Буревестник эквестрийских нанотехнологий

При всех своих широко известных заслугах Твайлайт Спаркл продолжает считать принцессу Селестию наставницей. Это означает, что именно Селестии приходится первой сталкиваться с научными достижениями ученицы и их не всегда предсказуемыми последствиями… из коих некоторые сама Твайлайт предпочла бы забыть.

Твайлайт Спаркл Эплблум Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Руны зазеркалья

Вы спросите: "ещё один рассказ про человека попавшего в Эквестрию?". я отвечу: Да! Однако я пошел на риск, и попытался объединить два в чём-то похожих мира. Проект находится в стадии разработки, поэтому в ходе сюжета возможны некоторые изменения. Над названием я ещё поработаю.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Встать на крыло

Вырастая, пегасы, подобно птицам, традиционно обязаны были покинуть отчий дом, но Флаттершай даже вообразить себе не могла, что когда-нибудь решится на такой решительный шаг - до тех самых пор, пока все не изменил один незначительный на первый взгляд случай

Флаттершай Энджел

Спасение от одиночества.

Когда нет никого, дождливым вечером бармен Смит встречает того, кто избавляет его от чувства одиночества навсегда.

Копи Дурамбора

Добро и зло, чёрное и белое, насколько очевиден между ними контраст? Может, этих рамок вовсе нет и мы живём по иллюзорным понятиям, пытаясь объяснить непонятный нам окружающий мир собственными терминами, придумывая им бесчисленное множество объяснений. Порой наступают такие моменты, когда простого объяснения становится недостаточно, и если ты не сможешь с ними совладать, то они беспощадно овладеют тобой, неся в свет собственные каноны прописных истин. Мы привыкли всё разделять, раскладывать по полочкам и совсем перестали учитывать общую целостность сущего. Мы считаем, что чёрного нет в белом и наоборот. Это просто невозможно, существуют лишь две крайности, понимание единства которых, оказалось слишком сложным. Контраст иллюзий начинает рушиться, открывая заблудшим пони истинный лик осознания всего и вся. В светлом появляется чёрное, а в чёрном проступает светлое, что порождает необъяснимое, пугающее смешение. Угроза наступает как изнутри, так и снаружи, безжалостно обрубая все пути отступления.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Будь моей, Гэбби

С тех пор, как я попал в этот удивительным мир, я не мог избавиться от навязчивого желания поближе познакомиться с этой удивительной грифонихой. Как же мне намекнуть ей о своих чувствах? Как?

Спайк Другие пони Человеки

Н. А. Понин, научный сотрудник

Понин Николай Александрович или просто Николай. Научный сотрудник: в прошлом лаборант, ныне контактёр. В браке не состоял, не судим, вредных привычек не имеет, встретиться с чудом в реальной жизни не мечтал, фамилию не менял. Ну, а Пинки Пай знают все.

Пинки Пай Человеки

Post Cordis

Историй всего четыре. Одна, самая старая – об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои. Вторая, связанная с первой, – о возвращении. Третья история – о поиске. С исчезновением Кристального Сердца лишь одна пони способна переломить ход грядущей битвы с Королём Сомброй. Эта пони – Рэдиэнт Хоуп, и ей пришло время вернуться домой. Домой, в осаждённый Город.

Другие пони Король Сомбра

EQG: 2. Знакомство с новым чувством

Когда она рядом, учащается сердцебиение. Да, когда я пригласила Эпплджек, Пинки Пай, Флаттершай и Рарити в музыкальную группу, мы с ЭйДжей часто спорили, но это же не значит, что я спорила от ненависти. Напротив. Мне просто нравилось, когда она приближалась, говоря какую то сдуру. (Все написанное, происходит от лица Рэйнбоу Дэш)

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Сюрприз, Сюрприз

Пинки была вне себя от счастья, когда встретила очень похожую на себя Пегаса. То есть... что же может пойти не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Биг Макинтош

Автор рисунка: Noben

Глава 1

Мягкий свет пробивался через зарешеченное окно, располагавшееся высоко под потолком, выделяя контуры предметов находившихся здесь. Ветхие полки, до-верху заставленные яблочным сидром, тихонько потрескивали от тяжести груза. В воздухе стоял затхлый дух чего-то сладкого и тошнотворно-приторного, словно где-то протухла целая уйма еды. Серые бетонные стены давили своим монолитом на любое существо, стоило только ему появиться здесь.
Трещины в полу тихо пульсировали оттенком красного, издеваясь, насмехаясь над животным страхом. Не стоит показывать этому жуткому хранилищу свою слабость, оно мгновенно поглотит любого, ему безразличны пол и возраст, раса и политические убеждения, все это подобно развеенному по ветру праху. Не следует ждать пощады, кем бы ты ни был.

Густую тишину нарушил легкий шорох двигающегося тела, донесшийся из дальнего угла подвала, кощунственно разрезая безмолвие и доставляя комнате физическую боль. Маленькая пони еще не знала, что ее ожидают, в ближайшие часы, все кошмары этого, и других миров. Если бы слабый, неподготовленный мозг принял информацию о грядущем, он бы не выдержал, и спрятал кошмары как можно дальше, в самые глубокие зоны сознания.

Оттуда их удалит уже только лоботомия, но будет уже катастрофически поздно.

Неизведанное вывернет наизнанку все помыслы и мечты, оставив только мертвую пустоту.
Малышка подняла голову и тут же прищурилась в ожидании болезненного удара. Примерно минуту так она и сидела, зажмурившись, дрожа от страха, и тихонько всхлипывая во тьме. Ей казалось, что она дома, а отец опять занес над беззащитной головкой тяжелое копыто, пьяный, неосознающий что творит. Но ситуация была намного хуже безответственного пьянчуги, избивающего своего собственного ребенка.
Дитя открыло глаза и перед ней предстала темнота, обволакивающая со всех сторон ее саму, а также все вокруг. Что-то злое и древнее смотрело на беззащитное существо из мрака. Тут она не на шутку испугалась и закрыла лицо маленькими копытцами, отгораживаясь от враждебной обстановки, словно это могло помочь.

Чудовище приблизилось к ребенку по-хищному медленно, крадучись, и раскрыло пасть, пытаясь сожрать ее, но что-то пошло не так. Яркий солнечный свет распорол плоть тьмы и оно отступило, рыча и извергая из себя литры крови, немного окропившие и поняшу. Зверь растворился в темном углу, словно его и не было, оставив в комнате только испачканную красной, густой жидкостью, пони. Та закатила глаза, но перед тем как полностью потерять сознание, она увидела светлый силуэт спасителя, наклонявшегося, чтобы помочь ей выбраться отсюда.
— Все будет впорядке, вставай, вставай...

...вставай, соня, тебе пора в школу.
Брайтдэй открыла глаза, и сказав «Монстра больше нет?», осоловело уставилась на свою мать.
Та покачала головой и вышла в другую комнату, по пути бормоча что-то вроде «Опять эти ее кошмары, когда это все закончится?».

Наспех перекусив фруктами, которые ее мама недавно принесла с рынка, Брайтдей, с виду очень веселая, но на самом деле погруженная в раздумья о своем сне, выбежала за дверь.
Солнце согревало все сущее своими теплыми яркими лучами, громко пели какие-то птицы, различные зверьки бегали под копытами, а облака на небе складывались в причудливые картины из прошлого. В мыслях Брайтдэй на секунду возникли мрачные образы прошлой ночи, вставая перед ней четко, сдовно кадры из фильма, но плохие мысли быстро улетучились и пони ускорила свой шаг, наслаждаясь хорошим летним днем.

В Понивилле кипела утренняя неразбериха, все куда-то спешили, торопились, опаздывали. В общем, обычное дело для маленького дружелюбного городка, как этот. Отовсюду слышались приветствия, кто-то задорно смеялся над остроумной шуткой, сказанной приятелем, вдалеке звучала красивая музыка, а в воздухе стоял сладкий аромат свежей выпечки. «В Шугаркьюб Корнер всегда самые вкусные сладости» — подумала маленькая пони и направилась в сторону школы, куда уже шел целый поток учеников.
Среди них она стала искать свою закадычную подругу, но поняш было слишком много. Тут, кто-то тихонько постучал копытом по ее плечу, Брайтдэй обернулась и увидела Черри, широко ей улыбавшуюся.
Уроки проходили как обычно, без каких либо происшествий, тишь да гладь. На переменке все ученики высыпали на зеленую лужайку перед школой и разделились на небольшие группы, шушукаясь о чем-то важном или просто играя в мяч. Брайтдей с подругой отошли подальше от остальных и сели на качели, находившиеся неподалеку.
— Так что за сон, о котором ты хотела мне рассказать? — спросила Черри, с силой раскачиваясь.
Прежде чем ответить, пони немного задумалась и решила рассказать всю правду.
— Это был не совсем сон, если честно. Все было так реально, я до сих пор помню каждый момент. Странная темная комната, вроде подвал, жуткий монстр, словно сделанный из тьмы, неожиданный спаситель — прямо как наяву. И сейчас вспоминать страшно.
— Довольно интересные симптомы, — произнесла подруга, останавливая качели, — часто-ли тебе снятся подобные сны?
— Ты же и сама знаешь, что раньше такого не было, почему спрашиваешь?
Она удивленно моргнула, покачала головой и неуверенно ответила: — Я сегодня сама не своя. Наверное жаркое лето на меня так действует.
В следущий ра попробуй сделать во сне что-то такое, что бы ты не стала совершать в реальном мире.
— Например?
— Ну не знаю я, включи фантазию. Ты же любишь повоображать, верно? — с задором в глазах усмехнулась Черри.
Брайтдей ответила улыбкой и обе пони отправились к школе, где уже надрывался звонок.

После занятий Черри отправилась обратно в Клаудсдейл, пообещав, что завтра они проведут больше времени вместе. Единорогу же приходится добираться до дому на своих двоих.
Погода начала внезапно портиться, грозовые тучи застлали синее небо и начался сильный ливень. Брайтдей пришлось сотворить простенькое заклинание, создающее защитный пузырь, чтобы укрыться от нежданного ненастья.
Родной дом встретил ее темными окнами, в которых сейчас отражалась полная луна. Дверь легко подалась под легким нажимом копыта и пони тихонько вошла в дом, чтобы тут же улечься спать, ведь завтра будет трудный день день день...

день.
Брайтдей открыла глаза и поняла, что снова оказалась в той странной комнате. Спаситель был тут же и с беспокойством оглядывал ее на предмет каких либо ранений.
— Ты что-то сказал?
— Уже день. И тебе пора просыпаться. Кто-то ждет тебя там. Ты избавилась от своих монстров, а скоро настанет и день, когда ты покинешь и тот, светлый мир, тоже. День, когда...
...день...
— Что, простите?
— Я говорю «в какой день она прибыла сюда?».
Долговязый человек в белом халате деловито поправил очки и заглянул в папку, которую держал в руках. Глаза быстро побежали по строчкам.
— «Женщина 1990 года рождения, поступила сюда ровно две недели назад, с серьезными психологическими отклонениями. Ей кажется, что все вокруг — это воошебная страна, Эквестрия, как говорит сама пациентка, а она сама — пони по имени Брайтдей. Нарисовала множество рисунков, где изображен этот воображаемый мир.
Лечение пока не помогло и вряд-ли поможет. Опасности для общества не представляет.»
Врач поднял глаза и внимательно посмотрел на постителя. Тот закусил губу и бросил взгляд на комнату — через одностороннее стекло — где сидела молодая девушка. Улыбка освещала ее и без того бледное лицо.

— Я помогу ей.

Продолжение следует...