а точ­нее че­рез де­сять ми­нут пос­ле хож­де­ния по сли­зи (ею свих­нувши­еся пок­ры­ли путь к сво­ей кре­пос­ти), воз­никла проб­ле­ма в ви­де двух ма­лень­ких гидр. Те пос­мотре­ли все­ми че­тыр­надцатью гла­зами на "приг­ла­шён­ных" в кре­пость и... про­дол­жи­ли пат­ру­лиро­вать один метр.

— Тут яв­но под­вох, — за­дум­чи­во про­гово­рила Зу­ри.

— По­чему ты так счи­та­ешь? — спро­сили маг и ос­таль­ные, по­пятив­шись от гидр.

— Я дос­та­точ­но дол­го знаю Фе­риса, что­бы най­ти око­ло од­ной со­той его ло­вушек. Он бы ни­ког­да не пос­та­вил пат­руль без при­чины, толь­ко для раз­ведки или бу­дучи уве­рен­ным в том, что там прой­дёт про­тив­ник.

— Я ре­шу эту проб­ле­му, — от­ве­тила Твай­лайт и нас­ла­ла сон на гидр. Те пос­лушно све­сили свои го­ловы и зас­ну­ли, ше­веля хвос­та­ми. Но од­на го­лова у каж­дой ос­та­лась бодрство­вать.

— Мо­жет, они ис­пу­га­ют­ся ог­ненно­го ша­ра? — ска­зал тот, кто ни­как не мог его ос­во­ить, то есть Ама­дей, и мет­нул в них зелье. Пос­леднее сно­ва ока­залось не­удач­ным и выз­ва­ло бы у не­го си­нюю сыпь, но бодрству­ющие го­ловы ус­ну­ли, и вмес­то них под­ня­лись дру­гие го­ловы.

— Дай я, — ух­мыль­ну­лась во­ров­ка и выс­тре­лила ле­дяной стре­лой в центр те­ла од­ной гид­ры и ог­ненной в дру­гую. Под­нявши­еся го­ловы ус­ну­ли, но про­буди­лись третьи. Мо­лот Пон­тия, взгляд Флат­тершай и про­чие спо­собы ре­шения под­во­ха при­води­ли к та­ким же ре­зуль­та­там. Пос­ледней выс­ту­пала Пин­ки Пай, и та спо­кой­но проп­ры­гала меж­ду гидр по сли­зи. Те да­же не пос­мотре­ли на неё и про­дол­жи­ли пат­ру­лиро­вать метр.

— Что! Под­вох в том, что я по­думаю про под­вох?! — кри­чала Зу­ри. А ос­таль­ные тем вре­менем прош­ли ми­мо пат­ру­лиру­ющих, и за ни­ми пос­ле­дова­ла рас­сержен­ная эко­лог. Но она не ошиб­лась: ког­да все отош­ли на рас­сто­яние трид­ца­ти ша­гов гид­ры по­вер­ну­лись, ве­ером поп­ле­вали кис­ло­той и рас­тво­рились в воз­ду­хе. Смеш­но, но свих­нувши­еся ошиб­лись ров­но на один шаг в рас­чё­тах даль­нос­ти стрель­бы мо­лодых гидр.

Ос­таль­ное рас­сто­яние ник­то не за­метил из-за пор­та­ла, ко­торый от­крыл­ся пе­ред их но­сами. Зу­ри ска­зала про не­го, что пор­тал сок­ра­тит их рас­сто­яние где-то на де­вянос­то ки­ломет­ров. Вы­вел пор­тал пу­тешес­твен­ни­ков ко вхо­ду в пе­щеру, на­ходив­шей­ся в ле­су.

— Пе­щеры, — проч­ла Эпплджек на не­дав­но при­битой до­щеч­ке, — И что они хо­тят этим ска­зать?

— Ве­ро­ят­но, то, что здесь пе­щеры, — по­жала пле­чами Зу­ри. — Но ско­рее все­го они по­весе­ли эту таб­личку для се­бя.

Все заш­ли в тон­нель. Это бы­ла са­мый кра­сивый тон­нель, ко­торый они ви­дели: пе­рели­ва­ющи­еся кам­ни в по­тол­ке, рез­ные кар­ти­ны, изоб­ра­жа­ющие жизнь и со­бытия по­ни, де­кора­тив­ные ство­лы де­ревь­ев, при­нима­ющие са­мые раз­но­об­разные фор­мы. Так про­дол­жа­лось ров­но ки­лометр (там, ко­неч­но, бы­ли ло­вуш­ки, но они все ма­зали: то куб на се­кун­ду рань­ше упа­дёт, то ши­пы по­летят слиш­ком поз­дно). Даль­ше бы­ла пе­щера с рез­ным фон­та­ном. Пос­ледний изоб­ра­жал что-то по­хожее на пе­реп­ле­тение ши­пов и, как бы стран­но это ни зву­чало, на крат­кую эво­люцию: у его под­ножья на­ходи­лись две ста­туи — ди­кая по­ни и обезь­яна. Нем­но­го вы­ше сто­яли по­ни с не та­кой длин­ной гри­вой и клы­ками как у её пред­шес­твен­ни­цы, и бо­лее-ме­нее пря­мохо­дящая обезь­яна с пал­кой в ру­ках. На се­реди­не фон­та­на сто­яла по­ни в го­лов­ном убо­ре (ка­жет­ся это был шу­тов­ской кол­пак), без клы­ков, с ухо­жен­ной гри­вой. С дру­гой сто­роны фон­та­на сто­ял при­лич­но оде­тый (на нём то­же был шу­тов­ской кол­пак) че­ловек с ед­ва за­мет­ны­ми клы­ками и пол­ностью пря­мохо­дящий. На вер­ши­не фон­та­на сто­яло что-то силь­но на­поми­на­ющее амё­бу.

— И что сим­во­лизи­ру­ет этот фон­тан?- спро­сила Ра­рити, изу­ча­ющая ма­тери­ал, из ко­торо­го из­го­тови­ли ста­туи.

— Ес­ли су­дить по ста­ту­ям, то Фе­рис счи­та­ет вер­ши­ной эво­люции прос­тей­ших. Ра­дуга! — крик­ну­ла Ки­бер­не­тика пе­гасу, ко­торая про­веря­ла на проч­ность "вер­ши­ну" всей эво­люции. То, что выр­ва­лось из не вы­дер­жавшей про­вер­ку фи­гуры, не под­да­валось опи­санию: что-то се­реб­ристое, по­хожее на дым, но ощу­щав­ше­еся как во­да, уле­тало под по­толок, а за­тем па­дало на ма­лахи­товый пол. По­том оно раз­би­лось на мно­жес­тво изум­рудных ка­пелек, ко­торые по­вис­ли в воз­ду­хе. По­ка все сто­яли не­под­вижны­ми, из-за по­тока не­кой энер­гии. В по­меще­ние во­шёл ста­рец в се­ром ба­лахо­не, с рез­ным по­сохом и се­дыми во­лоса­ми.

— Кто вы та­кие, чу­жаки? И по­чему вы при­суж­да­ете мои зас­лу­ги не­кому Фе­рису? — по­ин­те­ресо­вал­ся он, го­товясь мет­нуть своё ору­жие.

— Из­ви­ните, а вы кто? — ин­телли­ген­тно спро­сил Ама­дей. Ста­рец по­пер­хнул­ся.

— Кто я? Я — ве­ликий скуль­птор при дво­ре её ве­личес­тва И­оне­ри­ады.

— Как ты ска­зал? И­оне­ри­ады? Но она на­ша бо­гиня! Как ты сме­ешь на­зывать смер­тную име­нем бо­гини! — воз­му­щалась Зу­ри, пы­та­ясь проб­рать­ся к стар­цу че­рез ка­пель­ки.

— Она так­же на­зыва­ла се­бя Приз­рачной По­ни! — ис­пу­ган­но за­гово­рил он.

— Приз­рачная По­ни — древ­ний дух, счи­та­ет­ся ми­фом, — да­ла справ­ку ме­хано-по­ни.

— А ты не су­мас­шедший? — спро­сила Эпплджек.

— Я не су­мас­шедший! Я не су­мас­шедший! Не су­мас­шедший! — кри­чал он ско­рее для се­бя, чем для фер­мерши. — Су­мас­шедший — тот кто ска­зал мне, что гря­дёт вой­на! Он про­ходил вмес­те с дру­гой су­мас­шедшей! День на­зад! Че­го вы от ме­ня хо­тите?! — прок­ри­чал он и за­бил­ся в угол. Кап­ли рас­тво­рились, амё­ба вос­ста­нови­лась, а пу­тешес­твен­ни­ки про­дол­жи­ли свой путь.

— Стран­ный тип. Стро­ит па­мят­ни­ки, го­ворит о приз­ра­ках, кри­чит без по­вода, — бур­чал Пон­тий. — И го­ворит не­понят­но.

Все ос­таль­ные мол­ча­ли. Зоя ду­мала о судь­бе это­го скуль­пто­ра; Ама­дей ду­мал о же­не и де­тях; Флат­тершай жа­лела скуль­пто­ра; Ра­дуга ду­мала о том, как за­даст Фе­рису; Ра­рити пы­талась при­думать прак­тичный и глав­ное кра­сивый на­ряд для вы­жива­ния; Твай­лайт рас­сужда­ла о Приз­рачной По­ни; Эпплджек ду­мала о сво­ей сес­тре; а о чём ду­мала Пин­ки ник­то не знал; Ки­бер­не­тика ана­лизи­рова­ла сос­то­яние стар­ца.

По­ка все бы­ли пог­ло­щены мыс­ля­ми, они под­хо­дили к элек­тро­мёту. А элек­тро­мёт ко­пил энер­гию для выс­тре­ла.

— Об­на­ружен всплеск энер­гии, — про­из­несла Ки­бер­не­тика. Че­рез се­кун­ды раз­дался не то что ог­лу­шитель­ный, прос­то гром­кий взрыв.

— Он всё-та­ки соз­дал его. Сто лет ле­нил­ся, а те­перь взял­ся, — вор­ча­ла Зу­ри. — Так, пе­реза­ряд­ка дол­гая, даль­ность стрель­бы поч­ти не­ог­ра­ничен­ная, ко­личес­тво не­из­вес­тно. От­лично.

Ки­бер­не­тика нас­ту­пила на од­ну из плас­тин, ко­торы­ми бы­ла пок­ры­та ком­на­та с элек­тро­мётом. Стран­но, но тут су­мас­шедшие не прос­чи­тались: с по­тол­ка упа­ла бан­ка с кис­ло­той точ­но на го­лову нас­ту­пив­шей. Все под­ня­ли гла­за к по­тол­ку: там па­рили та­кие же бан­ки, но с раз­ным со­дер­жи­мым. По­пыт­ка Ра­дуги пе­реле­теть "мин­ное" по­ле окон­чи­лась бан­кой с ду­хами.

— И как нам ту­да по­пасть? — ука­зала ко­пытом пе­гас на про­тиво­полож­ный про­ход.

— Я знаю, знаю, знаю, знаю! — про­тара­тори­ла Пин­ки Пай. — На­до ре­шить го­лово­лом­ку, ко­торая на­писа­на на по­тол­ке.

— И как мы её проч­тём, ес­ли не мо­жем её уви­деть? — спро­сила Твай­лайт.

— Да не на ба­ноч­ном по­тол­ке, а на про­ход­ном! — уточ­ни­ла ро­зовая по­ни.

Все под­ня­ли го­ловы к по­тол­ку. Там бы­ла над­пись не­понят­но­го со­дер­жа­ния:
"Хра­нит она то, что не вспом­нит ник­то:

Име­на и сек­ре­ты, за­бытое всё,

Всё ка­нет в без­донное чре­во её

Воп­рос толь­ко в сро­ке. Ког­да и за что?

Ис­чезнет в ней всё, но толь­ко не ть­ма.

Она по­жира­ет ле­са и по­ля,

Ми­ры и де­рев­ни, и дом, и мо­ря, а так­же всё то,

Пе­речис­лил что я".

— И кто та­кая эта По­жира­тель­ни­ца? — спро­сила Ра­дуга.

— Ма­лас­са — дра­кон ть­мы и заб­ве­ния. Но Фе­рис на­зывал её как-то ина­че. Это бы­ло свя­зано с выс­шей властью. А Эза­ра на­зыва­ла её по­вели­тель­ни­цей За­бытых. Точ­но! Фе­рис на­зывал её ко­роле­вой Ть­мы!

— И как нам это по­может прой­ти по этой ком­на­те? — спро­сила Твай­лайт.

— Не знаю...

По­ка все при­думы­вали от­ве­ты к за­гад­ке, Ки­бер­не­тика на­жала на один из кир­пи­чей. Часть сте­ны ти­хо рас­тво­рилась и от­кры­ла скры­тый зал.

— Как ты наш­ла тай­ный зал? — по­ин­те­ресо­вались все.

— От­ли­ча­ющий­ся цвет. Он на один тон тем­нее, что прак­ти­чес­ки не­замет­но, — от­ве­тила Киб, а ос­таль­ные ре­шили сог­ла­сить­ся и вой­ти в зал.

Из­нутри зал был об­ли­цован тём­но-си­ним пот­рескав­шимся сап­фи­ром. Бе­лый пол был из­ри­сован изоб­ра­жени­ями дра­конов, ко­торые пе­ри­оди­чес­ки из­ме­нялись. По­толок был вы­пол­нен вы­тянут вверх и его пок­ры­вали узо­ры, изоб­ра­жа­ющие ноч­ное не­бо. В цен­тре за­ла рас­по­лагал­ся нег­лу­бокий проз­рачный пруд с ло­тосом в цен­тре. По бо­кам пру­да сто­яли две ста­туи, по­вёр­ну­тые ли­цами к во­до­ёму. Пер­вая ста­туя изоб­ра­жала че­лове­чес­ко­го шу­та с серь­ёз­ным ли­цом (те, кто иг­ра­ли в "Ко­ролев­ские сказ­ки" пой­мут — прим. авт.). Вто­рая ста­туя то­же изоб­ра­жала че­лове­ка, но ме­нес­тре­ля (пов­то­рение пре­дыду­щего по­яс­не­ния — прим. авт.). По­ка все изу­чали ста­туи, в Пон­тия по­лете­ла стре­ла, но ло­вуш­ка, как всег­да, про­мах­ну­лась.

— Ма­лас­са — не­вер­ный от­вет, хи-хи... Шут Це­зарь... Ме­нес­трель Плу­тус... Дра­конес­са Ма­лас­са... А за­чем вам спа­сать прин­цесс?.. Кол­па­ки... — шеп­тал го­лос всем и каж­до­му.

— А ну вый­ди сю­да и сра­зись со мной! — прок­ри­чал ры­царь в воз­дух.

— А за­чем?.. — про­шеп­тал тот же го­лос, — Вы са­ми ме­ня най­дё­те... А от­вет на за­гад­ку... Най­ди­те в Ма­лас­се, Плу­тусе и Це­заре... Шу­ты от Аза­ры... — ус­мехнул­ся го­лос. А гос­ти уш­ли в ко­ридор и про­дол­жи­ли при­думы­вать от­ве­ты.

— Ма­лас­са — дра­кон заб­ве­ния и ть­мы, Плу­тус — ме­нес­трель, Це­зарь — шут, — под­ве­ла итог Зоя. — И что нам это даст?

— Ну, Плу­тус и Це­зарь из од­но­го ми­ра. Но я не пом­ню, что­бы их что-то свя­зыва­ло с на­шей тём­ной дра­конес­сой, — внес­ла свою леп­ту Зу­ри. А Ама­дей рас­суждал о ста­ту­ях и по­чему они та­кие тём­ные. И тут до не­го дош­ло: ть­ма! Он по­делил­ся сво­ей до­гад­кой со спут­ни­ками и спут­ни­цами.

— До­пус­тим, — ук­лончи­во сог­ла­силась Твай­лайт.

— Нет, ть­ма не от­вет. Го­лос ска­зал в кон­це про кол­па­ки. И Фе­рис с Эза­рой лю­бят шу­тов и кло­унов, — оп­ро­вер­гла те­орию Зу­ри.

— А ес­ли кол­па­ки ть­мы? — спро­сил Пон­тий.

— Об­на­ружен всплеск энер­гии. Ук­ло­нить­ся не­воз­можно, — про­бор­мо­тала Ки­бер­не­тика и убе­жала по нап­равле­нию к вы­ходу че­рез ба­ноч­ную ком­на­ту. Вид убе­га­юще­го ро­бота был слиш­ком за­ман­чив, и все по­бежа­ли вслед. А за ни­ми сле­дова­ла элек­три­чес­кая сте­на. Стран­но, но бан­ки ве­ли се­бя спо­кой­но: не па­дали, не взры­вались, не упав.

Ког­да все доб­ра­лись до спа­ситель­но­го хо­да, сте­на рас­те­ряла за­ряд, а дру­гая сте­на ти­хонь­ко зак­ры­лась за спи­нами ге­ро­ев.

— Ха! Сте­на для мо­лота не по­меха! — са­мо­уве­рен­но за­явил ры­царь и мет­нул упо­мяну­тое ору­дие, но оно не оп­равда­ло его на­дежд.

— Вы уга­дали... — не­до­уме­вал го­лос. — Ког­да про­ломи­те сте­ну, ко­торая про­тиво­полож­на зак­рывшей­ся сте­не, вы по­дож­ди­те ми­нуту и ки­дай­тесь на ме­ня. Рань­ше не бей­те, и не тро­гай­те Эза­ру. Она ин­фи­циро­вана мо­им па­рази­том. А син­дром Не­нуж­ности...Его у ме­ня не бы­ло...Толь­ко тя­жёлый за­во­ева­тель­ский бред.

Ког­да Фе­рис за­мол­чал, Пон­тий тут же на­чал ме­тать в ка­мен­ную сте­ну мо­лот, и пос­ле вто­рого ме­тания жер­тва рух­ну­ла и рас­сы­палась мно­жес­твом мел­ких ка­муш­ков.

Кар­ти­на, от­крыв­ша­яся за пре­пятс­тви­ем, нем­но­го по­ража­ла: шесть ко­конов ок­ру­жали под­ле­ца, и тот от­да­вал энер­гию пос­ледним. А Эза­ра сто­яла воз­ле сте­ны и ни­чего не де­лала.

— Жди­те... ри­ту­ал... не... за­вер­шён... — ед­ва ше­веля гу­бами еле слыш­но про­шеп­тал Фе­рис. Но Пон­тий не пос­лу­шал и ки­нул­ся на не­го. Удар по го­лове ме­чом про­шёл для че­репа и со­судов без сле­дов. Но Фе­рис пе­рес­тал от­да­вать энер­гию ко­конам и пос­те­пен­но ста­новил­ся чёр­но-бе­лым. Но он не умер, ес­ли су­дить по его по­ка прос­то блед­ным гу­бам. К его те­лу по­дош­ла Зоя и на­чала чи­тать по гу­бам (по­лез­ный при во­ровс­тве на­вык):

— Все­го три му­тации, уп­равле­ние дву­мя ду­шами и два пор­та­ла. Ког­да ис­сякнет этот ли­мит за­бери мои ос­татки лет, — по­том он за­молк, но вско­ре за­гово­рил, — Сто лет жиз­ни? Мно­го му­чений, мно­го... Но дай три му­тации сов­мес­тно с соз­да­ни­ем те­ла... Сог­ла­сен, — пос­ле этой фра­зы ге­нетик стал прос­то блед­ным, мед­ленно встал и, ни­чего не объ­яс­няя, на­чал де­лать али­кор­на: сна­чала из воз­ду­ха по­явил­ся ске­лет, за­тем тот об­рос мы­шеч­ной мас­сой и нер­вны­ми уз­ла­ми, по­том по­яви­лась сеть кро­венос­ных со­судов и про­чие ор­га­ны. Пос­ле это­го ге­нетик пок­рыл те­ло ко­жей, соз­дал гла­за, от­растил блед­но-го­лубую гри­ву и хвост, под ко­нец от­растил перья на крыль­ях, и на этом за­кон­чил ра­боту.

— Кра­сиво, прав­да? — с на­деж­дой спро­сил он, — Но ес­ли по­мес­тить ту­да ду­шу...

Фе­рис от­крыл пор­тал, за­сунул в не­го ру­ку, вы­тянул что-то не­види­мое и швыр­нул это в те­ло. Не­ожи­дан­но для всех али­корн под­ня­ла ве­ки и под ни­ми ока­зались си­яющие го­лубым све­том гла­за. Али­корн тут же схва­тила за­во­ева­теля те­леки­незом и гнев­но прок­ри­чала:

— Как ты, смер­тный, пос­мел за­кинуть ме­ня в ма­тери­аль­ный мир?!

— Пос­мел, — сла­бо ух­мыль­нул­ся про­винив­ший­ся. — Не ожи­дал от бо­гини та­кого прос­то­го ума. У те­бя то­же есть ду­ша, а сог­ласно на­шему до­гово­ру, я уп­равляю дву­мя ду­шами, тре­мя му­таци­ями или соз­да­ни­ями тел, так­же дву­мя пор­та­лами. А жизнь ты мне са­ма пред­ло­жила в ка­чес­тве му­ки. И те­перь ты не сбе­жишь из это­го ми­ра... Хе-хе-хе... Приз­рачная По­ни... Или всё же И­оне­ри­ада?..

Пос­ле упо­мина­ния бо­гини Эза­ра оч­ну­лась и вмес­те с Зу­ри упа­ли на ко­лени. Фе­рис про­дол­жил дер­жать­ся на сво­их поб­леднев­ших но­гах. В го­лове Твай­лайт воз­никла ку­ча воп­ро­сов, а трой­ка ге­ро­ев про­вали­лась в пор­тал, соз­данный воп­ло­щен­ным бо­жес­твом. Флат­тершай про­дол­жи­ла ва­лять­ся в об­мо­роке.

— Да, я бо­гиня, — приз­на­ла И­оне­ри­ада, — Но я не со­бира­юсь на­ходит­ся тут даль­ше, — и гор­до под­няв го­лову (ник­то это­го не уви­дел, но ду­ша бо­гини уш­ла имен­но так) по­кину­ла те­ло.

— И­оне­ри­ада, ты за­была? Уп­равле­ние дву­мя ду­шами. Так что быть те­бе здесь око­ло нес­коль­ких ты­сяч лет.

— Да ты зна­ешь, что мо­жет про­изой­ти во все­лен­ной без ме­ня?! — вос­клик­ну­ла али­корн.

— По­дума­ешь, не от­ве­тишь ты на па­ру мил­ли­ар­дов воп­ро­сов, и что? Мы к те­бе па­ру мил­ли­онов лет взы­вали, да­же де­вять де­сятых на­шего на­рода в жер­тву при­нес­ли, но ты мол­ча­ла! По­том мы и ос­татки де­ревень­ки при­нес­ли в жер­тву! Ос­та­лись толь­ко шес­те­ро! Эти шес­те­ро по­том толь­ко и де­лали, что спа­рива­лись с пос­ле­ду­ющим по­томс­твом! Мы тог­да ед­ва не вы­мер­ли! Так что по­мол­чишь ещё па­ру ты­сяче­летий! Те­бе ни­чего, а они пусть пос­тра­да­ют!

— Фе­рис, а ка­кой воп­рос на­ши пред­ки за­дава­ли? — ос­то­рож­но спро­сила Зу­ри.

— За­чем эта из­де­ватель­ни­ца да­ла нам спо­соб­ность соз­да­вать ми­ры?! Про­щай­те, аран­да­ры! — гнев­но про­орал он, но этот гнев­ный крик боль­ше был по­хож на гром­кий шё­пот, — Но сна­чала за­беру ко­коны! — сра­зу пос­ле этой фра­зы он сре­зал нож­ку ор­га­ничес­ко­го ко­кона, взва­лил тот на спи­ну и... упал на жи­вот под его тя­жестью.

— Э­ээ... И что нам де­лать? — не­до­уме­вала бо­гиня.

— Пе­ремес­ти­те нас на ос­тров Скле­па вмес­те с ко­кона­ми. Это важ­но для Фе­риса. Ес­ли он при­менил нев­раль­но­го па­рази­та, зна­чит, де­ло важ­ное. Как-то он при­менил его, эк­спе­римент по соз­да­нию со­вер­шенной жиз­ни по­шёл пра­хом, и он ед­ва не унич­то­жил на­род до­воль­но круп­но­го ми­ра. При этом мир был до­воль­но хо­рошо раз­вит, а Фе­рис был во­ору­жён толь­ко ку­лака­ми. За­валить бо­жес­тво но­жом — для не­го это труд­но, но вы­пол­ни­мо, и Эза­ру ещё зах­ва­тите.

По­няв всю серь­ёз­ность си­ту­ации, Приз­рачная По­ни пе­ремес­ти­ла всех на ос­тров Скле­па. Там Зу­ри быс­тро сре­зала все ко­коны с ос­но­ваний и рас­ста­вила шес­ти­уголь­ни­ком. По­том она за­тащи­ла Фе­риса в центр кру­га и раз­бу­дила Эза­ру.

— А что я де­лаю воз­ле на­шей усы­паль­ни­цы? — удив­лённо спро­сила она.

— А что ты пом­нишь? — с бес­по­кой­ством спро­сила Ра­рити, за­быв о гря­зи на се­бе.

— Ну, Фе­рис мет­нул в ме­ня что-то, име­ющее мно­го щу­палец и гряз­но-зе­лёно­го цве­та, а по­том... Сей­час уга­даю: это был нев­раль­ный па­разит? — все, вклю­чая воп­ло­щён­ную бо­гиню, кив­ну­ли. В от­вет на это, Эза­ра не пош­ла уби­вать Фе­риса, а рас­ска­зала его тай­ну.

— Дей­стви­тель­но? Но толь­ко я мо­гу это сде­лать, — от­ри­цала И­оне­ри­ада, выс­лу­шав Зу­ри.

— Но он то­же су­мел. Ко­коны — под­твержде­ние.

— Да, и сей­час я бу­ду их вскры­вать, — про­из­нёс быв­ший ге­нетик. — Зу­ри, Эза­ра, зай­ми­тесь сво­ими ко­кона­ми, а ос­таль­ные мы прос­то вскро­ем.

Зу­ри тут же на­чала рас­пу­тывать пе­реп­ле­тен­ные тра­вы, цве­ты, ко­ренья ко­кона. Эза­ра, нем­но­го по­топ­тавшись, на­чала из­ме­нять ма­тери­алы же­лез­но-пес­ча­но-ал­мазно-ка­мен­но­го ко­кона на тон­кую скор­лу­пу. Фе­рис же ак­ку­рат­но де­лал над­ре­зы на па­утин­ках. Че­рез де­сять ми­нут три ко­кона раз­верну­лись и яви­ли на свет трёх же­ребят, ро­вес­ни­ков Мет­ко­ис­ка­телей. За­вер­шив со сво­ими ко­кона­ми, они пе­реш­ли к ос­тавшим­ся.

Фе­рис уси­лен­но пы­тал­ся сос­та­вить на по­вер­хнос­ти ко­кона зем­ле­дель­ца из от­дель­ных ос­тро­вов еди­ный ма­терик. Зу­ри сра­жалась в гля­дел­ки с проз­рачным ко­коном наб­лю­дате­ля. Эза­ра же пы­талась най­ти на по­вер­хнос­ти ко­кона тер­ра­фор­ме­ра учас­ток с ком­натной тем­пе­рату­рой, вследс­твие че­го у неё паль­цы ли­бо об­мёр­зли, ли­бо обож­глись. Че­рез нес­коль­ко ча­сов все ос­тавши­еся ко­коны от­кры­лись, но су­ществ, на­ходив­шихся в се­рова­той обо­лоч­ке, бы­ло не раз­гля­деть.

— Поп­ро­буй вскрыть обо­лоч­ки при по­мощи ма­гии, И­оне­ри­ада, — яз­ви­тель­но пред­ло­жили ко­коно­рас­пу­тыва­тели. — Но по­пытай­ся для на­чала уз­нать на­ши мыс­ли.

Бо­гиня чес­тно по­пыта­лась про­честь их мыс­ли. По­том ещё раз. И сно­ва, и сно­ва. Она дав­но сда­лась бы, ес­ли бы не её ста­тус бо­гини.

— Не прав­да ли, та­кая му­тация, как от­сутс­твие мыс­лей, по­лез­на при об­ще­нии с бо­жес­твом? Вы ни­ког­да не су­ме­ете по­думать, ни од­на мысль не по­сетит ва­шу го­лову, вы бу­дете толь­ко вы­пол­нять, го­ворить, пи­сать, де­лать без­думно, — объ­яс­ни­ли не­уря­дицу с мыс­ля­ми по­лусу­мас­шедшие.

— Нас­коль­ко я пом­ню, Ки­бер­не­тика од­нажды кос­ну­лась Ис­точни­ка Заб­ве­ния. Знать, что о вас ник­то не вспом­нит и при этом пы­тать­ся ос­та­вить след в ис­то­рии. Пред­став­ля­ете, что его бу­дет ждать? Толь­ко пусть от­ве­тит Киб, — поп­ро­сил Фе­рис.

— Его ждёт су­мас­шес­твие, — не де­лая прак­ти­чес­ки ни­каких уси­лий от­ве­тила по­ни.

— Вер­но, к со­жале­нию. У все­го на­шего на­рода есть клят­ва Заб­ве­ния. Мы при­носим в жер­тву Ис­точни­ку свою ду­шу. Ес­ли мы не на­рушим клят­ву, то пос­ле смер­ти нас бу­дут пом­нить. Но ес­ли нет, то ис­чезнет лю­бая па­мять, лю­бое на­поми­нание о нас. Ни од­но­го на­поми­нания. Я при­нёс эту клят­ву, — с го­речью про­из­нёс Фе­рис, — Я пок­лялся Ка­денс, что вы не пос­тра­да­ете. Все­го од­на ран­ка, один вы­дер­ну­тый или об­ре­зан­ный во­лос, лёг­кий нас­морк и всё — нет ме­ня и ни­ког­да не бы­ло. Вспом­нят обо мне толь­ко те, кто уже стал еди­ным це­лым с Ис­точни­ком. Нас­коль­ко я знаю, в нём сей­час хра­нят­ся не­ис­числи­мое, да­же для них са­мих, ко­личес­тво душ. А те­перь от­вет, И­оне­ри­ада: за­чем ты да­ла нам спо­соб­ность соз­да­вать ми­ры? Толь­ко пусть сно­ва от­ве­тит Ки­бер­не­тика. Ведь она зна­ет всё, что со­дер­жа­лось в Ис­точни­ке на мо­мент со­еди­нения.

— Этой ин­форма­ции не бы­ло, — от­ве­тила она.

— Страх? Ин­те­рес­но, су­ме­ет ли Приз­рачная По­ни убить ме­ня, и тут же зас­та­вить всё и вся за­быть обо мне? Киб, хо­чешь пол­ностью ор­га­ничес­кое те­ло? — та по­кача­ла го­ловой, — А с им­план­та­ми?

— Что та­кое им­план­ты?

— Ме­хани­чес­кие де­тали. Ну да лад­но. Так, по­ра ре­зать, — и, дос­тав из сво­ей сум­ки из тря­пок нож, Фе­рис на­чал ак­ку­рат­но раз­ре­зать обо­лоч­ки. То, что из них вы­пало, ре­шитель­но свих­ну­ло и без то­го су­мас­шедше­го ге­нети­ка: по­ни од­но­го воз­раста с Мет­ко­ис­ка­теля­ми.

— По­ни... Как по­ни...

— Ну да, по­ни. Или ты не за­метил вы­пав­ших из пер­вых трёх ко­конов?

— Но я на­де­ял­ся, что... Хо­тя это уже не важ­но. Глав­ное, что я ос­тался без сил, ос­тров, ко­торый мы с Эза­рой под­ня­ли, рух­нул точ­но по ка­ёмоч­ке, я всё-та­ки за­кинул сю­да Бо­гиню и эти же­ребя­та по­лучат свои мет­ки, ког­да ос­во­ят ма­гию.

— Но ты зна­ешь, что ста­нет с этим ми­ром, ес­ли я не уй­ду? — спро­сила Приз­рачная По­ни.

— Знаю. Этот мир, нес­мотря на то, что он Из­на­чаль­ный раз­ру­шит­ся, — без­за­бот­но про­из­нёс Фе­рис.